Перейти к основному содержанию

03:29 26.07.2021

Может ли Христианин быть Либералом?

12.11.2013 06:27:53

Первое, что необходимо сделать в любой дискуссии - это определить значение терминов. Это может быть скучно, и может даже раздражать - Сократа заставили выпить яду именно за это - но без такого определения содержательной дискуссии не получится. Слово “либерализм” имеет много разных, иногда противоположных значений - у нас с “либералами” ассоциируется рыночный фундаментализм, “у кого нет миллиарда да покинет это собрание”, в США “либералы” - это, напротив, сторонники более социального государства.

Некоторые наши интеллектуалы говорят о либерализме как об идеологии личной свободы, в то время как в Западной Европе и США “либеральная политика” это политика сворачивания личных свобод (прежде всего, свободы вероисповедания) под предлогом борьбы с “дискриминацией”. Сто лет назад либерал мог быть (и часто бывал) горячим патриотом, даже националистом, сейчас это рассматривается как нечто взаимоисключающее. Классические либеральные демократии - Великобритания и США - немыслимы без библейского фундамента, нынешний либерал по меньшей мере не-, а то и прямо антирелигиозен. 

Поэтому первое, что мы вынуждены отметить - не существует какого-то единого либерализма, который мог бы как-то соотноситься с христианством. “Либерализмом” могут называться разные, даже конфликтующие идеологии.

Классический либерализм, действительно, говорит об индивидуальной свободе; это христианское по своим корням учение, восходящее к взглядам, которые развивал, например, великий средневековый мыслитель (и святой Католической Церкви) Фома Аквинский. При этом христианское понимание свободы связано с определенным взглядом на человека.

Человек создан Богом с определенной целью - познать Бога и возрадоваться Ему во веки - к которой он идет через ряд промежуточных целей: исповедание веры, нравственную жизнь, служение ближним, исполнение обязанностей, возложенных на него промыслом, устроение семьи и общества сообразно правде Божией. Права человека, таким образом, вытекают из его обязанностей.

Другие люди не должны препятствовать ему в исполнении его долга. У Вас есть обязанность служить Богу и ближним - следовательно, никто не может лишать Вас того, что необходимо для исполнения этой обязанности. Жизни, имущества, при помощи которого Вы исполняете Ваш долг содержать семью и вообще тех, кто от Вас зависит, и свободы действий, которая необходима Вам для служения.

Ваш долг - раскрыть данные Вам Богом таланты, а для этого Вам нужна свобода действий и защищенность от произвольных стеснений со стороны других, Ваших ближних или государства.

Свобода вероисповедания вытекает из того, что человек призван воздавать славу, благодарение и поклонение своему Создателю и Искупителю; даже негативная свобода - возможность оказаться от духовной жизни вообще или впасть в иное какое заблуждение- отражает это предназначение человека, потому что поклонение имеет смысл только когда оно вполне добровольно. Свобода слова вытекает из долга обличать беззаконие и утверждать правду; свобода экономической деятельности - из долга служить нуждам ближних.

Таким образом, свобода означает иерархию обязательств - “Вы куплены [дорогою] ценою; не делайтесь рабами человеков. (1Кор.7:23)” Человек может отвергать требования государства или обычая потому, что он положил в сердце своем повиноваться другим требованиям, несравненно более высоким.

Другая система взглядов - социальный либерализм - обращает внимание на то, что негативной свободы (государство не лезет в Ваши дела и не мешает Вам жить) может быть недостаточно. Если Вы бедны, и лишены доступа к образованию, или принадлежите к угнетенному меньшинству, на которое смотрят косо, Вы не можете реализовать Вашу свободу. Поэтому долг государства - вмешиваться на стороне слабых и угнетенных членов общества и обуздывать алчных капиталистов, латифундистов, расистов и всех, кто злоупотребляет своей свободой, чтобы притеснять других. Против этого тоже сложно возразить, и законы, специально защищающие “бедного, пришельца, сироту и вдову” мы находим уже в Ветхом Завете. Здоровое общество предполагает некий баланс между классическим (мы свободны сами опознавать свой долг и исполнять его) и социальным (государство должно заботиться о слабых) либерализмом Но дальше происходит одна важная подмена.

Современное понимание свободы резко отличается от христианского. В мироздании без Бога у человека нет никакого долга и предназначения, которое ему надлежало бы исполнить. У него есть только желания и устремления. В этой ситуации утрачивается какой-либо объективный критерий различения между правами и притязаниями. В реальности, что является и что не является правом человека,  определяется исходя из степени лоббисткой активности, которую способна развить та или иная группа.

У ближневосточных христиан нет эффективного лобби в западных странах, поэтому, когда их режут и изгоняют из родных мест, это привлекает очень мало внимания. У гей-движения, напротив, есть энергичное и хорошо организованное лобби, поэтому его притязания очень легко получают статус прав.

Но такая произвольность - кто может развить большую общественную активность, того и права - неизбежно порождает конфликты прав. Провозглашая чье-то притязание как право, мы неизбежно провозглашаем обязательство всех остальных это право чтить. Когда некоторые страны провозглашают право участников однополого сожительства регистрировать его как брак, они тем самым провозглашают обязанность всех остальных признавать его браком. Когда аборт объявляется правом женщины, он объявляется обязанностью врача.

