Перейти к основному содержанию

10:50 17.08.2022

Определение пола и его смена

02.12.2021 11:17:02

Слушать: https://radonezh.ru/radio/2021/11/22/22-00

о. Максим – Здравствуйте, дорогие радиослушатели. Сегодня мы с моим гостем, Еленой Анашкиной, нейропсихологом, преподавателем древних языков, будем обсуждать очень противоречивую, особенно для православного сознания, тему. Здравствуйте, Елена.

Е. А. – Здравствуйте, батюшка.

о. Максим – Мы поговорим о таком удивительном феномене нашего времени, как смена пола. Эта тема не сходит с новостной повестки дня. Наши дети сейчас гораздо больше погружены в эту тему, чем люди старшего поколения. Сама тема смены пола для людей старшего поколения является табу, говорить об этом неприлично, это как копаться в нижнем белье. Вопрос смены пола для православного сознания является очевидным грехом, но мы попробуем сейчас поговорить об этом не с точки зрения греха. Подчеркиваю, что мы никак не сомневаемся, что пойти что-то себе отрезать или пришить, проходить гормональную терапию или что-то ещё – это грех для православного человека. Что находится под слоем внешнего информационного бума, относящегося к этой теме, какова медицинская, гормональная и прочая природа этого явления? Мы с Еленой попробуем об этом поговорить. Не будем выносить нравственных оценок. Чтобы реакция православных людей сменилась с испуга на понимание, чтобы мы были более защищенными в разговорах и в своем понимании этой проблемы, мы целый час нашего общения посвятим этой теме. Сколько вообще в этой теме медицины? Не психологии, а именно медицины.

Е. А. – Медицины здесь достаточно много. Сперва нужно определиться с понятием «пол». Генетика – это относительно молодая наука, мы не всё знали на протяжении тысячелетий. Рождается человек, видно, мальчик это или девочка.

о. Максим – Даже если почти совсем ничего не знаешь.

Е. А. – По внешним половым признакам сразу видно, кто перед нами. Оказывается, что всё не так просто в организме. Кроме внешних половых признаков пол определяет гормональный пол – определенная выработка гормонов. Это медицинская тема, ей занимается эндокринология. Есть понятие генетического пола. Мы привыкли, что существуют люди XY – мужчины, XX – женщины. Но таких генетических вариаций тоже достаточно много. Это может быть XX, который внешне мужчина, это может быть XY, который внешне женщина, это может быть XXY или XXYY, XYYY. Во время того, как зарождается младенец, будучи только клеточкой, происходит деление клеток. В процессе этого деления могут не разойтись хромосомы. Тогда останется дубликат одной из хромосом. Это влечет определенные внешние изменения, возможно, какие-то гормональные изменения в человеке. Это уже два понятия пола – гормональный и генетический. Есть ещё фенотипический пол, когда человек родился, и мы видим по определенным признакам, что родился мальчик или девочка.

о. Максим – Это не всегда легко определить у котят.

Е. А. – Опытные разводчики кошек говорят, что всё можно определить. Помимо внешних признаков при рождении есть внешние половые признаки, которые развиваются с возрастом. Человек оформляется под действием необходимых хромосом, генов, которые записаны на этих хромосомах. Человек формируется по определённому типу, заложенному изначально. В идеале 2 пола – XX и XY – несут в себе набор определённой генетической информации, который в определенные моменты жизни запускает механизмы выработки гормонов. Начинает формироваться тело по женскому или мужскому типу. Например, у женщины талия становится более очерченной. Есть ещё четвёртое определение пола. УЗИ – это относительно недавнее изобретение. Людей не принято было оперировать. Про органы мы знали больше, чем про гены, но тоже недостаточно. Кроме внешних, гормональных и генетических признаков существует набор определенных внутренних половых органов, который тоже участвует в запуске процессов формирования тела мужчины или женщины. Бывает, что они недостаточно сформированы.

о. Максим – Я в своей пастырской практике с этим встречался, когда ребенку сразу дают инвалидность. Потому что вроде девочка, а чего-то нет, или вроде мальчик, снаружи всё есть, а внутри каких-то органов не хватает. 

