Перейти к основному содержанию

01:03 19.09.2019

ВСЕМУ СВОЙ СРОК, СВОЁ НАЧАЛО (Наталья ЛАРИНА)

14.01.2013 23:55:23

Однажды по телевизору шла передача, героем которой был председатель президиума Московской коллегии адвокатов Генри Маркович Резник О нём говорят: «Резник – адвокат, который выигрывает и проигрывает с блеском. Ведущая спросила тогда гостя: «Говорят, ваш сын стал священником». Генри Маркович ответил: «Да, но если бы вы знали, какой это был для нас тогда удар».. Признаться, я была огорошена. Ведь мы привыкли, что влиятельные родители стараются направить своих чад по собственным стопам.  Или, во всяком случае, создать им условия для удачной карьеры в бизнесе, искусстве, других «престижных» сферах жизни. Удивление моё ещё возросло, когда на следующий день я узнала, что отец Андрей служит не в каком-то большом городе, а в церкви села Ермолино  одной из самых бедных российских областей – Ивановской…

Андрей Резник рос обычным мальчиком из обеспеченной семьи. Очень любил вечерники, танцы, немного хипповал. От товарищей его, правда, отличал интерес к серьёзной поэзии. Да и сам писал стихи, но до тех пор, пока в очередной редакции его не урезонили: прекратите, молодой человек, мучить себя и других. Он, конечно, огорчился, однако нашёл в себе мужество и прекратил.

Но творческая жилка всё-таки билась в нём, его тянуло в художественную среду. И вот Андрей устраивается осветителем в Театр мимики и жеста, а затем переходит в Театр имени Ермоловой. И должность его теперь уже звучит солидно – ведущий световой партитуры.

Жизнь театральная закрутила-завертела. Да и какой молодой человек, попав в богемную среду, устоял бы от соблазнов! После спектакля – вечеринки, гастроли не только по стране, но и за рубеж. Вся эта тусовочная  атмосфера разжигала в юноше тщеславие, самообман, иллюзии. Но наступил день, когда Андрей почувствовал смутную тревогу, неудовлетворённость жизнью. Она не отпускала, становилась всё острее. Переживая душевный кризис, стремясь хоть как-то преодолеть его, Андрей начал изучать различные религии по справочнику атеизма – других источников у него тогда не было. И хотя он не был крещён, стал заходить в храм.

-Я был как в лихорадке, - рассказывает отец Андрей. – Понимал, что если сейчас же не выйду из привычного, но уже чуждого мне мира, я погиб. Тяжко было просыпаться утром, тоска сразу брала в тиски. Ничто не радовало. Начинал смутно догадываться, что жизнь без высшего смысла пуста. Бросился за помощью к русской классике. Философские работы Толстого, письма  Гоголя, его «Выбранные места…» стали  мостиком из безбожной жизни в религиозную, разрыхлили почву в моей душе, подготовили её  к духовному пробуждению. От художественной литературы перешёл к Евангелию. Пробирался к его Божественной сути так. У любого гения находятся критики. Толстой  не признавал даже Шекспира и раскритиковал его в пух и прах. Примеры можно множить и множить, и лишь одна-единственная книга – Евангелие -  вне всякой критики. Всё имеет человеческую ограниченность , кроме Божественного Евангелия, сказал мне внутренний голос, и я повиновался ему. Так нащупывал тропинку, которая вывела меня в конце концов на единственно возможную для меня дорогу жизни.

Вот так Андрей понял, что ходит по кругу, и ему очень захотелось вырваться из мирской  пресыщенности. Его пытливый ум помог  снова осознать это и сделать рывок. Видимо, ему надо было пройти через богемную жизнь, через телесные удовольствия, чтобы понять, какая это суета. Тогда-то он и задался вопросом, что же истинно, вечно и ценно в этой жизни. В нём шла духовная работа, житейские же события развивались так.

1990 год. Приятели зазывают Андрея в гости, и он в последний раз поддаётся на их уговоры. Там-то и знакомится с двадцатилетней Юлей, закончившей английскую спецшколу и поступившей в медицинское училище. Не обратить на  неё внимание было просто невозможно. На лице никакой косметики, сияющие, как у Наташи Ростовой, глаза, нос в конопушках, всегда улыбающаяся, с длинной косой (ну прямо девушка из  девятнадцатого века, - юноша был сражён мгновенно. Очень скоро в их взаимоотношениях всё стало ясно. Знакомство завершилось свадьбой.

Жизнь молодых  выстраивалась вполне по-современному. Уж очень им хотелось эмигрировать в благословенную Америку, к чему они подталкивали и Юлиных родителей. И вот всей  семье уже назначен день собеседования в американском посольстве,  а там и виза в заграничных паспортах. Но тут грянул гром.

Вечером Андрей пришёл  домой позже обычного. Признался жене, что зашёл в храм, отстоял службу и окончательно понял, что ему необходимо креститься.

