Перейти к основному содержанию

16:27 19.06.2024

Революция и Россия. Сталин и Победа (Опыт теодицеи). Главы16-26

15.09.2023 15:42:42

Окончание.
Продолжение: https://radonezh.ru/2023/09/06/revolyuciya-i-rossiya-stalin-i-pobeda-opyt-teodicei-glavy-8-15
Начало: https://radonezh.ru/2023/08/29/revolyuciya-i-rossiya-stalin-i-pobeda-opyt-teodicei-glava-1-7

15. Война

Чем кто согрешает, тем тот и наказывается. Не хотели самодержавной монархии – получили анархию и разруху, а потом вдесятеро более жёсткую власть. Не хотели верить в Бога – стали верить в выдумки человеческие и спорить до смерти о деталях этих верований. Восхищались всем «прогрессивным», что порождала Европа – и Европа сначала одарила нас марксизмом, а потом пришла в своём предельно откровенном фашистском, точнее, в нацистском облике. Не хотели вытерпеть тяжёлую войну с Германией кайзера – получили вдвое, если не вдесятеро, страшнейшую войну Гражданскую, а потом – всё равно войну с Германией, только уже с Германией Гитлера.

Об этой войне рассказывать как-то неловко, казалось бы, все должны о ней знать хотя бы главное. И понятно, что и о том, что считать главным, будут споры. И тем более будут споры, если я коснусь темы Божьей воли и промысла Бога, явленных в событиях войны. Тут уж ожидать согласия невозможно, ибо я и сам лишь хочу угадать истину. Но и промолчать о том, о чём угадываю, не хочу. Вернёмся к вопросу о смысле Революции позже, а сейчас дерзнём спросить: какие задачи решал Бог Великой Отечественной войной? Для нас, русских?

Для нас, русских, мир после войны и Победы стал иным. Навсегда. Дело не только во всемирном авторитете русского имени и не в праве вето в ООН. Дело в том, что мы заглянули в глаза смерти. Смерти всего народа, которую тогда почти каждый осознавал и как свою смерть.

В годы Революции многие заговорили о смерти России. Но, несмотря на весь кошмар братоубийства и смертельной разрухи, миллионы активных людей верили в новую жизнь. Она оказалась тяжёлой и сложной, но и надежды были сильны.

А в 1941 году иллюзий не осталось. С Запада шла смерть. Они шли нас убивать. Если не каждого, как индивидуума, то каждого, как часть народа, который не должен был остаться в истории.

Мы тогда были больными, всё ещё травмированными Революцией. Гражданская война разъяла нас на части. И они это знали. Но они не успели узнать, что Сталин уже немножко срастил нас мёртвой водой. И они шли нас добить. Думали, что это легко получится. Но вместо этого капли живой воды стали оживлять богатыря. Мы победили смерть.

Даже помрачение ума 1991 года не стёрло этой памяти. Наоборот. Обновило её. И не случайно столь массовое участие русских в Бессмертном Полку.

Мы знаем случаи возвращения к жизни уже умерших людей. Такие люди меняются бесповоротно. Они узнали такое, что делает все их прежние заботы пустяковой суетой. И даже те, кто не умирал по-настоящему, а всего лишь ходил по грани жизни и смерти, выходят из этого пограничного состояния другими людьми. У них другие глаза. Они видят другое.

Так и наш народ. Мы соборно пережили борьбу на грани жизни и смерти, и с тех пор заботы «нормальных» народов нам порой кажутся детскими забавами или подростковым выпендрёжем. Мы не враги им. Мы просто узнали такое, чего им никогда не узнать. И мы даже не можем пожелать им узнать это. Мы не можем желать им узнать взгляд смерти в лицо.

Вероятно, мы не одни такие. Наверно, сербов тоже истребляли. По крайней мере в Боснии и Краинах. Не знаю, каково в этом отношении историческое самосознание китайцев. Они тоже прошли вблизи грани смерти.

Особый разговор о евреях. Тут есть что помыслить о Промысле Божием. Но об этом чуть позже.

Самое главное – это то, что Россия в этой войне оказалась на стороне добра. Не в смысле безгрешности действий, чего не было и не могло быть, а в смысле самом простом – сохранения жизни.

Привитый России с Запада грех Революции и Гражданской войны и сам по себе должен был убить её. Но для надёжности Россию должен был добить ещё и абсолютно беспощадный враг, воплощение инфернальности. Одни только горы очков, волос, детских туфелек, собранные в лагерях истребления людей, свидетельствуют о природе Европейского Третьего Рейха.

И Победа ценой напряжения всех народных сил спасла жизнь народа и страны. Спасла ещё и тем, что кончилось истребительное гонение на Церковь, она была восстановлена в правах и воссоздана в своих институтах, хотя, конечно, не вполне.

И сама эта необходимость напряжения ВСЕХ народных сил резко притушила внутреннюю Гражданскую войну. А начало этому прекращению ещё в конце тридцатых годов было положено Сталиным, стремившимся переместить центр власти из структур партийных в структуры общегосударственные.

16. Право жить всем

Говоря иначе и попросту, всем людям надо было дать право жить. После обязательной классовой ненависти Гражданской войны в СССР это утверждение было совсем не банально. И оно было явно несовместимо и с германским нацизмом, совершенно очевидно имевшим цель поработить «арийцам» одни народы, а другие истребить.

В преддверии войны вышел фильм «Александр Невский», явно далеко ушедший от революционных идеалов 1917 года. Вот мнение современного зрителя о нём:

«Безусловно, радует основная линия, идущая вдоль сюжета — вера. Не просто вера, а ценности, исконные русские. Очень красочно показывает мировоззренческую разницу между Западом и Русью одна из первых сцен, там, где спасённый самим Князем рыцарь предлагает не скорбеть Александру по убитым, так как убиты были слуги, и его светлая милость не должна горевать по таким пустякам.

На это Князь новгородский отвечает ему, что не слуги, но люди были убиты, а не скорбеть по людям нельзя. В этой короткой, казалось бы, мелькнувшей сценке, заложена вся разница в сущности бытия православной и католической церкви.

Католики достаточно чётко представлены в виде громоздкого управленческого механизма, угнетающего и покоряющего всё на своем пути, где человек не более, чем маленькое устройство, выполняющее определенный набор функций, в случае гибели устройства, его место займет другое, и продолжит действовать.

Вообще, в фильме достаточно много времени уделено вопросам религиозным».

Обратим внимание на то, что не случайно накануне тяжёлой и кровопролитной войны Сталин на всю страну озвучил слова: не скорбеть по людям нельзя!

Наталья Алексеевна Нарочницкая в книге «Россия и русские в мировой истории» говорит, «что еще в 30-е годы И. В. Сталин осуществил вместе со своими ближайшими соратниками по Политбюро ЦК ВКП(б) какой-то коренной пересмотр существовавших до этого идеологических установок по религиозному вопросу».

Документы открылись лишь в конце 1990-х годов, подтвердив, что «ещё в 30-е годы состоялись важнейшие решения Политбюро ЦК ВКП(б)... которые подвергли радикальному пересмотру существовавшую ранее беспощадную ленинскую политику по отношению к Русской Православной Церкви.

При этом... ни в прессе, ни в публиковавшихся партийных документах об этом специально не говорилось».

Наиболее значимым, определяющим решением по данному вопросу, по мнению эксперта по взаимоотношениям Церкви и Советского государства Алексеева, явилось совершенно секретное решение Политбюро ЦК ВКП(б) от 11 ноября 1939 г. за № 22 в протоколе № 88, которое, как пишет в 1999 году автор, «до сего дня не только никогда не публиковалось, но и видеть его могли лишь немногие».

Под скромным названием «Вопросы религии», но с грифом «Особый контроль» и четырьмя дополнительными грифами секретности папок хранения («Особой важности», «Совершенно секретно», «Особая папка», «Рассекречиванию не подлежит»), этот документ, братья и сестры, делает крутой поворот от ленинской воинствующей атеизации населения и культуры в стране, где три четверти населения были верующими.

Как гласит документ, «По отношению к религии, служителям Русской православной церкви и верующим ЦК постановляет:

1. Признать нецелесообразной впредь практику органов НКВД СССР в части арестов служителей церкви, преследования верующих».

В пункте 2 прямо говорилось:

«Указание тов. Ленина В. И. от 1 мая 1919 г. за № 13666/2 «О борьбе с попами и религией», адресованный Пред. ВЧК тов. Дзержинскому Ф. Э., и все соответствующие инструкции ОГПУ-НКВД, касающиеся преследования служителей церкви и православноверующих, — ОТМЕНИТЬ».

