Перейти к основному содержанию

12:38 19.08.2019

Евгений Владимирович Никольский: уничтожение Царя означало удар по вере.

02.06.2016 08:45:17

Беседа на Радио «Радонеж» (http://radonezh.ru/radio/2016/05/18/22-00.html) с доктором филологических наук, бакалавром богословия Е.В. Никольским о царском служении и царственной святости. Ведущие и участники — главный редактор Николай Бульчук и шеф-редактор Илья Сергеев.

Николай Бульчук: Мы беседуем с Евгением Владимировичем Никольским, доктором филологических наук и автором многих передач на Радио «Радонеж». В беседе принимает участие шеф-редактор Илья Сергеев. Тема нашей беседы - «Царственная святость».

Мы поговорим об эволюции царственной святости в нынешнюю эпоху, в том числе -  в России. Что такое Государь, царство, самодержавие. Вспомним некоторые страницы истории Российского государства. Евгений Владимирович, какие вопросы в наше время наиболее  актуальны?

Евгений Владимирович Никольский: Во-первых, если говорить о царственной святости, то эту тему нельзя отрывать от темы святости вообще. У нас часто не понимают, что такое святость, даже люди с большим опытом воцерковления. Иногда почитание святых нашими прихожанами напоминает почитание отдельных лиц в Исламе. Это раз. Во-вторых, хотелось бы сказать, что царственная святость  - это шире, нежели подвиг Николая II и его семьи. И мы затронем эту проблему, начиная с самых её истоков, с первых ветхозаветных монархов, которые были причислены к лику святых. Поговорим о служении благоверного Государя, о самом этом термине.Так же о побочных проблемах, которые всегда связаны с темой святости. В нашем случае это будет царебожничество и культ некоторых сомнительных, как выражался митрополит Ювеналий, исторических личностей.

Н. Б.: Я бы здесь добавил,  что, на мой взгляд, вообще святые  - это царственное священство, то, которое уже на небе. Это особая  категория святых. И в царстве небесном они будут в своем чине. Но вообще категория святых  - это нечто большее, чем просто земные люди. А кроме того, мы имеем уверение, что мы «народ Божий, царственное священство».

Е. Н.: Здесь имеется в виду, что все христиане призваны ко спасению, к обожению.   Об этом сказано в послании к Галатам: «Ты не раб, но сын Божий и наследник в Иисусе Христе». Как это мы прекрасно понимаем. царственное священство  - это общее призвание всех христиан, но вопрос в другом. Насколько мы его реализуем? Насколько у нас хватает веры, дерзновения, решимости? Насколько мы актуальны как христиане? Недаром же святой Августин, известный отец Церкви вечером молился и каялся, что не все, что мог, сделал для Бога. Другой аспект проблемы: что такое вообще святость? Святость  - это не заслуга, это состояние, которого достигает человек всей своей жизнью или всей своей смертью. Святость - это прежде всего приобщенность к Богу, это обожение, т.е. приобщение человека к Богу. Но в отличие, например, от буддизма это не растворение человеческой личности в Боге, как в некоем безбрежном океане. А, наоборот,  преображение. Это сохранение и усиление своей индивидуальности через приобщение ко Христу и через наследование в своей жизни определенных черт Его личности.

Н. Б.: С другой стороны святость - это указание нашего целеполагания, потому что мы все призваны к святости.

Е. Н.: Безусловно, это так, но не все этого достигают. Поэтому мы можем говорить о разных уровнях теозиса- обожения, которого христиане достигают благодаря таинствам. Это высший уровень того, чего может достичь христианин. Царственные святые монархи в этом плане не являются исключением, но об этом мы поговорим чуть позже.

Н. Б.: Евгений Владимирович, насколько я знаю, нет такого таинства «помазание на царство». То миропомазание, которое происходит при поставлении человека в чин царя, императора, получило распространение довольно поздно.

