Братство "Радонеж" Группа СМИ «Радонеж» Контакты

Текстовые версии передач

Все материалы

«Простые истины»

10.08.2017 12:32

«Простые истины»

Николай Бульчук:  - Дорогие радиослушатели, сегодня мы вместе редактором Ильей Сергеевым приветствуем автора программы «Простые истины», доктора педагогических наук, публициста Игоря Олеговича Елеференко. И хотели ли бы обсудить текущие вопросы, которые, как бы у всех на слуху. Но многие говорят о них не вдаваясь в подробности, как всегда простые вещи лежат на поверхности, а если вникнуться, они оказывается далеко не простые, какими видятся на первый взгляд. Игорь Олегович, на чтобы вы сегодня обратили внимание из того, что лежит на поверхности?

И.О.Елеференко: - Хотелось бы поприветствовать наших уважаемых радиослушателей и начать с темы, которая мне просто недавние события, которые меня просто потрясли. Я даже написал об этом, до чего мы докатились. Речь идет о кончине величайшего нашего художника Игоря Сергеевича Глазунова. Величайшие потери для нашего искусства, для культуры, для православия, для истории России. Так получилось, что в один день с ним умирает некто господин Носик. Я открываю интернет, поисковики, а узнал от друзей, что умер Глазунов, не поверил даже, мало ли кто-то ошибся. Смотрю, а Глазунове не написано, что он умер, а умер какой-то Носик. Я уверен, что Господин Носик 99,9% не знают. Хотя его почему-то считают отцом русского интернета.

Николай Бульчук: - Я когда услышал, прощу прощения, что перебиваю. Я тоже не был знаком с этой личностью, оказалось он весьма успешный интернет бизнесмен, провайдер, основатель многих сайтов. Может просто быть не в струе, не в теме.

И.О. Елеференко: - Нет, дело даже не в том кто он, дело о взглядах этого человека. Я специально посмотрел несколько его выступлений. Потрясающие выступления о Сирии, о детях Сирии, где он радуется тому, что бомбят войска коалиции, наши иногда попадают, убивают мирное население Сирии и гибнут дети. Вот спрашивается, это же дети. Он говорит, нет, это сирийцы. Его ещё раз спрашивают, вы же понимаете, что это мирные люди. Он, нет, это не люди, это сирийцы, т.е. это чисто фашистское высказывание. Я уж не говорю про эпатажные выступления, которые были. Когда на смерть Федерико Кастро, он опубликовал, что сдох слава Богу ещё один. Дело даже не в этом. Каждый человек имеет право на свои взгляды и это дело правоохранительных органов, считать ли призывами к нацизму или не считать это. Проблема в другом, что на одну доску в этот день поставили две несоизмеримые личности. Патриарх и Владимир Владимирович, выразили глубочайшее соболезнование семье Глазунова. Однако узнаю, что и семье господина Носика из государственных структур пошли соболезнования. И в интернете о Носике писала, как его жена отреагировала и от чего он умер, и что с ним случилось. Господа в этот день, этот день траур России по большому счету, потому что мы потеряли. Вот бывают персонажи для России уровень Достоевского, уровня Толстого в литературе, великие художники. Таким был Глазунов. Я помню себя мальчишкой, когда выстаивал огромные очереди на первую выставку в Манеже. У меня храниться его первый альбом. Даже не это, даже не то, что он великий художник, создавший академию, благодаря которой мы имеем реалистическое искусство, живопись, которую сохранили. Это человек тяжелой, сложной жизни, это блокадник, это человек переживший войну. Ему должно было выражено полное и безоговорочное уважение, а вместо этого пошла информация о другом. Мы сказали, что он успешный интернетчик. Вот каков создатель интернета, таков и интернет. Поэтому он на первом месте, а великий Глазунов оказался на втором месте. И только православные СМИ и спасибо им, канал «Спас» и другие, которые очень много внимания личности Глазунову и воспоминанию о нем, Никита Сергеевич Михалков об этом очень хорошо сказал. На панихиде был министр культуры, подчеркнул свою позицию, что очень важно. Так что это первый порыв информационный.

