Перейти к основному содержанию

03:14 16.07.2019

Лишь ложью иногда мы правду высказать умеем.

20.06.2019 18:00:24

- Василий Семенович, американский телесериал «Чернобыль» бьет в сети рекорды по просмотрам. Начался туристический бум в чернобыльскую зону. Как ты к этому относишься?

- Положительно. Известно, что человеческая душа тоскует по возвышенному, жертвенному, доблестному, героическому, по любви, преданности, братству - по всему тому, что люди очень редко встречают в своей жизни. И не потому, что они пребывают в каких-то ужасных и подлых условиях существования. Люди, живущие в комфортности, лени, душевном ожирении, тянутся к достоверности. Замечательно, что от трансформеров, королей престолов и прочей виртуальной шлобудени они обращаются к реальным героям-чернобыльцам. Кстати, двое (Алексей Ананенко и Валерий Беспалов) из трех ликвидаторов-водолазов, согласно телесериалу, спасших человечество, живы (Борис Баранов умер от инфаркта в 2005 году). Они проживают не в поместьях на берегу океана, как бы им полагалось по статусу, а в киевских советских квартирах. Пару лет назад Алексея Ананенко на улице какие-то мерзавцы избили до потери сознания, он долго лечился, и, говорят, до сих пор не вполне поправился. Но об этом не знают, не говорят и не пишут. Я уже не помню, когда ликвидаторы с их проблемами показывались на телеэкранах, забитых всякой политической трепотней.

- Фильм, хоть и именуется мини-сериалом, оказался эпическим, затрагивающий многие стороны чернобыльской катастрофы?

- Она была многогранной, в ликвидации последствий было задействовано более 700 тысяч людей, которые и называются ликвидаторами. После взрыва произошло более трех десятков пожаров, они и после возникали. Взрыв повредил коммуникации, действующие реакторы оказались в аварийном состоянии, нужно было их перевести в состояние безопасное – этим, прежде всего, занялся персонал станции. В разрушенном реакторе надо было связать, охладить топливо, заключить его в бетонный саркофаг и снизу, и сверху, и со всех сторон – этим занимались атомщики, вертолетчики, военные, шахтеры, метростроевцы, строители. Работы велись круглосуточно практически до декабря 1986 года, когда было завершено возведение саркофага. Одновременно из городов и сел Чернобыльской зоны отселялись люди, производилась дезактивация станции, населенных пунктов и всей территории зоны. Ты сам воочию видел целые села, срытые в могильники. Этим еще два года занимались милиция, армия, дорожники, химические войска. Были задействованы тысячи единиц различной техники, эта техника, как и люди-биороботы, набирала свою дозу, становилась на отстой и заменялась другой. И во всей этой долгой борьбе ликвидаторов было множество экстремальных ситуаций и героических поступков. Особенностью этой беспрецедентной битвы было то, что враг, смерть, опасность были невидимы, но неотвратимы. О чем в фильме и говорят Легасов со Щербиной, предсказывая свою судьбу.

- Но фильм посвящен персоналу станции?

- Прежде всего. Их, правда, на момент аварии было не десять, а сто тридцать человек. Все стали первыми ликвидаторами, как и те, которых подняли по тревоге и привезли из Припяти. ЧАЭС – это высокотехнологичный объект, состоящий из тысяч различных цехов, агрегатов, технологических узлов, коммуникаций, аппаратуры. Одно оказалось под завалами; другое замкнуло и горело; третье было повреждено... Никто не понимал, что произошло, не понимали причин взрыва и масштабов аварии – этот хаос мог привести к еще большей трагедии, ведь рядом находились еще три реактора! На самом деле разобраться во всем этом, а тем более квалифицировано привести все в безопасное состояние - как действующие реакторы (это отдельный подвиг), так и поврежденный энергоблок - никто, кроме самих работников станции, не мог.

- А могло быть по-другому?