Е. А. – Тут встает большой вопрос и психологической поддержки, и социального одобрения. Одно дело, когда человек себя гармонично чувствует всю свою жизнь. Родился, и ему сказали, что он мальчик. Он мальчиком себя чувствует, мальчиком женился. Но выяснилось, что он бесплоден. Когда в паре рождается ребенок, то идут везде проверяться. Одно из самых первых тестирований – это кариотип, то есть определение набора хромосом. Всё ли в порядке, всё ли на месте. Тут может выясниться, что у этого мальчика XX-набор. С мальчиками такое бывает реже, потому что внешне уже на уровне пубертата можно заподозрить, что созревание идет как-то неправильно. Существует синдром Свайера, когда у девочки XY-набор. Она рождается девочкой, развивается девочкой. И к моменту рождения ребенка оказывается, что генетически она XY. Естественно, у неё не запустились определенные процессы – бывает недостаточно сформированной матка, яичники могут вообще отсутствовать. Что-то есть, но оно не развивается. Сначала у младенца в утробе развиваются бесполые гонады. Под действием генов, которые запускают процесс выработки определенных гормонов, гонады развиваются либо в семенники, либо в яичники. И уже потом плод формируется по мужскому типу, когда яички опускаются вниз, или по женскому, когда яичники остаются в теле. Рождается мальчик или девочка. И тут уже в утробе происходит какой-то сбой. Одно дело, когда человек рождается, и всё у него нормально. Он доходит до создания семьи, и тут нужна только психологическая поддержка. Его больше ничего не беспокоит, он здоров, но не может иметь детей. Это психологический момент. Многие женщины, здоровые с точки зрения формирования пола, тоже не могут иметь детей.

о. Максим – Да и мужчин. Мы знаем, что бесплодие – одна из проблем нашего времени. Кто-то лечится и получает соответствующую помощь, кому-то бесполезно лечиться. По моим очень относительным знаниям чуть ли не четверть пар имеют определенные проблемы с зачатием детей.

Е. А. – Связано это не только с нарушением формирования пола. Бывает, когда пол формируется так, что в подростковом возрасте человек начинает испытывать определенное непринятие своего пола не потому, что он вдруг так захотел, а потому, что запустился механизм формирования мужских гормонов. И тут он может испытывать влечение к своему полу, как ему кажется. Он родился девочкой, рос девочкой, но у него всегда что-то зудело. Такие случаи бывают. Тут вопрос очень тонкий и индивидуальный, потому что у него XY-набор, началось гормональное развитие, начался свой пубертат по мужскому типу, но внешне он родился девочкой. Есть много разных нюансов касательно внутренний органов, надо смотреть индивидуально, но тут встает вопрос – что делать? С одной стороны – это смена пола, а с другой стороны, у этого человека нет того пола, к которому мы привыкли.

о. Максим – Это серьезнейший вопрос для наших биоэтических церковных комиссий. Это не тот вопрос, который мы можем сегодня серьезно и глубоко рассмотреть. Мы просто должны понимать, что существует такая проблема. Вы назвали 4 официальных признака пола. Есть ситуации, в которых они могут нарушаться. Для такого человека это оказывается проблемой, поскольку он внутри себя и гормонально, и эмоционально, и психологически разрываем. Мы не предлагаем какой-то выход, не делаем выводы, не ищем ответы и не пытаемся дать нравственную или этическую оценку данной ситуации, а выясняем, что лежит в основании этой проблематики. Мы не отмахиваемся от этой проблемы и не говорим, что всё это чушь и мракобесие, что сам разговор об этом греховен. Ведь есть люди, рожденные с генетическими аномалиями, которые не связаны с их полом. Существуют и другие вещи, когда человек является не вполне нормальным с обычной точки зрения – у него чего-то нет, что-то есть, что-то недоразвито, что-то переразвито. Мы понимаем, что это тоже нравственная проблема. Что с таким человеком делать, как оказать ему духовную и психологическую поддержку, куда его тянуть? Это из той же самой области, о чем мы сейчас говорим с Еленой – что вообще с человеком происходит. А что уж ему делать – это его собственный вопрос, вопрос его духовника. Как это оценивать – это уже вопрос к Синодальной комиссии по биоэтике. Там сидят профессионалы, которые продолжают во всём этом разбираться. Вот и мы с вами входим в курс дела.   Давайте забудем, что мы сказали за первые 15 минут нашей передачи и попробуем взглянуть на проблему с совершенно другой стороны. В моих любимых «Смешариках» была серия, когда Лосяш в своём теле осознал себя бабочкой. Смешарики со свойственной им прямотой объяснили Лосяшу, что он никакая не бабочка. Бабочки питаются пыльцой, а лосям и другим животным нужны всякие вкусности. Лосяш ночь продержался, а наутро пришел и сказал, что всё же является лосем, потому что пыльцой он наесться не может. Вот насколько эти условные «тараканы» могут быть не связаны ни с медициной, ни с хромосомами, ни ещё с чем-то. Насколько это психологическая, а не медицинская проблема.