17. Зачем война шла так долго

Как уже сказано, Великая Отечественная война окончилась так же, как и Отечественная война против Наполеона, в столице врага на Христову Пасху, на праздник победы над смертью. В 1945 году Пасха была очень поздней и красноречиво пришлась на день Святого Георгия Победоносца, 23 апреля, или 6 мая нового стиля. В 1814 году Пасха, напротив, была ранней, 29 марта, или 10 апреля по западному календарю. Париж был взят за десять дней до этого, и русское воинство во главе с царём Александром торжественно отслужило Пасхальную службу на той самой площади Согласия, где в революционные годы гильотина срубила свыше тысячи голов как «врагов народа», так и «друзей народа», начиная от короля Людовика. В конце изумительно трогательного богослужения даже и допущенные на него французские генералы со слезами на глазах подходили целовать кресты в руках усталых русских полковых священников.

Обе войны начались в одни и те же июньские дни по обычному календарю, а закончились в одно время уже по пасхальному циклу, который сутью своей связан с прямым вхождением Бога в историю. Причём это совпадение поражает своей точностью. Обе воевавшие против России Европейские Империи возглавлялись вполне конкретными вождями, Наполеоном и Гитлером, и конец их власти как раз и знаменовал нашу победу. Так вот, по пасхальному циклу и самоубийство Гитлера в Берлине 17/30 апреля 1945 года, и отречение Наполеона в Фонтенбло 23 марта/4 апреля 1814 года случились в Великий понедельник, после полудня.

И ведь не просто это один и тот же день Страстной седмицы. Это именно тот день, когда в церквях читается Евангелие от Матфея (21: 18-46) о бесплодной смоковнице, засохшей по слову Христа. Казалось бы, и та, и другая война шли несколько лет, за время которых и неудачи, и успехи много раз сменяли друг друга, то отодвигая, то приближая Победу. И вот оказывается, что этот финальный момент обеих Отечественных войн совпадает с тем самым днём, когда читается то место из Евангелия, которое указует на Божий Суд.

И Суд этот дал нам жизнь. Победа Советского Союза на Рейхом спасла жизнь не только России и соединённых с нею народов, она спасла и жизнь народов Европы и всего мира. Им была возвращена та жизнь, которая свободна от необходимости поклонения тому инфернальному злу, каковым был нацизм.

Почитайте книгу «Капут» Курцио Малапарте – он знает, чем была тогдашняя Европа, от королевских семейств и элит Рейха до бездомных калек неаполитанских трущоб – в которых одних, может быть, дозволялось открыто являть человечность.

А европейский нацизм был создан и выпестован глобальной финансовой элитой Запада, и после 1945 года эта элита не исчезла, а только набралась сил на своей половине Земного шара. Но о денежной власти и сребролюбии скажем позже.

Так вот, имя Иосифа Сталина, маршала той великой Победы 1945 года, означает не только Божий бич, которым наказывалась подпавшая греху Революции Россия. Имя Сталина означает и преодоление этого греха Гражданской войны. И это же ещё имя возвращения к жизни Победой над смертельным врагом внешним. И не только в мае 1945 года.

Ведь в августе были взорваны американские атомные бомбы в Хиросиме и Нагасаки. И планы Запада по истреблению Советского Союза посредством ядерных бомбардировок, выраженные в задуманной операции «Немыслимое», вполне могли бы реализоваться, если бы Сталин с Берией не успели создать свою бомбу – кстати, не где-нибудь, а в Сарове, не без благодатной помощи Саровского преподобного Серафима, надо полагать.

Если вдуматься, то открываются новые стороны спасительного Промысла Божия. Операция «Немыслимое» не была реализована в те несколько лет монополии Запада на ядерную бомбу ещё и потому, что за несколько лет войны общественное мнение Англии и Америки успело приучиться сочувствовать Советскому Союзу в его драматичной борьбе с нацистским Рейхом. А ведь этого не было бы, если бы война не затянулась, если бы разгром войск захватчиков под Москвой в конце 1941 года продолжился бы успешным наступлением Красной армии в 1942 году, если бы немцы не удержались подо Ржевом, не устояли бы в Крыму и под Ленинградом, не разгромили бы Красную армию под Харьковом и не дошли бы до Сталинграда и Эльбруса.

Если бы Красная армия вошла в Европу ещё в 1942 году, то мало кто ждал бы её как своих освободителей. Да и Церковь в СССР вряд ли так просто начала бы возрождаться.

18. Анатолий Кузнецов. «Бабий Яр»

Есть такая незаурядная книга: «Бабий яр» Анатолия Кузнецова. Автор дал ей подзаголовок «Роман-документ», но документ этот получился как бы двойным.

Анатолий Кузнецов жил в Киеве на окраинной Куренёвке, и во время  нацистской оккупации города с сентября 1941 по начало ноября 1943 года ему было от 12 до 14 лет. Мальчик с цепкой памятью, дотошный в оценках событий, способный сочувствовать людям в беде, он запоминал и записывал всё, что вокруг видел. Уже и после освобождения города в разные годы он находил выживших свидетелей и описывал с их слов, что происходило в Бабьем Яру и в сопряжённом с ним Сырецком концлагере.

Этот рассказ охватывал и полные драматизма финальные недели существования лагеря. Тогда специальный отряд из нескольких сотен закованных в цепи на ногах заключённых выкапывал бесконечные слои гниющих трупов, складывал их штабелями вперемежку с дровами в огромные инженерно продуманные печи, собранные из кладбищенских надгробий, и сжигал с помощью нефти. Золу выгружали, разбрасывали, и складывали новый штабель трупов. В одну закладку входило тысячи две тел. Немцы не жалели дефицитной нефти, они заметали следы массовых расстрелов.

Хотя расстрелы в эти последние недели оккупации Киева не только не утихли, а наоборот, интенсифицировались. Истреблялись все мало-мальски подозрительные. Уничтожили зачем-то официанток из офицерских столовых и «кабаре». Впрочем, теперь не столько расстреливали, сколько морили угарным газом в специальных фургонах. Эти «газвагены» подгонялись прямо к месту сжигания, что сильно упрощало логистику предприятия.

Ровно во вторую годовщину начала расстрелов в Бабьем Яру, 29 сентября 1943 года, тайно организовавшись накануне намеченной на этот день их собственной ликвидации, заключённые смогли восстать, перебить часть охраны и разбежаться по округе. Пятнадцать человек смогли выжить, дождаться прихода Красной армии и повоевать в её рядах.  Девятеро дошли до Победы. Кузнецов приводит список этих людей и даже отмечает, кто и чем занимался после войны в гражданской жизни.

«Роман-документ» опубликовали в 1966 году в журнале «Юность», но текст был существенно испорчен редакторской цензурой. Переиздание отдельной книгой мало что исправило. К этому времени повзрослевший автор надышался воздухом хрущёвской «оттепели», и борьбу за правду своего романа постепенно сопряг с тогдашней борьбой диссидентов с Советским Союзом. В 1969 году вместе с фотокопиями своих рукописей он сумел бежать из СССР в Англию, где издал свой «роман-документ» уже как бы со «вторым этажом». Во-первых, он показывал, какие фрагменты были из книги выброшены глупой редактурой перестраховщиков из «Юности», а во-вторых, дописывал новые комментарии, которые по сути сводились к тому, что СССР Сталина (как, впрочем, и Хрущёва, и так далее), мол, ничуть не лучше Германии Гитлера. В 1979 году Анатолий Кузнецов умер.

Но когда внимательно читаешь эту увлекательную книгу, то замечаешь, что документом «второго этажа» оказываются вовсе не уничижительные оценки Советского Союза. Эти оценки вполне произвольны. Документом же они становятся в сопоставлении с собственным рассказом автора о событиях войны. Документом, характеризующим не СССР и не Сталина, а сами эти поздние оценки, их надуманность и фальшь.

Например, автор патетически подчёркивает, что всё в этом документальном романе – правда. И под этот тезис подвязывает утверждение, что все выжившие в немецком плену советские военнослужащие автоматически арестовывались и отправлялись в лагеря советские.

