Перейти к основному содержанию

19:43 28.01.2020

Без Православной Церкви никакого примирения на Донбассе не будет

13.12.2019 11:19:18

- Василий Семенович, прошла встреча лидеров «нормадской четверки», перед которой Президент Владимир Зеленский встретился с украинским Советом Церквей с просьбой о поддержки. На Украине некому поддерживать президента-миротворца?

- У нас «партию мира» олицетворяют президент Зеленский со своей командой и политсила Бойко-Медведчука с несколько странным названием «Оппозиционная платформа «За жизнь!». Первая – правящая, контролирующая все центральные органы власти, другая – стала второй по численности в парламенте. Однако, вместо того, чтобы объединиться в деле ликвидации последствий учиненных Порошенко катастроф и афер - военной, социальной, экономической, гуманитарной, церковной – они сцепились между собой в политической брани. Вполне по-украински. В свою очередь, разгромленная на выборах «партия войны», видя, что никаких обещанных посадок не происходит, что победители боятся побежденных, лебезят перед ними, воспряла. Три парламентские фракции (Порошенко, Тимошенко и Вакарчука) объединились в акции « Нет капитуляции!» и вывели порохоботов на улицы. Поэтому президент обратился к народу и церквам за поддержкой.

- И эту поддержку получил?

- Со стороны Украинской Православной Церкви в полной мере. Блаженнейший Митрополит Онуфрий призвал во всех храмах совершить молитвы, чтобы укрепить миротворческие усилия власти. Владимир Зеленский в Париже сказал, что для него мир – это, прежде всего, жизни людей, которые чуть ли не ежедневно гибнут на линии соприкосновения. Он, собственно говоря, повторил главный тезис Блаженнейшего Онуфрия, озвученный на президентской встрече с Советом Церквей, о человеческой жизни, как самом дорогом, что существует в мире. Перевод проблематики из сугубо политической плоскости (когда, как, по каким законам выборы проводить, когда границу брать под контроль и т.д. – о чем у нас долдонят на всех телешоу) в плоскость человеческую представляется очень важным. Ведь Церковь и пытается донести боль о гибели людей и их страданиях до власти все эти ужасные годы.

- Но многие расценили состоявшийся саммит, как малосодержательный…

- С политической точки зрения, он, может быть, таким и является. А вот с человеческой – весьма содержательный. На самом высоком уровне принято решения в течении месяца под круглосуточным контролем положить конец обстрелам, до конца года планируют совершить обмен военнопленными, «установленных на установленных». Не менее семи десятков забытых порошенковской властью узников вернуться из Донбасса домой. Некоторые в заточении находятся более пяти лет, с Илловайска! Еще большее число будет освобождено из наших тюрем. Обмен станет великим подарком к Рождеству! Кроме того в парламенте вдруг озаботились социальными проблемами, вспомнили о семистах тысячах пенсионерах Донбасса, половина из которых не получает пенсий. Ужаснулись: в столице старики едва концы с концами сводят, а как же они выживают на Донбассе, без денег, угла, тепла, света, лекарств, в подвалах, еще и под обстрелами? Так ведь митрополит Донецкий Иларион пять лет назад бил в колокола, писал открытые обращения к Порошенко: помогите, Христа ради, люди вымирают! Не слушали и не слышали. Теперь дошло. Даже тимошенковцы заявили, что гуманитарную помощь надо бы оказывать по обе стороны. Конечно, всех уморенных стариков и инвалидов также надо признать жертвами войны, наравне с погибшими от пуль, мин и снарядов.

- Ты полагаешь, принятые в Париже документы открывают путь к миру?

- Бумага остается бумагой. Эти встречи в Нормандском и Минском форматах должны лишь помогать реальному примирению людей, которое еще даже и не начиналась. Все коммуникации на уровне хозяйственников, политиков, общественных, культурных, журналистских и прочих сообществ были прерваны. Более того, сама коммуникация объявлялась изменой родине, и люди оказывались за решеткой в «обменном фонде». Мои знакомые журналисты Руслан Коцаба и Дмитрий Василец по нескольку лет провели в тюрьмах, и до сих пор уголовные дела против них не закрыты. Есть, конечно, родственные связи, но, по сути, единственным братским мостом, связывающий Донбасс и всю Украина была и остается Украинская Православная Церковь и без нее примирение невозможно. Сколько ее не травили, не шельмовали, она из Донбасса не ушла.