Е. А. – Сейчас многие люди хотят сменить именно свою принадлежность к какому-либо гендеру.

о. Максим – Важно отметить, что гендер – это не пол. Это очень важное в современной культуре слово, которое говорит о том, как человек сам себя воспринимает. Это не про гены, хромосомы и медицину. Это именно про восприятие себя. Если я себя воспринимаю эльфом, то мой гендер – эльф.

Е. А. – Про гендер мы говорим в основном именно с точки зрения мужского/женского. Но да, бабочек сюда тоже можно отнести.

о. Максим – Не могу сказать, что глубоко погружен в эту тему. Но я читал, что гендеров точно больше, чем 2. Если пола у нас 2 – мужской и женский – гендеров за 10.

Е. А. – Нужно подчеркнуть, что гендер не всегда связан с сексуальной ориентацией. Гендер – это когда Лосяш говорит, что он хочет быть бабочкой. Сексуальная ориентация – это когда Лосяш говорит, что он хочет быть с бабочками. Трансгендерность, то есть переход из мужчины в женщину или наоборот, ВОЗ И МКБ выводят из списка болезней. В некоторых психиатрических учебниках утверждается, например, что, если женщина ощущает себя мужчиной – это признак психологических заболеваний, а в других психиатрических учебниках написано, что об этом надо ещё подумать. Подумать об это действительно нужно, потому что за этим может скрываться не просто блажь, а процесс в организме, который требует осознания и, возможно, лечения.

о. Максим – То есть вполне возможно, что это все-таки болезнь?

Е. А. – Возможно, что это болезнь. Возможно, что это проявление нарушений. Группа людей с нарушением пола называется «интерсекс». Чтобы четко сказать, что человек является мужчиной или женщиной, он должен соответствовать по всем 4 пунктам. Интерсекс – это те люди, у которых где-то происходит несоответствие по причине сбоя созревания. Это одна категория людей. А трансгендеры – это другая категория людей, которые меняют пол, находясь по всем 4 показателям в какой-то группе.

о. Максим – Мы попробуем порассуждать об этом с культурологической точки зрения. Мы живем в эпоху игровой культуры. Предыдущая перепись населения показала, что определенный процент населения – это эльфы, хоббиты, гномы и т. п. Понятно, что это такая игра. Современный человек много играет. Причем это серьезные игры. Когда дети бегают и пинают мяч – это одна история. А когда они в дочки-матери играют – это серьезная игра, дети отыгрывают определенные социальные роли. Такие серьезные игры продолжаются для современного человека всю его жизнь. Человек определенным образом воспринимает себя в той или иной роли – на работе он один, дома другой, с друзьями третий. Он легко переключается, ему комфортно в этой игровой, принадлежащей к материальному миру, действительности. А в виртуальной действительности он может быть вообще другим. То есть мы играем, это игровая тема. Меня не принимают в компанию в качестве мальчика, я изгой, никак не могу себя реализовать. Традиционный путь – это борьба, поход в спортзал, становление настоящим мужчиной и т. п. А современная культура предлагает множество вариантов, когда можно с традиционного пути естественной иерархии куда-то спрыгнуть, начать играть какую-то совершенно другую роль. Я часто сталкиваюсь с тем, что подростки реально пугают своих родителей трансгендерной темой. 12-летняя девочка приходит к маме и говорит, что является лесбиянкой, и вообще чувствует себя мальчиком. Родители сразу падают в обморок. Очень немногие родители спокойно это принимают.

Е. А. – Моя дочь, когда не хочет идти в школу, говорит: «Мама, ну ты же знаешь, что я хоббит, я люблю быть дома».

о. Максим – Это одновременно проверка и границ, и себя, и всего остального.

Е. А. – Тема сексуальности в нашем обществе очень табуирована. Взрослые не готовы это обсуждать со своими детьми. Это ужасно.