-Для нас это был шок, - вспоминает матушка Юлия. – Андрюша, окстись, какое крещение, не сегодня-завтра мы едем в Америку!» Мои родители были просто потрясены: ведь  в значительной степени именно мы были инициаторами отъезда. Но Андрей был твёрд в своём выборе, и мне ничего не оставалось, как распрощаться с родителями и остаться в Москве. А очень скоро – распрощаться и с Москвой.

Следующий за крещением шаг – семинария, а потом Андрей уезжает в Ивановскую епархию и получает  своё первое  место служения _ Успенский храм в городке Плёс. Здесь почти повторилась московская картина: к нему зачастили друзья-приятели из того же театрального мира. Их друг – служка, потом дьякон, священник, ведь это так экзотично! Мирская суета опять тянула в свою пучину. Но Андрей не вернулся на прежний опасный путь, нашёл в себе силы преодолеть соблазн. В Плёсе он познакомился с настоятелем монашествующей  общины села Ермолино о. Антонием, монахами о.Илларионом и о. Варлаамом. Они-то и сформировали в значительной степени внутренний  о. Андрея. Молодой священник мечтает об уединении и Промысел Божий отзывается  на его мечту. С благословения епархиального  руководства он переезжает к своим духовным наставникам…

Матушка Юлия никак не договорит мне свою семейную историю. То ей надо поменять пелёнки пятимесячной Серафиме, то утешить упавшую со стульчика  Варю, то  подставить под холодную воду прищемлённый пальчик шустрого Саввы. То ли они хотели спать, то ли ещё что, но дети разбушевались. Я подумала про себя: своих детей я бы давно приструнила. Но оба родителя только строго посмотрели на своих малышей.

-Вы что, - спросила я их, - совсем детей не наказываете?

Обязательно наказывает, -говорит о. Андрей, - Если бы Господь не наказывал человека – из любви к нему – тот сбился бы с пути. Так же и родители должны проявлять немалую строгость, но при одном условии – в сердце не должно быть раздражения. А справедливый суд ребёнок всегда поймёт правильно.

Смотрю на необыкновенно  милое, лучащееся лицо матушки и задаю ей провокационный вопрос:

-Матушка, вы, конечно, на трёх детях не остановитесь?

А она так серьёзно отвечает:

-Трудный вопрос вы мне задали. С одной стороны, конечно, нелегко с погодками. И я не очень представляю себя мамой, скажем, десяти детей. А с другой – всё  в Божьей воле, всё возможно. Если бы десять лет назад мне сказали, как сложится моя жизнь, я бы ни за что не поверила. – И, задумавшись, уверенно повторила. – Всё может быть.

-А в Москву не тянет? – продолжала я расспросы.

-Нет, нет, у нас с батюшкой такое ощущение, что мы в селе прожили всю жизнь. И люди здесь такие добрые, отзывчивые, лёгкие. Мы здесь, похоже, осели основательно.

-И что же, оставите своих детей без столичного образования? – ужасаюсь я.

-Ну почему же, может, ещё лучше уготовим, - это уже говорит отец Андрей. – Вот через год отправим Савву в Ивановскую православную гимназию (город от нас в сорока минутах езды). Там есть пятидневка. За ним и другие дети пойдут. Ну а что касается вуза, то здесь я поведу себя, как мой отец. Делать выбор, решать  учиться дальше или нет, будут они сами.

Отступление первое. Из интервью Генри Резника тележурналисту:

-В нашей стране  очень популярны потомственные профессии. Сын юриста обязательно должен быть юристом, актёра – актёром, ну и так далее.  Даже если у любимого отпрыска нет к тому никаких наклонностей. Конечно же, нам ничего не стоили устроить сына в любой юридический  вуз. Но его не влекла эта профессия, а мы никогда не давили на ребёнка, не вычерчивали ему никаких жизненных путей. Максимум, что себе позволяли – ненавязчиво порекомендовать, но всё равно принимали тот выбор, который он делал сам.

Думаю, что только так можно воспитать не иждивенца, но личность. И жизнь нашего сына, мне кажется, подтверждает это…

-Папа, когда же ты нам включишь мультики? – в комнату отца заглядывают дети.

-Сейчас, сейчас.

Батюшка поспешил за детьми, но вскоре вернулся.

-Неужто  вы разрешаете смотреть им телевизор? – удивляюсь я, зная, что в домах священников, как правило, нет телевизора вообще.