- Конечно. Как на Фукусиме, могли эвакуировать персонал станции; привезти специалистов по чрезвычайным ситуациям; ввести химико-радиологические войска, которые создали бы свой штаб; стали изучать саму, обстановку на станции; оценивать ее состояние, разрабатывать и осуществлять тактику и стратегию ликвидации последствий аварии. У нас этим занялись сами работники ЧАЭС, с первых же минут после взрыва. Всем известны наши герои: инженер Валерий Ходымчук (он бросился выяснять радиационную обстановку в цех у реактора, погиб там, его тело там остается до сих пор); заместитель начальника смены Александр Лелеченко (он лично перекрыл подачу взрывоопасного водорода в машинный зал, крыша которого горела, четыре дня, до потери сознания был на станции). Он умер, как и все «лучевики», в муках от смертельной дозы радиации). 7 мая, через 20 лет, ему посмертно присвоили звание «героя Украины», те же сериальные герои-водолазы, которые на самом деле – инженеры станции.

 - Там много красивых подвижнических историй. Можно вспомнить и Юрия Андреева, знаменитого ликвидатора, президента Союза «Чернобыль». Ты с ним был знаком. Он умер пять лет назад, ему было 64 года.  Царствие ему небесное и вечная память, замечательный был человек! Но ведь наши ликвидаторы не только привели станцию в безопасное, но и в рабочее состояние?

- Ее и не собирались закрывать. Всем Союзом построили новый город атомщиков – Славутич, откуда они ездили на работу в Чернобыль. Станция новая, ресурс не выработан, ее запустили, и она еще 15 лет давала, что называется, промышленный ток, содержала и себя, и зону, и обеспечивала электроэнергией пару областей. В 1990-е лидеры Евросоюза дали своим гражданам обещание, что закроют ЧАЭС, не по реальной опасности, а как всеевропейскую «страшилку». Надавили на Кучму, и он закрыл, выторговав у них один миллиард долларов для «компенсации утраченных энергомощностей». Деньги должны были пойти на достройку новых реакторов на других украинских АЭС. Президент торжественно станцию закрыл, прямая трансляция шла на весь мир, били в фанфары - а обещанных денег так и не дали. Кучма и просил, и требовал, и ругался, но тщетно. 12 лет назад некоторые страны ЕС и Россия дали деньги на подвижную арку над саркофагом, которая ныне вроде как бы уже построена. Долгострой обошелся в два миллиарда долларов.

- Телесериал вызвал горячие дискуссии, многие упрекают авторов в недостоверности. Насколько эти упреки обоснованы?

- Критика справедливая, поскольку вранья очень много. Вместе с тем фильм талантливый, с хорошей драматургией, прекрасными актерами. Ложь связана с глупейшими антисоветскими стереотипами, которые для чего-то постоянно воспроизводятся. Вопрос в другом: а почему мы сами, в России, Украине, Белоруссии за 33 года ничего талантливого ни в кино, ни в литературе, ни в популярной музыке по этой тематике не произвели? Есть хорошая документалистика, журналистика (Светлана Алексиевич, автор «Чернобыльской молитвы» получила Нобелевскую премию), есть митрополит Ионафан написавший «Чернобыльскую литургию», которую у нас исполняют на 26 апреля. Вот и все.

Чернобыль в культуру не пробился. У нас государственные деньги тратятся на создание русофобских фильмов о Мазепе или бандеровцах, в России – гигантская киноиндустрия, производящая ежегодно десятки сериалов с высосанными из пальца историями, которые ничего, кроме оглупления чувств и мысли в себе не несут.

Чернобыльцам в российском кино тоже места не находится, хотя герои ЧАЭС покоятся на Митинском кладбище, в России живут десятки тысяч ликвидаторов, есть и своя чернобыльская зона в Брянской области. Сами ничего не производим, не стимулируем интерес, когда же это делают американца с англичанами - на всех шоу поднимаем вой: ложь, вранье, провокация, плевок в душу ликвидаторам! А наше забвение – это не плевок?

- А чем ты это можешь объяснить?

- Не знаю, как в России, а на Украине это государственная политика. Чтобы славить ликвидаторов, как в этом фильме, говорить о проблемах чернобыльцев, переселенцев и пострадавших - надо ведь одновременно о тех же ликвидаторах должным образом заботиться, а проблемы – решать. Ликвидаторов не 500 человек, как, допустим, в Киргизии, а сотни тысяч, пострадавших – миллионы. Их лучше не видеть.