о. Максим – Мои дети разговаривают со мной гораздо доверительнее на эти темы, нежели я сам разговаривал со своими родителями. Я их не приучал к этому, для них это совершенно естественно.

Е. А. – Просто об этом уже говорится в обществе и в той субкультуре, в которой они растут. У каждого поколения и каждого возраста есть какая-то субкультура, даже если она не выделена в официальную субкультуру.

о. Максим – В моем детстве была шутка: «Мужики, матом не ругаемся, тут дети. Ребята, матом не ругаемся, тут взрослые». Сейчас эти границы уже стираются. И я сейчас не про мат, а про информационные потоки.

Е. А. – Человечество борется с эйджизмом, с дискриминацией людей по возрасту. Всё смешалось. Особенно это наблюдается у людей, которые активно выходят в соцсети, следят за масс-медиа. Находясь в социальных сетях, мы находимся в информационном болоте. Если соцсети предлагают нам что-то новое, оно всё равно находится в том информационном потоке, который мы сами себе создали. И нам кажется, что все такие. Это с одной стороны. Но, с другой стороны, сейчас больше информации, которую легко добыть. Если даже тебе попалась одна триггерная реклама про что-то совсем новое, ты спокойно гуглишь, и всё находится. Даже если у человека нет дома телевизора, он ходит по городу, и у него перед глазами мелькают разные афиши. Они спекулируют на теме сексуальности – даже сосиски продают с какой-то подоплекой сексуальности. Для молодежи эта тема перестала быть необсуждаемой. Задача представителей старшего поколения и родителей – вникать в нюансы, говорить с детьми, направлять их. Когда ребенок говорит маме, что он сегодня кошка и будет ходить на четвереньках – это игра, если это продолжается 1 или 2 дня. Но если ребенок долго в этом находится, то необходимо обратиться к психиатру. Когда девочка говорит, что она сегодня лесбиянка или мальчик, то это может быть игрой. Если родители не будут падать в обморок, хвататься за сердце и бежать к психиатру в первый день, то, возможно, это пройдет. Может, это просто способ привлечения внимания. Социальное восприятие себя как кого-то имеет какие-то атрибуты. Например, девочки ходят в розовом, а мальчики в голубом. Это ужасное различие по цвету одежды, с моей точки зрения. Сейчас мир отходит от каких-то стереотипов, атрибутики. Женщины ходят в брюках. Мы изучаем Древнюю Грецию и понимаем, что мужчины там ходили в платьях, в тогах. Понятно, что есть мужская и женская одежда, это другой вопрос.

о. Максим – В своем время я положил немало сил в разговорах про женские брюки. Главным доводом было то, что мужчины такие брюки точно не наденут. Несмотря на то, что это брюки, они все же являются женскими.

Е. А. – Нужно понимать, что есть женский отдел одежды и мужской отдел одежды. А там уже могут быть брюки, юбки и т. д. В Шотландии, например, есть фамильные килты, которые у них испокон веков. Для подростка это действительно игра – померить на себя, стереть границу, убрать атрибут своей гендерной группы. С одной стороны, человеку хочется посмотреть, а как там. Подросток определяется с собой, со своим местом здесь, кто он вообще. Одно дело, если он погулял с девочками и померил шубу, чтобы посмотреть, как на нем сидит женская шубка. Другое дело, если человека постоянно тревожит мысль, что он не мальчик, что он хочет чего-то другого, хочет быть девочкой, ему нравится краситься. Опять же, одно дело, если мне нравится краситься. В древности в разных культурах красились не только женщины, но и мужчины, это было нормой. Это опять же вопрос атрибутики – кому принадлежит косметика, мужчине или женщине. У нас не принято мужчинам краситься.

о. Максим – Этот вопрос уже на моем веку поднимался. Для того, чтобы убедить мужчин пользоваться дезодорантом, пришлось проводить мощную рекламную кампанию, объясняя, что это мужской дезодорант, это специальный мужской аромат.

Е. А. – Даже сейчас у нас мужской крем для рук, мужская губная помада.

о. Максим – Чтобы мужчины не думали, что они какие-то не такие.

Е. А. – Это все равно уходовая косметика, она не имеет гендерного разделения. Что-то социум считает только мужским, а что-то только женским.

о. Максим – Борода – это вполне себе мужская история.

Е. А. – Да, однозначно, это физиологическая особенность.