-У  нас есть несколько вполне приличных мультфильмов, которые мы и прокручиваем через видеомагнитофон. А вообще-то я сравниваю телевидение с полкой книг. Всё зависит от того, какие книги на неё поставят. Телевидение сегодня очень опасно для душевного здоровья, особенно для неокрепшей души ребёнка. Вы даже не представляете, как это опасно, когда  ребёнок проживает чужую взрослую жизнь. Я разговаривал как-то с одним психологом, так вот он сказал, что это одна из причин  увеличения числа нервно-психических заболеваний. Нереализуемое желание жить по образу взрослых настолько соблазнительно для неокрепшей детский психики, что нередко приводит к стрессам. Да я и сам по собственному опыту это знаю. Когда я работал осветителем в театре и ежедневно смотрел спектакли, то почувствовал, как это опасно – проживать чужую жизнь. Дело в том, что любая игра искажает образ Божий в человеке. В воспоминаниях Шаляпина я прочёл, как долго он не мог прийти в себя после того, как пел Мефистофеля. Переживал, каялся, признавался, что разрушительная энергия этого образа входила в него, и никак не мог избавиться от неё. Как человек заражается вирусами и микробами, так через некоторые телевизионные передачи душа заражается различными духовными пороками. А телевидение, чтобы   только удержать зрителя, пускается во все тяжкие – отменяется табу на показ интимных отношений, демонстрируются ужасающие насилие и садизм. И всё это впитывается детьми, можно сказать, с пелёнок.

Прихожане спрашивают меня: «Батюшка, как вести себя в пост? Я предлагаю отказаться от развлекательных телепрограмм. Вы знаете, что они отвечают? Нам, говорят, легче отказаться от пищи, но не от «ящика».

Отступление второе

 

 

 

 

 

В Москве мы уже отвыкли от очередей. Каково же было моё удивление, когда  я увидела её, родимую, у ларька на Юго-Западе. На  нём была  вывеска «Сыр монастырский». Изготовлен из экологически чистого молока на сыроварне Свято-Воскресенской Ермолинской пустыни Ивановской епархии. Без добавления консервантов и красителей. Жирность 45». С тех пор я стараюсь покупать сыр только там.

До сих пор я и понятия-  не имела о существовании этой пустыни. И спустя короткое время в очередной раз убедилась, как порой причудливо жизнь плетёт свои узоры.

Вот так неожиданно для себя я оказалась в уникальной для всей  России сыроварне. Сколько же труда, хлопот, забот потратил о. Андрей вместе с монашествующей братией, прежде всего   с о. Илларионом, чтобы наладить это производство!

Три года назад член общины о.Илларион, многие изобретения которого получали в его домонашеской жизни высшие награды на ВДНХ, прочёл в одном популярном журнале рецепт приготовления сыра и решил попробовать сделать маленькую порцию в кастрюльке. У него, конечно же, сразу же всё получилось. И тут к нему приходит отважная идея расширить производство. Отец Илларион достаёт бачок, но уже на пятьдесят литров. И, как человек серьёзный, основательный, отправляется в единственный в России Угличский НИИ сыро- и масло-делания на стажировку.

В  это время о. Андрей вместе с другими членами общины объезжает Костромскую и Ярославскую области, собирая с миру по нитке необходимое для цеха оборудование. А потом заключает договор на поставку молока с ближайшим колхозом. Производительность труда высока – шестьдесят килограммов сыра в день.

Вскоре слава о нём докатилась не только до близлежащих городов, но и до Москвы. Самое время расширять производство. Не выход ли это из трудного экономического положения, хотя бы только и в одной точке России? И вот о. Андрей прослышал, что на фурмановском заводе «Темп» бездействует сыроваренное оборудование и пятисотлитровая ванна. Община с помощью всё тех же   ивановских спонсоров готова всё  выкупить. Но фурмановцы повели себя, как собака на селе, ни нам, ни вам. Ну ладно, жаль продать своё – давайте вместе построим цех в Ермолине, создадим рабочие места, предложили батюшки. И опять не нашли у фурмановцев отклика. Так что не удаётся пока ермолинской общине обеспечить своей продукцией не только область, но и район. Ну и то хорошо, что помогают старым и немощным ермолинцам, по чисто символической цене  продают сыр местным жителям, а особо нуждающимся и вообще отдают бесплатно.

Кроме сыроварни отец Андрей вместе с приходской общиной обрабатывает гектары зерновых, содержат коровник, телятник, пасеку. Обслуживают технический парк (трактора, машины, лошадь, приобретённые с помощью спонсоров.

ОТСТУПЛЕНИЕ  ТРЕТЬЕ  И ПОСЛЕДНЕЕ

В телепередаче, о которой я уже говорила, Генри Маркович Резник как бы сопоставил два характера – свой и сына. «Я, - сказал он, весь в делах суечусь. В силу огромного опыта общения с людьми  изощрённее, интеллектуальнее. А сын мой – чистая духовность, степенность и размеренность. Я постигаю мир разумом, весьма несовершенным инструментом. Ему через веру открылось новое измерение. Он нашёл ценности, которые я не смог обрести в своё время. Мы с ним очень разные люди, жизненные дороги наши  различны, но мне всегда с ним интересно».

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+