- Но ведь она и больше всех Церквей пострадала от войны?

- У нас на Донбассе было пять епархий, 1200 храмов и монастырей. Когда начались боевые действие, бомбордировки, обстрелы, все секты, ереси, унию, расколы из региона как ветром сдуло. И некоторые православные священники тоже побежали, бросив приходы, за что были наказаны, даже запрещены священноначалием. Митрополит Донецкий Иларион собрал епископов и сказал : я - львовянин, у меня есть родительский дом, куда могу убежать, вы тоже можете найти пристанище, а прихожанам нашим бежать некуда. Давайте останемся с ними. Епископы разрешили многодетным священникам вывезти своих детей из зоны АТО, а самим оставаться на приходах. Четыре наших священника погибли под обстрелами, некоторые – с прихожанами, 80 храмов пострадали от обстрелов, два десятка – очень серьезно, несколько сгорели или разрушены до основания. Митрополит Иларион рассказывал, что поначалу прятался от обстрелов вместе с народом в подвале, а так как он человек старый, больной, бежать было тяжело, то пережидал их дома в ванной комнате. Тем не менее, ежедневно правил службы, по обе стороны линии фронта, посещал администрации, приюты и больницы. Такой же была доля и других епископов и священников. Резиденция митрополита Илариона в Песках была разграблена и разрушена. Однако все храмы и монастыри Донбасса стали приютами, центрами гуманитарной помощи. 57 епархий УПЦ постоянно собирали, собирают и доставляют на Донбасс продукты питания, одежду, медикаменты. Это тысячи тонн гуманитарных грузов, а значит, тысячи спасенных жизней. Если держава бросила в беде своих граждан на Донбассе, то Церковь никогда этого не делала. За что Юраш и весь религиозный департамент Минкульта клепал публичные клеветнические доносы на епископов и священников УПЦ, стремясь пришить им уголовные дела по измене родине. Так порохоботы мстили Церкви-миротворице. Если сегодня власть, действительно, ищет мира, а не пиара на теме мира, то миротворческий потенциал Православной Церкви, конечно, будет задействован.

- Зеленский разгромил Порошенко под знаменем установления мира, партия ОПЗЖ под этим же знаменем стала второй в парламенте. Они были естественными союзниками УПЦ в ее многолетнем противостоянии партии войны. Почему же при новой власти УПЦ продолжает находиться в угнетенном состоянии?

- Не нами сказано, что победитель не получает ничего. На самом деле Владимира Зеленского и партию Бойко-Медведчука правильнее называть примкнувшими к шестилетней выстраданной молитвенной борьбе Украинской Православной Церкви за мир. Зеленский гордо и смело поднял это знамя лишь в выборную кампанию. До этого он ни одной антивоенной акции, спектакля или митинга, не проводил. Как, собственно, и вся наша хваленная «творческая интеллигенция», «властители дум и совесть народа». Удивительно, но за шесть лет лжи, крови и разорения деятели культуры не родили ни одной протестной антивоенной песни, книги, даже коллективного воззвания, как это было принято у западных интеллектуалов. Ни ремарков, ни бёллей, ни бобов диланов. Напротив, все эти годы они были при ноге Порошенко, вдохновенно травили и Донбасс, и Православную Церковь, и миротворцев, и, конечно же, русский язык и культуру. Впрочем, одним воззванием они таки разродились – после первого тура президентских выборов призвали народ «спасти Украину», не допустив Зеленского к власти.

ОПЗЖ и Оппозиционным блок составляли небольшую фракцию в парламенте, как «недобитки Януковича», были объектом постоянной ритуальной травли, их запугали, спеленали уголовными делами, как шелками. Они всегда помогали и поддерживали УПЦ, их информационные ресурсы широко освещали Крестные ходы за мир в Украине. Однако сами оппозиционеры никаких антивоенных маршей и митингов не проводили.

- С диссидентами и отщепенцами на Украине не сложилось?

- В начале войны отщепенкой была знаменитая певица Нина Матвиенко, которая пару раз выступила с призывами прекратить братоубийственную бойню, но не была понята своей средой, оказалась в одиночестве и сникла. Неблагодарный груз отщепенчества взвали на свои плечи журналисты и блогеры, Олесь Бузина за это был зверски убит, многие оказались в застенках и в изгнании, где, кстати, до сих пор пребывают. Лавры Солженицына у нас стяжал блогер-изгнанник Анатолий Шарий, который стремился информировать читателей «не по лжи» и тем самым обрел огромную аудиторию.