о. Максим – Хотя длинные волосы мужчина уже вполне может носить. Один из моих сыновей так ходит. Я ему сказал, если ты носишь такие волосы, то ходи небритым или оставь усы. Какие-то такие нюансы. Если ты гладко выбритый, у тебя длинные распущенные волосы, то с моей патриархальной отеческой точки зрения это нечто женоподобное. Если усы есть, то неважно, какой длины у тебя волосы.

Е. А. – Я согласна, должна сохраняться внешняя атрибутика. Я поддерживаю, когда крупные компании вводят определённый дресс-код для мужчин и женщин.

о. Максим – Важно для себя ответить на вопрос, кто я. Принадлежность к определенной группе, семейной, социальной или какой-либо другой – это важная история. Мы Первозванские, мы Ивановы, мы работники ЗИЛа.

Е. А. – Человек относится к нескольким группам сразу.

о. Максим –Я хотел вернуться на полшага, чтобы нам не упустить важный момент. Когда подросток начинает играть, проверять границы и троллить своих родителей, очень важно спокойно реагировать. Каждый раз, когда в вопросах, связанных с сексуальностью или с какими-то гендерными вещами, родители начинают реагировать резко, они тем самым провоцируют усугубление ситуации. Если вы как-то резко отреагировали на какое-то проявление сексуальности вашего ребенка, это не поможет разрешить ситуацию. Ребенок больше никогда не будет с вами это обсуждать, начнет прятаться. Серьезная стрессовая ситуация не помогает, а наоборот мешает вылезти ребенку из этих проблем.

Е. А. – И может даже вызвать дополнительный интерес к этой теме, потому что ребенок не получил ответ. Советую вообще заранее подходить к этой теме. Потому что рано или поздно вопрос о сексуальном воспитании встанет у подростка. Лучше, если он познакомится с этой темой дома.

о. Максим – Напоминаю об одной передаче, которую мы записали почти год назад. Весь час был посвящен именно вопросам сексуального воспитания. Важно, что мы подробно разбирали этот вопрос. У кого есть дети или внуки соответствующего возраста, советую послушать эту передачу.

Е. А. – Половое воспитание нужно начинать как можно раньше. Необходимо хотя бы называть части тела правильными словами. В 5 лет мальчики и девочки начинают понимать, чем они отличаются друг от друга. У них запускаются процессы сексуальной самоидентификации. Она происходит в детстве, когда нет сексуального контекста и влечения к противоположному полу. Но ребенок понимает, в чем заключается различие между мужчиной и женщиной.  

о. Максим – Хорошо, когда в многодетных семьях рождаются мальчики и девочки. Уже взрослеющий ребенок смотрит и спрашивает у родителей, почему у брата или сестры есть что-то, чего нет у него, что это такое.

Е. А. – Это очень удобно. Я рада, что у меня разнополые дети, потому что это избавило меня от лишних просвещений. Однажды я стала свидетелем следующего события. Мама подошла на площадке к своему 5-летнему сыну и сказала: «Пойдем, нам нужно выгулять слоника». Дальше было круче, она продолжила: «И Славика позови, вместе выгуляете слоника». Мама Славика и эта женщина пошли со своими взрослыми детьми к ближайшему кусту. Всё это можно назвать обычными словами. У всех органов есть свои названия. Для 3-летних детей есть книги про человеческое тело. Понятно, что всё адаптировано под возраст – есть для самых маленьких, для тех, кто постарше, анатомические атласы для уже взрослых детей.

о. Максим – Мы сейчас не говорим о том самом сексуальном воспитании, которое пытается навязать нам Запад, чтобы порушить психику детей и поспособствовать их развращению. Мы говорим о простых вещах.

Е. А. – О том, с чем ребенок сталкивается ежедневно. Когда в семье один ребенок или два однополых, естественно, что встает определенный вопрос.

о. Максим – Важно понимать, что именно неудовлетворенное любопытство и табуированные вещи служат развитию непонятных фантазий, каких-то ложных представлений.

Е. А. – Это дополнительный эмоциональный подогрев.

о. Максим – Если тебя ещё и отругали, что у тебя что-то не так с половым органом, ты потом решишь, что он тебе не нужен, что ты, возможно, девочка.

