Перейти к основному содержанию

03:45 20.08.2019

Большевики и Бастилия

16.07.2019 14:23:28

Празднование дня падения Бастилии, которое отмечается во Франции, вызвало волну публикаций в наших СМИ - главным образом, либеральных - о всемирно-историческом значении этого события, которое предопределило ход истории на века и открыло человечеству сияющие перспективы. Все это немного напоминает восхваления “Великого Октября” в годы советской власти, и ставит нас перед интересным парадоксом - часто люди, восхваляющие Великую Французскую Революцию, относятся к “Великому Октябрю” и большевикам резко негативно.

Глубокая непоследовательность этой позиции бросается в глаза, как только мы пытаемся выяснить подробнее, что произошло во Франции в конце XVIII века и почему эти события считают достойными празднования.

Мы все имеем какое-то - обычно смутное - представление о Великой Французской Революции, чаще всего сводящееся к тому, что это великое и упоительное событие в истории человечества, которое принесло ему неисчислимые блага, за которые мы должны быть благодарны революционерам, а если кого при этом и убили, насадив головы на пики - так это были мерзавцы, тираны и угнетатели, которые вполне заслужили такую участь своим кропопийством.

Если, однако, проявить немного любознательности и почитать об этих событиях несколько подробнее, то нельзя не впасть в некое тяжелое недоумение. Источники, которые никак нельзя признать роялисткими, описывают как никем не оспариваемые факты, революционный террор, нантские нуаяды, сентябрьские убийства, “адские колонны” генерала Тюрро и иные события, которые создают совершенно другой образ Великой Революции - как массовой резни, в ходе которой революционеры обращались с населением собственной страны с такой беспощадной свирепостью, которую и иноземные захватчики не часто проявляют.

Например, комиссар революционного конвента Жан-Батист Каррье истреблял жителей Нанта настолько массово, что расстрелы и гильотинирования оказались недостаточно производительным способом убийства, и комиссар придумал метод, который он назвал “вертикальной депортацией” - затапливал набитые людьми баржи посередине реки Луары; Каррье радостно рапортовал об утоплении сначала 82, потом еще 58 священников, всего же он истребил таким образом, по разным оценкам, от двух до девяти тысяч человек, а из тринадцати тысяч “подозрительных”, находившихся в тюрьмах Нанта, было истреблено или погибло от невыносимых условий содержания десять.

Каррье вовсе не был исключением, и его действия вовсе не были безобразным эксцессом - это было вполне последовательным обращением революционеров с народом Франции, от имени которого, как они заявляли, они действовали.

И всю эту кровавую жуть нам предлагают в качестве прекрасного и вдохновляющего события, которое радикально - и к лучшему - изменило ход истории? Вот это должны праздновать не только французы, но и вслед за ними, все человечество?

Парадокс ситуации ещё и в том, что те же либеральные круги, которые сочтут - совершенно справедливо - ЧК страшными мучителями и убийцами, а Ф. Э. Дзержинского террористом, будут прославлять Великую Французскую революцию с такими персонажами, как тот же Каррье, послужившими Феликсу Дзержинскому и Розалии Землячке учителем и образцом.

Как можно объяснить такое восхищение и упоение, которое люди, будем надеяться, цивилизованные и гуманные, выражают по отношению к чудовищной и зверской междоусобной брани?

Обычно говорят - революция провозгласила права человека, уничтожила сословные привилегии, утвердила личные свободы. А кровопролития - ну, так уж оно происходит в истории, и грандиозные общественные перевороты не совершаются без потерь.

Что не так с этим популярным доводом, который целые поколения школьников были приучены проглатывать, не жуя?

С одной стороны, он является просто ложным, с другой - вопиюще аморальным.

Нет, грандиозные общественные преобразования вовсе не требуют общенациональной резни. Например, реформы 1860-тых годов в России, начиная с отмены крепостного права, означали глубочайшие изменения всей ткани общества и государства - но прошли мирно, по указу верховной власти.

В США отмена рабства сопровождалась опустошительной гражданской войной, шрамы от которой ноют до сих пор - но вот в Бразилии она прошла мирно, по указу монархической на тот момент власти.

Коренные преобразования общества, преодоление отживших свое общественных устроений могут совершаться - и в истории не раз совершались - мирно и бескровно.

Для того, чтобы утвердить свободу, равенство и братство совершенно не требовалось отправлять в "вертикальную депортацию" несчастных жителей Нанта или превращать Вандею в “национальное кладбище”.

Революция лжет, когда она говорит о своей необходимости.