Можно, конечно, было бы исследовать архивы или рассказы свидетелей и убедиться, что побывавшие в плену направлялись, да и то не всегда, в лагеря проверочно-фильтрационные. Это не концлагеря и не тюрьмы. Из них после проверки отправлялись служить в армию, тогда как аресту и суду подвергались лишь несколько процентов – а не «все», как пишет поздний Кузнецов эпохи своей жизни в Англии. Но более просто и наглядно утверждение Кузнецова опровергает сам же Кузнецов своей же книгой, где приводит уже упомянутый список людей, вырвавшихся из немецкого концлагеря и потом служивших в Красной Армии и свободно трудившихся после демобилизации в Киеве и других местах страны.

Узники Сырецкого концлагеря имели возможность сравнить свой лагерь с лагерями «сталинскими», так как некоторые из них до войны успели побывать и там. «Любой советский лагерь по сравнению с Бабьим Яром – курорт». Эти слова приводит сам же Кузнецов. И зверства немецких (или, к примеру, хорватских) лагерей – это не случайность, не «эксцесс исполнителя». Расчеловечивающее зверство сознательно планировалось творцами нацистской системы.

Для киевского мальчика, выживавшего со своей мамой при немцах, прятавшего красный флаг, писавшего наивные листовки, укравшего у немцев винтовку и с нетерпением ждавшего освобождения, не было ни малейших сомнений, что с немцами к ним пришла смерть, а с солдатами Красной армии – спасение от смерти. Бедность, убогость, глупость, грубость, зашоренность и даже несправедливость каких-то сторон советской жизни не отменяли того простого факта, что это была жизнь, и её целью была жизнь людей.

Подводя итоги двух лет в оккупации, Анатолий Кузнецов приводит целый список из десятков причин, по которым его должны были по всем законам, правилам и распоряжениям немецких властей расстрелять. Он выжил в виде исключения, просто потому, что не попался. А он должен был бы быть многократно расстрелян – за спрятанный красный флаг, за недонесение о беглом советском солдате, за ношение валенок, за кражу свёклы с грузовой трамвайной платформы, за работу на уклонявшегося от налогов колбасника, за уклонение от отправки в Рейх на работу по достижении 14 лет, как и за множество других преступлений, от несдачи «излишков» продовольствия до пребывания с матерью осенью 1943 года сорок дней в запретной прифронтовой зоне, то есть в своём же собственном доме. За одно это расстрелять надо было сорок раз.

Как пишет автор, «при этом я не был членом компартии, комсомола, подполья, не был евреем, цыганом, не попался в заложники, не совершал открытых выступлений, не имел голубей или радиоприемника, а был ОБЫКНОВЕННЕЙШИЙ, рядовой, незаметный, маленький человечек в картузе. Но я уже НЕ ИМЕЛ ПРАВА ЖИТЬ, если следовать установленным властями правилам».

Надо отметить, что немецким фронтовикам, ставшим на постой в их с мамой доме, распоряжения оккупационных властей в отношении гражданских лиц были безразличны, и они даже вполне человечно делились с ними едой и впечатлениями от страшной войны. Правда, погибнуть мальчик всё равно мог бы очень легко, как от какого-то патрульного, уже успевшего уверенно навести ему в грудь винтовку, но почему-то не выстрелившего, так и от снарядов и бомб советских штурмовиков.

Когда эти Ил-2 методично пропахивали своим огнём занятые немецкими войсками окраинные кварталы города, из которых гражданское население было вроде бы выведено, то бывалые немецкие солдаты в беспомощном ужасе вжимались в землю. Но вот что делали мальчик Толя и его мама в окопе на собственном огороде:

«Из-за садов и  домов вырвались самолеты, затряслась земля, словно какой-то разъярённый великан барабанил по ней, ходуном заходили балки перекрытия, посыпались струи земли, мать грубо затолкнула меня в глубину, упала сверху, накрывая меня собой, а когда грохот стих, она выглянула, бормоча, словно молилась:
– Голубчики, так их!
Она схватила меня, обезумевшая, раскачивалась и говорила не столько мне, сколько "им":
– Пусть и мы погибнем, но сколько можно – бросайте! Бейте их! Так их! Пусть нас, но чтобы и их!
Боюсь, что вы этого не поймёте или не поверите. У меня внутри скопились истерические рыдания. Я любил эти самолеты, этих НАШИХ, которые в них сидели и знали, что здесь только немцы, и чесали, что надо. Вот, значит, как их гонят, мерзавцев.
– Чешите, голубчики, чешите!»

Когда Кузнецов был мальчиком, он точно знал, где НАШИ, русские, и почему без НАШИХ, русских – смерть. И даже хуже смерти.

19. Шоа

В некоторых странах существует уголовная ответственность за «отрицание Холокоста». Очевидно, что отрицать факт геноцида евреев в Европе Третьего Рейха невозможно, нацисты уничтожали их предельно тщательно. Столь же старательно европейские нацисты истребляли также цыган. Менее систематично, но тоже массово убивали русских и сербов. Кстати, быть коммунистом тоже означало быть убитым, или как минимум посаженным в концлагерь, причём за коммунистов нацисты принялись ещё задолго до того, как приступили к «окончательному решению проблемы евреев». И хотя в реальной пропаганде у гитлеровцев «жиды и коммунисты» шли нерасторжимой парой, но о коммунистах как о жертвах европейского нацизма говорят ныне с неохотой, тогда как истребление евреев порой представляют чуть ли не главным содержанием Второй Мировой войны.

Главное или не главное, но это истребление – это очевидный факт. Немного сложней с канонизированной цифрой этого истребления – «шесть миллионов евреев». Никакой реальный точный подсчёт по множеству причин невозможен. Немцы учёта убитых не вели, а если где-то и вели, то документы уничтожались. Демографическая статистика крайне приблизительна и запутана как быстрыми переменами государственных границ Польши, Румынии, СССР и других государств, так и перемещениями населения.

Неясно к тому же, кого именно и по каким критериям считать евреем. По записи в советском паспорте? По стандартам раввинов? По правилам иммиграционных служб Израиля? По тем же критериям, по которым фашисты уничтожали еврейское население? Но эти критерии менялись. Например, караимов в какие-то периоды уничтожали, в какие-то нет. Где-то крестившихся евреев не трогали, а где-то их истребляли наравне с некрещёными.

Как считать умерших в связи с войной, но не бывших под властью гитлеровцев? Если еврея, умершего в 1942 году в блокадном Ленинграде, ещё бы можно было зачислить в эти шесть миллионов, то можно ли считать «жертвой Холокоста», к примеру, еврея, умершего в Москве в том же году? А еврея, умершего на Урале?

А как быть с немецкими евреями, погибшими на службе в Люфтваффе или Кригсмарине? Это тоже «жертвы Холокоста»? Их таких было немного, но ведь были же. И гораздо больше евреев было включено в деятельность различных государственных служб Венгрии, в том числе оборонных, где отношение к ним было более терпимое, чем в Германии. Фактически они воевали за Гитлера против Советского Союза. Многие тысячи их погибли, тысяч десять попало в советский плен. Конечно, и они в каком-то смысле жертвы, но как-то неловко приравнивать их к тем беззащитным детям, женщинам и старикам, которых просто согнали в овраг, расстреляли и добили лопатами.

Наконец, как быть с евреями, погибшими в бою с оружием в руках в рядах Красной армии? Может быть, им положен «другой статус»? Например, мы знаем романтичную песню «Бригантина». Слова песни написал перед войной молодой поэт Павел Давидович Коган. В сентябре 1942 года он возглавлял разведгруппу и погиб под Новороссийском. Он «жертва Холокоста»? Или он воин, павший в бою за свободу и независимость нашей Родины?

Число «шесть миллионов» можно воспринимать лишь как условное, символическое, подогнанное под число концов шестиконечной звезды, которую в последние два-три столетия стали ассоциировать с еврейством. И в этом смысле я с этим числом совершенно не собираюсь бороться. Если число в принципе неустановимо человеческими способами, то лишь Бог ведает, каково оно. А вдруг и в самом деле ровно шесть миллионов?

Пожалуй, важней определить отношение к термину «холокост» или, точнее, «холокауст» или «холокаутома», то есть к библейскому термину «всесожжение» на древнегреческом языке. На еврейском термину соответствует слово «ола», то есть, «возношение», «поднимающаяся жертва». К геноциду евреев это слово применил бывший узник нацистов Эли Визель, хотя потом он вроде бы колебался. В 2005 году в одном из интервью он заявил, что отказывается от употребления слова «Холокост» по отношению к евреям. Хозяева глобального дискурса это слово канонизировали, однако.