Е. Н.: Дело в том, что этот вопрос весьма спорный в богословии. Естественно, что человек достигает святости, в том числе благодаря таинству Церкви. Но дело в том, что плод таинства всегда различен. Он зависит от веры и воли. И монарх в данном случае как любой другой христианин здесь не является исключением. Само по себе помазание на царство не делает человека особенно святым. Это дает ему дополнительные дары для выполнения его служения. Другое дело - как человек сам относится к дарам, которые он получил в этом таинстве. Мы будем говорить несколько условно, поскольку мнения богословов -  я скажу чуть позже по этому поводу, разделялись. Как он сам относится, насколько царь земной готов к соработничеству ради своих подданных с Царем небесным. Насколько он действительно идет к Царю небесному, стремится к обожению. И эта процедура может этому способствовать. А может остаться малоплодной или совсем бесплодной. Само по себе помазание на царство не является, собственно говоря, критерием святости. Что вот собрались иерархи, помазали принца на царство,  и с тех пор он святой. И потом после смерти его автоматически записали в святцы. Конечно же, нет. Такого никогда не было, и Церковь всегда от этого предостерегала. Если интересно я могу рассказать об истории инаугурационных процедур монархов. Я беседую на эту тему с преподавателями духовных учебных заведений и семинаристами.

Н. Б.: Я полагаю, что нашим слушателям немаловажно знать историю ветхозаветного помазания первого царя. Напомню, что здесь  было некое отступление от заповедей Божьих. Потому что народ просил царя после того, как произошло его нравственное падение. И сам Господь не хотел этого. Вспомним Саула и помазание его пророком.

Е. Н.: Благодарю за пример про Саула. Он доказывает, что не всегда помазанный монарх становится святым. Иногда он наоборот становится преступником, каким, собственно, и был Саул. Под конец жизни он стал заниматься ворожбой, магией. Он обращался к волшебнице, чтобы та вызвала дух  пророка Самуила. И до сих пор идут споры, действительно ли имело место явление пророка Самуила – или Саул беседовал не с пророком, а со своей собственной иллюзией. Другое дело, что есть некая иерархия ценностей. В «Основах социальной концепции Русской  православной Церкви» прямо говорится о том, какое общественное устройство  более удобно для спасения, какое - менее. И здесь не стоит говорить, что Бог был против монархии. Любое проявление благодати есть нисхождение Бога к нашей слабости. В определенный момент история Израиля дошла до того момента, что непосредственно теократия, т.е. Боговластие перестало быть возможным. Когда пророческая харизма, ввиду оскудения веры, себя исчерпала, возникла некоторая замена. Нужна была некая икона, некое напоминание о стержневом принципе бытия в целом. И этим напоминанием был царь.

Н. Б.: Значит ли это, что если царь не является рупором воли Божьей, он и не является царем?

Е. Н.: Не обязательно. Дело в том, что монархическая система власти является более эффективной, нежели республиканская. какие государства в нашем мире наиболее социально экономически благополучны. Это, прежде всего -  монархические государства: Испания, Англия со всеми её колониями доминионами, Бельгия, Дания, Голландия, и т.д. в то время, как республиканские Франция, Италия, Германия испытывают множества больших проблем. Царь не обязательно должен выполнять функцию пророка. Но в любом случае, царская власть более благодатна и более благословенна, нежели республиканская.

Н. Б.: С другой стороны все страны, которые вы сейчас перечислили, имеют монархию декоративного свойства.

Е. Н.: Монархия может быть декоративной, может быть символической. Но всё равно этот институт работает. Монархия не обязательно должна быть абсолютной. Власть монарха может быть ограниченной. Но в любом случае монарх выполняет определенные сакральные функции и является именно той иконой стержневого принципа бытия,  какой не является даже самый достойный и прекрасный республиканский лидер.

Н. Б.: Можем ли мы утверждать на основе вышесказанного, что, несмотря на то, что Ветхий Завет дает отрицательную картину восстановления монархии -  выразителем воли народа, его лучших черт должен являться Государь император, самодержец? Лучший из выбранных народом?

Е. Н.: Дело в том, что монархия всегда наследственная. Во всех случаях человеческой истории, даже в языческих монархиях, потомки которых приняли христианство и стали просветителями своих народов,  это было некоторое чудо. Поэтому монарх  - это всегда выборный институт. Поскольку к этой должности, к этому служению подготовка идет с самого детства, потому что служение сложное. И почему собственно нужна именно семья? На случай подстраховки. Поэтому нужна именно династия, нужна именно преемственность.  Это первый аспект. Что касательно Ветхозаветной истории - промысел Божий относительно древнего Израиля был многообразен. И одним из аспектов этого промысла было установление династии, дома Давида, с которым были связаны мессианские  обещания. Потому что Давиду было прямо сказано, что из его потомков выйдет Мессия. Что мы знаем из Нового Завета.