В итоге мы видим, как католические агентства по установлению в Британии принуждают к тому, чтобы отдавать детей в однополые пары, а на католические госпитали в США оказывается сильное давление с тем, чтобы принудить их к совершению абортов. “Либерализм” таким образом, начинает означать не свободу, а именно сворачивание свободы - Вы не имеете права поступать сообразно своей религиозной и гражданской совести, либеральное государство берет на себя миссию принуждения граждан к идеологической ортодоксии. Если Вы являетесь “гомофобом” и отказываетесь (как некоторые американские предприниматели, за это пострадавшие) обслуживать гомосексуальное мероприятие, или “противником прав женщин” и отказываетесь от участия в совершении аборта, Вы должны быть наказаны.

Так уж сложилось, что “либерализмом” в наше время называется именно это движение за сворачивание личных прав, и свободы вероисповедания прежде всего. Поэтому христианину в наши дни трудно назвать себя либералом; впрочем, классическому либералу вписаться в нынешний либерализм было бы тоже трудно.

В современной России “либерализм” - это отчасти импорт нынешней евросоюзной идеологической ортодоксии (с обязательным обучением детей по книжкам вроде “Король и Король”), отчасти местное явление, которое более всего характеризуется отрицанием религиозного и общественного долга.

Я понимаю, что по отношению к многим людям, называющим себя “либералами” это горькая несправедливость; но ничего не поделаешь, язык, отражающий исторический опыт народа, развивается так, как он развивается. Если Вы слышите, что Вася Пупкин имеет либеральные взгляды на брак, Вам не придет в голову понимать это в том смысле, что Вася - верный и заботливый супруг. Если Вы услышите, что Вася либерально относится к долгам, Вы поостережетесь давать ему взаймы.

В России либерализм существует вместе со своим идеологическим двойником - тоталитаризмом. Если тоталитаризм извращает понятие патриотического и общественного долга, утверждая в качестве высшей ценности государство и его могущество, то либерализм - это ненависть к государству и тем понятиям долга и патриотизма, на которые оно опирается.

Тоталитарист объявляет ненавистным либералом всякого, кто, по тем или иным причинам, отказывается падши поклониться товарищу Сталину; либералу усы этого товарища мерещатся везде, где только речь заходит о государстве и о долге человека по отношению к своей стране.

Отечественный “либерализм”, каким мы его видим сейчас, это не столько даже продуманная идеология, сколько определенное отношение - отказ от обязательств. Либерал у нас узнается по кривой ухмылке, с которой он произносит такие слова как “Родина”, “народ”, “долг”, “история”.

Либеральные взгляды носят антипатриотический, антигосударственный, антисоциальный, антирелигиозный и антисемейный оттенок. Как и нынешний западный либерализм, наш не видит в мироздании объективного нравственного миропорядка и полагает “свободой” не свободу исполнения долга, а свободу осуществления своих желаний.

Но у нас на это накладывается еще травма тоталитаризма и страх перед его возвращением.

Глубокая враждебность к Церкви, которую мы видим в либеральных кругах, не случайна и не является результатом каких-то ошибок священноначалия. Церковь является религиозным, патриотичным, прогосудаственным и просемейным сообществом; даже возьмись сейчас священноначалие всячески фрондировать против нынешнего режима, это ничего не изменит.

Церковь не согласна - и никогда не согласится - с евросоюзной идеологической ортодоксией. Для верующих христиан принципиально, что дитя в утробе матери - человеческое существо, на которое распространяется заповедь “не убий”. Для европейских (и американских) либералов принципиально “право женщины распоряжаться своим телом”. Для христиан (как и для, до недавних пор, всех людей всех времен и народов), брак - это союз между мужчиной и женщиной; для либералов принципиально “брачное равноправие”.

Поэтому еще какое-то время назад христианин мог исповедовать классический либерализм с элементами социального - но то, что навязывается “либерализмом” сейчас, увы, является откровенно и осознанно антихристианским идеологическим течением. 

Какую позицию мог бы занять христианин? Ту, о которой мы говорили в начале статьи - утверждение свободы, исходящей из признания наших обязательств по отношению к нашему Создателю. Свободы человека, предстоящего перед Богом и Ему непосредственно подотчетному. Без этого на высшую власть в мироздании начинают претендовать те или иные люди - и либерализм, начинающий с провозглашения личной свободы, заканчивает государственным принуждением к всесильной, и потому верной, либеральной идеологии. 

Комментарии

17.11.2013 - 09:57 :

Согласна с автором. Либерализм стал тоталитарным, то есть превратился в свою противоположность (свобода тоталитарной может быть, как выяснилось - только эта свобода - разнузданность греха). Поэтому не верьте словам, которые еще 30 лет имели один смысл, а теперь поменяли его на другой. Лукавое время. Будьте бдительны!

18.11.2013 - 15:40 :

Для меня это слишком сложно... : классический, социальный, ... потом ещё какой- нибудь либерализм.... и потом, после предыдущего "потом", еще какой-нибудь либерализм. Мне этого (вернее, их слов) - не понять, т.к. их слишком много, ну, для меня. Но зато, интегрально, как-бы опять же, вследствие обилия слов, становится понятно - чё та тут не так... в их словах.
Ну, типа того, что ли.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+