С другой стороны, сама идея, что массовые убийства безоружных гражданских лиц, сограждан, в абсолютном большинстве по любым меркам невиновных, может найти себе некое оправдание в предполагаемых позитивных исторических результатах, чудовищно безнравственна - и тех, кто желает ее защищать, стоит спросить, готовы ли они быть утопленными без всякой их личной вины ради торжества светлых идеалов свободы и братства.

Впрочем, те же поклонники Французской Революции считают такие оправдания и ложными, и аморальными, когда их выдвигают законные наследники французских революционеров - сталинисты. Да, во время коллективизации миллионы крестьян умерли от голода,  а еще миллионы людей - по большей части совершенно невиновных - подверглись массовым репрессиям, но ведь зато Магнитка и Днепрогэс, Гитлера победили, а потом и Гагарина в космос запустили.

В этой форме аргумент справедливо воспринимается как чистое издевательство - каким же образом массовое мучительство и убийство невинных граждан страны может укреплять ее промышленный потенциал,  обороноспособность или способствовать ее научным и инженерным достижениям? Без вымаривания крестьян голодом и бутовского полигона никак нельзя было отбиться от Гитлера и запустить человека в космос?

Но этот аргумент является не менее издевательским в форме “без Великой Французской Революции нельзя было утвердить идеалы свободы, равенства и братства”.

Почему же люди настаивают на этом издевательском абсурде?

В прославлении революции самими французами угадывается попытка преодолеть когнитивный диссонанс. Как примирить национальную гордость с тем периодом истории, когда совершились массовые гнусные злодеяния - особенно в ситуации, когда нынешняя республика, разумеется, в наши дни вполне чуждая революционных зверств, возводит свои корни и свою легитимность именно к революции?

Приходится выстраивать исторический нарратив, в котором часть преступлений просто деликатно выносится за скобки, а часть объявляется славными подвигами, которые лежат в основании неких великих благ, сочиняются песни и празднуются годовщины - как будто речь идет о чем-то хорошем и достойном прославления.

Просто взять и объявить значимые события своей истории безусловным провалом - как немцы объявили национал-социализм - чрезвычайно трудно, а массы людей - как и следующие за ними лидеры - подобно воде, выбирают путь наименьшего сопротивления.

У нас, кажется, несколько лучше с нашим “Великим Октябрем” - даже его столетняя годовщина обошлась без всенародных празднований.

Но если вы считаете, что  устраивать празднования и величания “Великому Октябрю”,  и всей этой железной когорте чекистов было бы неверно - по очевидным нравственным причинам, то будьте последовательны - праздновать и прославлять Великую Французскую Революцию столь же дико и нелепо.

И от того, что эта дикость сделалась привычной и почти обязательной, ее нелепость ничуть не уменьшилась. Если что и достойно почтения в Французской Революции - так это мужество и страдания мучеников, которые не приняли начертание зверя и были убиты - как и их русские собратья немногим более ста лет спустя.

Комментарии

пт, 07/19/2019 - 17:02 :

Как интересно, Великую Французскую Революцию автор пишет открыто, а Великий Октябрь закавычивает. Прямо какая-то тайна сакральная.
Или просто дело вкуса и личной ненависти.
Но это не суть.Есть в публикации некоторая неполнота - было бы недурно, если б автор как-то количественно охарактеризовал все эти революционные ужасы.
Заодно и контрреволюционные, без упоминания которых к констатированной неполноте добавляется ещё и однобокость. Только, если соберётесь, пожалуйста, не одной кучей. Пожалуйста, собственно террор отдельно, жертвы гражданской войны отдельно.
И ещё - а как надо было? Жителям Франции? Или Российской Империи?
Чему там нас учил исторический материализм.
Хотя, вас он, возможно, и не учил.
Так вот, революционная ситуация возникает тогда, когда жизнь большей части населения становится невыносимой, причём, не только в материальном, но и моральном аспектах.
И тот факт, что нынче наёмные работники, по крайней мере, в развитых странах, живут вполне достойно, объясняется отнюдь не тем, что эксплуататорские классы вдруг подобрели. Эта их доброта - следствие усвоенных уроков кровопускания, устраиваемых им периодически плохими - в вашем понимании - революционерами. "Не дразни зверя, но умиротворяй, и проживёшь долго и счастливо. Отдай часть, чтобы сохранить целое." Вот результат этих уроков.
Поэтому либералы (настоящие, не нынешние российские шуты с таким самоназванием, если вы умеете их различать) дают высокую оценку этим событиям вполне обоснованно.
Не хотите порыться в истории, чтобы обнаружить в ней события более кровавые и при этом к революциям не относящиеся?

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+