Но я думаю, что нам применять его не стоит. Это слово описывает жертву, которую целиком посвящают Богу. Одно из маргинальных иудаистских осмыслений Катастрофы еврейства во Второй Мировой войне подразумевает некую жертву Богу, знаменующую наступление мессианских времён. Мол, не зря после этого возникло государство Израиль, так что вот, теперь ждём прихода Машиаха.

Для нас, христиан, это уже категорически неприемлемо. Мессия, Иисус Христос, уже пришёл и принёс Себя в Жертву, которая прообразовывалась в Ветхом Завете как раз жертвой всесожжения.

Кроме того, «холокауст» технически подразумевает не только сожжение жертвы, но и её всецелость. От жертвы ничего не остаётся. Всё Богу. Но от еврейского народа, слава Богу, осталось много. В этом смысле образ просто неточен.

Но важней всего то, что те, кто осуществлял геноцид евреев, вовсе не приносили жертву Богу. Уж во всяком случае, не Истинному Богу. Если в мистике Третьего Рейха уничтожение евреев и других «унтерменшей» как-то и осмыслялось, то совсем иначе. Оккультисты из СС и Аненэрбе ожидали появления на земле «сверхчеловека» с небывалыми способностями, и полагали, что этому будет способствовать изменение соотношения между высшей «расой арийцев» и расами «недочеловеков».

Этой «высокой» мистической цели не противоречили и цели прикладные, вроде желания потрафить страстям европейских обывателей, считавших евреев банкирами-кровопийцами, от которых все беды, и которых давно пора как следует пограбить. А докладывать обывателям о том, что грабёж доходил до золота зубных коронок изо ртов трупов, причём вовсе не «банкиров», а сапожников, скрипачей и фельдшеров, было совершенно ни к чему.

Наконец, реальные еврейские банкиры и другие серьёзные деятели, до которых руки нацистов вовсе не были способны дотянуться, вполне хладнокровно допускали массовое истребление евреев Европы с тем расчётом, что это будет способствовать переселению активных и жизнестойких евреев в Палестину, а заодно и создаст после уничтожения Германского Рейха основание для нового глобального дискурса. Вот для этого дискурса слово «Холокост» очень удобно.

Кстати, в Израиле для обозначения геноцида евреев в ходу другой термин – Шоа. Здесь корень слова тот же, что и в слове «шеол» (ад). «Шоа» значит «пустота». Пустота не в смысле отсутствия вещества, а в смысле отсутствия Бога, отсутствия правды и святости. А значит, присутствия всего того, что Богу, правде и святости противится.

20. Бабий Яр. «Дело Бейлиса». Евреи и русские

Но был ли в этом смысл? Смысл провиденциальный?

Киевский Бабий Яр был знаковым событием. Среди всей оккупированной немцами территории Советского Союза именно в Бабьем Яру единомоментно, за несколько дней, уничтожено евреев было больше, чем где бы то ни было ещё. То, что за последующие два года в этот огромный овраг уложили ещё два-три слоя трупов других «врагов Рейха», так что к концу оккупации их там лежало больше, чем оставалось в Киеве жителей, не отменяет того, что Бабий Яр является символом уничтожения именно евреев.

Если же спросить, что было наиболее ярким знаковым событием в Российской Империи в годы перед Первой Мировой войной, то это, конечно, не официозное празднование Трехсотлетия Дома Романовых, и даже не убийство Столыпина. Это так называемое «дело Бейлиса», которое точнее назвать делом об изуверском убийстве мальчика Андрея Ющинского 12 (25) марта 1911 года. Кто и зачем обескровил ребёнка через надрез на сосуде шеи, нанёс на голове и на теле определённое количество ранок и добил уколом в сердце? Почему это было накануне Песаха?

Следствие и процесс шли более двух лет, арестован и обвинён был Мендель Бейлис, хотя очевидно, что убийца был не один. Судом присяжных был установлен ритуальный характер преступления, но в отношении доказанности вины лично Бейлиса голоса разделились поровну, и он был отпущен. Фактически никто наказан не был.

О подробностях нетрудно почитать в разных публикациях, причём и сейчас читатель обнаружит две противоположные версии события. Каждая из них горячо взывает к морали и совести.

Версия обвинения, а точнее, потерпевшей стороны, описывает страдание изуверски замученного ребёнка. Как можно оставить такое безнаказанным?

Версия защиты говорит вообще о другом. Ребёнка будто бы убил неизвестно кто, но обвиняют не только Бейлиса, а весь еврейский народ, приписывая ему ритуальную охоту за кровью христианских младенцев. То есть с помощью «кровавого навета» обвинение готовит грандиозный еврейский погром, и как можно не бороться с таким чудовищным злом?

Были ли убийцы действительно религиозными изуверами, были ли посвящены в их дела кто-то из раввината или из еврейской общественности? Или, наоборот, это были жестокие тайные провокаторы, которым кровь ребёнка сама по себе была не нужна ни для каких ритуалов, а нужен был непримиримый гражданский конфликт, который бы бил по Царской власти?

Из месяца в месяц публиковались материалы на темы процесса, и читатели гневных газет разных направлений сжимали кулаки в жажде справедливости. Сколько из них хотели бы сжимать и пистолеты! Фактически, как мы можем сейчас видеть, шла мобилизация для «красной» и «белой» сторон Революции и Гражданской войны.

Можно констатировать, что «красная» мобилизация прошла успешней. Ведь «белые» сторонники обвинения, которым полагалось бы быть и сторонниками законной власти, просто не могли вести себя столь же разнузданно и действовать вне правового поля. Сторона же защиты фактически была стороной нападения, стороной дискредитации и разрушения Царской России. Не удивительно, что за время следствия и суда погибали свидетели и другие участники только со стороны обвинения, то есть со стороны потерпевших и со стороны правосудия. Но для «широкой общественности» это ничего не значило, ей всё было понятно и так: во всём виновата «власть».

В конце концов она стала «виноватой» и для «белой» стороны, так как не смогла осуществить правосудие. К Февралю 1917 года Царя стало некому поддержать.

Сколько тысяч горячих молодых людей, как евреев, так и всех прочих «передовых и сознательных», взяли вскоре в руки наганы и маузеры и пошли в подвалы Киевской и других «чрезвычаек» вершить дело высшей справедливости, истребляя врагов новой власти? «Красная» мобилизация удалась на славу. Впрочем, сработала и «белая» мобилизация. Гражданская война тому порукой…

Но только к чему весь этот разговор о «знаковых событиях»?

А вот здесь внимание, господа! Почему-то никто не замечает, что яркое знаковое событие в предреволюционной России и столь же яркое знаковое событие в Великой Отечественной войне, разнесенные между собой на три десятка лет, при всей огромности территории России, произошли не просто в одном и том же городе, а в одном и том же месте этого города. Бабий Яр находится как раз между местом убийства Андрея Ющинского и местом его могилы, от которой до нынешнего памятника жертвам Бабьего Яра лишь несколько сот метров.

И это не людских рук дело. Людей – судей, журналистов, историков – можно обмануть, соблазнить, запугать, подкупить, убить. Но нельзя обмануть Бога. А перед нами очевидный знак Божий.

Так что же, получается, «белая» версия «дела Бейлиса» – права? «Бог долго терпит, да больно бьёт»? Руками Гитлера, оказывается, справедливое возмездие постигло грешников? Не зря, мол, столько написано о еврейском засилье в деле Революции! Ведь тут «белым» агитаторам и историкам материала хватало. Образ еврея-комиссара или еврея-чекиста с наганом и в кожанке не надо было выдумывать.

Что ж, да, поучаствовали евреи в грехе Революции. Но только смотрите, как дивно распорядился Бог! Не просто ведь послал кару и страдание. Ведь послал и спасение! И спасением еврейский народ оказывается обязан русскому солдату. Причём красному русскому солдату! «Белая» версия звала русских к отмщению. Но Бог не дал русским согрешить местью. Бог дал русским освятиться подвигом спасения, спасения и самих себя, и евреев. И других народов. И даже немцев, в конце концов.

21. «Зубы грешников сокрушил еси…»

Еврейство не едино. Помимо всех прочих разделений есть разделение на тех, кто служит мамоне, и тех, кто не перестал искать Бога. Или хотя бы тех, кого Бог не перестал искать.

