Перейти к основному содержанию

20:41 25.05.2022

Декоммунизация Украины означает отмену самого создания большевиками Украины

21.04.2022 11:24:58

Е. Никифоров: - Здравствуйте, у микрофона Евгений Никифоров. Сегодняшний мой собеседник Леонид Петрович Решетников, генерал-лейтенант, президент фонда «Наследие», наш старинный постоянный автор, который дает всегда компетентную, новую и неожиданную информацию. Сегодня я хотел поговорить с Вами о тех претензиях, которые предъявляются к действиям нашей армии на Украине. Не проследили, не допоняли, не дорешали, не было связи – все эти претензии к нашей армии, ее действиям и планированию их обоснованы? Помните сюжет Михалкова в последнем «Бесогоне»? Один молодой  человек, умный и патриотичный по сути, говорит, обращаясь к Путину: «Владимир Владимирович, мы все поймем, Вы сумели нас объединить вокруг себя, идеи, мы готовы и дальше с Вами быть, только Бога ради не предайте нас». Все же этого боятся? Мы боимся не только за то, чтобы Путин держал свою линию, мы хотим быть уверены, что он не будет вилять. Мы видим громадное доверие к генеральному штабу, к Шойгу, поэтому если будет в какой-то степени нарушено доверие к ним  во время военных действий – это будет просто губительно.

Л.П. Решетников: - Если говорить о нашем президенте, то никаких сомнений вообще быть не должно. Президент все сказал перед началом военных действий, призвал народ, объяснил, нет никаких сомнений, что он не отойдет от этой линии. Операция будет доведена до конца. Она преследует целью не только демилитаризацию, денацификацию, но и декоммунизацию Украины. Отменяются все решения, которые приняли большевики при создании советской Украины, а также само создание советской Украины, создание на территории исконно российской. Судьба этой территории будет решаться теперь иначе - по пути воссоздания единого Российского государство без союзных республик. Согласны ли с этим политические силы в нашей стране? Никто открыто не возражает, кроме артистов и певцов.

Е. Никифоров: - Это отдельная республика.

Л.П. Решетников: - Верно. Частично они выехали, частично здесь остались. Но такие решения по Украине - поворот к исторической России. Сейчас военные действия еще не достигли кульминации, а мы уже говорим, что возможна Таврическая губерния с Херсоном с половиной Запорожской области, Мелитополь, Бердянск. Об этом говорят не только эксперты, но и официальные лица. Георгий Мурадов, постоянный представитель Крыма при президенте, на днях говорил  об этом несколько раз. Вырисовывается судьба региона.

Е. Никифоров: - Мне кажется, что это уже экономически необратимый процесс, потому что один «канал» чего стоит. Договариваться с ребятами невозможно: будем платить – а не нужны ваши деньги, так в Херсоне все сохнет и ничего не растет – а и пусть не растет. Мы будем платить за электричество, а не надо нам ваших денег. Не дадим, будет блокада. А как это может быть, что вопросы воссоединения решаются бомбёжкой, блокадой – как можно объединиться, если отношений никаких нет?!

Л.П. Решетников: - Согласен с Вами. Там идёт процесс – создаются временные администрации гражданские, военные в той части Харьковской области, которая находится под контролем наших войск. Зачем? Есть мысли на счет этой территории. Задачи не в памятниках, ставить их или нет, а в том, что мы должны исправить катастрофическую ошибку, которая родилась в 1918-19 годах созданием огромной советской Украины, государства, которое выросло в антироссию. Все антироссийские силы заграничные этим воспользовались и создали агрессивную Россию. Произошел процесс перерождения людей. Потомки тысячелетней истории нашей отказались от своего имени – русские, а чтобы вытравить это, надо перевернуть все, отказаться от всего, такая ненависть… Бывают случаи, когда муж и жена долго жили, а потом расходятся, и появляется дикая ненависть друг ко другу. Ненависть от того, что они отказались от заветов предков, от истории, как раз и делает их такими жестокими. Это сатанизм. Не нацизм, радикальный национализм, украинство – нет, они демонстрируют сатанизм. Наш президент это четко и ясно в начале событий сформулировал и надо на это опираться. Есть и другие силы  - кто-то мечтает, что будет другая Украина. А зачем? Чтобы ее опять накачали наши противники? По сути мы воюем не с Украиной, но с коллективным западом. Ситуация в театре боевых действий такая, что наши вооружённые силы и силы Донецка, Луганска, союзные силы Осетии постоянно сталкиваются с американцами. Не физически, но весь контроль театра военных действий осуществляет огромный корпус спутников американских, который сам по себе превышает наш, так туда еще добавляются английские, немецкие, французские спутники. Они синхронизированы между собой. Самолеты этой электронной разведки летают все время от Болгарии, Румынии, Венгрии, Чехии, Польши – практически по границе театра военных действий.