Николай Бульчук: - Нас упрекнуть в том, что мы как-то однобоко. Я же знаю наших слушателей, хотя среди них есть и большинство, я очень надеюсь людей патриотических настроенных, православных людей. Упрек в одном, что мы однобоко освещаем события. Сегодня знак нашего времени делать всё вопреки русской культуре, русской традиции, здравому смыслу даже иногда. Это либеральная свобода, которую мы от счастья провозгласили тем, что избрали демократическую систему правления.

И.О. Елеференко: - Вы знаете, я не соглашусь с вами. Демократическая система правления, это система правления народа и у неё я ничего плохого не вижу. Просто другое дело, что у нас узурпировали узкая группа людей, узурпировала понятие народ, узурпировала понятие общество. И оно таким образом, я в одной из передач упомянул,  не стал развивать эту мысль, о том, что у нас в 90-х, все мы помним слово приватизация и все восприняли приватизацию промышленности, ресурсов, недр. Господа, у нас произошло приватизация культуры, у нас произошла приватизация общественного мнения. У нас что не театр, хозяин у него есть. Он конечно финансируется полностью за государственный счет, за наш с вами. Но он не спрашивает у нас хотим мы или не хотим. Что ни СМИ государственное, оно тоже живет в отрыве от общества. Самая главное, проблема другая, которая более близка мне. Это проблемы нашей истории, потому что российский народ, наше мировоззрение, нашу культуру, нельзя никаким образом рассматривать в отрыве от нашей истории. Потому что очень много определено нашими историческими традициями, событиями, испытанием нашей православной веры. Это то, на чем держится наша страна. К сожалению, мы очень мало внимания в последнее время уделяли именно вопросам истории. Мы целое поколение воспитывали на соросрвских учебниках, где история была написана в определенном ключе. В общем-то мы это пожинаем, пожинаем не только мы. К сожалению, мы должны немножко на наших западных братьев посмотреть, к чему это приводит.

Николай Бульчук: - Игорь Олегович, а что вы имеете в виду под словом «соросовский учебник». Что это?

И.О. Елеференко: - Это учебники изданные на деньги фонда Сороса. Это прекрасно известно, все учебники начала 90-х финансировались фондом. А соответственно в них закладывалась концепция, которая нужна была. Кто платит, кто барышней и танцует, называется.

Николай Бульчук: - Я всегда задавался этим вопросом по поводу приоритета всерьез, по поводу приоритета культурного или же другого направления в тех же СМИ 90-х годов. Сначала казалось, что это спонтанный процесс, который не управляем. Дозволено всё, можно всё и каждый выражается, так как считает нужным. Но сегодня, мне кажется, у нас проводиться определенная политика между СМИ и что касается русской культуры, русской истории. Недавно военные истории, войну вспоминали. Есть видимо какие-то личности, которым выгодна та или иная точка зрения.

И.О. Елеференко: - Но нельзя забывать, что у нас абсолютно четко есть две партии, на западе партия войны мира, а у нас партия, пусть она и узкая, очень влиятельная партия либеральных настроенных руководителей. Причем не значит только в правительстве, всегда почему-то только берем 20 человек и их начинаем тасовать, как карты, спрашивать кто, каких взглядов. Это же прошло через весь организм России, через всю правленческую систему. Люди, которые крайне заинтересованы в этом, потому что их жизнь, она представляет из себя, такой может для вас странный пример, я долгие годы жил Буэнос-Айресе, а напротив через реку Монтевидео, там набережная шикарная, потому что это высокий берег реки. А Аргентинский берег низкий, там порты, не красиво. Вот они между собой говорили, что жить надо в Монтевидео, где все прекрасно, а работать, ездить в Буэнос-Айрес. В Уругвае никто не работал, так и здесь. Они здесь зарабатывают, а живут мысленно, так в общем-то и физически многие живут там. Это является определяющим для чувства патриотизма. Почему укоряет наших царей. Они мол были на 99,9 немцы. Как же они могли отстаивать интересы русского народа. А я вам скажу, по одной простой причине, что наследник цесаревич, он же не мог править в другой стране. Его формировали и воспитывали, как и сын князя, графа. Он весь был сосредоточен, из-за чего многие из бежавших, спасавшихся от большевиков дворян и представителей высших сословий. Они там потом таксистами работали, все спрашивали, они что не могли в чемодан бриллианты положить и живи не хочу. У них в голове не было, что они могут жить в не родины. Поэтому никто из них не озаботился, чтобы открыть там счета, перевести туда заранее средства и на них, потом жить.