После Победы их отношения с русскими стали особыми. Я говорю не о тех евреях, которые просто стали русскими, через крещение, через браки и всем образом жизни. Я о тех, кто евреем быть не перестал, кто живёт, например, в Израиле и в других странах. Но теперь до самых эсхатологических дней их отношение к русским будет другим. Испытание войной положило на них особую печать братства и благодарности, и эта память скажется в самый важный момент конечного выбора.

Бог явил много символических знаков. Все уже знают, что в победном 1945 году Пасха пришлась на день Святого Георгия Победоносца, 6 мая по новому стилю. Но вот ещё один удивительный знак.

Сокрушение зубов – очевидный библейский символ победы над врагом. И где же были зубы Гитлера 8 и 9 мая 1945 года, в День Победы? Эти зубы, извлечённые из обгоревшего трупа, лежали в картонной коробочке, и носила её по Берлину в своей сумке Елена Моисеевна Каган, военный переводчик штаба 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта. Она участвовала в идентификации тела Гитлера по его зубам, и с помощью найденного зубного техника и соответствующих стоматологических документов принадлежность зубов Фюреру Рейха в конце концов была подтверждена.

Приведу фрагмент из моей поэмы «Я русский»:

Вот символ, сугубый и грубый, —

Победа — и вражеский крах:

Горелые Гитлера зубы

У русской еврейки в руках,

 

В коробке, девятого мая,

В Берлине, когда, ошалев,

Несла она их, вспоминая

Заснеженный выжженный Ржев.

 

И ей тоже должно быть мною…

Елена Моисеевна ушла на войну добровольцем, и в 1942-43 годах служила переводчиком на фронте в районе Ржева, откуда её писательский псевдоним – Елена Ржевская. Она, кстати, была женой уже упомянутого поэта Павла Давидовича Когана, погибшего в 1942 году под Новороссийском.

Собственно, что можно добавить к сказанному Богом? У Бога слово и дело не различаются.

А всё же, что Он сказал нам Русской Революцией?

22. Сребролюбие. Вавилон и Революция

Вавилонское пленение России – это пленение финансовым глобализмом. Оно началось не в 1917 году, а в тот трудно определимый момент, когда Россия стала включаться в этот глобальный финансовый проект, где Русское Православное Царство могло быть лишь пищей, жертвенным животным для культа Золотого тельца, или для Молоха. У нас иногда любят хвалить Витте с его золотым рублём – так вот, возможно, введение этого рубля и создало инструмент по перекачке русских ресурсов в западные банки. Но русский капитализм, мир Лужина, так ужаснувший Достоевского, уже пророс в русскую жизнь и до Витте.

Так или иначе Вавилон, о котором идёт речь – это не тот страшный, величественный, но всё же простецкий локальный золотой Вавилон Навуходоносора, который «мене, мене, текел, упарсин» – раз, два – и сменился на серебряное персидское царство. А это тот Вавилон книги Бытия, он же Вавилон Апокалипсиса, который являет собой всемирную инженерную и финансовую деятельность.

Безымянные «они» (Бытие 11:2), ушедшие с востока, без царя и священства, энтузиасты корпоративной деятельности, «делают себе имя» сами. Бог им не нужен, они просто о Нём и знать не думают, а цель их – «рассеяться по лицу земли». Рассеяться не в смысле «исчезнуть», «распылиться», а в смысле насадиться повсюду, заразить собой и заменить собой всю остальную жизнь.

 Эта деятельность – это «башня», «глава которой в небе». То есть если «глава», или «начало» (по-еврейски «рош») в небе, то они строят именно вниз, от неба к земле, и затем по земле горизонтально во все стороны. Они идут с востока – значит, для них всё, любое направление – это «запад». Запад. Всё у них земное, человеческое, глиняное. Кирпич, смола. Ноль, единица. Эрос, танатос. Педаль газа, педаль тормоза.

Унифицированный кирпич из глины, которая есть символ человека («прах земли»). Обожжённые кирпичи соединяются в монолит асфальтом, смолой – «медиа». Они соединены, но при этом изолированы друг от друга. Тут нет той умелой связи «дерев четвероугольных», как в ковчеге Ноя, или как в том искусстве строительства, которым владел на земле строитель («тектон») Иосиф и его юридический сын Иисус, Сын Божий.

 Именно этот пленяющий человека вавилонский проект и вызвал схождение Самого Бога на землю посмотреть на строителей башни и разорить их деятельность, прекратить тот непредставимый нам теперь единый способ говорения, и «замесить» людям разные языки, создав «языки», т. е. народы, ставшие отныне создавать национальные государства и наднациональные империи, но неспособные к единому глобальному проекту, – пока не родится Церковь Христова.

Или – пока не придёт её враг и её подмена, Вавилон книги Откровения: великий город всемирной торговли, и он же – блудница, вином блудодеяния совратившая все народы.

Этот Вавилон поджёг мировую войну и разрушил царства с тем, чтобы пленить народы. Разрушил и Русское царство и посягнул на Русскую церковь, но прежде попытавшись обаять и соблазнить иерархов церкви. Предательский Февраль должен был смениться Октябрём, этим вооружённым путчем, цель которого, с точки зрения всемирной тайны беззакония – аннулировать и возможную демократическую легитимность нового государства, и физически истребить царскую династию, затруднив возможную реставрацию монархии. А заодно и разорить Россию в неизбежной Гражданской войне, в которой хозяева денег смогут помогать разным сторонам схватки и ставить их в зависимость от себя.

Но есть ещё и тайна спасения. Не всё идёт так, как планирует мировая финансовая «закулиса».

Главные деятели большевистского этапа Революции – это Ленин, Троцкий, Свердлов. Ленин, как и вся разношёрстная эмигрантская революционная тусовка, давно, десятилетиями, был на содержании спецслужб, и отнюдь не кайзеровских. Проезд в Петроград через воюющую Германию – это эпизод для отвода глаз. Троцкий – тот и вовсе в начале 1917 года получает из рук Президента США Вудро Вильсона американский паспорт, а его дядя банкир Животовский вполне в курсе дел того пула банкиров, которые при попустительстве Вильсона в нарушение американской Конституции создали Федеральную Резервную Систему и приватизировали долларовую пирамиду, начав планомерный захват мира.

Младший брат Якова Свердлова Вениамин успел поработать на Бродвее 120 банкирчиком, решая текущие вопросы перевода денег революционерам. Дальше он вернулся в охваченную Революцией Россию, поработал там на разных должностях и сгинул в 1938 году как «троцкист».

Сам же Яков Свердлов был тесно связан как с революционерами и с их заморскими кураторами, так и с уральскими уголовниками. Есть свидетельства, что он ещё увлекался и какой-то чёрной мистикой, оккультными колдовскими практиками[1].

Так хорошо начавшийся проект сорвался. Свердлов, успев истребить царскую династию, вдруг в начале 1919 года умер. Троцкий старательно играл свою роль поджигателя мировой революции, но Россия (во главе которой ведь тайно была Державная Царица Небесная) оказалась непредсказуемой страной с загадочным юродивым народом, и при всём своём артистизме Троцкий не мог найти к нему ключа.

А вот Ленин смог. Поэтому и стоят на Руси тысячи памятников этому кровавому вождю, при котором бедствия постигли нас невиданные.

Ну не может русский народ жить по денежной выгоде. Деньги деньгами, всем они нужны, а всё равно жить народ хочет по-братски. По-коммунистически.

Ребята, мы знаем о монашестве, что есть монахи-отшельники, есть также монастыри особножительные, и есть общежительные монастыри, где всё общее, все призваны к братской любви, и где все братья должны не за страх, а за совесть подчиняться настоятелю. «Общежитие» в переводе на латинский – это «коммунизм». При всей гегельянско-марксистской попытке западного ума всё обосновать «научно», в своей сути коммунизм предполагал просто идеал братства. Без погони за выгодой. Без предопределённого разделения людей на чистых и грязных. Без господ и слуг. Без изгоев. Без продажи людей, хоть в рабство, хоть почасово. Вообще без продажности. И этот идеал – он и в Европе идеал. Хотя и в разной мере в разных народах.

Ленин глубоко сидел на крючке спецслужб Англии и США. Но он, как оказалось, действительно верил в утопическую идею построения братского общества на земле и, захватив власть в России и будучи гениальным тактиком, стал планомерно, не сразу выдавая себя,  сходить с заграничного крючка. Да, большевики на первых этапах получали огромную помощь от американцев. Уильям Бойз Томпсон (Чэйс Мэнхэттен Банк, Федеральная Резервная система) лично переслал большевикам миллион долларов. Он организовал «Миссию Красного Креста», в которой были банкиры, адвокаты, журналисты.