Е. Никифоров: - Такое покрытие идет, что они просматривают всю европейскую территорию России.

Л.П. Решетников: - Просматривают! Украинская сторона, киевская воюет практически в онлайн режиме. Это как по телевизору - минуты – и вот уже пришла информация, еще минуты – и наносится удар. Остановится машина на открытом месте, вышли люди покурить, задержались на три минуты – жди удар. У них потому в самом начале были точные артиллерийские и минометные удары.

Е. Никифоров: - И это при том, что их вооружение устарело по сравнению с нашим.

Л.П. Решетников: - Кое-что есть новое, конечно. Противотанковые «Джавелины», и немецкие и английские есть, но много устарело. Преимущество в том, что они получают всю информацию. А это во время войны важнейший инструмент.

Е. Никифоров: - «Джавелин» это просто стингер с прекрасной электроникой.

Л.П. Решетников: - Когда наши войска входили в лесные зоны киевской и черниговской областей, у них уже были американские передатчики меньше спичечного коробка. Считали, сколько танков прошло, машин, пеших – и это шло в единый центр. С точки зрения современных методов получения информации они, конечно, сильно вооружили армию Украины. В этом смысле у нас есть проблемы. Кроме того – постоянная подпитка вооружением. Наши наносят удары, не дают сильно развернуться особенно с тяжелой техникой, но вооружение им поступает и боеприпасы. Об этом мало пишут, но во всех штабах сидят советники американские и европейские. Сейчас много о Мариуполе пишут – может быть и там происходит подобное. «Азовсталь» возьмут, может окажется и там похожее. Наемников много, счет идет на тысячи. Мы их бьем все время, выясняем, где лагерь, и наносим удары. Это не наемники, которые сами написали в Киев письмо, чтобы их наняли воевать за деньги. Это поставка людей, организованная специальными службами США, Англии, Франции. В экономической сфере и политический идет откровенная война запада с нами, но мы все должны знать, что и в военной сфере Украина – пушечное мясо, а руководят сами американцы и их союзники. Они своих кадровых военнослужащих под огонь не подставляют, но все что можно сделать вне этого – они делают.

Е. Никифоров: - И это много. Сама армия украинская не какие-то отставники. За эти годы была сформирована и обучена профессионально армия. И количеством большая.

Л.П. Решетников: - Большая. За 8 лет они пропустили 600 тысяч человек через окопы. Это не только обучение. Наши резервисты отслужили год в мирное время. А их резервисты свой срок отслужили в окопах, по крайней мере, немного постреляли, да и от огня скрывались - получили боевой опыт. Плюс последние 8 лет люди со стороны АТО занимались убийством мирных людей, бомбили и обстреливали Донецк, Луганск, пограничные города.

Е. Никифоров: - Это можно было предположить, но не знали или мало говорили.