Николай Бульчук: - Но сегодня волей, не волей наших чиновников, которые изорвались таким образом, живут, как вы сказали. Подталкивает всё-таки международное общество к тому, чтобы они определились, с кем они с Россией или с той страной, которую они выбрали для бизнеса, или для жилья. Я услышал недавно новость, что с 20 тысяч миллионеров и миллиардеров  долларовых мигрировало из России в последнее время из-за невозможности здесь заниматься бизнесом и т.д. А не только живут здесь, живут там, а здесь работают. Они уже и работают там. А с другой стороны, конечно может и актуально будут эти санкции, которые принимаются у нас Соединенными Штатами. Адресно против некоторых чиновников, которые не смогут просто воспользоваться своим имуществом, в частности и домами, которые имеют за рубежом. Они вынуждены будут работать и жить в России.

И.О. Елеференко: - Дай Бог, чтоб они вернулись в Россию, потому что они, не лично меня интересуют, а их капитал, которые должны заработать на наш заработок. Но всё-таки я предлагаю немножко вернуться к теме истории, изучения её. Тем более, что события последних дней, тоже они каким-то образом заставляют меня об этом ещё раз вспомнить. Например, нашумевший ролик Натовский о роли лесных братьев, героев. Их партизанами представляли. Хорошо, с натяжкой можно сказать, что их деятельность можно разбить на два этапа во время войны, которые не оспоримы ???13:56, сподвижники фашисткой Германии, уничтожавший населения. Вторую часть после войны можно теоретически сказать, что они же не с ним воевали, они вроде, как воевали против строя и прочего. Господа, но они воевали против своего государства, потому что тогда не было отдельных стран. Они воевали против Советского союза, соей родины, своего государства. И что, кто они? Почему возникают двойные стандарты на западе? Почему одних можно считать борцами против строя и прочего. А других, которые в том числе сейчас на востоке Украины их надо считать сепаратистами.

Николай Бульчук: - Двойные стандарты.

И.О. Елеференко: - Как всегда. Понимаете, вся беда сегодняшней жизни, двойные стандарты. Именно по этому хотят вытравить знания истории. Доходит до абсурда.  Я как многоязычно говорящий человек. Мне тут мои друзья историки из Мадрида прислали ролик. Я думаю, чего они мне его прислали, смешная передача идет, задаются вопросы и два человек лет под 30-ть, догадываются о каком историческом событии. Вы не поверите, только на последнем вопросе люди догадались, что речь идет о гражданской войне в Испании. Понимаю, что они могли не знать, с чем связана картина Герника. Там задавались до такой степени примитивные вопросы, красные и белые, ещё что-то, а люди не знают. Вот в них вытравили историю. Так же хотят вытравить и у нас.

Николай Бульчук: - Но картина Герника, на мой взгляд, не самый простой тест.

И.О. Елеференко: - Нет, это один из вопросов. Я просто говорю. Всё остальное было до такой степени, что я с первого вопроса понял, хотя я не испанец.

Николай Бульчук: - Игорь Олегович, а как вы считаете, един учебник истории, вообще в принципе возможен? История, это вообще наука?

