Перейти к основному содержанию

01:53 15.07.2020

Чьи жизни важны

09.06.2020 11:12:36

Многие представители властей, журналисты и религиозные лидеры считают cвоим долгом выразить горячую поддержку массовым выступлениям против расизма, которые потрясают CША и другие страны после убийства полицией задержанного чернокожего Джоржа Флойда.

Это кажется очевидным - расизм есть несомненное зло, которое лежит тяжелым пятном на истории западного мира, желание искоренить всякие остатки этого зла понятно. Но вся кампания, связанная с Флойдом, производит впечатление какого-то обмана и манипуляции. На одном уровне, конечно, выгодополучатели очевидны - демократическая партия США, которая пытается, на волне борьбы с "белым превосходством",  и за права всех и всяческих меньшинств, провести в Белый Дом своего кандидата, Джо Байдена.  По странной иронии, человека абсолютно белого, очень пожилого, очень богатого, вопиюще коррумпированного, несомненно цисгендерного и - судя по показаниям бывших сотрудниц - решительно гетеросексуального.

Поговорка "паны дерутся, а у холопов чубы трещат" тут очень хорошо описывает ситуацию. Две группы политической элиты - почти исключительно белой - выясняют отношения, за счет того, что бедные чернокожие разносят свои бедствующие районы.

Но на другом уровне обман простирается глубже - и выходит далеко за пределы ситуации в  Америке (и, шире, англоязычном мире вообще). Это очень хорошо известная нам в России эксплуатация социальной озлобленности - которая приводит только к ухудшению ситуации, которая эту озлобленность вызвала.

Часть нынешних выступлений носит вполне мирный характер - люди идут, несут лозунги, скандируют "Я не  могу дышать" (последние слова Флойда) и "Черные жизни важны". Но огромное внимание привлекли картины бесчинств и хаоса, устроенных частью протестующих. Целые улицы подвергнуты такому разгрому, как будто пережили военное нападение; магазины разграблены и сожжены, то, что  не удалось утащить, изломано и изгажено. Полиция то ли не может, то ли не в состоянии помешать громилам; в некоторых местах граждане, увешавшись легальными в США автоматами и пистолетами, самостоятельно патрулируют свои районы, чтобы спасти их от такой же участи.

Когда беспорядки перекидываются на другие страны, и в Лондоне демонстранты закидывают полицию разными тяжелыми предметами, а та пускается наутек, это выглядит достаточно дико - и пугающе. Как и снос толпой памятника Эдварду Колстону в Бристоле - потому что этот деятель XVII века был рабовладельцем.

Ладно бы он был убран законными властями - но когда его просто сносит толпа активистов, это производит впечатление рухнувшего государства.

Правда, есть основания полагать, что государство потом еще придет за безобразниками - и сейчас те, кому положено, тщательно просматривают видеозаписи событий, чтобы идентифицировать участников. Но нежелание - или неспособность - остановить хулиганов прямо сейчас выглядит удручающе.

На фоне этих погромов одобрение всего движения, которое высказывают некоторые политики, пастыри и властители дум, производит странное впечатление. Конечно, можно было бы сказать, что люди, законным путем выражающие свое недовольство, это одно, а поджигатели и грабители - совсем другое. И если криминальные элементы воспользовались ситуацией, в этом не стоит упрекать мирных демонстрантов - и тех политиков и журналистов, которые озвучивают их мнение. Беда в том, что люди, высказывающиеся в поддержку протестов, сами не спешат провести такое различие.

В официальных высказываниях Папы Римского Франциска или архиепископа Константинопольского патриархата Элпифодора видна горячая поддержка движения Black Lives Matter, но не видно осуждения погромов. Правда, архиепископ Элпидофор похвалил мирный характер шествия, в котором он принял участие, заметив, что "насилие порождает насилие" - что можно рассматривать как упрек погромщикам. Но какой-то уж очень осторожный и мягкий.

Не слышно порицания громилам и в словах бывшего президента США Обамы, который заметил, что ему внушает надежду тот факт, что "так много молодых людей были гальванизированы, активизированы, мотивированы и мобилизованы". На фоне многочисленных кадров, где молодые люди крушат витрины и тащат все, что плохо лежит, это звучит двусмысленно.