Е. А. – Возникнет какое-то неприятие своего тела. Это очень деликатные вещи, которые могут сказаться во взрослом возрасте. Например, человек говорит: «Я сейчас трансгендер, я хочу быть таким». Есть психиатры, которые работаю глубинно. А есть те, которые говорят, что помогут: «Ты была женщиной, а станешь мужчиной, всё решим». Но какие-то вещи лежат глубже, идут из детства. Если что-то было не так, было отпущено какое-то резкое слово в адрес ребенка, то оно могло отпечататься в сознании.

 о. Максим – Я знаю психиатров и психологов, которые реально помогают людям с такими проблемами. Если мы понимаем, что с генетикой у человека всё нормально, и проблема именно с психикой, то ему можно помочь.

Е. А. – И помочь не перейти из женщины в мужчину, а разобраться в себе.

о. Максим – Помочь принять себя. Если человек сбежал от «себя-мужчины» и единственное, куда он смог прибежать – это к «себе-женщине», то мы должны понять, что человек находит внутри себя то положение, где ему не будет так больно. Все наши психологические проблемы связаны с тем, что нам больно и плохо. Мы, пытаясь избавиться от боли, принимаем какую-то скрученную позу, в которой нам не будет невыносимо больно. Это почти как рай и ад. Удивительно, что Бог не создавал ад, чтобы мучить грешников. В Священном Писании сказано: «Да будет Бог всё во всем». Ад – это не место, где Бог мучает грешников, а это особое состояние, которое находит для себя человек, чтобы ему было не так больно. Любящий Бог даже для самого последнего грешника находит такое положение, где ему будет не так больно, если уж он не хочет быть счастливым вместе с любящим Богом и Отцом. Так и наша психика находит для себя искаженное, повреждённое, часто травмированное положение, где не так больно. Например, несчастный мужчина, которому очень плохо, находит положение, когда он женщина и ему не так больно. Этому мужчине можно помочь вернуться к самому себе.

Е. А. – Сейчас психологи и психиатры по-разному смотрят на этот вопрос. Кто-то помогает найти себя – сначала проделывает терапевтическую работу с человеком, а потом возвращается к вопросу о смене пола. А кто-то сразу предлагает легкий переход.

о. Максим – Так было всегда. Александр Григорьевич Коропов, один из первых православных психологов, стоял у основания братства «Радонеж» в конце 80-х годов. Он тогда занимался приемом. Помню, как он рассказывал, что принимал в одном кабинете с другим психологом. Только Александр Григорьевич работал по понедельникам, средам и пятницам, а другой психолог по вторникам, четвергам и субботам. Если человек попадал к Коропову, то он пытался помочь ему и с грехами разобраться, и к священнику направить, и до Причастия довести. А коллега, который работал через день с Александром Григорьевичем, советовал завести любовницу, поехать на море и расслабиться. Я утрирую, но понятно, что есть разные подходы. Одно дело, если тебе помогут вернуться к себе самому, а другое, если скажут: «У тебя нет никаких проблем, хочешь быть женщиной – будь».

Е. А. – Сейчас это наиболее популярный подход.

о. Максим – Это пугает. Говорят, что во многих странах Запада ребенок имеет право без согласия и одобрения родителей сменить пол. 

Е. А. – Я слышала, что это ещё на уровне обсуждения. Тут палка о двух концах. Провели чудовищный эксперимент. В семье родилось два мальчика. В какой-то момент по медицинским показаниям им порекомендовали сделать обрезание. Во время процедуры у одного ребенка был сильно поврежден половой орган. Второму ребенку делать операцию не стали, забрали его домой. Джон Мани, очень популярный психолог, пригласил родителей к себе на консультацию и предложил ребенку с поврежденным половым органом сделать операцию по смене пола. Психолог считал, что воспитание будет формировать пол, поэтому ребенка, которому проведут операцию по смене пола, нужно воспитывать как девочку. Мальчика переименовали, сделали операцию, но никому об этом не сказали. Это были младенцы. И мальчика стали воспитывать как девочку. Психолог с радостью отмечал, что прооперированный ребенок больше привержен чистоте, нежели брат, но, конечно, активнее и сильнее, чем все девочки, однако эксперимент проходит успешно. Когда ребенку исполнилось 8 лет, психолог вынес вердикт, что всё сложилось хорошо. Но всё сложилось трагично. Оба брата погибли, будучи ещё молодыми – один от передозировки антидепрессантов, а другой, который был девочкой, покончил жизнь самоубийством. Не было поддерживающей гормональной терапии, и тело прооперированного ребенка работало иначе, нежели у обычных девочек. Подросток был мужеподобным, не находил общих тем со сверстницами. Родители рассказали подростку, что при рождении он был мальчиком. Он ответил, что хочет быть мальчиком. Во взрослом возрасте он вернул себе половые органы, сделал операцию, женился. Но этот эксперимент нанес серьезные психологические травмы, и всё плохо кончилось для обоих братьев. Родители винили во всём психотерапевта.        