Вспомним похороненного у Кремлёвской стены Джона Рида. Кем он был? Талантливым бескорыстным репортёром-романтиком, каким его описала Елизавета Драбкина в советской книжке для детей «Навстречу бурям»? Возможно, такой и был нужен для отвода глаз и для информационного обеспечения захвата власти большевиками, для создания героического образа нового светлого мира. И сам он, возможно, искренне ненавидел власть Золотого тельца и верил в коммунизм. А возможно, он был умелым разведчиком и просто цинично ваял красного идола для русских, как спустя несколько лет его близкий приятель по Гарварду Эрнст Ганфштенгль (Hanfstaengl) будет ваять нацизм для немцев, а Лоуренс Аравийский ваял тогдашнюю «арабскую весну».

Нет, я не хочу сказать, что нашу Революцию «сваял» Джон Рид, а немецкий нацизм – Ганфштенгль. Очевидно, что это слишком грандиозные и эпохальные явления, чтобы их могли сконструировать журналисты или агенты разведок. Но эти явления не просто «случились». Их делали своими делами люди (а над всеми делами был Промысл).

Помощь от Уолл-стрит большевикам, конечно, была двурушной. Запускался механизм разрушительной Гражданской войны и, на следующем этапе, механизм ограбления и закабаления России. А Ленин сумел, попользовавшись и заграничной помощью, найти в противовес ей опору и в захваченной революционерами России, надолго ставшей Россией Советской. В этом он оказался мастером, и заграничные кураторы Русской революции, вероятно, не раз пожалели, что поставили на него. Вероятно, что и покушения на Ленина были делом рук вовсе не белых или стихийных «мстителей», а как раз финансовых кругов Запада, раскусивших его игру.

А опираться Ленин в своей игре стал как раз на этот народный идеал братства. Для него и Церковь Христова была связанной с миром эксплуатации человека человеком, и отвергалась так же, как и все прочие атрибуты денежного рабства. Старый мир со всеми его классами и прослойками подлежал уничтожению, как и все, кто из этих классов и прослоек не успел или не захотел выскочить.

Красный революционный террор, естественно, поднял «белое» контрреволюционное движение, но оно точно так же вынуждено было прибегать к реквизициям и террору, порой абсолютно зверскому и отчаянному, как в Майкопе в сентябре 1918 года, а решиться поднять знамя братского идеала на основе реставрации подлинной Православной Монархии белые не решились. А ведь народ пошёл бы за этим знаменем.

Но во-первых, многие из белых сами были революционерами, только пожиже, чем большевики, а во-вторых, заграничные «помощники» много им сулили, но лишь при условии отказа от идеала царской власти. И белые проиграли. Василий Шульгин, прошедший с белыми весь путь отступления, горько заметил в книге «1920» об отношении народа к ним: «Увы, "освободителям русского народа" нельзя оставаться в одиночку... Убивают».

И не комиссары с маузерами, а Ваньки да Грицьки с вилами да обрезами убивают. Белые могли являть чудеса бескорыстности, храбрости и военной смекалки, могли за одного своего павшего воина укладывать десяток врагов, но для народа они всё равно оставались защитниками ненавистного мира наживы, мира говоривших по-немецки да по-французски самовлюблённых «графьёв» и «буржуев», лицемерного мира лакированной кривды. И если они ещё и в храме с попом Богу молятся, так тем хуже для попа и храма.

И перед лицом этой ненависти и белые обязывались быть люто непримиримыми и беспощадными. Белая эмиграция многолика. В ней были и святые. Были те, кто со временем примирился с Советской Россией в той или иной форме. Но непримиримых в ней было очень много. Они принесли в Европу и Америку образ бесчеловечного большевика-коммуниста, в борьбе с которым позволительно всё, и когда через полтора-два десятка лет после их исхода из России ликом Европы станут батальоны и дивизии SS, то свой вклад в их духовное становление внесли и белые борцы.

Ещё в 1911 году Борис Савинков, эсер-террорист, подготовивший убийство Великого князя Сергия, впоследствии Военный министр Временного правительства и один из ключевых организаторов Белого движения, прочувствовал этот вектор белого дела в своих стихах:

…Я знаю, жжёт святой огонь,

Убийца в град Христов не внидет,

Его затопчет Бледный Конь

И Царь царей возненавидит.

Мы сказали, что Революция – это предельный вид греха, и тут же – о том, что Россия влеклась к 1917 году неотвратимо, как по Божьей воле. Так что же, Бог вёл ко греху?!

Преступление русской Революции готовилось давно. 1917 год – это уже фактически наказание за преступление (вспомним, что на библейском языке это одно и то же еврейское слово: авон). Уже Достоевский описывал пропитанное этим грехом русское общество, искавшее пути к своему революционному самоубийству. Но был ещё более страшный и более абсолютный грех, так же пропитывавший Россию. Православную пока ещё внешне Россию, хотя этот покров церковности становился всё тоньше. Но грех этот пропитывал не одну только Россию. Как и Революция, он тоже шёл с Запада. И это он был первичен даже по отношению ко греху Революции. Что же это за грех?

Это грех сребролюбия. Апостол называет его «корнем всех зол». Не гордость, не убийство, не ложь, не революцию даже – а сребролюбие. Почему?!

23. Сребролюбие. Гой ло касаф (Соф. 2:1)

Благой памяти Евгений Авдеенко проницательно разбирает эту тему. Он толкует:

У пророка Софонии находим жестокий упрёк народу Израиля: «Народ не жаждет» (Соф. 2:1). Считают, что этот стих или испорчен или недописан. Смысл его не понимают. Что это значит: «народ не жаждет»? Это означает, что народ к Богу охладел. Интересно, что эта высокая «жажда» обозначена словом обиходной и даже низменной алчбы: касáф כּסף – «жаждать», а того же корня кéсеф כּסף – «серебро, деньги». Людям Израиля было дано Откровение и богообщение, и если человек (или народ) его не «жаждет» (касáф), то он впадает в жадность к деньгам (кéсеф).

То, что в еврейском языке слова «жаждать» и «деньги» – одного корня, показывает, чтó было великим, даже величайшим искушением для еврейского народа: само обладание большими деньгами могло именно в Израиле быть знаком того, что такому богачу (или Израилю) спасение души – «возрождение и обновление Святым Духом» (Тит. 3:5) – стало и далеко, и трудно: «Трудно (неудобь) богатому войти в Царство Небесное» (Мф. 19:23).

В Израиле как нигде сильно звучало слово: «Корень всех зол есть сребролюбие», ибо жажда денег прямо отвращала от веры. «Корень всех зол есть сребролюбие, которому предавшись» – которого возжелав: ὀρεγόμενοι, то есть «возжелав сребролюбия» – «некоторые заблудились от веры и себя пронзили страданьями многими» (1 Тим. 6:10).

Жажда наживы – коварная страсть, потому что не утоляется от наживы, но умножается от неё: вначале человек «жаждет» денег, так возникает «сребролюбие». Затем человек «желает» самого «сребролюбия», и это уже закольцованная на себя дурная бесконечность. Такой человек попадает под брюхо левиафана.

Еврейский язык обнаруживает ловушку диавола: если «пожелать желаемого» (касáф ле-кéсеф – это так естественно), – станешь сребролюбцем, охладеешь к Богу, погибнешь. Мысль апостола Павла – в том, что если пожелать желаемого, то возжелаешь самого этого желания… Святые отцы говорят, что сребролюбие есть крайняя форма идолопоклонства и потому противоречит первой заповеди: «Не будет у тебя богов других, кроме Меня» (Исх. 20:3).

Христиане должны знать, что всё золото мира находится под брюхом левиафана, и нимало тем не смущаться, потому что от левиафана-диавола их может остеречь одно решительное действие – нужно искоренить в себе сребролюбие. Если соблюдать одну первую заповедь, но в чистоте, то всё золото мира окажется против христиан – ничтожным. Отношение к деньгам в рамках библейского мировоззрения – простое: тем, кому дано Откровение и богообщение, современным христианам, как евреям древности, особо нужно стеречься жажды – жадности до денег.