Если под вашими лозунгами выступают грабители и поджигатели - вам стоит как-то вслух осудить и отмежеваться от творимых ими безобразий. Если вы этого не делаете - молчание, в такой ситуации, воспринимается (в том числе, самими преступниками) как знак согласия.

Более того, нередко люди высказывают и открытое понимание действиям поджигателей - этим бедным, отчаявшимся людям просто не оставили другой возможности достучаться до властей и общества. Призыв ввести войска, чтобы защитить имущество и жизнь законопослушных граждан, опубликованный в разделе мнений газеты The New  York Times стоил редактору увольнения. Любые невосторженные мнения о выступлениях памяти Флойда навлекают на говорящего клеймо "расизма".

Однако, если мы приглядимся к происходящему, весь антирасистский пафос начинает выглядеть как дымовая завеса.

Если "черные жизни важны", (black lives matter) как говорит главный лозунг нынешних выступлений, то почему не важны жизни тех чернокожих, которые были убиты во время грабежей? Почему, например, не важна жизнь Дэвида Дорна, чернокожего ветерана полиции, который, будучи уже давно в отставке, пытался помешать громилам  и был убит? Он такой же чернокожий, как Флойд, но никто не хоронит его в золотом гробу, над ним не рыдают губернаторы, его портретом не украшают стены зданий, из-за него никто не становится на колени. Почему борцам за справедливость по отношению к чернокожим нет дела до тех чернокожих владельцев лавок, которые долгими трудами добились скромного достатка - а теперь этот достаток уничтожен толпой громил, борющихся с "расизмом"?

В чем, в самом деле, разница между Дорном и Флойдом? Оба черные, оба стали жертвами преступления. Впрочем, эта разница очевидна - Дорн честный гражданин, который добросовестно служил обществу.  Флойд - рецидивист, который, после ряда преступлений и отсидок, попался на попытке сбыть фальшивые купюры. Разумеется, даже с рецидивистами необходимо обращаться по закону, и полицейские, которые (очевидно, непредумышленно, просто не рассчитав результатов своей грубости) его убили, виновны в преступлении.

Но почему на роль иконы и всемирного знамени борьбы с расизмом избран именно он? Почему теперь от нас требуют горячего сочувствия к гопникам, грабителям и поджигателям - а не к того же цвета кожи мирным и законопослушным гражданам, которые страдают от их бесчинств? Ведь они же такие же черные, которые живут в тех же условиях, страдают от наследия тех же исторических несправедливостей.

Сочувствия прогрессивной общественности и изъявлений глубокого сожаления сподобляются не чернокожие вообще - а почему-то только чернокожие гопники, поджигатели и громилы.

В конфликте между мирной, честной и работящей чернокожей владелицей магазинчика и чернокожими же громилами, которые разрушили труды всей ее жизни, благородные борцы с несправедливостью  сочувствуют именно гопникам - их можно понять, их довели, разграбляя чужое имущество они лишь возвращают себе то, чего лишила их несправедливая система расового угнетения.

Некоторые прогрессивные авторы (что интересно, сами они - белые) сочиняют целые обширные тексты в защиту права угнетенных на грабеж.

В любой этнической группе есть порядочные люди и криминальные элементы. Обычно расизм в том и состоит, чтобы выделять преступников из соответствующей группы как "типичных представителей",  и игнорировать людей порядочных. В наши дни мы наблюдаем интересную форму расизма, который выделяет в  качестве представителей чернокожего населения именно гопников и громил - но при этом клянется в своей глубокой любви к чернокожим вообще, глубоком раскаянии в прошлых несправедливостях и решимости эти несправедливости исправить.

Но как можно исправить исторические несправедливости - и помочь группе, которая от них пострадала - поощряя и поддерживая наиболее асоциальные, безответственные и буйные элементы в этой группе? Вознаграждая - по крайней мере, на риторическом уровне - не честность, ответственность и терпеливый труд, которые могли бы улучшить жизнь людей, а грабежи и бессмысленные разрушения?

Для того, чтобы улучшить жизнь людей, необходимо их собственное сотрудничество. Для того, чтобы имело смысл предоставлять людям какие-то преференции, они должны быть в состоянии ими воспользоваться. Для этого необходима дисциплина, мотивация, принятие на себя ответственности за свою жизнь. Без этого ребенок, который получил ноутбук за государственный счет, просто продаст его или разломает ради минутного развлечения, а взрослый, получив деньги, быстро потратит их самым глупым образом, тут же вернувшись в прежнюю нищету.