И.О. Елеференко: - Во-первых, начнем с того, что учебник необходим, естественно он должен быть единым, потому что любые разные трактования истории и нашего прошлого, во-первых, они вызывают сор бор в головах, а во-вторых, появление всяких невозможных теорий. Я уже устал натыкаться в ютубе на тартарию, на что-то Петербург Петр не строил, а он его вырыл. Вообще, когда это всё смотришь, нет должна быть четкая линия, объективная, что очень важно. Почему значение, как я уже представлялся в научном совете российского военно-исторического общества, почему важна такая работа российского военно-исторического общества. Понимаете, нужно. Это очень сложная задача. Они никогда до конца не выполнима, очистить историю от этой шелухи, потому что каждый правитель или система, она вносили в историю конечно свои поправки, трактавала, как нужно. Ни для кого не секрет, что тоже Иван Грозный был до такой степени очерненный представлен в глазах Запада. С их помощью конечно, но и в угоду новой династии.

Илья Сергеев: - А кто прочертит эту линию и где критерий объективности?

И.О. Елеференко: - Здесь критерием должно быть общество. Понимаете, у него есть рычаги определенные, которыми оно просто обязано воспользоваться.

Илья Сергеев: - Мы не можем даже дать оценку недавнему историческому деятелю, как Иосиф Сталин, что говорит о Иване Грозном и о тех менее известных в исторической личности.

И.О. Елеференко: - Вы знаете, мое мнение, особенно на уровне учебников, никаких оценок тому или иному деятелю давать не надо. Надо просто очень четко, соблюдая всю историческую правду свидетельствовать о сделанном, о факте не перенося акцент на одно или другое.

Илья Сергеев: - Допустим, известные факты Иван Грозный убил Карнилина Псково-Печерского преподобного. Об этом есть запись в его синодике, так называемый синоде копальных. Но очень многие люди говорят, что он не убвал. И это тоже приводит к тому какие доказательства, спрашивается, кто прав, кто нет.

И.О. Елеференко: - Мы с вами заговорили о не давнем прошлом, о том прошлом, во-первых, надо понимать эпоху. Все эти нападки например, на книги нашего министра культуры мифы о России, которые существуют, а ведь надо их почитать. Что тот же Иван Грозный убил или приказал убить совершенно не соизмеримое количество людей с теми за одну ночь Варфоломеевскую били убиты и в Англии были уничтожены, понимаете. Это тяжелая эпоха. Любое событие надо рассматривать с этой точки зрения, прежде всего с исторической. Второе, наверно, просто надо приводить факты из имеющихся документов. Если есть такая запись, не надо её комментировать, надо её просто констатировать. Я всегда привожу пример, когда говорят о эпохи того же Ивана Грозного, все каким-то фантастическим образом вычеркнули из истории России битву при Молодях. Вы например, о ней знаете, а 90% не знает. А эта битва сопоставима была с битвой на Куликовым поле.

Илья Сергеев: - Или с битвой под Москвой.

И.О. Елеференко: - Понимаете, а так как это была эпоха Ивана Грозного, давайте мы забудем это. Если по такой схеме судить, значит эпоха Сталина, репрессии и прочее плохое, значит надо подвиг советского народа под Москвой забыть, Сталинградскую битву забыть.

Илья Сергеев: - т.е. вы против каких либо оценок относительно из каких либо исторических личностей, только факты.

И.О. Елеференко: - Вы знаете, я вам скажу так, это ошибочность например, нашей журналистики начала 90-х, я всё-таки давнишний журналист, причем международник. Я всегда удивлялся, кстати говоря, сейчас наши печальные опыты начали перенимать на западе. Раньше все уважающиеся телевизионные каналы, корреспондент стоял в кадре, в стендап так называемый и он четко описывал события, но ни одной оценки того, что там происходит, террористы там начали убивать этих. Нет, право та сторона, эта сторона

Николай Бульчук: - Это журналисты, на это были политические комментаторы.