Чернобыль – это не киношный экстрим и битва добра со злом, это, прежде всего, ужасная трагедия, беда и горе. В фильме показали умершего младенца, сына ликвидатора, а я помню, как еще при Союзе решили отслужить панихиду во Владимирском соборе. Собралось десятка полтора матерей, я делал репортаж, записывал ручкой в блокнотик (диктофонов еще не было) их рассказы, как дети заболели, мучились, хотели жить – ужасные монологи, без всякой героики. Подобных историй много, и касаются они не только детей. Оставленные навсегда города и села, исчезнувшая родина, хождение переселенцев по мукам, их «распыление» по всей стране – еще один пласт трагедии. Малоизвестный и негероический.

- Свое «Прощание с Матерой» на Украине никто не написал?

- Увы, хотя книга называлась бы прощанием с Припятью, Полесским и т.д., с тем же Чернобылем, которому, кстати, 900 лет. Чернобыль времени ликвидации последствий аварии – это, конечно, подвиг. Хотя у ликвидаторов была, можно сказать, «отложенная смерть». В фильме показано, как они бегут, скажем, в машинный цех, отключают маслопровод, вытаскивают из завала коллег, возвращаются - их душит рвота, явный признак лучевой болезни. Если бы кто-то там скончался, то сказали бы: герой, вот место подвига. А если человек умер через три года на скрипучей кровати в какой-нибудь замызганной больнице, то связь с подвигом неочевидна. Хотя все они, конечно, герои, они погибли у разрушенного реактора, пусть и протянули еще несколько лет жизни. И место гибели всех ликвидаторов – Чернобыль.

А вот «Чернобыль после Чернобыля», чернобыльская журналистика, которой я, как и многие коллеги занимался – это журналистика не о подвигах, а о целом море социальных, медицинских, юридических и прочих проблем чернобыльцев, которые не решались и не решаются годами и даже десятилетиями. Обещали молочные реки и кисельные берега, лучшие в Европе медцентры и т.д., а в реальности сокращали чернобыльские программы, упразднили министерство, комитет в парламенте.

- При Порошенко?

- Еще до него. При Петре Алексеевиче было отменено 130, как подсчитала Тимошенко, социальных законов, в том числе чернобыльских. Пару лет назад Блаженнейший Митрополит Онуфрий на 26 апреля отправил меня на собрание Союза «Чернобыль», где чествовали ликвидаторов, чтобы передать икону и подарки, которые они просили. После смерти Андреева я их не посещал и был поражен деградацией: обшарпанный зал, сидят инвалиды-ликвидаторы, некоторые со звездочками «Героев Украины», нет ни мэра-боксера, ни депутатов. Председатель - старик на костылях, в толстых очках, еле держится за трибуной. Он зачитывает доклад о ситуации в Киеве и по Украине: льготы урезаны, лекарств нет, держава компенсирует в чернобыльских больницах лишь 7 гривен (стакан чая) в день за пищу и т.д. Выступают чиновницы, руководящие социальной работой, им стыдно: говорят, что денег нет, но из столичного бюджета будут компенсировать не 7, а 12 гривен, и т.п. Не было ни телекамер, ни журналистов, освещающих эту битву ликвидаторов за гроши. А в это же время наш главный патриот Петр Порошенко мог потратить полмиллиона долларов на недельный отдых на Мальдивах.

- Два мира – два Шапиро?

- Хуже. У нас вообще какие-то антинародные и власть, и бизнес, и обслуживающие их общественно-политические грантоедские структуры, и СМИ. Из госбюджета финансируют боевиков «СИЧ», которые штурмуют храмы, гоняют ветеранов, поскольку они занимаются патриотической деятельностью. Олигархи обзавелись целыми нацбатальонами, экипированными, накаченными, тоже готовыми патриотически отстаивать интересы хозяев. Западные спонсоры грантами поддерживают множество организаций, которые ведут активную общественно-политическую, информационную деятельность, рекламируют себя, не сходят с телеэкранов, могут организовывать и многотысячные факельные шествия, и гей-парады. А вот чернобыльские организации ни заботой властей и олигархов, ни грантами не охвачены. Как, впрочем, и организации ветеранов Великой Отечественной. Фильм заканчивается православной поминальной молитвой, а можно было бы закончить репортажем с собрания инвалидов-ликвидаторов. Чтобы соединить былое, думы и настоящее.

- Давай поговорим о достоверности, в искажении которой упрекают телесериал.

