Перейти к основному содержанию

14:10 19.08.2019

ЗАЛОГ ВЕЛИЧИЯ РОССИИ (Русская мысль – февраль 2016)

15.02.2016 08:57:43

– Александр Александрович, вы исследуете тот период истории, когда во главе Юга России стоял генерал Врангель. Что из этого опыта вы бы перенесли в совре­менность?

– Как сын офицера Импера­торской гвардии и затем Добро­вольческой армии на Юге России начну с того, что я слышал в мо­лодости от моего отца и его одно­полчан и о чем я выступил с до­кладом на конференции в Крыму. Они всегда говорили, что, поки­дая Крым в конце 1920 года, про­щались с землей Русской.

20 мая 1920 года в Севастополе правитель Юга России и главно­командующий Русской армией генерал Петр Николаевич Вран­гель подписал документ, в кото­ром говорилось о том, что Рус­ская армия идет освобождать от большевистской нечисти родную землю: «Я призываю на помощь мне русский народ. Мною подпи­сан закон о волостном земстве и восстанавливаются земские уч­реждения в занимаемых армией областях. Земля казенная и част­новладельческая сельскохозяй­ственного пользования, распоря­жением самих волостных земств будет передаваться обрабатыва­ющим ее хозяевам. Призываю к защите родины и мирному труду русских людей и обещаю проще­ние заблудшим, которые вернут­ся к нам».

Этот закон П.Н. Врангеля при­нят правительством как закон о земле на территории Крымского полуострова и северной Таврии. На основе этого закона под руко­водством реформатора и эконо­миста А. Кривошеина началась аграрная реформа. Фактически, закон о земле признавал при­надлежность земли крестьянам, предусматривая ее выкуп в те­чение 25 лет. Закон о волостных земствах включал и реформу местного самоуправления. Пред­усмотрен был также закон по об­ластной автономии казачьих зе­мель для того, чтобы привлечь на свою сторону казачество.

В своих военных и политиче­ских действиях Правительство Врангеля стремилось находить сотрудничество со всеми, не по­вторяя ошибку генерала Дени­кина, который видел во врагах большевизма лишь господство над ними. Лозунг Врангеля был: «С кем угодно, но за Россию». При­чем сам он был монархист.

– Как выстраивалась внеш­няя политика России при бароне Врангеле?

– Правительство Врангеля пы­талось развивать внешнюю по­литику в признании еще царских обязательств перед другими стра­нами. Их не раз излагал советник по внешним делам П. Струве, ко­торый

ездил в Лондон, а его по­мощник князь Г.Н. Трубецкой – в Париж. Правительство настаива­ло также на том, что воссоздание России обязательно проходит через добровольный союз. Это означало, что рассматриваются будущие взаимоотношения раз­личных частей России, политиче­ская организация их территорий в федеративном конституцион­ном союзе, разработанном на ос­нове свободного волеизъявления населения на наиболее демокра­тических основах.

Декрет от 18-го июня предусма­тривал, что третья часть доходов от сельского хозяйства должна сдаваться правительству, которое таким образом решает и часть налогового сбора, и возмещение убытков бывшим владельцам земли. На это опиралась полити­ка министра финансов Бернац­кого. В его программу входило также создание внешнеторговых корпораций, которые должны были работать с участием финан­совых и промышленных партне­ров Франции и Англии.

Князь Александр Александрович Трубецкой

Такая система должна была обеспечить контроль над обме­ном товаров (импорт и экспорт), создавать почву для выпуска век­селей, гарантирующих внешне­торговые операции и, тем самым, позволить зарубежные займы на солидной основе.

Правительство работало над созданием нового рубля, кото­рый должен благодаря гарантиям стать выше всех остальных денег, которые на рынке не внушали до­верия (керенки, думки, украин­ские гривны, советские и т.д.).

Был создан проект косвенного налога (на сахар, чай, соль…).

Иными словами, предлагаемая солидная экономика должна была привести к обмену всех старых валют на новую – тем более, что девальвация этой старой валюты шла быстрым темпом.

– На длительный ли период была рассчитана экономика Прави­тельства России, сохранившей государственность на крохотном пространстве Крыма?