И.О. Елеференко: - И отдельный, заслуживающий уважение, доказавший это уважение, люди давали оценки. У нас с начала 90-х, как вы помните, любой корреспондент выходил в кадр и нес всё, что считал нужным. В результате у людей была путаница. Возвращаясь опять же к теме учебников и к теме роли общества. Понимаете, очень страшное понятие запрещать. Объясню почему, меня могут не понять в связи  с волной по запрещению фильма «Матильда», я это говорю. Мы сегодня имеем такого министра культуры, такого президента,. Министр культуры патриот, путинец, говорит об истории, о правильном её толковании. Давайте мы скажем, что министерство виновато и должны запретить. Представьте на секунду, что на этом месте будет человек опять, не дай Бог из 90-х, министры, которые у нас были, правители, которые у нас были. И завтра я приду и сказу, вот подаю документы на съемки православного, хорошего фильма. Он мне говорит, нет, с нашей либеральной точки зрения, это вам ничего. Поэтому нельзя создавать прецедентов. Но, этим должны заниматься общественная организация, мы должны найти форму контроля над ними. Потому что при каждом министерстве, при каждой уважающей структуре есть общественный совет. Входят туда между прочим не последние люди. Почему они молчат, где они, где они были все эти годы. Вы знаете, когда начались съемки фильма «Матильда». Аж по-моему в 2012 году. Сколько лет прошло, чем они занимались, почему только сейчас всплывает. У нас вообще появилась какая-то куча, простите за такое выражение, общественных организаций, как бы всегда выполняющие государственные  функции. У нас появилось безумное количество странных организаций. Чиновников у нас столько, что они все эти функции просто обязаны выполнять. А тут появляется организация, вы извините за сравнение, меня действительно очень беспокоит тема. Например, мы все сталкивались в Москве, какая-то организация «Стопхам» или потом какие-то поросята ходили по магазинам, или какая-то организация называющаяся «Диссертантами». Я не против этого, но эти же все функции четко прописаны в обязанностях определенных государственных структур. Кто мне может гарантировать, что то что происходит бескорыстно. Например, был же недавно скандал, как одна из передач отечественная ???25:34, о ресторанах рассказывала. Искал пыль, грязь. Я не буду её афишировать. А потом возникли скандалы, что за показуха ребят. Кто может сказать, что тоже самое не происходит с этими организациями. Конкретно сказу, потому что эту тему я не раз затрагивал, тему диссертация Мединского, потому что она на слуху, а не потому что она имеет отношение к военно-историческому обществу по-моему. Слава Богу страсти улеглись. Но, посмотрите, есть организация, которая четко направлена определенных чиновников. Тех или других взглядов, она ищет у них диссертацию, ищет там блох. Не находит, но продолжает бороться. Начнем с того, а почему вы с людьми конкретно боритесь. Обратитесь в диссертационный совет, там же ученые сидели, вы их проверти. Они решение принимали, а не человек, который, тем более если в диссертации нет плагиата. Вот случай с Мединким, вот нет плагиата, но оказывается, опять возникает, не так трактуют историю, не либерально. Он трактует её традиционно. Он пытается мифы развеять, а нам это не нужно.

Николай Бульчук: - Игорь Олегович, я думаю, что всё это ещё очень связанно с общей культурой общества. Недавно с моим собеседником, не буду сейчас его называть, говорили как раз об этом, вспоминали юбилейный год. Всё-таки у нас очень определенный тип населения в России. Это люди, которые пережили одну из страшных трагедий, которую вообще может пережить, они лишились собственных генетических корней. Они не только собственную историю не могут адекватно воспринимать, на взгляд моего собеседника. Они себя не могут представить в том обществе в каком они живут. Это люди, у которых в роду и новомученники и палачи советские одновременно. Мы до сих пор за сто лет не можем примерить эти вещи и наверно отсюда трагедия либеральной системы.

И.О. Елеференко: - Вы знаете, примирение вещь очень тяжелая и не у нас одних эта проблема. Мы думаем, что мы в этом страшном горе одиноки

 Николай Бульчук: - Наши соседи всё-таки нашли в себе силы, признать ошибки и расправиться хотя бы с призраком коммунизма. Они осудили его. Вот поляки, конечно это чрезмерно уничтожение памятников и т.д. Они всё смешали в одну кучу. Но видимо их желание отделить сегодняшнее общество от того страшного, что они пережили.