Если бы было выполнено (что маловероятно) предложение о выплате чернокожему населению США компенсации за годы рабства, это не решило бы его проблем, но усугубило бы их, подорвав мотивацию упорно учиться, работать и менять свою жизнь. Конечно, кто-то воспользуется этими деньгами разумно, вложив их так, чтобы получать прибыль - но у большинства они просто уйдут в песок, примерно как в свое время получилось у нас в России с приватизационными ваучерами.

Проблемы группы людей, из-за систематической дискриминации вытесненных в область хронической бедности, носят как внешний, так и, в огромной степени, внутренний характер. Они нуждаются в изменении не только условий - но нравов, привычек и культуры.

И вот эти изменения блокируются той картиной происходящего, которую успешно предлагают чернокожим их прогрессивные белые друзья. Это картина, в которой чернокожие не ответственны - и не могут быть ответственны за улучшение своей жизни. Они - жертвы системы, жертвы превосходства белых - и, пока эта система  не будет разрушена дотла, им нет смысла и пытаться улучшить свою жизнь упорным трудом в ее рамках. Иначе говоря, им внушают образ мышления, который делает тщетными любые попытки им помочь. Зато делает их удобным инструментом выяснения отношений между различными группами элиты - которые состоят, в абсолютном большинстве, из тех самых богатых белых мужчин, против которых, в теории, и ведется борьба.

Однако эта борьба создает порочный круг. "Белые привилегии" о которых много говорят в эти ни, включают, например, то, что белых реже останавливает полиция, за ними не так внимательно следит охрана в магазинах, никто не переходит на другую сторону улицы, завидев компанию белой молодежи - а вот на чернокожих смотрят с недоверием и подозрительностью. По-видимому, это действительно так, и действительно является бременем для многих, лично вполне добропорядочных людей. Но полиция - как и рядовые граждане - исходят из статистических ожиданий. Полиция (во всех странах) намного внимательнее смотрит за молодыми мужчинами, чем за пожилыми женщинами - не из какой-то ненависти к молодым мужчинам, а потому что статистически юноши гораздо чаще совершают преступления, чем старицы.

Преступность в районах, населенных чернокожими, гораздо выше - что неизбежно навлекает большее полицейское внимание, и большие опасения со стороны всех остальных. Нужно думать над тем, как снизить этот уровень преступности - а не над тем, как запретить всем его замечать.

И тут поджигатели и грабители, к которым "борцы с расизмом" проявляют столь великое снисхождение, наносят огромный вред своим собратьям по расе. Их бесчинства как раз и вызывают то недоверчивое и подозрительное отношение к чернокожим, которое потом воспринимается с глубокой обидой.

Необходимое условие исцеления межэтнических отношений - это решительное подавление этнической преступности. Изоляция криминальных элементов приводит к тому, что в глазах соседей соответствующую этническую группу представляют уже не они, а люди мирные и законопослушные. Беда, однако, в том, что такие меры немедленно натыкаются на обвинения в расизме - а некоторые деятели демократической партии вообще предлагают разогнать полицию в проблемных районах.

Другая беда - что многие политики заинтересованы не в исцелении ситуации - а в том, что бы использовать горькую социальную озлобленность в своих целях. В данном случае - чтобы свалить ненавистного Трампа, которому постоянно предъявляются обвинения в расизме.

На этом фоне христиане могли бы быть голосом здравого смысла - обличая как зло расизма, так и зло бесчинств и погромов, которые приносят чернокожим великий вред и подпитывают расизм. Но увы - это требовало бы пойти против течения и поссориться с многими влиятельными людьми.  Впрочем, есть и те, кто следует здравому смыслу и своему пастырскому долгу - как архиепископ Чикагский и Среднеамериканский Петр, принадлежащий к Русской Церкви за Границей, который выступил с обращением, в котором он, напоминая о трагическом опыте большевистской революции, прямо сказал, что "Сегодня мы видим происходящие во имя "равенства" грабежи, разрушения и погромы. Святая Церковь всегда была против подобных акций, и православные христиане не могут поддерживать их или в них участвовать".

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+