Л.П. Решетников: - Да говорили, но официальная пропаганда мало уделяла этому внимания. Это наша большая ошибка. Так вот они и создали профессиональную армию числом свыше 400 тысяч человек. Это 240 тысяч собственно ВСУ, 100 тысяч - национальный корпус, войска СС, и так называемые национальные батальоны, а на самом деле полки, как «Азов». Три категории - единая система вооруженных сил. Я занимался Украиной, сам выходец оттуда, мы с коллегами рассчитывали, что ВСУ не будет так воевать, как национальный корпус и эти националистические полуфашистские или даже фашистские подразделения. А они большие – 90 000 человек. Но потом оказалось, что в ВСУ внедрили в каждый взвод типа комиссаров из национальных полков фашистских. Они действовали с правом убивать любого, кто проявит слабость и нелояльность Украине, без суда и следствия, так сказать. Две трети офицерского состава за эти годы прошли тренировки и учебу на западе, в Европе и США. Это не только методы ведения войны, но и накачка идейная. Те, кто воюют сейчас, воюют, чтобы отколоться и отойти от нашей русской православной цивилизации и перейти в ту цивилизацию. У них и лозунг был – «Украина – цэ Европа». Они и имели в виду, что рвут все наши связи.

Е. Никифоров: - А иначе из человека нелюдя не сделаешь. Наши задачи все же выше, но их риторика иная. Чтобы вынудить людей убивать других, их нужно демонизировать, превратить в зомби и фашистов. Эти нелюди возникали от того, что им даже с близкими запрещалось общаться. Был полный мораторий на переход границ, отправку посылок. Я отцу не мог отправить ничего и лично это не понимаю, как выстроили такую систему. Ни газет, ни передач, один источник только можно слушать. Никаких нормальных решений тут принять нельзя. Меня удивляет, что наши не включили на всю мощь свою пропагандистскую машину. Пока там вещает украинское ТВ, пропаганда остается украинская.

Л.П. Решетников: - Есть факты, что там есть возможность смотреть и украинское тв, и наши программы.

Е. Никифоров: - Это незаконно. Они тайно это делают, потому что уголовно наказуемое дело.

Л.П. Решетников: - У нас пока не получается это реализовать. Пишут, в Херсоне отключили новостные программы украинские.

Е. Никифоров: - Но это важнейшая часть военных действий. Тем более, что Украина полностью покрыта спутниками разведчиков и получает информацию онлайн. А через несколько лет это будет еще эффективнее. Надеюсь, мы не останемся на месте за это время. Сейчас нужно конечно купировать эту область.

Л.П. Решетников: - Мы последние годы в этом отставали. Наша пропаганда была слаба. Сейчас идет идеологическое разделение. Мы порываем полуколониальную зависимость в информационно-гуманитарной сфере, которая опутала Россию. Недаром носители западной культуры уехали сразу из России, они почувствовали, что идет разрыв, и они могут стать тут не очень нужными.

Е. Никифоров: - А куда они убежали? Деньги они тут заработали, конечно, но там они востребованы тоже не будут, они далеки от западных стандартов. И потом народ все больше не молодые люди-то, а там молодежь и своя напирает.

Л.П. Решетников: - Я жестко скажу, но бежали самые неумные, но значит у них такие мозги. Многие несогласные здесь и никуда не бежали ведь. И они будут отстаивать свои взгляды. Почему возникают мысли про Хасавюрт или Минск? Те люди проводили другую политику и обеспечивали ее – они здесь, среди нас, они пытаются дискредитировать, зародить сомнения в правильности нашей акции, они остаются в СМИ. Они вынуждены говорить, что надо, но делают это неубедительно.

Е. Никифоров: - Вспоминаю бабушку Софию Ротару, которая умудряется на два фронта работать. В Крыму жила без проблем и сумела там третью власть пересидеть. А где же деньги зарабатывать? Не Крыму точно, какая там аудитория? Или в том же Киеве. Вся ее жизнь – Россия.

Л.П. Решетников: - Некоторые во время спецоперации не думают, как мы, о судьбе России, о ее будущем, о решающем значении всего происходящего. Они пытаются решать свои задачи узкопартийные, узкоидеологические. Мы боремся, а заодно решим и свои задачи. Некоторые даже ностальгические задачи решают – хорошо бы красный флаг повесить или флаг победы.

Е. Никифоров: - Но в это же никто уже не верит?