– Правительство Врангеля про­существовало недолго. Конец гражданской войны с победой красных был концом и этого му­дрого, но эфемерного правитель­ства. Сам Врангель не исключал такого поворота событий – с само­го начала, когда он стал верхов­ным правителем. Одновременно с

некоторыми существенными военными успехами и работой правительства он готовил четкую организацию исхода своей армии на тот случай, если его усилия не будут увенчаны успехом.

Правительство считало при­оритетным ввоз в Крым нефте­продуктов и угля одновременно с боеприпасами, от чего зави­села боеспособность флота или его готовность к эвакуации. Про­исходило это с определенными трудностями, так как в военных условиях поставщики опасались, что товары могут быть реквизи­рованы белыми или перехвачены красными.

Хотелось бы провести некото­рую параллель с ситуацией, ко­торую мы переживаем сегодня. Но есть и существенная разница. Крым имеет сегодня настоящего союзника – Россию, в федерацию которой Крым вступил. Это не псевдосоюзники Врангеля, такие как Англия и Франция, которые в основном работали на благо своих интересов. Есть внешний противник. Тогда были красные и некоторые украинские силы. Теперь – внешние силы, которым, как оказалось, нечего делать ни в Крыму, ни на Украине, ни в самой России.

Генерал Петр Николаевич Врангель

– Несмотря на трудности, свя­занные с посещением Крыма, вы все-таки уже дважды участвуете в проводимых там конференциях.

– Мне из Парижа проще попасть в Крым. Своим участием в кон­ференциях в Крыму я хотел пред­ложить героическому русскому Крыму вспомнить часто забыва­емую страницу своей истории, вспомнить, что здесь хоть и не­долго существовало настоящее правительство в 1920 году. Это правительство в самых тяжелых условиях войны работало на буду­щее, вводило земельные, финан­совые, общественные реформы, а также проводило мудрую внеш­нюю политику. Правительство

Новороссийск. Эвакуация. 1920 год

на Юге России было официально признано Францией. Сознавая реальную ситуацию Врангель и его помощники надеялись, что созданное правительство может стать прообразом для восстанов­ления порядка для всей тогда не­управляемой России.

– Каково ваше отношение к идее создания памятника Примирения в Крыму?

– Что касается памятника При­мирения – я категорически про­тив, как я уже неоднократно гово­рил князю Никите Дмитриевичу Лобанову-Ростовскому. Никакого примирения не может быть, пока не будет покаяния с официаль­ным осуждением большевиз­ма и всего того, что принес этот страшный деструктивный культ.

А это было неучастие России в победе после Первой миро­вой войны из-за предательства в Брест-Литовске.

Это развал экономики страны, которую западные эксперты про­гнозировали как самую мощную страну в мире с точки зрения эко­номики в 20-х годах.

Это варварское убийство цар­ской семьи, что стало началом неслыханного террора, который в разных степенях продолжался до перестройки.

Это лагери ГУЛага, которые можно сравнить только с гитле­ровскими концлагерями.

Это Голодомор, унесший вна­чале жизни лучших людей От­ечества, которых не удалось истребить приказом главарей большевиков, а позднее и милли­оны жизней крестьян.

Это исход русской эмиграции, породивший большое количество бесправных в Европе беженцев – людей, столь нужных для самого Отечества.

Это богоборчество, приведшее к попытке уничтожения всех ре­лигий и особенно православия, которое наши родители бережно сохранили в изгнании.

Вспомните, что Ленин говорил: «Мне на Россию наплевать, меня интересует мировая революция». Эту цитату напомнил В.В. Путин несколько лет назад на встрече дискуссионного клуба «Валдай».

До 1917 года Москву называли храмом России, а Кремль – алта­рем этого храма. Сейчас рядом с алтарем России находится не­кая монументальная гробни­ца-музей, скорее бункер-музей – странный для нового поколения мемориал: мрачное ступенчатое сооружение, внутри коего в гробу вот уже почти столетие находит­ся мумия кровавого вождя поли­тических авантюристов Ленина. С нравственной и религиозной точек зрения – это не просто жут­ко, но кощунственно. Об этом я говорил в своем выступлении на церемонии получения Россий­ской Нобелевской премии в этом году в Санкт-Петербурге.

– Все-таки, возможно ли прими­рение в обозримом будущем – и не только внутри старой России?