 о. Максим – Это чудовищный эксперимент.

Е. А. – Есть дети, которые рождаются в группе «интерсекс», бывает, что органы сформированы неправильно. В таких случаях принято, чтобы родители определялись и делали операцию в детстве. А когда ребенок вырастает, оказывается, что как-то не сложилось в том виде, в котором выбрали родители. Я бы всем, находящимся в группе «интерсекс», запретила принимать решение до определённого возраста. Вопросы коррекции внешних половых органов не должны приниматься ни родителями в раннем детстве, ни самими детьми в подростковом возрасте, когда они вдруг решили стать трансгендерами.

о. Максим – Всё это настолько подвижно, что принимать какие-то решения нельзя.

Е. А. – Нужно обсуждать, но принимать радикальные решения не стоит.

о. Максим – Но обсуждать нужно спокойно. На мой взгляд, 90% родителей, сталкиваясь с сексуальной проблематикой своего ребенка, реагируют очень резко, жестко и болезненно, тем самым усугубляя проблему. Например, папа замечает, что сын вышивает крестиком, а не играет с машинками или солдатиками. Он может очень агрессивно и эмоционально поговорить с ребенком.

Е. А. – А это к сексуальной ориентации и гендеру вообще не имеет никакого отношения. Это социальный атрибут.

о. Максим – Когда я трудился в православной школе, у нас была швейная мастерская. И туда ходили мальчики. Им нравилось шить, и никто не видел в этом вообще никакой проблемы. Если девочке нравятся какие-то мужские занятия – это тоже норма. Что может помешать девочке увлекаться резьбой по дереву? Что здесь такого? В самый первый год наши девочки пытались в юбках играть в футбол – полнейшее безумие. Мы девочки, поэтому даже в футбол играем в юбках. Если вы не знаете, как реагировать, не реагируйте никак. Подумайте, проконсультируйтесь, обсудите 100 раз.

Е. А. – Нет ничего дурного в том, чтобы родитель сказал ребенку, что он не знает, как ответить, хочет подумать. Это взвешенная взрослая позиция, которая у ребенка вызовет больше уважения, чем что-то резкое.

о. Максим – Ваше беспокойство ребенок всё равно почувствует, и этого будет больше, чем достаточно. Промолчите или отреагируйте спокойно. Если внутренне вы неспокойны, волнение всё равно передастся ребенку. Ему, несомненно, будет нужна помощь. Чем ближе вы к ребенку окажитесь, чем спокойнее будете вместе искать выход, тем с большей вероятностью вы этот выход найдете. Допустим, у меня нет никаких опасений по поводу моего ребенка. Но я всё это услышал и забеспокоился. Необходимо ли какое-то специальное воспитание для мальчика или девочки?

Е. А. – Если оно вдруг резко появилось в подростковом возрасте, то не очень понятно, что такое воспитание даст. В подростковом возрасте ребенок отщепляется от старых ценностей, от родителей, ищет что-то своё.

о. Максим – У меня есть сыновья и дочери. И, допустим, я вдруг вижу, что 5-летней девочке интереснее с мальчиками - она бегает с ними, где-то лазит. Должен ли я специально озаботиться, чтобы напомнить ей книгами и специальными мультиками, что она девочка? И наоборот, соответственно, если мальчик в компании девочек, ему нравится рассматривать какие-то платья, играть в дочки-матери. Стоит ли мне предлагать ему какое-то более мужественное воспитание?

Е. А. – Во-первых, если так происходит всегда, и девочка не интересуется ничем условно «девчачьим», то есть смысл пройти медицинское обследование. Если вас уже что-то волнует, то медицинское обследование поможет исключить то, о чем мы говорили в начале передачи. Чем раньше мы узнаем, что происходит с нашим ребенком, тем лучше.

о. Максим – Куда надо идти? Прихожу в районную поликлинику и говорю, что хотел бы проверить моего ребенка?