И.О. Елеференко: - Понимаете, нужно отделить систему от людей. Иначе мы докатимся до того, что наши с вами отцы, деды, они все были подонками, убийцами.

Николай Бульчук: - Ни в ком случаи.

И.О. Елеференко: - Я имею в виду, вот, что происходит на Украине.

Николай Бульчук: - Систему мы не осудили.

И.О. Елеференко: - Я считаю, что насчет осуждения есть две вещи, которые не сделали. Мы не покаялись за события 17-18 года. Тем более, что мы с вами беседуем после трагических дней, царских дней. И конечно мы не сказали правду о системе, которая у нас существовала более 70-ти лет. И не признали досконально, что она была не просто порочна, она была преступна.

Илья Сергеев: - Мы должны осудить коммунизм, как систему, конечно.

И.О. Елеференко: - Тогда мы наверно придем к осознанию того, куда мы идем сейчас. Потому что вы сказали, люди затерялись и потерялись, и себя не ощущают. Беда в том, что люди до сих пор не понимают куда мы идем. Я вам приведу визуальный пример, который меня иногда даже заставляет смеяться. Вы когда-нибудь у государственной думы чуть-чуть к метро поближе встаньте и посмотрите на Красную площадь и у вас будет замечательная картина, восстановленные двуглавые орлы на музеи историческом и между ними звезда. Вот мы так и живем. Я понимаю, что у нас живое поколение, которое нельзя сказать, но надо деликатно объяснить и найти поддержку.

Николай Бульчук: - А почему нельзя Игорь Олегович, если мы люди православные, мы понимаем, что хуже лжи не может быть ничего. Может этим людям будет легче умереть, если они узнают правду во всяком случаи. Мы же лукавим. Мы собственно говоря, бессмертны в душу человеческую.

И.О. Елеференко: - Почему я вам и сказал несколько минут назад о том, что нужно четко разнести государство, систему, прочее и народ. Вот русский народ, он не изменился.

Николай Бульчук: - Абсолютно.

И.О. Елеференко: - Только он в те моменты, когда страшная трагедия и опасность Второй мировой войны, Великой отечественной, защищать Родину. Он же перекрестился и пошел в бой. Он же с Богом пошел и пускай они все говорят, что за Родину, за Сталина кричали.

Николай Бульчук: - Никто не говорит и никто не приуменьшает ценности нашего русского народа. Просто, как сказал ещё мой один собеседник, этот народ смог раскрыть все свои дарования в эти страшные годы с невероятной силой. А как бы он их раскрыл, не будь он подавляем, истребляем, мучим, гоним.

