Перейти к основному содержанию

00:00 23.04.2019

О последствиях реализации плана подготовки специалистов по истории и культуре ислама.

14.01.2013 23:55:14

общины мусульман подкупают: если будете полностью сотрудничать с властями, будете получать ежегодно по 180.000 руб. Ясно, что никакого отношения к борьбе с экстремизмом это не имеет.

Само предложение о ежегодном направлении на «антиэкстремистскую поддержку мусульманских общин» около 200 млн. руб. в год очень похоже на провокацию, это факт позволяет заявить о неправомерном вмешательстве государства во внутренние дела религиозных организаций и о грубом нарушение принципа светскости государства (статья 14 Конституции Российской Федерации).

Собственно, Русская Православная Церковь точно так же может поставить вопрос о необходимости перечисления пропорционально большего количества средств на поддержку ее религиозного образования в целях предупреждения приезда экстремистских иностранных проповедников, выдающих себя за христиан, – «Свидетелей Иеговы», членов секты Муна, южнокорейских фундаменталистов и проч.

Анализируемый масштабный проект государственной поддержки создания системы мусульманского образования, в действительности, не обеспечивает сколь-нибудь эффективное противодействие экстремизму, потому что реальные причины и предпосылки зарождения экстремизма, например, социально-экономические, остаются без адекватных государственных мер по их устранению и нейтрализации.

От того, что вместо просто муфтия будет муфтий-бакалавр и даже муфтий-магистр, их убеждения никак не поменяются. Вряд ли кто-то сможет обвинить в необразованности муфтия Равиля Гайнутдина, руководителя Совета муфтиев России. Но высокий уровень образования совершенно не мешает ему делать заявления, мягко говоря, не способствующие межрелигиозному и межнациональному миру (например, о том, что русские не являются нацией[1]).

Кто вообще определил, что возглавляемая муфтием Равилем Гайнутдином структура является лояльной к государству и другим религиозным организациям? Совет муфтиев России десятки раз делал агрессивные публичные заявления в отношении правомерных инициатив Русской Православной Церкви. Нафигулла Аширов делал откровенно экстремистские антиправославные заявления, известны и его радикальные высказывания в отношении Государственного герба Российской Федерации.

Или заявления Валиуллы Якупова, заместителя председателя Духовного управления мусульман Республики Татарстан, который в своем интервью летом 2002 г. позволил себе оскорбительные высказывания в адрес Русской Православной Церкви, отражающие его личное отношение: «В отличие от негров, национальные меньшинства РФ не осознают, насколько унизительно для них принадлежать к религиозной организации с этноцентрическим названием “Русская Православная Церковь”. Татары-кряшены также молчат и не делают попыток оспорить абсурдность этого названия»[2].

Государственная финансовая поддержка системы мусульманского образования вовсе не гарантирует лояльности мусульманских организаций к Российскому государству. Более того, от такой поддержки могут быть как позитивные, так и негативные социальные результаты.

Так, по сообщению прокуратуры Астраханской области, в Астрахани подростки, получающие религиозное образование в мечети-медресе, в 2007 году перестали посещать общеобразовательные школы. В августе 2007 года прокуратурой Астраханской области проведена проверка законности образовательной деятельности религиозной группы под руководством Омарова Хизри. Образовательная деятельность велась в здании мечети – медресе, расположенной по адресу: г. Астрахань, ул. Победы, д.9, представителями централизованной религиозной организации Астраханского регионального духовного управления мусульман в виде чтения лекций о Коране и об основах ислама, преподавания основ арабской грамматики подросткам в возрасте 12–15 лет. Посещение подростками курсов (лекций) осуществлялось добровольно, с ведома их родителей. Однако подростки, посещающие курсы, не имея общего образования, получение которого является обязательным, прекратили обучение в общеобразовательных учреждениях. Прокурором области было внесено представление об устранении нарушений законодательства об образовании на имя председателя Централизованной религиозной организации Астраханского регионального духовного управления мусульман[3].