По-моему, разъяснение Евгения Авдеенко вполне достаточно, чтобы догадаться, зачем Бог вырвал Россию с её знаменитым декадентским «серебряным веком» и золотым рублём из среды «цивилизованных народов» и поставил на стезю героических свершений эпохи Сталина, покончившей и с НЭПом, и с Троцким, и с Гитлером, и с зависимостью от западных держав. Да, тогда мало кто мог понять, что страна взорванных храмов и превращённых в тюрьмы монастырей творила Божью заповедь. Но сейчас-то, оглянувшись и на наш русский путь, и на то, чем стал сегодня нерусский мир вокруг нас?

Наверное, понятней станет и поведение Государя Николая в страшные дни февраля и марта 1917 года. Святые чувствуют волю Божию и не противятся ей. Мир, сделавший сребролюбие своим законом, покатился к принятию сына погибели, предтечей которого был Гитлер. Но Россия, казалось бы, изменившая Богу, не перестала удерживать (2 Сол. 2:7) мир от этого падения. Удерживает и сейчас. Не удивительно, что мир сребролюбия ненавидит её. А те, кто не обольщён им, видят в ней надежду.

24. Траян и Григорий Двоеслов

Не нужно делать вид, будто какие-то сумасшедшие из Сталина лепят святого, и надо всем честным людям противостать этому. Не лепят из него святого, и вовсе не икону его собирались изобразить в мемориальном храме. Но он и не то чудовище, на которое и взглянуть человеку нельзя.

Если внешний враг был однозначно злодейским и нёс смерть, то жестокость внутреннего режима в тех конкретных исторических обстоятельствах оказывалась спасительной для сохранения жизни. Сталин, этот расколдованный упырь Революции, стал точкой сборки разъятой России, той сказочной «мёртвой водой», которая срастила рассечённое тело страны и народа. Может быть, не сам даже Сталин был сказочной «мёртвой водой», а вот это ТЕРПЕНИЕ народом Сталина. А «живую воду» — это потом...

 В известном смысле Сталин уже внесён в сакральное пространство – не отдельного храма, а Церкви как таковой. Он крещён, и после его смерти Патриарх Алексий (Симанский) и многие другие священники служили панихиды о нём. Были и заочные отпевания.

 Тем не менее ещё раз спросим: был ли Сталин гонителем Церкви?

 Да, по крайней мере соучастником гонений в определённый – и немалый – период  был. А как относиться к гонителю? Можно ли быть гонителю благодарным, и можно ли надеяться, что он будет прощён и обрящет спасение?

В конце концов, если уж считать Сталина гонителем Церкви, то бывали и другие гонители. Например, Римский император Траян (в другом написании – Троян). Но вот какая странность: по молитве святого Григория Двоеслова душа Траяна избавлена вечных мучений.

Эта история была упомянута св. Марком Эфесским на Ферраро-Флорентийском соборе. Впоследствии её кратко упоминал св. Филарет (Дроздов) и более подробно – иеромонах Серафим (Роуз). Он цитирует английское житие восьмого века святителя Григория Двоеслова, папы Римского с 590 по 604 год (который, помимо его других великих свершений на стези святости, много потрудился для христианского просвещения Англии). Вот что с ним было:

«Однажды, пересекая Форум, великолепное творение, которое, как говорят, было воздвигнуто Трояном, он обнаружил, тщательно изучая его, что, будучи язычником, Троян всё же сотворил дело столь великого милосердия, что оно казалось делом больше христианина, а не язычника. Ибо рассказывают, что когда он во главе армии поспешно выступал против врага, его разжалобили слова одной вдовы и император всего мира остановился. Она сказала: "Господин Троян, вот люди, которые убили моего сына и не хотят платить мне возмещение". Он ответил: "Скажи мне об этом, когда я вернусь, и я заставлю их дать тебе возмещение". Но она ответила: "Господин, если ты никогда не вернёшься, мне не будет помощи". Тогда, стоя во всём своём вооружении, он заставил ответчиков тотчас в его присутствии заплатить возмещение, которое они были должны. Когда Григорий узнал об этой истории, он познал, что это то, о чём читаем в Писании: "Защищайте сироту, вступайтесь за вдову. Тогда приидите, и рассудим, говорит Господь..." (Ис. 1:17-18).

Поскольку Григорий не знал, что делать, чтобы утешить душу этого человека, который напомнил ему эти слова, он пошёл в церковь св. Петра и проливал потоки слёз, как было у него в обычае, пока, наконец, не получил через Божественное откровение уверение, что его молитвы услышаны, видя, что он никогда не брался просить это ни за какого другого язычника».

Дальше отец Серафим заключает: «Поскольку Церковь не приносит общественных молитв за умерших неверующих, ясно, что это избавление от ада было плодом личной молитвы св. Григория. Хотя это и редкий случай, но он даёт надежду тем, чьи близкие умерли вне веры». (Приношение православного американца. Сборник трудов отца Серафима Платинского. М., 2008. С. 196).

Не будем касаться богословских тонкостей того, что понимать под «избавлением от ада». Для нашей темы важней пример отношения святого человека к гонителю Церкви. А Траян, образцовый добросовестный древнеримский правитель, был не только гонителем Церкви. Под его умелым гражданским и военным руководством должность императора интерпретировалась как земное наместничество божественного порядка. Он и по своей должности императора был главой коллегии жрецов, и сам, как император, был объектом официального языческого культа.

Это был не фигуральный, «разоблачённый» при Хрущёве «культ личности», а реальный языческий культ, имевший в разных местах Римской империи разные формы, но вполне включавший в себя принесение жертв на алтарях. В атеистическом СССР энтузиасты подхалимажа воскурять фимиам Сталину могли, но только в качестве фигуры речи. Фимиам Траяну на алтарях был вполне настоящим. Траян по-настоящему занимал то место, которое подобает Богу.

Но в какую меру Траян был гонителем Церкви? В православном житии священномученика Климента император Траян указывается непосредственным инициатором гонений на христианскую общину Херсонеса и казни святого Климента около 100 года.

Ярким свидетельством отношений римского государства и христианства является переписка Траяна с Плинием Младшим (Секундом) во время наместничества последнего в Вифинии. Христианские общины с точки зрения римского законодательства рассматривались как коллегии – объединения лиц, связанные отправлением культа или общей профессией. Их деятельность регулировалась имперским законодательством, которое требовало, как минимум, регистрацию и получение разрешения. Христианские же общины Вифинии в силу распространённых тогда эсхатологических настроений от любого взаимодействия с мирскими властями отказывались, что и привело к расследованию.

На запрос Плиния Траян ответил, что анонимные доносы принимать не следует, однако в случае доказанности принадлежности к христианам следует требовать простого отречения. Только в случае отказа отречься от новой религии необходимо прибегать к наказанию.

В 107 году во время похода против армян император Траян проходил через Антиохию. Ему доложили, что святитель Игнатий исповедует Христа, учит презирать богатство, хранить девство и не приносить жертву римским богам. Император вызвал святителя и потребовал, чтобы он прекратил свою проповедь о Христе. Старец отказался. Тогда его в оковах послали в Рим, где на потеху народа он был отдан на растерзание зверям в Колизее. По пути в Рим он написал семь посланий, которые сохранились до наших дней.

Траян – это образцовый усердный гонитель Церкви, хотя, как видим, и добродетелям было место в его душе. И вот Господь по молитве святого милует эту душу. А что же Сталин?

Конечно, как гонитель Сталин лично вовсе не отличался усердием в борьбе с Церковью. В этом среди большевиков было кому себя проявить и без него. Кого-то Сталин даже лично ограждал от преследования, как архиепископа Димитрия, в схиме Антония (Абашидзе). Иначе говоря, в гонениях на Церковь Траяна он вряд ли превосходил.

Но защитил ли он вдовицу, как Траян?

Существует немало апофтегм о Сталине, с помощью которых его можно представить защитником вдов и сирот и поборником справедливости. Ещё проще найти рассказы о его беспощадности, или привести законы и постановления, которые, к примеру, лишали пособий сирот и вдов тех павших в боях красноармейцев, чьё отцовство или брак не были зафиксированы в органах ЗАГСа, а таких среди сельского населения предвоенного СССР было немало в силу разных причин.

Но всё это второстепенно. Суть ведь не в эпизодах из жизни Сталина. Много кто знал о Траяне всё то, что узнал о нём и Римский святитель Григорий, но только именно он почему-то упал перед Богом в слёзной молитве за императора Рима и был услышан.

Я тоже мог бы сказать, что по примеру Григория надо вымолить Сталина, если уж полагать его таким страшным гонителем, а не выталкивать его из храма, из памяти, из истории. Но только это то же самое, что предложить нам всем стать святыми в меру Григория Двоеслова.