Л.П. Решетников: - Конечно. Но для нашего возраста это работает еще. Если мы задумаемся, то много лет это все смешивалось с грязью. Нет такого чувства как у нас. 30 лет всё подтачивалось.

Е. Никифоров: - Эти процессы ведь естественные были? Нельзя же так без конца поддерживать искусственный процесс? А молодежь вообще не считает эту войну своей. Естественное чувство выдыхается, и отсюда желание пафосом это восполнить, памятник поставить, чтобы произвести впечатление, но чувства живого за этим нет. Это не наша беда, но процессы естественные. Эллинистическая цивилизация оставила великолепные памятники, храмы, а к концу эпохи уже пошел маньеризм. Боги уже были неинтересны, императоры смеялись над нашими христианами, которые всерьез это воспринимали. Ерунда, какая, ну поклонитесь вы Деметре. Мы же интеллигентные люди, мы же понимаем, что это ерунда. И возникало желание возродить эти первые чувства.

Л.П. Решетников: - Я работаю завкафедрой в Институте культуры. Есть театр «Живая вода», который ставит хорошие проникнутые духом веры и православия спектакли. Один из них на тему ВОВ. Хороший, без слез не посмотришь. И не потому, что мы дети дошедших до Берлина. Наш фонд купил билеты для 10 студентов, но я и их преподаватель договорились, что ни слова не говорим о ВОВ. Мы знали, что ни просто не пойдут, потому что мы им надоели, со всеми нашими переживаниями о Великой Отечественной войне. Чтобы они посмотрели с точки зрения верующих людей, не на войну, как таковую, а на столкновение совести и бессовестностью, чести с бесчестьем. Они пришли на философский спектакль. Плакали все. И они поняли, что война - это проблемы вечные, которые всегда и везде.  

Е. Никифоров: - Но это наша зашоренность и непонимание культурного развития. Есть же античная драма, трагедия, Электра, и это о войне, там те же проблемы, те же трагические нерешаемые противоречия, когда рок, фатум, всё. Это происходит и как тут жить? Современный человек так же недоумевает – как с этим жить?!

Л.П. Решетников: - Это та же проблема – с чем мы идем. Есть у нас идеология. Идеология - человеческий конструкт, а нацию и народ ведет идеал, миф. Сколько бились за святую Русь? А что мы святые или Русь свята? Нет, это идеал. Вот эта нацистская публика и придумала антимиф, что они великие, что они всегда угнетались, а теперь они поднялись, из небытия Украину придумали.

Е. Никифоров: - А покажите ваш взнос в мировую культуру? Ведь ничего. Селянская культура даже не выросла до уровня городской, а претендует на избранность нации. 

Л.П. Решетников: - Но они придумали миф и ради него бьются. Мы ради своего идеала бились. Сейчас туда мы тоже должны приходить с идеалом. Не с идеологией, которую можно кстати построить. Людям легко навешать лапши про это, про экономическую систему. Что там люди понимают-то? Человек должен понять, с каким флагом идет Россия, что она несет. А это только наши христианские настоящие ценности.

Е. Никифоров: - А они там, в Европе, видимо начинают понимать, раз ставят барьер не только нашим товарам, но Пушкину, Достоевскому, Чайковскому. Они понимают, что это для нашей цивилизации вещи вдохновляющие. Послушать «Итальянское каприччо» того же Чайковского – нельзя не вдохновиться музыкой, которая непосредственно на сердце воздействует.

Л.П. Решетников: - Даже Гагарина вычеркивают, потому что видят в нем носителя нашей христианской, православной, русской идеи. Он был такой.

Е. Никифоров: - Вчера смотрел его фотографии. Как Господь послал? Это же все случайно произошло. Послал Господь обаятельнейшего и красивейшего человека.

Л.П. Решетников: - Война, борьба сейчас идет цивилизационная. Совсем не с Украиной война, но с миром, отошедшим от христианства. Бесспорно, и США, и Европа отошли. Где вера сохранилась, как в Латинской Америке, например, там с осторожностью смотрят. Мусульманские страны с верой сохраненной тоже не ложатся под США. Индусы тоже воздерживаются. Но наступают те, у кого с религиозным вопросом все окончено.