- Я думаю, что достоверность, как и культуру, в наше время тоже надо созидать. Интернет переполнен самыми нелепыми измышлениями о Чернобыле. Никто не отделяет зерна от плевел. Есть даже агрессивное невежество молодых людей, которые в Чернобыле не были, но прочли пару статей и доказывают, что мы были одурманены Советами, ничего не знаем и не понимаем. Достоверность – это документы, кинохроника, а самое главное – свидетельства непосредственных участников событий. Не размышления, экспертные оценки, гипотезы, а именно свидетельства. Но этим тоже никто, кроме энтузиастов, не занимается.

25 лет назад открыли на Подоле в пожарной части музей Чернобыля. Он там и заглох. Собрали базу данных на 5 тысяч ликвидаторов. Почему не на 50 тысяч или 500? Потому что нет финансирования ни на сбор материалов, ни на исследования, ни на создание современных технологичных экспозиций, таких, какие, скажем, митрополит Тихон сделал в Москве по Рюриковичам или по атеистическим гонениям на Церковь. Поэтому Чернобыль зарастает мифами, как сорняком.

- Что же мешает собирать свидетельства?

- Нет ни социального, ни государственного заказа. Я того же Юрия Андреева убеждал взяться за книгу, изложить свою историю, но у него стол всегда был завален письмами - обращениями ликвидаторов и пострадавших, ему всегда было некогда. Он отмахивался, обещал когда-нибудь сесть за письменный стол, но этого так и не случилось. Слава Богу, жив-здоров легендарный Владимир Халоша, припятчанин, ликвидатор, абсолютный рекордсмен по пребыванию в зоне. Он был начальником смены, с первого дня аварии работал на станции, причем в руководящем штабе. Затем при четырех президентах и 20-ти правительствах работал на управленческих должностях, связанных с ЧАЭС и Чернобыльской зоной: был и министром, и замминистра, и начальником зоны отчуждения в разных административных вариантах. Никто не мог без него обойтись. Говорят, что он в зоне каждый угол и каждый пенек знает. Он и практик, и ученый-ядерщик, лауреат Госпремии, обладает поразительной памятью – кладезь именно достоверной информации о людях и событиях времен ликвидации последствий аварии.

- Полагаю, он уже пенсионер? Почему сам книгу не напишет?

- При Порошенко Холоша попал под люстрацию, поскольку при Януковиче возглавлял госагентство по управлению зоной отчуждения и, естественно, служил кровавому режиму. Хотя он тем же самым занимался и при Ющенко, и при Кучме. Ему было 60 лет, и вместо того, чтобы поблагодарить человека, удостоить наградами и званиями за 30 лет работы в зоне, его обидели, уволили, как преступника. Однако специалистов такого уровня в Украине не
много, его сразу пригласили на профильную работу. Сегодня он опять трудится в Чернобыльской зоне на строительстве хранилища отработанного ядерного топлива с украинских АЭС. Честно зарабатывает свой хлеб.

Чтобы человек написал книгу - ему надо ее заказать, составить договор, дать хорошую предоплату, чтобы он мог нанять наборщика-редактора, где-то уединиться, обложиться старыми записными книжками (Холоша рассказывал, что всегда вел записи), документами и надиктовывать главку за главкой, править, опять надиктовывать. Ничего сложного.

Владимир Иванович - человек жесткий, дисциплинированный. Если возьмется, то сделает в срок, минута в минуту. Необходимо, чтобы государство, чернобыльский музей, спонсоры этим озаботились. Собрать свидетельства Халоши и других ликвидаторов, пока они живы. Собрать воедино весь видеоархив, систематизировать его (в сети много замечательных свидетельств тех эксплуатационщиков). Это будет заслон фальсификациям. Думаю, если бы Холошу пригласили консультантом в телесериал, он бы зарубил много сцен, как несоответствующих действительности.

- Но ведь иные ликвидаторы подтверждают достоверность фильма!

- Ликвидатор ликвидатору рознь. Я тоже видел, как один рассказывает, что его призвали через военкомат, он бы в войсках ГО на дезактивации территории, и палатки, показанные в фильме, такие же, в какой он жил, и обстановка в палаточном лагере была такой же, поэтому фильм – достоверный. Но он, в отличие от того же Холоши, никогда в глаза не видел ни Щербину, ни Легасова, ни Пикалова, ни Плюща, ни Велихова, ни Масика, ни Брюханова, ни Дятлова и т.д. – тех, кто с первых часов и в последующее время принимали решения по ликвидации последствий аварии. А фильм-то как раз о руководителях этой операции! Как он может о них судить?