И.О. Елеференко: - Это даже сложно представить. Это просто ужасно, что те потери, которые мы понесли. Я хотел не большой кусочек посвятить теме, которая сейчас тоже всех волнует. Это прежде всего тема права художника на свободное творчество. Нас сильно обвиняют в этом, что православные и то пытаются закрыть, и то запретить и вообще они, консерваторы, это самое нежное слово. Давайте посмотрим события последних дней. О двух вещах я бы хотел сказать. О спектакле, который чуть было не вышел в Большом театре и естественно обсуждаемый нами фильм «Матильда». Во-первых, мало кто знает, что все эти события, всё что связано почему то с этими великолепными, талантливыми, оригинальными, мыслящими людьми. Они как-то соседствуются все время с какой-то финансовой грязью. Сейчас стала можно прочитать в интернете, где выступил один из соавторов сценария. Рассказал начала истории кто, куда деньги клал, у носил в чемоданах и прочие, обналичил. Я не хочу цитировать и утверждать, что он прав, по одной простой причине, что конечно человек обижен. Но, вот говорят, как же государство дало деньги. Государство дало деньги ещё в 12-м году или чуть раньше по первому сценарию. А мы читали первый сценарий? Вот он утверждает, что после этого было 6-7 сценарий, а деньги даются под определенный сценарий. Кто закрыл глаза на то, что сценарий???33:38 раз. Во-вторых, в этом фильме, что меня очень беспокоит, там снимались актеры известные даже. Там работали люди, которые многие из них в воскресенье пошли в храм и крестились, молились, при этом они делали дело оскорбляющим не просто даже христианства православия, потому что люди святые. Оно оскорбляет нашу историю, оно оскорбляет мой народ. Я представляю, пошел человек, посмотрел этот фильм, потом пришел в храм, а так икона Страстотерпцев, а у него образ возникает блудники, слабовольные, малокультурные, кто они были. Я предлагаю просто решить таким образом, надо снимать и делать проект анти Матильда. Кстати говоря, такой проект к 19-му году, конечно государство определенные спонсоры в ряд ли дадут деньги. Но нужен фильм не о последних днях царской семьи, потому что мы их точно не знаем. А вот о том какие они были люди на самом деле, об этом надо делать. Кстати говоря на Урале документалист начал делать, правда документальный фильм художественный связи с этим. Теперь два слова о балете. Балет наше всё. Пришли люди на прогон. До этого как я, понимаю все видели, только балет, остальные специалисты по балетам, они сказали, что сам балет фантастически сделан. Но балет делают хореографы, ставят. Балет очень красивый и достойный. И вдруг люди входят в зал и назаднике простите, голый ???35:49, со всем своим достоинством впереди всего. Это главный театр страны. И опять перенос акцент. Но Ревь был действительно величайший танцовщик. Но он был величайшим танцовщиком, не потому что он был не той сексуальной ориентации. А нам это представили таким образом, что он был им только, потому что был не той ориентации. Ведь, что главное в ???36:22, то что был не той ориентации или то, что он был великий танцовщик

Илья Сергеев: - Игорь Олегович, а что такого особенного, что человек хорошо танцует? Он что спас кого-то, чью-то жизнь, он отдал свою кровь за счастье людей. Что с того, что кто-то хорошо пляшет?

И.О. Елеференко: - Здесь я немножко соглашусь с вами. Мало известный факт, но в недавнем прошлом, кстати говоря в Росси, на Руси артистов даже не хоронили на кладбищах, а за оградой хоронили, мало кто знает. Но вот лицедеев хоронили вместе с самоубийцами и людьми умершими от тяжелых алкогольных последствий. Дело не в этом. Надо понимать, что театр и искусство, оно в общем-то в какой-то части, помимо всего прочего, ещё доставляет нам эстетическое удовольствие. Оно должно играть воспитательную функцию. Вот поэтому такой вариант не приемлем, понимаете. Но опять я говорю, что это деталь, это часть и для многих людей очень маленькая часть жизни, потому что они заняты выживанием. Но даже в этой части, нам пытаются, человек приехал в Москву, много лет копил деньги. Ведь я знаю таких, для того, чтобы попасть в Большой театр, баснословные цены на билет, они копят эти деньги, что посмотреть в Большом театре. И видит он, простите, голого мужика со всеми его достоинствами.

Николай Бульчук: - Это актуальнейшая сегодня проблема, перенос центра тяжести на те или иные события, серийные акценты и которые выгодны почему-то создателем таких шедевров.

И.О. Елеференко: - Вы знаете, вот не парадоксально складывается. Я об этом только, что слово сказал, финансовые неурядицы. У меня складывается иногда впечатление, что люди специально создают эту скандальности и прочее, чтоб, когда эти проблемки вскроются финансы. Сказать нас гонят не за то, что мы украли несколько миллионов, не то, что мы прикарманили государственные деньги. Нас гнобят, потому что у нас другое мировоззрение, мы там другой ориентации, чего угодно.