 Н. Б.: Из истории России известно, что помазание на царство Михаила Романова, явилось завершением Смуты. И таким образом Россия, обретя законную власть в лице своего государя, начала новый путь исторического развития. Были времена деградации царской власти, когда царь воспринимался как тиран, злоупотреблял своей властью. Были годы благоденствия -  например, при Александре Благословенном. И годы последнего нашего императора. Известно, чем закончилось это правление -  крахом Российской империи. Можем ли мы делать какие-то выводы на основании того, что некоторые государи изменяли божественному предназначению или даже больше - генеральной линии царской власти?

Е. Н.: Вопрос сложный. Но если говорить в целом о династии Романовых, то ее заслуги перед Россией огромные. И поэтому недаром в нашем народе сохранилась благодатная память почти обо всех представителях Династии. Даже об Анне Иоанновне, которая не очень-то себя проявила. С другой стороны, мы не можем сказать конкретно, каков был промысел Божий о нашей стране. Но можно говорить, что Романовы выполнили свою историческую функцию. И наш последний государь мог, конечно, подавить все эти восстания. Но он сделал нравственный выбор, и его пример для нас велик именно как страстотерпца, в том, что он следовал нравственной правде вопреки политической выгоде. И в этом преимущества института монархии -  в том, что она опирается на определенную высшую правду. Это   характерно не только и не столько для христианской монархии. Примеры достойного поведения мы встречаем и у монархов, которые не исповедовали христианство.

И. С.: Как быть с тем фактом, что законно взошедшие на престол монархи оказывались недостойны своего звания не в силу того, что были физически или психически нездоровы,  а просто были злые, жестокие, сластолюбивые, развратные? И хотели не полагать душу свою за други своя, т.е. за подданных, а жить в свое удовольствие?

Е. Н.: Безусловно, такие моменты в истории были. Но в таком случае народ имеет право низложить такого царя и отправить его на покаяние в монастырь.

Н. Б.: И такие случаи бывали в истории России. Но вернемся к историческим аналогиям. Вот,  посмотрим историю правления последнего российского императора Николая II. Давно подтачивала древо царственного дома Романовых революционная смута. Почему государь и царский дом смогли допустить такое вольнодумство?

Е. Н.: Дело в том, что это большая болезнь нашего общества. Мы всегда хотим, чтоб всё было идеально. Мы не хотим бороться с издержками. Мы считаем, что либо всё плохо, сплошные издержки -  либо всё должно быть в ажуре. Но назначение власти, в том числе и монархической, не в том, чтоб земля превратилась в рай. А в том, чтобы она не превратилась в ад. К этому как раз династия Романовых прилагала определенные усилия.

И. С.: Евгений Владимирович, видимо, вследствие этой категоричности возникла проблема, о которой мы сегодня хотели поговорить. Проблема царебожия.

Е. Н.: На счет термина «царебожие». Термин  - это категория филологии, жутко консервативная. Если термин возник -  его не меняют, чтобы не было путаницы. Мне приходилось писать статьи о царебожии, и в  том числе, в журналы, входящие в научные базы. И возникла проблема, как этот термин перевести на английский язык. Сделать простую транслитерацию бесполезно. Тогда я взял его в кавычки и написал: «Русские растафариани». Потому что если у англоязычных читателей где-нибудь в интернете попадётся аннотация моей статьи, тогда они поймут, о чем идет речь. Термин действительно странный, но в тоже время он по-своему отражает суть явления: неадекватность восприятия процедуры вхождения государя на прародительский престол, в частности -  помазания на царство. Помазание Ветхом Завете имело значение призвание к служению. Помазание проходили пророки, первосвященник и цари. Это было таинство Ветхозаветной Церкви, вследствие которого человек мог больше открываться Богу, на соработничество с Ним для своего служения, в качестве достижения спасения и при очень благоприятных условиях святости.