 

Нарушение конституционного принципа светскости государства.

Конституционный принцип светскости государства не стал преградой финансированию государством и его помощи в подготовке, издании и внедрении учебно-методического обеспечения для сугубо религиозного, узкопрофессионального духовного образования мусульман.

Фактически, финансирование государством мероприятий по мусульманской религиозной пропаганде, в том числе изданию литературы, означает, что государство в своей политике в области отношений с религиозными объединениями, оказывает существенные преференции мусульманским организациям по сравнению с православными религиозными организациями.

Показательно, что когда Русская Православная Церковь упорно добивалась введения возможности государственной аккредитации духовных школ в части реализации государственных стандартов высшего профессионального образования, то Министерство образования и науки Российской Федерации (в лице той же Т.Э. Петровой, С.М. Калабина[4] и др.[5]) делало некомпетентные и ложные заявления про то, что якобы этому препятствует Федеральный конституционный закон «О Государственном гербе Российской Федерации». К любым попыткам юристов[6] объяснить, что названный Федеральный конституционный закон не имеет к обсуждаемому вопросу отношения[7], мало чего понимающая в праве Т.Э. Петрова и т.п. оставались просто глухи[8].

С другой стороны, когда потребовалось решить этот вопрос для мусульман и «сверху» пришло прямое указание, все противоречия моментально исчезли. Для «сохранения лица» был спешно разработан и принят Федеральный закон РФ от 28.02.2008 № 14-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части лицензирования и аккредитации учреждений профессионального религиозного образования (духовных образовательных учреждений)», которым внесены небольшие дополнения в Закон РФ «Об образовании» и в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях». Но федеральный конституционный закон выше по своему статусу федерального закона, и принципиальное противоречие федеральному конституционному закону, о котором твердили в Минобрнауки, не снимается внесением деклараций в федеральный закон. Но такие «мелочи», впрочем, в Минобрнауки мало кому интересны. То есть мы видим, что позиция Минобрнауки в сфере религиозного образования полностью зависит от изменчивой политической и другой конъюнктуры.

 

Действительная мотивация некоторых организаторов и исполнителей проекта.

Чтобы выявить настоящие причины реализации данного проекта, следует определить, кто принимал и принимает непосредственное участие в его подготовке и почему.

Полагаем, что не представляет загадки мотивация представителей Королевства Саудовской Аравии, проплативших суммы первичных откатов тем, кто принял участие во введении руководителей страны в заблуждение относительно реальных последствий проекта.

Гораздо интереснее мотивация российских исполнителей проекта. Относительно некоторых организаторов и исполнителей проекта целесообразно задаться следующими вопросами. Кто из родственников или друзей должностных лиц Минобрнауки или Рособразования России, ответственных за распределение средств в рамках указанного выше плана, получил эти средства на свою организацию? Кто из чиновников (или родственники каких чиновников) указанных структур купил недавно себе или родным квартиры в центре Москвы? Кому именно начальник Департамента Минрегиона России А.В. Журавский распределил средства, выделенные по линии его департамента на научно-исследовательскую деятельность, и какой процент лиц, получивший такое финансирование, напрямую с ним связан, но при этом не специализируется на финансируемой тематике? Возможно, получив ответы на эти и другие вопросы, станет ясна действительная мотивация ряда организаторов и исполнителей.

Как уже не раз заявлялось в СМИ, сотрудник Администрации Президента РФ А.А. Гришин является членом правления Фонда поддержки исламской культуры, науки и образования[9]. Предположительно, именно он подыскивал кандидатуру руководителя фонда, содействовал обеспечению офисными помещениями. То есть требование светскости государства и государственной службы в России в отношении некоторых лиц, как показывает практика, не исполняется.

 

Выводы.

