Братство "Радонеж" Группа СМИ «Радонеж» Контакты

Аналитика

Все материалы

Вот это да…

06.11.2017 14:08

Протоиерей Андрей Ткачев

               

Успешные труды рождают зависть. Зависть же либо вкладывает человеку в руку камень (как Каину), либо понуждает сесть за писание доносов, либо… Либо движет человека на соревновательные труды. Я, мол, сам так могу. Известно, что проповедническая деятельность Златоуста рождала, помимо народных восторгов, лютую зависть в некоторых высоких клириках. И, пока одни хотели сжить со света Иоанна, другие усиливались ему подражать. Не из любви к проповеди как таковой, а из зависти. Но все же…

Патрология аббата Миня содержит в приложении к трудам самого Иоанна немало работ «псевдо Иоанна». Тематически и стилистически они очень похожи, но это не оригинал. Очевидно не один и не два церковных деятеля, а больше, думали: Я тоже так могу. Ничего особенного он (Златоуст) не делает. Сейчас сам займусь толкованиями и его «переплюну». И в такой соревновательной деятельности было нечто хорошее. По крайней мере, апостол Павел находит в себе силы хвалить деятельность подобных завистников. Вот он пишет в послании к Филиппийцам: «Некоторые, правда, по зависти и любопрению, а другие с добрым расположением проповедуют Христа. Одни по любопрению проповедуют Христа не чисто, думая увеличить тяжесть уз моих; а другие - из любви, зная, что я поставлен защищать благовествование. Но что до того? Как бы ни проповедали Христа, притворно или искренно, я и тому радуюсь и буду радоваться, ибо знаю, что это послужит мне во спасение по вашей молитве и содействием Духа Иисуса Христа» (Фил. 1:15-19)

Просто и гениально! Успехи Павла в проповеди разбудили и возбудили многих. И некоторые стали продолжателями дела Павла с добрым намерением, а другие из зависти. Но апостол был и тому рад. Притворно или искренно, все же имя Христово звучало в устах многих и «благоухание познания о Господе» распространялось во все стороны света. Похвалим Павлово великодушие. Оценим высоту мысли. Удивимся бескорыстию и умению извлечь великое из ничтожного. Велик человек, который завистников понуждает к соревнованию; который заставляет их отбросить лень, препоясаться и выйти на труд со словами: А я что, хуже? Так умножаются проповедники и расширяется сфера церковной жизни. А что до тайных и гнилых мотивов, то это (считает Павел) не наше дело. В конце концов, и поэзия знает об этой тайне произрастания цветов из грязи: Когда б вы знали, из какого сора растут цветы, не ведая стыда»

Подобное было и со святым Иоанном Кронштадским. Его окружала искренняя любовь миллионов простых людей, а также нездоровое почитание экзальтированных «иоаннитов» и «иоанниток». Со стороны духовенства ему удивлялись, перед ним благоговели и у него учились. Но, правды ради, скажем, что ему также завидовали и в нем сомневались. Одни говорили: Подумаешь. Чего в нем особенного? Он, как и мы, служит, проповедует, молебствует, совершает требы. Просто священник, да и все. По своему эти люди были правы. В арсенале отца Иоанна не было ничего такого, чего не было у всех священников вообще. Требник и служебник, кропило и крест, Евангелие и Апостол. Но разница именно в том, что ревность и огненность о. Иоанна превращали эти привычные виды духовного оружия в ключи для отверзания Небес, а у других этого не случалось. Иные же, напротив, ободрялись на подражание и… Быстро тухли. Начать-то каждый может, а вот до конца крест понести – не каждый. Возникло даже такое выражение – «кронштадить». Его применяли к священникам, взявшимся не на шутку подражать всероссийскому молитвеннику, и рисковавшим надорваться в непосильном труде или же повредиться. Но, так или иначе, образ Иоанна Ильича Сергиева поменял климат в среде русского духовенства и открыл такие потенциальные возможности обычного белого священства, о которых никто не подозревал. Все это сопровождалось скепсисом одних, критикой или насмешками других, слабым и внешним подражанием третьих, но, конечно, и успешным подвигом четвертых. Все было.

Нам стоит усвоить Павлову мысль. Трудиться надо так, чтобы на твою ниву вышли другие труженики. Одни выйдут, чтобы в общее дело свой вклад внести. Другие выйдут, чтобы тебя за пояс заткнуть. Но это не важно. «Как бы ни проповедали Христа, притворно или искренно, я и тому радуюсь, и буду радоваться». Зависть, таким образом, может сослужить странную и священную службу, сублимируясь в подражательный подвиг. А Бог все Сам потом расставит на свои места. И этот механизм вполне естественен. Завидуешь славе спортсмена? – Пролей столько же пота на тренировках, и еще больше пролей. Завидуешь славе ученого? – Узнай, сколько времени и сил отдано им науке, иногда в ущерб личной жизни и всякому досугу. Завидуешь чужой семейной жизни? – Узнай, какой у них секрет есть. В духовной жизни принципы те же, только предмет трудов иной. И таким образом зависть, эту каинову страсть; эту внутреннюю горячку, приносимую самим сатаной; эту муку при виде чужого успеха, можно преобразить в источник энергии для полезных трудов. А там, как знать, в процессе самих трудов, не начнет ли исцеляться душа, приобретая бесценный опыт и избавляясь от первичных гордых мотивов?

Кстати, Григорий Богослов, прощаясь с паствой Константинополя, спрашивал вслух: Каким же быть моему преемнику? И сам же отвечал: Пусть он будет достоин лучше зависти, нежели осуждения.

 

 

Все статьи

Другие статьи автора

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]