Е. А. – Сначала идем к эндокринологу. Если эндокринолога начинает что-то беспокоить, то дается направление на генетический анализ.

о. Максим – Первое – это поход к эндокринологу?

Е. А. – Да. Можно также подключить психотерапевта, если ваш сын принципиально одевается в девчачью одежду. Особенно, если это один мальчик в полной семье, который заявляет, что он девочка и будет ходить в женском платье и женских брюках. И если играет он только с девочками в девчачьи игры, то имеет смысл пройти медицинское и психологическое обследования. Если мальчик одевается как мальчик, называет себя мальчиком, но любит играть с девочками, то просто мальчику нравится играть с девочками. Это нормально.

о. Максим – У меня есть одна знакомая феминистка, озабоченная этой проблематикой. Она не борется, никуда не ходит, но размышляет на эти темы. Узнав, что в Новоспасском монастыре существует мужской клуб, где мужчины между собой обсуждают свои мужские проблемы, она раскритиковала это начинание, сказав: «А как же потом эти молодые люди смогут со своими женами обсуждать волнующие их проблемы?». Хотя глобально я с ней не согласился и мужской клуб не отменил, но определенную долю истины в её словах увидел. Если мужчины не умеют с женщинами серьезно общаться, что-то обсуждать, о чем-то спорить, быть откровенными, то это потом может перенестись и в семью.

Е. А. – Может. Но мужской клуб все равно нужен. Если мужчины обсуждают свои проблемы друг с другом, это не означает, что они не будут говорить с женщинами.

о. Максим – Я рад, что такой клуб существует уже не вокруг меня, а сам по себе. Мужчины разных возрастов собираются вместе для откровенных разговоров на темы, которые они сами предлагают и придумывают. Это очень важно.

Е. А. – Не всё можно обсудить с женой или подругой детства.

о. Максим – Есть же такие вещи, которые ты можешь обсудить только с духовником.

Е. А. – Конечно. Это социальное деление по группам – тут одноклассники-мальчики, тут одноклассники-девочки, а тут все, кто любят слушать Джона Леннона. А мы не любим слушать Джона Леннона, нам нравится ходить в Третьяковку. Это разные социальные группы. Тут нет ничего такого. Например, мальчики из моего двора в детстве играли с девочками в дочки-матери. А кому-то из мальчиков запрещали это делать. Они просто стояли и смотрели, им было интересно. Запрещать нельзя. Разделение игр на мальчишеские и девчачьи очень условное.

о. Максим – Летом моя младшая дочь играла со своими племянниками, моими внуками, в дочки-матери. Мне не казалось, что они чему-то там неправильному научатся.

Е. А. – Главное, чтобы родители не запрещали детям играть. К трехлетнему возрасту запускается и активно развивается сюжетно-ролевая игра. Это в первую очередь зверушки, куколки, посуда, домик. Куколок надо покормить, умыть, одеть. Если у мальчика не будет сюжетно-ролевой игры, то это не очень хорошо. У мальчика должны быть куклы.

о. Максим – Это не значит, что он захочет стать девочкой.

Е. А. – Мальчик будет знать, что пупсиков надо кормить, а не растерянно разводить руками в 30 лет рядом с новорожденным ребенком. Всё это не говорит о каких-то патологиях.

 о. Максим – Мы с вами сегодня выяснили, что существует 4 признака пола. С медицинской точки зрения есть определенная группа людей, которая называется «интерсекс». Такие люди могут обладать признаками как одного, так и другого пола. Это особая проблема, которую мы никак в нашей передаче не решали. И есть сторона психологическая, которая сформировалась в результате каких-то проблем, травм, надуманных вещей, социального давления и ещё чего-то. Она требует соответствующей коррекции. Правильный православный ответ в этой ситуации – не подтолкнуть человека к смене пола, а проработать его проблему и помочь вернуться к самому себе, принять себя. Ещё мы поговорили о том, как дети и подростки открывают свою сексуальность, как помочь им и не травмировать их в этой ситуации, поговорили об играх. Если у вас есть какие-то вопросы и комментарии, обязательно пишите. Мы постараемся ответить на них в одной из следующих передач.

Дорогие братья и сестры! Мы существуем исключительно на ваши пожертвования. Поддержите нас! Перевод картой:

Другие способы платежа:      

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Fill in the blank.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+