 В христианском мире в первые тысячелетия традиции развивались немножко по-другому. Императоры, начиная со святого Феодосия, который царствовал в конце IV века, в корону, которой венчали на царство стали вмонтировать знак креста. Корону государя возлагали на ипподроме, и церемония была сугубо гражданская. Но в ней присутствовал религиозный символ. Такой есть парадокс в истории обряда коронации, что модификациями его мы обязаны не государям, а государыням. Именно государыня императрица Пульхерия из династии Феодосия решила воцерковить эту церемонию. Ее стал осуществлять архиепископ с молитвой. Но при этом он просто возлагал корону, но не помазывал на царство. На западе христианского мира традицию христианского вхождения на престол ввела французская королева Клотильда, крестительница Франции. Ей удалось с большим трудом обратить своего мужа язычника Хлодвига в христианство. Но он считал, что её власть сакральна, потому что он якобы являлся потомком языческих Богов. И тогда если его власть потеряет сакральный оттенок, его войско не будет слушаться. Тогда она, после того, как обратила мужа в христианство, просто прочитала фрагменты помазания царя Давида и уговорила своего друга епископа Ремигия вторично помазать священным миром Хлодвига на царство. И с легкой руки королевы Клотильды помазание на царство вошло в христианский мир, но на Западе, а не в Византии.

В Византию процедура помазания на царство проникает на рубеже второго тысячелетия, ее осуществляет Патриарх вместе с возлаганием короны на государя. На Руси традиция инаугурации князей была такая: княжича вывозили на площадь и ему возлагали на голову шапку. Это означало, что он является носителем власти. Церемония была гражданской,  потом стал участвовать епископ. Когда Русь попала под иго Орды, церемонию сначала проводили ордынские ханы, потом князь возвращался к себе в город. Его встречали, вели в собор и там благословляли. Но помазания как такого не было. Иван III, крайне сложная личность,  он совершил много хорошего и сомнительного, женился на греческой царевне. Она привезла традицию миропомазания. Помазанный впервые был Василий III. Потом уже именно венчание по царско-византийскому чину было осуществлено над Иваном Грозным. Личность тоже сомнительная. Поэтому мы и говорим, что сама по себе процедура прохождения государем помазания и возложение короны не является гарантией его личной святости, при отсутствии у него стремления к соработничеству с Богом, высокого смирения и желания служить Богу и ближним. Процедура несколько видоизменялась, не везде в христианских странах было возложение корон с помазанием. Такую процедуру проходили короли Франции, Англии, Польши. В других странах этого не было. Не были они в прямом смысле помазанниками Божьими. Им просто архиепископ возлагал на голову освященную корону и читал благословляющую молитву  - и всё. Касательно же России, модификация обряда была произведена Петром Великим. Чтобы доказать преемство своей супруги, горячо им любимый Екатерины I -  Марты Скавронской, которая была неаристократического происхождения и тем самым смирить боярскую знать, он ввел процедуру женской коронации. Он короновал Екатерину на царство, и её даже помазали. Потом, когда уже царствовали у нас государыни, собственно процедура тоже менялась. Государынь помазывали на царство по мужскому чину и возлагали корону. Но императрица Елизавета Петровна решила изменить эту процедуру. Она сама возложила корону себе на голову. С тех пор, с её легкой руки цари стали это делать. Самое интересное, что Наполеон Бонапарт этот жест тоже позаимствовал у неё. 

И. С.: Вы очень интересно рассказали нам, насколько древней является традиция коронации. И мне кажется, что не менее является традиция почитание правителя, как Бога. Это мы видим у фараонов, у восточных правителей, и потом у римлян. Может быть, это желание сделать из царя Бога и является причиной современного царебожия? И это не что иное, как рецидив стремления почитать царя как Бога?