Конечно, гигантским многомиллионным «отщепенцем» была и остается УПЦ, Церковь Христова в Украине, которая не приняла и не оправдала ни единой пролитой капли крови, ни на киевском майдане, ни в Одессе, ни на Донбассе. За что и гонима. Но это ее тысячелетняя позиция, неизменная со времен Святополка Окаянного.

- Но ведь война началась не на Донбассе, а в Киеве?

- Конечно. Еще во время майдана, когда уния и расколы насыщали людей злобой, Православная Церковь не только призывала к примирению и диалогу, но и вставала между враждующими сторонами, не давая пролиться братской крови. В январе 2014 года монахи Десятинного монастыря, услышав взрывы на майдане, решили, что не имеют право оставаться в стороне, взяли благословения и встали с крестом и иконой посреди улицы с разобранной и разбросанной брусчаткой между «Беркутом» и майдановцами. К ним затем присоединились и монахи святой Лавры. Они молились за мир и на лютых морозах стояли по 20 часов в сутки, целый месяц сдерживали кровопролитие. Фотоснимки бесстрашных православных монахов-миротворцев тогда облетели весь мир. Владимир Зеленский, выступая на недавно на поминальных мероприятиях, посвященных жертвам майдана, даже не вспомнил о них!

- Лидеры Майдана тогда тоже не оценили церковное миротворчество?

- Напротив, стали мстить. Ведь они шли к власти на насилии и крови, а Церковь мешала этому, призывая к диалогу и согласию. Пока монахи стояли, ни булыжники брусчатки, ни пули, ни коктейли Молотова не летали. Поэтому они душили революцию! Патриарх Кирилл на Рождество 2014 года призвал не допустить гражданскую конфронтацию, утишить страсти, в февральских обращениях призывал к братолюбию, к умирению ожесточенных сердец, просил понять и простить друг друга. Умирающий Блаженнейший Митрополит Владимир просил Януковича и лидеров майдана собраться у него и поклясться не допустить насилия. Блаженнейший Онуфрий, избранный в феврале Местоблюстителем, первым делом отменил в Украине все масляничные гуляния, призвал к сугубой покаянной молитве во имя мира и согласия, и Великий пост у нас длился два месяца. И это все было до Корсуня, Крыма, Мариуполя, Одессы, Донбасса – событий, разорвавших Украину.

- Но никто не внял?

- Власть не слушала, раскручивала молох вражды и насилия. Но народ-то послушал. В мае месяце русскоязычный, православный олигарх-заводчик, бывший азаровский министр экономики Петр Порошенков первом же туре  президентских выборов наголову разгромил и майдановскую партию войны, и лидеров всех политических партий. Главным его лозунгом было обещание закончить войну за две недели. Об этом все только и говорили. После ужасов майдана, Одессы и Донбасса к нему относились, как к избавителю. Кроме того он обещал за два месяца восстановить отношения с Россией, а стандарты жизни и свобод поднять на такой уровень, что крымчане сами будут проситься в Украину.

Президент-миротворец получил всецелую поддержку своей Православной Церкви. Патриарх Кирилл прислал Порошенко поздравления и обратился ко всей полноте Русской Православной Церкви о совершении во всех храмах особой молитве о мире и преодолении междоусобной брани. После президентской инаугурации, 19 июня, прошел антивоенный Священный Синод УПЦ, выступивший с обращением к народу о прекращении вражды и насилия. Местоблюститель Митрополит Онуфрий в своем известном интервью сформулировал позицию Церкви: «Христос – это мир, и те, кто с Ним, должны прекратить братское кровопролитие». И Церковь ни на йоту не отступила от этой позиции.

- А для Порошенко «мир за две недели» был технологией?