- Что же не соответствует действительности?

- Фильм антисоветский, со всеми фобиями, хотя страны Советов давно уже нет. Ярчайшая сцена: министр угольной промышленности СССР Щадов, представленный молодым мажором в салатовом костюмчике, приезжает в сопровождении двух автоматчиков к банде углекопов в Тулу. Последние полагают, что он приехал их расстреливать, но не боятся, выслушивают и едут в Чернобыль, где голыми, у реактора, совковыми лопатами роют под него тоннель. Дикие люди при людоедской власти! Или, скажем, все герои фильма беспрестанно курят и пьют водку гранеными стаканами, не закусывая!

- А что, не пили?

- Пили, но очень мало. Ведь был горбачевский сухой закон, который действовал с 1985 по 1991 год. Все главные герои фильма – коммунисты, в обязательном порядке вступали в «Общество трезвости». Они должны были личным примером свидетельствовать свой трезвый образ жизни, иначе лишались партбилетов и должностей. И нам, беспартийным, даже на торжества непросто было найти спиртное, поскольку оно было в дефиците. Шахтеры были из Донецка, Кировограда (там урановые шахты), их призывали через военкоматы, они голыми у реактора не работали - либо в химзащите, либо максимально закрывали открытые участки тела. Не было и свинцовых трусов, а были фартуки, наподобие тех, что рентгенкабинетах. Вертолетчики погибли не в апреле, а в октябре и прочие фактические ошибки, которые уже разобраны в сети. Немецкие и японские роботы сломались, а наши «луноходы» работали.

А вот история с отстрелом собак была драматичнее, чем показана в фильме. Она взята из свидетельств, записанных Светланой Алексиевич. Селяне, покидая дома, оставляли мелких домашних животных. Те тосковали по человеку, и когда солдаты через пару недель пришли их отстреливать - они не прятались, а радостно бежали к людям, которым приходилось их убивать.

- В телесериале вымысел перемешан с реальностью, насколько, по-твоему, это оправдано?

- Это не комедийный сериал. Начинается он самоубийством академика-ликвидатора и завершается молитвой-реквиемом. Там вымышленный персонаж женщины-радиолога, однако, остальные главные герои – реальные, у них даже не изменены фамилии. И эти ликвидаторы, их дела сфальсифицированы, представлены в неприглядном свете.

Шахтерами в Чернобыле руководил не голый атаман-разгуляй, а сам министр угольной промышленности Михаил Щадов, который был не кисейным юношей, а матерым горняком, с младых ногтей прошедшим все профессиональные горизонты шахт и угольных разрезов. Виктор Брюханов был опорочен во второй раз. На суде в Чернобыле 1977 года он вместе с Дятловым и Фоминым был признан главным виновником аварии. Владимир Яворивский, знаменитый украинский писатель быстренько написал сервильный роман, в котором заклеймил «Пузанова» моральным разложенцем, нарушителем партийных норм. После этого ликвидаторы перестали подавать писателю руку.

- Но фамилии героев романа все-таки были изменены?

- Да, хотя легко угадывались. Теперь в фильме он представлен перепуганным номенклатурщиком, дрожащим за свою шкуру. На самом деле в ночь аварии он прибыл на станцию, никуда не прятался, руководил ликвидацией, переоблучился. Брюханов был генеральным директором ЧАЭС 16 лет, со дня основания, как все работники, гордился самой прорывной, лучшей в мире станцией будущего (она носила имя Ленина), производящую самую дешевую электроэнергию. Гордился Припятью, «городом солнца», где проводились даже сессии МАГАТЕ, определявшие развитие атомной энергетики. Он был потрясен и раздавлен случившимся. Я с ним делал большое интервью, и он мне представляется большой трагической фигурой. И, кстати, все атомщики к нему относились с уважением. И Щербина, конечно, сфальсифицирован.

- Почему же? Он, как и Легасов – положительные герои телесериала, интеллигенты.

- Ты можешь себе представить, чтобы два комплексующих интеллигента – Щербина и Легасов, а также примкнувший к ним интеллигентный командующий химвойсками генерал Пикалов, с вечера 26 апреля из Припяти руководили ликвидаций последствий катастрофы, простершийся на тысячу квадратных километров? В которой были задействованы сотни тысяч людей самых разных специальностей? Им надо было все, что можно, увидеть, облететь, услышать и принять множество оперативных решений по самым разным направлениям, а не водку пить, размышляя от смыслах происходящего. В этом и фальсификация.

