Братство "Радонеж" Группа СМИ «Радонеж» Контакты

Аналитика

Все материалы

А та ли это борьба?

15.02.2016 14:30

Сергей Львович Худиев

Среди многих отзывов на встречу Патриарха и Папы, можно отметить негативные, исходящие с двух противоположных сторон. Некоторые православные поминают Папе псов-рыцарей, Лжедмитрия и вообще всю историю попыток Ватикана поглотить Православный мир. Но есть и другая группа недовольных – это люди с противоположного края, униаты. Как сообщает ВВС, “они чувствуют себя преданными”. ВВС приводит слова предстоятеля УГКЦ Святослава Шевчука: “Безусловно, этот текст вызвал глубокое разочарование среди многих верующих нашей церкви и просто неравнодушных граждан Украины... Сегодня многие обращались ко мне по этому поводу и говорили, что чувствуют себя преданным Ватиканом, разочарованными половинчатостью правды в этом документе и даже косвенной поддержкой со стороны апостольской столицы агрессии России против Украины. Я, конечно, понимаю эти чувства”.

В самом деле, какую бы позицию Папы не занимали во времена псов-рыцарей, сейчас позиция Папы – вполне миротворческая. Рвение униатов – более националистическое, чем религиозное – не находит понимания в Ватикане.

Пока УКГЦ безоговорочно поддерживает одну из сторон конфликта, Папа ставит свою подпись под документом, призывающим “все стороны конфликта к благоразумию, общественной солидарности и деятельному миротворчеству. Призываем наши Церкви на Украине трудиться для достижения общественного согласия, воздерживаться от участия в противоборстве и не поддерживать дальнейшее развитие конфликта”. Сама идея Унии получает довольно прохладную оценку: “Сегодня очевидно, что метод «униатизма» прежних веков, предполагающий приведение одной общины в единство с другой путем ее отрыва от своей Церкви, не является путем к восстановлению единства. В то же время, церковные общины, которые появились в результате исторических обстоятельств, имеют право существовать и предпринимать все необходимое для удовлетворения духовных нужд своих верных, стремясь к миру с соседями”.

Похоже, что, как люди, ожидающие “агрессии Ватикана”, так и люди, напротив, огорченные тем, что Ватикан не поддерживает их борьбы, несколько выпали из времени и рассматривают происходящее в контексте, который уже не существует.

В средние века, когда политические конфликты всегда искали себе религиозного обоснования, сильные мира сего, сражаясь за власть и ресурсы, охотно поднимали конфессиональные флаги, да и сам Папа и Епископы находились в числе сильных мира.

Сейчас – к добру ли, к худу ли – ситуация глубоко изменилась. Властители всегда вели войны; в мире, где все по умолчанию считались христианами, политики оправдывали свои действия ссылками на волю Божию, тем, что враждебная страна исповедует ересь, которую надо искоренить ради спасения душ, тем, что иноплеменников – для их же блага – надо покорить как правильному государю, так и правильной вере. Вера – осознанно или нет – становилась инструментом политического влияния.

Сейчас постоянные отсылки к религии в политических конфликтах можно наблюдать в исламском мире; что касается мира христианского, то мы едва ли найдем в Европе или Америке политиков, которые бы оправдывали свои внешнеполитические усилия ссылками на необходимость приведения  еретиков к правой вере. Сегодня используется другой набор лозунгов – войны, вторжения в другие страны, свержение неугодных правителей происходят во имя демократии и прав человека, а подлежащий свержению властитель объявляется не еретиком, а «утратившим легитимность», «убивающим свой народ» и «нарушителем прав человека». При этом никому нет дела до декларируемых им религиозных убеждений – или отсутствия таковых.

В политическом отношении тот «Запад», который претендует на единственность своего пути и на безоговорочное политическое доминирование в мире,  давно не является католическим. Более того, политические элиты этого Запада - то есть США и страны Западной Европы – являются отчетливо антикатолическими; это видно хотя бы на примере нынешней предвыборной кампании в США, где наиболее перспективные кандидаты состязаются в том, кто из них занимает более про-абортную и про-гомосексуальную позицию.

Католики (и другие консервативные христиане) и политические элиты нынешнего Запада находятся в разных углах ринга, причем в политическом отношении христиане отчетливо проигрывают.

Прошедший год ознаменовался решением верховного суда США признать «однополый брак» «конституционным правом», в Ирландии, этом, еще недавно, оплоте Католической Церкви, однополые сожительства были признаны «браками» в результате референдума. Сейчас не XIV век, и даже не XVI, и Ватикану не до экспансии.

Католики уже давно видят в Православных не схизматиков, которых надо привести в послушание Римскому Престолу, а союзников, собратьев, находящихся в одной и той же лодке, носимой теми же бурными водами.

Отсюда и торжественно заявленный отказ от прозелитизма.

Униатские же общины оказались в положении католиков XVI века, которые, в результате какой-то флуктуации в пространственно-временном континууме провалились в XXI.

Ватикан давно уже не хочет завоевывать Русь – ему бы Ирландию как-нибудь отвоевать, да Италию удержать. Но униаты как-то упустили это из вида, стремясь расширить свое влияние на традиционно православные регионы Украины. При этом УГКЦ жестко привязала себя к западно-украинскому национализму, пытаясь распространить эту идеологию (и националистически понимаемую западно-украинскую идентичность) на всех жителей Украины. Использование религии в качестве инструмента культурной ассимиляции – явление очень старое, тут и католические, и православные, и протестантские государи отметились, но в нашу эпоху этот инструмент не работает. Оно и к лучшему. Евангелие, все же, не для этого было возвещено.

Отсюда довольно холодное отношение Ватикана к Унии – те общины которые уже есть, они, конечно, имеют право на существование, но от самого метода они торжественно отказываются.

Восточно-украинский конфликт в этом свете воспринимается не как конфликт, одну из сторон которого поддерживают католики, а другую – “схизматики”. Он воспринимается – как об этом задолго до встречи Папа говорил – как братоубийственный конфликт, на обеих сторонах которого – христиане.

Для сообщества, которое, во-первых, было создано именно для приведения православных в подчинение Риму, во-вторых, идеологически является резко националистическим, это крайне неприятный удар по самой его идентичности.

Но этот удар неизбежен – XVI век закончился, и с тех пор прошло много времени, наступил XXI. Властители перестали объявлять себя «защитниками веры», политическая экспансия и религиозное миссионерство разошлись по разным углам.

Это даже хорошо – меньше совершается такого греха, как употребление имени Божиего всуе. По крайней мере, политики гораздо реже зовут Всевышнего в соучастники.

Нет никакого смысла – ни для католиков, ни для православных – довоевывать войны, которые кончились столетия назад. Людям, которые чувствуют себя преданными в своей борьбе – Патриархом или Папой – стоит подумать о том, а ту ли борьбу они ведут. 

Все статьи

Другие статьи автора

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]