Е. Никифоров: - Подчеркну, что помимо – возникла антирелигия. Сатанинское наполнение. Основные цивилизации индуизм, синтоизм, буддизм базируются на положительных ценностях, заповеди близки, все человечны. А на западе происходит расчеловечивание, уничтожение памятников. Для нас вещи там происходят шокирующие.

Л.П. Решетников: - Посмотрите, как реагируют чеченцы? Они почувствовали, что  Россию возрождается после Советского Союза с его антирелигией. Запад это терпел, подтачивал, вел переговоры, хоть и без санкций. А теперь Путин главный враг, потому что он ведет не туда. Если бы он вел к победе социализма и коммунизма, они бы дальше терпеливо к этому отнеслись, потому что они сами во многом левые. И американцы и демократы по взглядам леваки.

Е. Никифоров: - Неотроцкисты.

Л.П. Решетников: - А Путин ведет мол не туда. Они понимают, что он возрождает то, что они сто лет назад уничтожили с помощью наших дураков. Эту особую сатанинскую злобу они проявляют потому, что Путин ведет к возрождению духовного смысла нашего существования. Это чувствуют чеченцы, дагестанцы, буряты. Они героически воюют, получают ордена. У чеченцев обостренное чувство того, что несут русские – веры, духа. Потому они с русскими быть и хотят. Растоптать Бога, растоптать семью – тогда бы с русскими они бы не стали пребывать. Потому сейчас противостоят друг другу антицивилизация и возрождающаяся наша русская, христианская цивилизация.

Е. Никифоров: - А выдержим ли мы? Война это дорого. Какой прогноз?

Л.П. Решетников: - Почему Владимир Владимирович со своими соратниками принял такое решение? Было совершенно ясно по всей информации оттуда, что коллективный запад обеспокоился тем, что проявляется тенденция возвращения России на исторические пути развития, а потому нужно её уничтожать, душить как можно сильнее и расколоть. Но чуть ли не впервые в истории мы предприняли превентивный шаг на упреждение. Осознанно на этот шаг пошли, понимая, что если этого не делать, то они нанесут удары военные, экономические, политические, и мы не будем готовы как в 1941 году. Президент не раз заявлял, чтоб выбор был неизбежен. Территория разве нам нужна? Нет, ничего нам не нужно. В течение года нужно было ждать удар. Как бывший начальник аналитического управления я не раз говорил, что задача – расколоть Россию на 15-20 государств никогда не снималась с повестки запада, даже в 90-е годы. Недостаточно раскололи. Они над этим работали и работать будут. Чтобы это прекратить мы выступили в верный момент. Можно было избегать, тянуть время, как это делал Сталин, а кончилось тем, что бабахнули по нам со всех сторон. У нас нет и не было другого выбора, только терпеть, а трудности еще даже не наступили. Они у нас значительно меньше, чем на западе. Оттуда звонят и рассказывают, что страшно выросли цены на продукты и коммунальные услуги. Запад не отступит. Будет делать все, чтобы вытащить всё недовольство Путиным, правительством, будут провоцировать движения под разными знаменами. Мы вступили в сложное время.

Е. Никифоров: - В отечественную войну.

Л.П. Решетников: - Верно. Подумайте, 1812 год для примера – то же самое. Весь мир, вся Европа против нас. Миллионная армия Наполеона дошла до Москвы. Ему нужно было уничтожить Россию, потому что договориться с императором он не мог. Гитлер – то же самое. Ему бы идти на Кавказ, к морю, к нефти. Нет, на Москву.

1812 год - коллективный запад. 1945 год – коллективный запад. Сейчас то же самое. По всем фронтам идет война. Если они проиграют – обрушится вся их система. Они придумали демократию, но это же только наклейка, авторитарный режим.

Е. Никифоров: - Свободы слова никакой. Русофобия стала идеологией. Никакой демократии.