Е. Н.: Дело в том, что по наблюдениям многих религиоведов, когда  начинается кризис любого монотеизма, т.е. любого единобожия, когда Бог перестает быть центром миросозерцания верующего человека -  к нему приходят псевдобоги. В этом плане мы должны быть признательны древнееврейским пророкам, составлявшем священные книги Ветхого Завета. Которые, как правило, у нас мало читают и опускают. Они показали царей, как живых людей, у которых были свои проблемы, даже тяжкие грехи . Если Давид каялся -  он восстанавливал отношения с Богом и снова получал благодатные дары. Но что творилось рядом с Израилем? Рядом была Финикия, Египет, 19 династий фараонов, Вавилон, где монарха воспринимали как божество. В библейском миропонимании показывается, что царь может стать святым, духовным пастырем народа, пророком -  при условии его соработничества с Богом, как любого другого верующего человека. В этом плане он не является исключением, но он может использовать своё высокое положение и давать пример своим поданным в проявлении или иной добродетели. Но может быть и преступником, как любой другой верующий человек, который забывает о Боге. И когда происходит разрушение единобожия в сознании людей - тогда приходят другие божества и типологически воскрешается отношение к монарху как к Божеству. У меня есть статья, она размещена в интернете на двух или на трех сайтах: «Царебожие как реинкарнация культа деизированных правителей древнего мира».

И. С.: А как вы думаете, если монарх станет святым человеком в силу своих подвигов, которые он совершил живя на этой земле- будет ли он выше, предположим монаха, мирянина или священника? Т.е. особенное отношение к святому царю Николаю II  оправдано?

Н. Б.: Дело в том, что даже многие духовные лица сегодня считают, что государь представительствует перед престолом Божьим за весь русский народ. Он имеет такое дерзновение.

Е. Н.: Я бы сказал, что царственная святость -  это один из типов святости, как например, мученичество. Потому что если мученик наследует в своем житии голгофские страдания и после смерти воскрешение со Христом в жизни вечной, то святой монарх наследует другую черту личности Спасителя, которая была прикрыта при Его земном служении, именно Его царственность. Потому что Христос давал законы, распоряжался стихиями. Вел Себя как Царь. Но так Его никто не воспринимал. Его царство связано больше с Его божественностью, нежели с человечностью. Святой царь наследует царственность Христа, когда главный добродетель монарха - это милосердие, это помощь людям, это указание им высшего пути, это решение их проблем. Я бы не сказал, что святые цари в царстве небесном выше преподобных, мучеников, святителей, они наравне с ними. Это один из чинов святости. Это моя первая книга, посвящённая этой проблеме. Вторая моя книга: «Царский путь и святость». Я рассматриваю сугубо этот чин святости, но параллельно напоминаю о других.

Н. Б.: Я бы вспомнил ещё одно изречение из святого Евангелия: «Царство Моё не от мира сего». Это мы говорим о прикровенной царственности Христа на земле и Его служения. Потому что Господь вошел в Свою царственность именно в царстве небесном. Потому что для христианина царство земное -  это лишь отражение царства небесного.

Е. Н.: Полностью с вами согласен. Тем более, что даже те государи, которые не были причислены к лику святых, в частности государыня Елизавета Петровна считала своим долгом давать пример благочестивой жизни. Это одна из моих любимых цариц. Но хотя были некоторые спорные моменты -  она за них принесла покаяние. И слава Богу.

 Н. Б.: Но мы сказали вначале нашей беседы о термине «царебожничество». Я бы очень хотел, Евгений Владимирович, чтобы мы сняли всякие несправедливые обвинения с поклонников государя императора Николая II.  Хотел бы вспомнить одну аналогию. Ведь Государь император Николай II действительно тоже был умален и  «зрак раба приял», и то, что сотворили с венценосной Семьей... Это было именно агрессивное нападение на символ христианства.