1. Анализ проекта позволил выявить его стратегическую цель – выстроить при полномасштабной государственной поддержке и координации системную и комплексную структуру исламского образования, в которой органично интегрированы и согласованы все виды обучениякак непосредственно профессионального религиозного образования, так и светского образования всех уровней, обеспечить стимулирование лавинообразного роста  мусульманского религиозного образования. При этом налицо неадекватность указанного плана существующим образовательным потребностям в исламском сообществе, а также отсутствие условий для эффективного государственного контроля качества образования, реализуемого выстраиваемой системой.

2. Результаты и последствия реализации рассматриваемого проекта по созданию системы исламского образования в Российской Федерации при ее государственной финансовой и организационной поддержке в силу принципиальной невозможности полного государственного контроля над направленностью учебного процесса во всех создаваемых мусульманских учебных заведениях, а также из-за образуемого существенного дисбаланса в объемах государственной поддержки православных и мусульманских сообществ, могут существенно противоречить национальным интересам Российской Федерации в том, что:

1) создается прямая угроза сохранению межрелигиозного и межнационального мира и согласия в России, связанная с неравным и непропорциональным оказанием государственной помощи структурам одной из религиозных конфессий;

2) серьезно нарушается конституционный принцип светскости государства. В процессе реализации Проекта это нарушение выражается в избирательном предоставлении государственными органами финансовой поддержки и другой помощи и преференций меньшему по численности религиозному сообществу, в то время как большему по численности религиозному сообществу поддержки, сравнимой по объему, не оказывается, а также в стремлении государства управлять отдельными процессами внутренней жизни мусульманских религиозных объединений;

3) создаваемая система исламского образования может быть использована в целях, прямо противоположных целям, заявленным разработчиками Проекта, а именно для наращивания потенциала мусульманских структур антироссийской идеологической направленности, создания плацдарма экстремистской деятельности;

4) реализация проекта характеризуется значительной коррупциогенностью в силу информационной закрытости осуществляемых мер и непрозрачного процесса их финансирования;

5) оказание государственной поддержки мусульманским организациям, многократно превышающей по объему поддержку православных религиозных организаций, способствует наращиванию потенциала ускоренного и принудительного распространения ислама на территориях, традиционно населенные русскими и другими славянскими народами, что усилит межнациональную напряженность и вызовет межнациональные и межрелигиозные конфликты.

3. Проект является неконституционным, противоречит законодательству Российской Федерации, носит явный коррупциогенный характер.


[1] Равиль Гайнутдин. Национализм – гибельный путь для России // http://kreml.org/interview/120778761. – 14.06.2006.

[2] Дорога к триалогу // Звезда Поволжья. – 18–24.07.2002.

[3] Сайт Прокуратуры Астраханской области (http://www.astrprok.ru/?viewnews=82&m=14). – 10.09.2007.

[4] См. Протокол заседания межведомственной рабочей группы по религиозному образованию Комиссии по вопросам религиозных объединений при Правительстве Российской Федерации от 07.09.2005.

[5] См., например, Ответ заместителя министра образования и науки Российской Федерации А.Г. Свинаренко № МОН-П-441 от 15.04.2005 в Аппарат Правительства Российской Федерации «О выполнении решений заседаний Комиссии по вопросам религиозных объединений при Правительстве Российской Федерации».

[6] В числе которых были: заведующий кафедрой государственного строительства и права Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, член-корреспондент Российской академии наук, доктор юридических наук, профессор Г.В. Мальцев, заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор кафедры конституционного и муниципального права России Московской государственной юридической академии Н.А. Михалева и др.

[7] Заключение указанных в предыдущей сноске специалистов-юристов от 05.09.2005 по вопросу о правовой возможности государственной аккредитации учреждений профессионального религиозного образования в части реализации этими учреждениями государственных образовательных стандартов высшего профессионального образования.

[8] Подробнее см. там же.

[9] См.: Царев П. Равнение на «Медину» // http://www.islamnn.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=2008. – 04.03.2008.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+