А впрочем, разве не этого от нас хочет Бог?

Для начала, может быть, хотя бы попробовать быть благодарным за то, за что можно быть благодарным? За Победу в смертельной войне? Вообще, быть благодарным – это правильно, а неблагодарным – неправильно. Господа, вы знаете об этом?

Когда человек на склоне лет вспоминает своих родителей, учителей и начальников, то нормально, если он вспоминает их с благодарностью, хотя наверняка в его жизни было немало обид от них. Забывать обиды – это и есть то прощение, которого от нас ждёт и требует Бог. Отсутствие благодарности и прощения обернётся ропотом на отечество и на Бога.

Но, как сказал Пушкин в ответ на обличения Чаадаевым сталинского террора в СССР, «…pour rien au monde je n’aurais voulu changer de patrie, ni avoir d’autre histoire que celle de nos ancêtres, telle que Dieu nous l’a donnée (…ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков, какой нам Бог её дал)».

25. Священник Дмитрий Дудко о Сталине

Много кто с уважением отзывался о Сталине, и нелепо было бы тут бесконечно добавлять цитаты хоть Черчилля, хоть Мао Цзэдуна, или Митрополита Гор Ливанских Илии Карама, или Великого князя Александра Михайловича Романова, или Патриарха Алексия Первого, или уехавшего в Париж писателя-фронтовика Виктора Некрасова. Но отцу Дмитрию Дудко предоставим всё же слово.

Священник Дмитрий Дудко родился в 1922 году в семье крестьянина. Отец – Сергей Ермолаевич Дудко – был арестован в 1937 году за отказ вступить в колхоз. Мать – Елизавета Никаноровна Дудко – воспитывала четырёх детей: Дмитрия, Владимира, Николая и Матрёну. В 1941-43 годах был на оккупированной территории. В 1943 Дмитрий призван в Красную Армию, воевал. В 1944 был комиссован после ранения и перенесённой болезни (тифа). В 1945 году поступил в Московскую Духовную семинарию. После её окончания переведён в Духовную академию. 20 января 1948 года был арестован и приговорён к десяти годам лагерей с последующими пятью годами поражения в правах по статье 58 – 10 УК РСФСР (антисоветская агитация и пропаганда). В 1956 году освобождён. Был восстановлен в Академии, окончил её в 1960 и рукоположен в священники. Служил в Московском храме Петра и Павла. В 1963 году храм был закрыт и взорван. Дмитрий Дудко был переведён служить в храм Святителя Николая на Преображенском кладбище. Скончался 28 июня 2004 года.

Вот что сказал сам отец Дмитрий Дудко в 1995 году:

Теперь вот настало время реабилитировать Сталина. Впрочем, не его только, но само понятие государственности. Сегодня мы сами воочию можем увидеть, какое преступление есть безгосударственность и какое благо – государственность! Как ни кричат, что в советское время много погибло в лагерях, но сколько гибнет сейчас – безнаказанно, безвестно? Ни в какое сравнение не идёт та гибель. Весь ограбленный и обманутый народ теперь вздыхает: был бы Сталин, не было б такой разрухи!

Но эта реабилитация, так сказать, с человеческой точки зрения, а я скажу – с духовной, поскольку я священник. Начну сразу с вопроса. Что лучше – «деспотизм» сталинских времён или демократия нашего времени? Нет, господа, перед жестокостью демократии бледнеет всякий деспотизм. Скажите, когда было больше обездоленных, заключённых, когда преступность и безнравственность имела такую свободу на улицах и на телевидении, в печати? Когда ещё, в какие времена, весь народ, за исключением немногих, сидел на голодном пайке? Когда и какие правители с таким цинизмом, как теперь, разрушали собственную экономику в угоду более сильному соседу?

Но как сообразовать сталинизм с христианскими понятиями, спросят у меня? Ведь при сталинском деспотизме всё было опутано атеизмом. Атеизм был везде и всюду. Но, видимо, не случайно философ Н. Бердяев говорил: атеизм – это дверь к Богу с чёрного хода. И мы сейчас видим, как многие атеисты стали по-настоящему верующими.

Я никогда не забуду, как один высокопоставленный коммунист мне сказал, что, хотя он и атеист, но воспитан на православной традиции. Да, как ни покажется странным, но в русском атеизме-социализме есть и православная традиция, поэтому коммунистическое движение в России вписывается в русскую историю. Это часть нашей истории, которую не вычеркнуть. А вот будет ли сегодняшняя демократия частью нашей истории? Ведь она, не посоветовавшись с Западом, ничего не предпринимает? Это чуждое явление для России!

Сталин был деспот, да, но он был ближе к Богу. Наши Патриархи, особенно Сергий и Алексий, называли Сталина богоданным вождём. К ним присоединялись и другие, такие, как крупный учёный и богослов архиепископ Лука Войно-Ясенецкий. Кстати, сидевший при Сталине, но это не помешало ему назвать Сталина богоданным.

Да, Сталин нам дан Богом! Он создал такую державу, которую сколько ни разваливают, а не могут до конца развалить. Даже поверженной, её боятся хвалёные капиталистические страны.

Есть у Сталина такое выражение: «Прошлое принадлежит Богу». Если с Божеской точки посмотреть на Сталина, то это в самом деле был особый человек, Богом данный, Богом хранимый, об этом свидетельствуют даже его противники.

Поэтому я, как православный христианин и русский патриот, низко кланяюсь Сталину.

«Чур, перекрестись…» – да, это я слышу. Кому кланяешься, мол, не антихристу ли?

А вот вам я задам вопрос. Антихрист придёт от атеистов или верующих? В том-то и дело, что от верующих, на Библии будет клясться. Поэтому я утверждаю по Евангелию: один сказал «пойду» и не пошёл, другой сказал «не пойду», но пошёл.

Сталин с внешней стороны атеист, но на самом деле он верующий человек. Не случайно в Русской Православной Церкви ему пропели, когда он умер, вечную память. Не случайно он учился в Духовной Семинарии, хотя и потерял там веру, но чтоб по-настоящему её обрести. А мы этого не понимаем… Но самое главное всё-таки, что Сталин по-отечески заботился о России. И поэтому Сталин, по крайней мере для меня, законным образом стоит рядом с Суворовым…

26. Послушник

 

Поговорим о вечности с тобою:

Конечно, я во многом виноват!

Но кто-то правил и моей судьбою,

Я ощущал тот вездесущий взгляд.

 

Он не давал ни сна мне, ни покоя,

Он жил во мне и правил свыше мной.

И я, как раб вселенского настроя,

Железной волей управлял страной.

 

Кем был мой тайный, высший повелитель?

Чего хотел он, управляя мной?

Я словно раб, судья и исполнитель —

Был всем над этой нищею страной.

 

И было всё тогда непостижимо:

Откуда брались силы, воля, власть.

Моя душа, как колесо машины,

Переминала миллионов страсть.

 

И лишь потом, весною, в 45-м,

Он прошептал мне тихо на ушко:

«Ты был моим послушником, солдатом,

И твой покой уже недалеко!»

 

И. В. Сталин. 1949.

 

2020 – 8 (21) мая (апостола Иоанна Богослова) 2021.

Дополнено в августе 2023.              

 

[1] Был ещё старший брат, Завель, в крещении Зиновий, после крещения усыновлённый Максимом Горьким, соответственно, имевший фамилию Пешков, служивший затем во французской армии, и в Гражданскую войну бывший одним из представителей Антанты при Колчаке, а потом проживший ещё немалую и насыщенную событиями жизнь, став другом де Голля и кавалером ордена Почётного Легиона. С Церковью не враждовал, похоронен с православной иконой в гробу.

Дорогие братья и сестры! Мы существуем исключительно на ваши пожертвования. Поддержите нас! Перевод картой:

Другие способы платежа:      

Комментарии

18.09.2023 - 07:32 :

Братья и сестры, посмотрите мнение протоиерея Димитрия Смирнова о Сталине. Оно резко идёт вразрез со статьёй. О.Димитрий - это наш современный духовный ориентир, камертон, по которому можно с уверенностью сверять, на правильном ли пути человек или его уводит куда-то в сторону.

22.09.2023 - 12:32 :

Сталин не дан Богом, это кощунственно так увтерждать. А то получается Богу угодно уничтожение и страдания новомучеников и исповедников, разорение страны и Церкви. Сталин попущен Богом за грехи людей, как попущен любой тиран. Не навязывайте людям Сталина!

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
13 + 3 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+