– Повторяю: никакого пока при­мирения, зато можно говорить о перемирии, которое позволяет единогласно смотреть на Россию, на ее будущее, бороться против ее многих атлантических врагов. В противовес господствующему атлантизму должно возникнуть понятие «континентализм». Стра­ны Европейского союза и Россия находятся на одном континенте, у них общая культура, история и значит – общее будущее. Надо постепенно внедрять в сознание западных европейцев мысль о том, что Россия – не только часть Европы, но и ближайший гео­графический и экономический партнер. А в этой связи памят­ник только одному примирению не имеет смысла. Совсем недав­но правительство России все же приняло решение установить памятник Примирения в Крыму. Решения не отменить. На основе моей аргументации хотелось бы в этом случае предложить назвать памятник иначе: памятник Пока­яния. Пусть тогда этот памятник поможет каждому россиянину за­думаться и, может быть, возбудит это чувство покаяния.

Я также узнал, что в Москве бу­дет установлен памятник жерт­вам репрессий. Это замечатель­ная инициатива, которая тоже ведет к покаянию.

– Вы были одним из инициаторов создания памятника героям Пер­вой мировой войны в Москве. Какие символы Памяти являются сейчас особенно значимыми?

– Обращаю ваше внимание на то, что в Крыму рассматривается проект по восстановлению памят­ника Екатерине ІІ в Симферополе, который был разрушен в совет­ское время.

Все территории от Днестра до Кубани, включая Крымский полу­остров, Азовское море и северную Таврию, Россия получила после многих войн и особенно двух войн с Турцией. Первый мир был под­писан в городе Кючук-Кайнарджи в 1774 году Потемкиным, вто­рой – в Яссах, уже после его смер­ти в 1791-м. Крым присоединили к России под именем Тавриды в 1783 году. Тогда же было установ­лено наместничество и первым наместником назначили князя Потемкина-Таврического.

Все самые большие города этого региона основаны в эпоху Екате­рины ІІ. Одесса «родилась» 27 мая 1795 года, когда адмирал Хосе де Рибас – испанец, состоявший на русской службе, – заложил пер­вый камень около татаро-турец­кого села Хаджибей. Севастополь появился при Екатерине ІІ в 1783 году на месте татарской дере­вушки Ахтиар, около развалин античного города Херсонес, яв­лявшегося базой Черноморского флота. После этого Андреевский флаг всегда развевался над черно­морской флотилией, а население было в основном русскоязычное, как и теперь.

Поднят также вопрос создания памятника барону Врангелю в Севастополе, который, как мы уже сказали, за короткое время, с марта по ноябрь 1920 года, и в ус­ловиях гражданской войны очень многое сделал для Крыма.

– Вы ежегодно принимаете уча­стие в ассамблеях Русского мира. Чему служат эти международные Собрания и, в частности, недавно состоявшаяся в Суздале, уже 9-я Ассамблея?

– Наше участие в ассамблеях свидетельствует о том, что, где бы мы ни жили, мы являемся но­сителями высокого понятия рус­ской идеи, о которой Иван Ильин говорил следующее: «России не нужны партийные трафареты, ей не нужно слепое западничество, ее не спасет славянофильское самодовольствие. России нужны свободные умы, зоркие люди и религиозно укорененные творче­ские идеи». Разве такая фраза не характеризует весь смысл обсуж­дения ценностей русского мира на нашей ассамблее? Русская идея – это не то предвзятое поня­тие слова «национализм», которое испортил Запад.

Иван Ильин огласил твердое убеждение, что русский мир, рус­ский национализм или патрио­тизм основаны на сочетании зор­кого ума и природной русскому народу духовности и религиозно­сти, даже у тех, кто далек от прак­тики вероисповедания.

В некоторой степени, Ильин отклоняется от идеи Тютчева о том, что «в Россию можно только верить», не пытаясь понять ее. Ильин ставит вперед русский раз­ум, который способен ощутить ту духовную красоту, ту самую, ко­торая открывает нам, как писал Пушкин, «залог величия».

Если мы согласимся с таким пониманием русской идеи, рус­ского мира, то станет ясно, что в трудные времена, которые пере­живает сейчас Россия, сплочение русского мира является необхо­димостью для достижения того величия, необходимого для спа­сения России и, я бы сказал, даже всего мира.