Е. Н.: Я с вами соглашусь, поскольку действительно уничтожение Царя означало удар по вере. Потому что большевики прекрасно понимали, что Царь является иконой стрежневого принципа бытия. И что, убив Царя и его Семью, они обрушат веру. Но можно сказать, что он действительно был монарх, даже не царствуя. Вот это парадокс, который многие наши современники склонны забывать. Я писал о многих государях, начиная с Мельхиседека и кончая, собственно, Николаем II Что были примеры, когда действительно царь был низложен. Находился долгое время в плену. Когда он уже реально не выполнял никаких административных функций. Он не был там верховным менеджером, главнокомандующим и т.д. Но даже в этих условиях он всё равно оставался царём. Т.е. монарха можно только убить, только уничтожив его как человека. И тогда высшая правда, которая несет это -  восторжествует. Пример  - королева Мария Стюарт. Шиллер, как верующий христианин, правда, католик, показал страдания католической королевы Шотландии, которая страдала за свою веру в заточении. Она не изменила ей, несмотря на 20 лет плена. За что и была обезглавлена. А теперь хочу рассказать пример из православной истории. Это Давид Трапезонский. Мало кто знает, что Византийская империя распалась не задолго, до своего падения. И одной из небольшой анклав это южное Причерноморье, город Трапезон, Карс там рядом Грузия. Там было маленькое трапезонское царство. И там царствовал император Давид. Когда Византия пала в 1453 году, Трапезон продержался ещё 10 лет. Приплыли турецкие суда, царя арестовали. Вместе с императрицей и детьми он оказался в Константинополе. И турки ему предложили принять ислам и стать наместником этого царства. Но он понимает, что за его выбором стоят судьбы христианства среди его подданных. И он благословляет каждого из своих сыновей - младшему было лет пять, шесть -  на обезглавливание, чтобы сохранить веру. Потом сам кладет голову под турецкий меч. Турки специально, чтобы не было культа, их тела топят в Босфоре. Это нравственный подвиг. Но только в 2013 году Давид Трапезонский и его семья были причислены к лику святых. Это пример служения царя, даже в экстремальных условиях он все равно царь, носитель высшей правды. Касательно царебожников. Любая святость - обожение. Это приобщение человека к Богу. А в царебожии происходит обожествление монарха. Даже христианского. Это как раз главный тезис обожествления вместо обожения.

И. С.: Очень хорошо вы об этом сказали. Я, слушая ваш рассказ о Давиде Трапезонском, подумал о том, что прославив его, ни у кого не возникло желания его назвать соискупителем Христа. У Николая в его вопросе прозвучало наименование царебожников поклонниками Николая II. Мне кажется это показательное слово. Действительно они именно поклонники, а не почитатели. Один из святых сказал, что мы иконы почитаем, а поклоняемся мы Богу. Так и здесь Николая II надо почитать, а поклоняться Богу.

Е. Н.: Почему я привел пример и непосредственно его прародительницы  королевы Марии, которая ради веры претерпела плен и казнь, и государя Давида Трапезонского, который был православным,  но с государем не имеет генеалогических связей. Это действительно так. Царь стал примером для многих новомученников. Первые чудеса были зафиксированы уже в 1918-19 годах. С другой стороны, проблема царебожничества не ушла. Поскольку я жил долгое время в Подмосковье,  мне приходилось бывать на полунеформальных собраниях и даже в Москве. Что греха таить, каждый пятый человек в церковных кругах, особенно в провинции симпатизирует этим идеям. Просто у этих людей другая установка. Они об этом не говорят священникам. Старцы им это запретили.

Н. Б.: Ну что это представляет собой Евгений Владимирович?

Е. Н.: Царебожничество, я бы сказал, что это раковая опухоль церковного сознания. Оно ещё пока не институционализировано. Во Владимирской области есть часовня, где они осуществляют свои службы, есть сайты, газеты. Но как единого большого движения пока ещё нет, т.е. они ещё не порвали окончательно с Церковью. Но с другой стороны -  они нарушили главный принцип, что и позволит мне вывести их за рамки христианства. Они приписали нетранслируемое свойство Божие земному человеку. Искупительство -  это свойство исключительно Сына Божьего, именно как Богочеловека. И это уникальное явление в истории, которое никогда не повторится. Поэтому любой царебожник, если он внешне соблюдает христианские обряды, даже имеет внешний вид подрясник, борода, платок и прочие атрибуты - это не показатель того, что он является христианином. Христианином должен быть только тот, кто со Христом. И Христос является Единственным Искупителем. Царь Николай не является искупителем. Это один из святых, предстательствующий за нас. Он именно страстотерпец. Поскольку он в своей жизни наследовал Христовым страданиям. Но ни в коем случаи не искупитель. Потому что святость -  это то свойство Божие, которое мы можем воспринять. Искупительство мы никак не можем воспринять. И поэтому, если даже священник является адептом царебожнических доктрин - такое иногда встречается -  его таинства недействительны.

Н. Б.: А я бы закончил нашу сегодняшнюю беседу с Евгением Владимировичем цитатой из 1-го послания святого апостола Павла к Тимофею, 2-я глава: «Един есть ходатай пред Богом за человека, человек Христос Иисус».

Комментарии

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+