Правительственная комиссия состояла из руководителей союзных министерств, генералов, в ней был наш Иван Плющ, председатель Киевского облсовета. Это были люди воли и натиска. Таким, прежде всего, был Борис Щербина, руководитель комиссии, зампред Совмина СССР. Он был родом из Дебальцево, фронтовик-доброволец, партийный деятель и промышленник, один из создателей нефтегазового комплекса Западной Сибири. О нем ходили в Киеве легенды уже в первые дни после аварии. Будто он осерчал на свою генеральскую свиту, заставил всех генералов переодеться и вместе с солдатами лопатами собирать графит у реактора.

- Это, конечно, не совпадает с киношным образом. Но это правда?

- Никто свиделем не был, но, утверждают, что это в характере Бориса Евдокимовича. Щербина, конечно, был великим человеком и ликвидатором. Он обладал талантом управления огромным и разнородными человеческими контингентами, талантом решения масштабных задач. Он переоблучился в Чернобыле, умер через четыре года, но успел поруководить ликвидацией последствий землетрясения в Армении, где погибли 25 тысяч человек, а полмиллиона остались без крова. В Армении и в Тюмени ему установлены памятники, а на родной Украине его мало кто помнит. А после фильма Щербину будут представлять рефлексирующим интеллигентом-аппаратчиком, который и жил - дрожал, и умирал - дрожал.

- Но его упрекали в том, что поздно эвакуировал Припять?

- Это и в фильме прозвучало. Припять, 48 тысяч человек, были эвакуированы 27 апреля в 16-40. За три часа. Транспорт не перестаивал. За ночь подтянули со всей страны к зоне 1100 автобусов, 200 грузовиков и два железнодорожных состава. Причем всех эвакуированных обеспечили кровом, питанием, медицинским обследованием. Кстати, часть этих автобусов потом несколько лет «отстаивалась» у нас в Святошино, на бетонной площадке. В последующие десять дней были эвакуированы еще 46 населенных пунктов 10-ти и 30-ти километровых зон, включая и город Чернобыль. И опять все получили кров, питание, одежду, финансовую помощь. Всего до июня было переселено 135 тысяч человек из районов трех областей – Киевской, Гомельской и Житомирской.

Конечно, Брюханов и некоторые другие предлагали начать эвакуацию уже в субботу, 26-го. Но на чем и куда? Свой транспорт очевидно нельзя было использовать, поскольку он «звенел». В нем можно было получить большую дозу, чем в припятской квартире, а другого не было.

Куда вывозить? Никто же не знал радиационной обстановки, никто никого нигде не ждал. Поэтому решили дождаться Щербину и комиссию. Она прибыла в Припять в тот же день, ознакомилась с обстановкой, в 8 часов вечера провела первое заседание, приняла решения. Напрягли советскую власть, военных, распределили людей, маршруты. Эвакуация прошла без особых инцидентов. Сегодня ее считают, чуть ли не образцовой.

К тому же Бог миловал Припять: в городе загрязнения оказалось гораздо меньшими, чем вокруг него.

- Спасла знаменитая «чернобыльская сосна»?

- Да, есть такая легенда, эта сосна изображена даже на иконе «Чернобыльский Спас». В первые два месяца 189 человек облучились, 28 из них умерли, но они дозы получили на станции, а не в городе. Поэтому упрекать Щербину в задержке с эвакуацией вряд ли стоит. Приказ можно было отдать раньше, но можно ли было его выполнить?

- Наконец, давай поговорим о главной интриге фильма – «тайне академика Легасова». Насколько убедительна версия его гибели?