Николай Бульчук: - Очень хорошо, что это понимают православные люди и в частности наша аудитория, радиослушатели, которые уж точно могут отличить черное от белого. Игорь Олегович, к сожалению, заканчивается время передачи, хотел бы последним вопросом, очень кратко, телеграфно. Эта тема тоже очень многих тревожит сегодня и я думаю тревожит правильно, потому что это один из основополагающих вопросов, который будет определять будущую судьбу России. Екатеринбургские останки так внезапно вдруг стало заявлено, что всё-таки экспертизы признаны и останки являются, останки похоронены в Петропавловской крепости и являются подлинными, несмотря ни на что.

И.О. Елеференко: - Вы знаете, я буду высказывать чисто моё мнение, и пусть на меня не обижаются члены комиссии. Лично я не верю, что эти останки принадлежат царской семье. По многим показателям, по многим параметрам уж больно простая вся версия. Её, как высказали в своё время так мы ей следуем. Что дополнило мне сомнений и немножко напугало, это недавно с одним из православных деятелей я говорил на счет одной версии. У меня есть сценарий один, мне предложили сделать, в котором рассматривается версия спасения царской семьи. Версий таких много, я сразу сказал, можно как конвой дать, момент в виде сна, надежды, мечты, потому что доказательств нет. Но, как только я сказал это, мне сказали, нет, нам такой уже не надо. И вот я тут испугался, что значит нам не надо, другая версия, что мы приняли уже решение и почему мы его приняли, 18-ый год, деньги, безумные деньги, о которых идет разговор, все это знают. Почему торопились тогда, во главе стоял Немцов, который организовывал. А потом, ведь есть чисто православный момент. Уже сколько лет эти останки в храме в Санкт-Петербурге. А чудо было, если эта мощь. Если мы ошибались все это время эта мощь. Значит должно было быть доказательство с выше. Ведь Бог определяет святых.

Илья Сергеев: - Как вы думаете, почему так нужно, чтобы эти останки, были признаны мощами и кому это нужно?

И.О. Елеференко: - Впредь мы должны разнести понятия мощи и сам факт признания убиенными всех наследников царской семьи. Потому что мощи, они сами о себе скажут, я в этом уверен. Если я ошибаюсь, мощи излечат, мощи помогут, это святые.

Николай Бульчук: - Действительно так считали. Сегодня я узнал от самых компетентных органов, что оказывается сначала необходимо признание и официальная канонизация, именно этих останков, а уже потом начнутся чудеса. Так будет правильным.

И.О. Елеференко: - Вы знаете, не знаю, как будет правильным. Я знаю только одно, что от того эти кости или другие от этого подвиг царственной семьи, их жертвенность, их Голгофа, на которую они взошли сознательно во славу России русского народа, они не будут иметь меньшего значения. Надо подождать до тех пор пока, с моей точки зрения, есть капли сомнения. Участия общества, участие ученых, ставить точку рано. Не надо ни в чем торопиться, потому что есть разные версии, они существовали с самого начала и у разных ученых. В завершении, две вещи, которые меня поразили. Первая вещь, вскрывают могилу отца. Определить отцовство сегодня в программах на каналах каждый день определяют. Отец он или не отец того или иного ребенка. Наверно это было очень показательно, я не верю, что нельзя это быстро сделать, год прошел. И вдруг я другую вещь читаю, что оказывается каким-то чудным образом, только что ученые всё-таки обнаружили шрам на черепе Николая II. Всё и все годы мы его искали, который был нанесен во время его визита в Японию, как известно и вдруг его нашли. Я не могу поверить, что 10-15-20 лет не было следа от шрама и никакими не научными, а именно ученные нашли наши. Не знаю, потрогали и вдруг определи, что это шрам. Вот мое мнение, нельзя торопиться. Даже если мы сейчас признаем это, все равно нельзя устраивать захоронения пушные и прочие, и навязывать остальным, кто сомневается мысль о том, что это именно те останки, потому что ведь мы помним слова наших старцев и прочих, что не найдете вы наших останков никогда, не будет их. Об этом говорили многие. Давайте подождем.

Николай Бульчук: - Спасибо дорогой Игорь Олегович.

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: info@radonezh.ru