Л.П. Решетников: - Для них очень выгодно парламентское управление государством, малым и средним особенно. Как в Пакистане. Премьер-министр практически выступил в поддержку России, хоть и с оговорками. Тут же быстро на уровне парламента избирается премьер, быстро проголосовали и его убрали, хотя народ против. Парламент – это очень удобно, перекупил 10 человек и всё, а иногда двух хватит. Деньги есть, купили, проголосовали и на выход. Они такую систему везде понасажали. Решающий момент сейчас – быть ли России? Старцы об этом говорили и говорят. Или Россия будет как христианская страна, при этом необязательно, конечно, что все церковными будут, но с высоким уровнем нравственности, морали, чести. Или мы уступаем и оказываемся в лагере этих полумужчин-полуженщин, где все эти моральные принципы заменены толерантностью, соответствиям демократии или нет. Становимся мы на путь погибели и диавола или нет.

Е. Никифоров: - Западные установки все ложные. Внешне они выглядят логично и правильно - такая имитация христианских ценностей, уважения к человеку. На самом деле это не свобода человека. Но я все же увязываю пандемию, ковид в общую эту игру. Задача в разделении человечества, чтобы люди не имели возможности высказаться и объединиться. Человек так не может – он общественное существо. Ему требуется ходить в храм, общаться, помогать. Это в природе человека. Все эти события однако атомизируют человека, а потом просто быстро начинают войну, не дав людям объединиться. Все за выживание, попрятались в норки и вроде выжили, но так не получится. Как по-вашему, не связывается ли это в общую геополитическую технологию по уничтожению человечества?

Л.П. Решетников: - Ваш анализ абсолютно правилен, даже добавить нечего. Сначала перед крупной акцией по уничтожению сил, которые сопротивляются диавольским планам, нужно разъединить всех по всему миру. Там ведь тоже есть люди, которые придерживаются традиционных ценностей, своих национальных идей. Разъединить, запугать, а потом уж начинать акцию более прямого действия. Но вот только мы их опередили.

Е. Никифоров: - Месяц назад к нам приходил Ростислав Ищенко. Тогда еще не было понятно, как далеко они могут зайти. Я спросил его, как будут развиваться события. Он ответил, что сначала попрыгают, «москаляку на гиляку» покричат, а потом резать начнут. Я был удивлен. Как в Варфоломееву ночь. Создаются по территориальным признакам организации, знают, что нужно русских резать и всё. Пойди с ними поборись. И вот это начинает действовать. Последний ролик этот ужасающий, где женщина с серпом. И работает это на всех – одни боятся, другие хотят участвовать в этом. Выстроено грамотно, бессознательно на любого человека подействует.

Л.П. Решетников: - Вот с таким сатанизмом мы и сталкиваемся.

Е. Никифоров: - Месяц назад меня эта мысль ужаснула, а сейчас это с экранов телевидения льется и уже осуществляется в Киеве, там, где Лавра, угодники.

Л.П. Решетников: - Киев стал центром такого украинства нацистского толка. Во Львове просто националисты обычные, а здесь произошло сочетание псевдо-религиозного с национальным. Именно оттуда диавольская зараза идет последние лет 8-10. Женщина с серпом – явное проявление Украины сейчас, и с этим надо бороться.

Е. Никифоров: - А мы думаем, кому там на Майдане поставили памятник?

Л.П. Решетников: - Да она же и стоит.

Е. Никифоров: - Спасибо Леонид Петрович, мне было крайне важно свои наблюдения и ощущения соотнести с Вашими комментариями, потому что Вы аналитик с гигантским опытом и видите яснее, чем мы, простые обыватели.

Слушать: https://radonezh.ru/radio/2022/04/14/19-00

Смотреть: https://www.youtube.com/watch?v=l2TWR_W3Z_4

Дорогие братья и сестры! Мы существуем исключительно на ваши пожертвования. Поддержите нас! Перевод картой:

Другие способы платежа:      

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
4 + 7 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+