- Это история - сюжетообразующая, она связывает весь сериал. Академик 26 апреля 1986 года прилетает на ЧАЭС, разбирается в причинах катастрофы и понимает, что они не столько в действиях персонала, которые проводили «регламентные работы» по усовершенствованию безопасности реактора, а в конструктивных дефектах самого реактора. Он - академик и лауреат Ленинской премии, замдиректора в Курчатовском институте, который эти реакторы и разрабатывает. И они работают на действующих АЭС и строятся на новых. Эта правда нанесет непоправимый удар по атомной энергетике, поскольку все надо останавливать, закрывать, переделывать. Поэтому властям она не нужна, и они хотят переложить вину на «разгильдяев» – персонал АЭС. Академик мучительно созревает для того, чтобы эту правду обнародовать, и делает это в июле 1987 году на суде в Чернобыле. КГБ в отместку его «изолирует» в его же квартире, он записывает на диктофон свои размышления, тайно их кому-то передает и кончает с собой. Такая сюжетная нить. Понятно, что причинно-следственные связи в этой истории являются плодом творческой фантазии.

- Почему?

- Потому что уже 17 июня 1986 года появился доклад Правительственной комиссии по расследованию причин Чернобыльской катастрофы, подписанный Щербиной, Легасовым и еще десятком министров, замминистров, генералов. Он есть в сети. В нем в причинах аварии указаны не только работа персонала, но и «конструктивные недостатки» самого реактора (наличие парового эффекта, нарастание реактивности, недостатки конструкции стержней системы управления и зашиты реактора, и, т.д.) . Сделан вывод, что «Блоки РБМК потенциально опасны». «Главный конструктивный недостаток – положительная паровая реактивность», которая и разрушила реактор. В докладе – разнос министерствам, ведомствам, академическим институтам. Рекомендовано отказаться от строительства АЭС с такими реакторами, а действующие укрепить новыми системами безопасности. И вообще переходить на газ и уголь. Так что «тайна академика» была поддержана высокопоставленными руководителями и уже через полтора месяца была воплощена в доклад.

- А насколько доклад был действенным?

- Более чем. Уже в то же1986 году были сняты с должностей упомянутые в нем очень уважаемые люди – конструктор реакторов академик Александров (трижды герой), конструктор академик Доллежаль (дважды герой), конструктор Емельянов, министр среднего машиностроения Славский (трижды герой), руководитель Госатомнадзора Кулов. Тогда же было закрыто строительство Одесской АЭС, хотя для нее уже был построен город атомщиков – Теплодар, а последующие годы – еще 12 атомных станций, в том числе три на Украине (Харьковская, Крымская, Чигиринская). Поэтому кульминационно-героически, как показано в фильме, провозглашать на суде в Чернобыле в июле 1987 года то, что годом ранее уже вошло в решение Правительственной комиссии, сделаны оргвыводы и полетели головы – художественная натяжка, да и бессмыслица, поскольку суд вообще был закрытым. Поэтому истоки трагедии академика, наверное, надо искать в чем-то другом. По крайней мере, не в том, что ему заткнули рот. В чем-то, более глобальном.

- В чем именно?

- Авария на ЧАЭС деморализовала научно-техническую элиту страны, к которой относились атомщики. Скажем, люди сконструировали автомобиль, водитель, нажав на тормоз, должен его остановить. Но оказалось, что может сложиться ситуация, при которой автомобиль, напротив, в считанные мгновения резко увеличивает скорость – и происходит автокатастрофа. Этого не может быть, потому что не может быть никогда, но это случилось. Так произошло и в Чернобыле.

Причем, прилетело оттуда, откуда не ожидали. На ЧАЭС не было ядерного взрыва, а был взрыв «паро-водяной», но такой силы, что разрушил оболочку реактора, повредил активную зону, освободив «мирный атом», который вырвался наружу и принес такие же беды, как при атомной бомбардировке. Эксплуатационники обвиняют конструкторов, не предусмотревших таких ситуация, те парируют: не нарушайте регламентов, не будите лиха. Но есть люди, которые чувствуют себя за всех в ответе, за тех и за других, и за всю науку. Для которых катастрофа чернобыльская стала личной катастрофой. Думаю, такая версия гибели Валерия Легасова более продуктивна. Но ее, конечно, труднее воплотить, чем накатанную историю борьбы с режимом и КГБ.

- Главная интрига – недостоверна, главные герои – искажены, многие сцены выдуманы, почему же телесериал набрал такую популярность?

- Думаю, зрители чувствуют, что за всеми этим искажениями, есть высокое, даже святое – жертвенная борьба за други своя, за жизнь, за все человечество. И это просвечивает во многих сценах с ликвидаторами. Поэт-философ Константин Случевский когда-то писал: «Вот так лишь ложью иногда мы правду высказать умеем». Видимо, это относится и к чернобыльскому сериалу.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+