К сожалению, не все это пони­мают. Часто приходится читать антирусские статьи или анти­русские блоги некоторых наших соотечественников за рубежом и россиян, живущих в Российской Федерации. Такие «россияне» (хотелось бы назвать их други­ми словами) существуют во всем мире. Часто такие люди пишут или говорят о России полную бе­либерду, у них о России уже очень отдаленное представление. Мож­но даже задать себе вопрос, когда они посещали Россию или вообще посещали ли ее? Или в какой Рос­сии они живут?

– С трибуны Ассамблеи вы име­ете возможность обратиться ко всем россиянам – и живущим в России, и разбросанными по всему миру. Каково было ваше послание в этот раз?

– Когда мы смотрим на геополи­тическое развитие того, что про­исходит на земле, мы не можем не видеть, что Россия, как никог­да ранее, в состоянии напомнить строящемуся мультиполярному миру о традиционных ценностях нашей цивилизации. В то же вре­мя западные страны проникну­ты сектантскими идеологиями, в которых преобладает анархиче­ский эгалитаризм, близкий по­нятию мира Фрейда, который все сводит к половому инстинкту че­ловечества.

Например, ни одна страна, кро­ме России, не понимает ценность близкого сотрудничества между государством и Церковью. Под словом «церковь» я обобщаю все конфессии, но использую слово «церковь» как самое близкое сло­во для меня, православного хри­стианина. Никакая страна, кроме России, не понимает, что сотруд­ничество государства с религиоз­ными конфессиями способствует и правильному светскому харак­теру нашей цивилизации, нашего мира. Это и есть та русская идея, то русское понятие национализ­ма, Русского мира, о котором так ярко писал Иван Ильин.

Но Русскому миру нужно гото­виться к правильному созерца­нию и толкованию наступающего первого столетия революции. На­помним, что слово «революция» происходит от латинского корня ‘revolvere’, который означает «ход назад». Ведь революция 1917 года привела Россию к богоборческой системе, которая совершенно от­клонилась от духовного наследия и духовной культуры русского мира, о которых писал Ильин. Это наследие укоренялось в ми­росозерцании и душе русского народа. Готов ли русский мир XXI века к правильному переосмыс­лению того, что произошло поч­ти 100 лет назад? Это зависит от всех нас. Мы должны подойти к столетию революции с чувством покаяния.

– Каково ваше мнение о десяти­летиями планирующихся в Петер­бурге похоронах «екатеринбург­ских останков»?

– Очень много пишут об остан­ках. Кто за, кто против! У меня позиция очень простая, тем бо­лее что я недостаточно осведом­лен о текущей экспертизе. Если РПЦ решит признать останки – это будет означать, что она будет служить чин обретения мощей и тогда произойдет не перезахоро­нение, а обретение.

В этом случае наш христиан­ский долг – признать решение Церкви и радоваться вместе с ней о том, что можно поклоняться святым мощам.

Если же Церковь не сочтет го­товность признать останки как мощи из-за недостаточной экс­пертизы или по другому любому поводу, то наш христианский долг требует принять решение Церкви как мудрое решение и не зани­маться никакой полемикой.

– Вотчина Гедиминовичей – кня­зей Трубецких – на Брянских землях в Трубчевске когда-то была Слобо­жанщиной, как и Курские земли?

– Род происходит от литовского князя Гедимина, у нас на гербе – гедиминовский всадник и орел польский, потому что тогда Лит­ва охватывала часть Польши. В общем, Большая Литва когда-то доходила где-то до Чернигова. И Чернобыль был бы в Литве, если представить себе те времена. Впоследствии Трубецкие получи­ли фамилию от города Трубчевск (Брянская земля). Моя бабуш­ка Трубецкая была рожденная княжна Щербатова, а Щербато­вы – Рюриковичи. Так что тоже недалеко. Есть предание, что сам Гедимин происходит от Рюрика, но легенда это или правда – вот спорный для историков вопрос! Но то, что до принятия католи­цизма Литва была православ­ной – это бесспорно. Жаль, что сейчас это призабыли.

– Благодарю за беседу и за очень мудрую, взвешенную позицию ко­торую вы занимаете.

 

Памятник Дону Хосе Паскуалью Доминику де Рибасу в Одессе

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+