- Не более того. По крайней мере, он быстро смекнул, что для власти война – это мать родна. Войной, под раскрученную милитаристскую истерию, власть прикрывала тотальный грабеж всех и каждого: гривну обесценила в три раза, цены увеличила в разы, тарифы – в десять раз. Страной правила поддерживаемая Западом хунта с многоуровневой системой подавления любых протестов и инакомыслия. Французы уже год бунтуют из-за какого-то смешного повышения цен на бензин и добиваются своего. У нас же никто и пикнуть не смел. Всем затыкали рты еще до того, как они успевали что-то вымолвить. Только сейчас немного осмелели, на телешоу стали говорить о «правде майдана», может, и о «правде Донбасса» заговорят.

- И это будет тяжелая правда?

- Думаю, невыносимая. Многие считают, что УПЦ Крестными ходами за мир, «невставаниями» троллила Петра Алексеевича за невыполненные обязательства. На самом деле Донбасс был и остается живой болью Православной Церкви. Наши епископы, священники и монахи не из Мальдив следят за их страданиями, а разделяют с народом его беды. Когда-нибудь это назовут подвигом. В этом коренное отличие УПЦ от унии и расколов, которые сначала, разжигая ненависть, брызгали слюной на майдане, а потом переключились на восток, заявляя, что Донбасс должен кровью искупить свою вину, а убивать донетчан не грех.

- А чем можно объяснить «перерождение» Петра Порошенко из православного христианина в гонителя Церкви?

- Гордыней, тщеславием. Вошел же сатана в Иуду. Он предал и веру, и мову, и армию, а главное – народ, доверивший ему власть ради быстрого завершения войны. Владимир Зеленский говорит, что Порошенко до сих пор не может поверить в то, что он уже не президент. Впал в прелесть. Сеющий зло, разор, проливающий кровь, правитель не может не враждовать с Церковью Христовой. Поэтому, как при большевиках-атеистах, была организована государственная травля церковников. Порошенко лично возвел хулу на Православную Церковь, оболгал патриарха Кирилла, заявив, что он благословляет убивать украинцев на Донбассе. Эта ложь миллион раз была повторена всеми порохоботами на всех телеканалах. УПЦ была объявлена «пятой колонной», и началось: прячут по храмам оружие, не отпевают и не почитают павших героев, молятся за Путина, за демонизированный русский мир, за агрессора – смертельная угроза независимости и национальной безопасности! Если раньше лишь эсбэушная УНА-УНСО устраивала провокации и погромы православных приходов, то теперь к ней присоединились боевики «правого сектора», «С-14», всевозможные воины «света», «белого молота» и добровольческих батальонов. С гиком «Смерть врагам!» они захватывали храмы, третировали верующих. Помню, митрополит Арсений со слезами на глазах рассказывал мне, сколько они претерпели унижений, когда несли Крестным ходом чудотворную икону из Святогорской лавры в Киев.

- И европейская правоохранительная система этому не мешала?

- Полиция в основном следила за тем, чтобы рейдерские захваты храмов, нападения на Крестные ходы обходились без трупов. СБУ и Генпрокуратура сами третировали священнослужителей по полной программе. Блаженнейшего Онуфрия и других высших иерархов таскали на допросы, у наместника Лавры митрополита Павла проводили обыски, против него открывали уголовные дела. Наместника Десятинного монастыря епископа Гедеона лишили гражданства и выгнали из Украины, сам же монастырь пытались сжечь, а затем – разнести в щепки. Известный проповедник протоиерей Андрей Ткачев вынужден был бежать из страны. И это в столице! Что говорить о провинции с нашим традиционным держимордством! СБУ, прокуратура, губернаторы, советы всех уровней, районо, бюджетники, даже местные мелкие агрофеодалы, которые содержат сельскую инфраструктуру, были брошены на церковный фронт. Петр Алексеевич сам подавал пример, перед телекамерами с жаром разъясняя перепуганным маленьким школьникам, что «мы теперь не будем молиться за Кирилла». Бедный гарант Конституции даже не знал, что у нас школа отделена от государства, и никто ни за кого не молится, ни яслях, ни в вузах.

И этот кошмар длился до осени, а кое-где продолжается до сих пор. У Православной Церкви отбили две сотни храмов, люди выброшены на улицу, никто имущество не возвращает, насильников не наказывает. Даже организатор всех наших церковных бед М. Денисенко (Филарет) объявил томосоносные деяния Порошенко – государственной предвыборной аферой. Но и ему рот заткнули, чтобы «не расшатывал». Так что Порошенко уже нет при власти, а преступления его живут!

- Спасибо за беседу!

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+