Братство "Радонеж" Группа СМИ «Радонеж» Контакты

Аналитика

Все материалы

О требованиях пересмотра заповедей

01.09.2016 10:54

Сергей Львович Худиев

Люди всегда погрешали против Заповедей Божиих - словом, делом, помышлением и всеми способами, которыми может грешить человеческая немощь - но в последние десятилетия сначала на Западе, потом и у нас появилось некое принципиально иное явление. Обращенные к Церкви требования пересмотра заповедей. На Западе уже довольно давно, и там ряд общин под эти требования уже вполне прогнулись, у нас это некоторая новость - но и у нас, в пространстве русского языка и Православия явились люди, полагающие, что истинная любовь к ближнему требует глубокого пересмотра нравственного учения Церкви.

Почему на эти требования нельзя ответить иначе, чем безоговорочным отказом? Дело в том, что сама постановка вопроса о том, чтобы внести какие-то изменения в вероучение Церкви в соответствии с чьими-то текущими политическими или культурными предпочтениями является симптомом глубокого неверия. Неверия в Бога и неверия в Церковь.

Действительно, если Бог существует на самом деле, приставать к Церкви с требованиями пересмотра Его заповедей бессмысленно. С таким же успехом можно приставать к физикам с требованиями пересмотра закона всемирного тяготения. Физики могут сообщать нам о нем - но не могут его изменить. Это - часть физической реальности. Реальность не соответствует нашим предпочтениям и не меняется сообразно с ними. Это мы должны приспосабливаться к реальности, не она к нам.

Если Бог реален, бессмысленно спрашивать “а почему нам нельзя немного подправить Его заповеди?” Да по той же простой причине, по которой Вы не можете редактировать “Преступление и Наказание” - не Вы его автор. Церковь не является автором заповедей - она просто свидетельствует о них, стремится жить по ним, помогает своим членам учиться их соблюдению - но автором заповедей является Бог. Заповеди отражают Его неизменную природу и природу Его творения. Они определяют то, что соответствует подлинному благу и предназначению человека. Это такая же часть реальности, как физические законы, только более глубокая.

Требовать их пересмотра можно только в рамках определенной картины мира, в которой Бога просто нет, а заповеди - это исторически сложившиеся требования людей, которые другие люди могут пересмотреть. Это не значит, что люди ясно и осознанно отрицают бытие Божие - это не всегда так. Но это всегда значит, что все их рассуждение построено на презумпции неверия.

Если я общаюсь с иностранным послом, который сообщает мне волю его правительства, и требую - от посла - чтобы он эту волю изменил, это значит, что я просто не верю в то, что он является послом. Может быть, я считаю его обманщиком, может быть еще кем-то, но факт тот, что я не считаю его послом реальной державы. Потому что посол реально существующей державы просто не может по своей воле менять послание, которое ему поручили передать. Менять его по моему требованию он может его только в одном случае - если он представляет тут “державу”, которую сам же и выдумал. Посол Швамбрании может менять законы, политику и договоры Швамбрании на ходу. Посол любой существующей страны - нет.

Если человек, претендующий на то, что он - посол, согласится изменить послание своего правительства мне в угоду, я буду точно знать, что он - обманщик, и он прекрасно знает, что он - обманщик.

Верующий, который согласится переписать Божии заповеди, тем самым убедительно покажет, что он не верит в их божественное происхождение. Поэтому обращенное к Церкви требование пересмотреть заповеди - это требование признать, что она их выдумала, и никакого Бога, который их давал, просто нет.

Да, обычно либеральные общины на Западе избегают говорить это грубо и в лоб; я даже думаю, что они избегают об этом думать. Но логика тут неизбежна - вы не можете, по требованию третьих лиц, редактировать чужие повеления. Вы можете редактировать только ваши собственные сочинения. Соглашаясь на такую редактуру, вы признаете, что это не откровение свыше, а людские выдумки - которые другие люди могут менять по своему усмотрению.

Нет-нет - могут возразить мне - мы верим в Бога, Бога любви, и любовь требует пересмотреть некоторые заповеди, которые являются источником несправедливых страданий. Но такая позиция невозможна логически. Это даже не попытка сидеть на двух стульях; это попытка сидеть на воздухе.

Вера в любящего Бога, который заинтересован в людях и желает вступить с ними в общение, неизбежно приводит к вере в Откровение - в то, что Бог как-то вышел на связь, заговорил. Говорить о любящем Боге, который никак не дает о Себе знать, не предлагая людям ни наставления, ни руководства, ни утешения, ни надежды, было бы противоречием в определениях. Более того, от кого вы узнали, что Бог есть любовь, как не от Апостола Иоанна? Мы знаем о Боге любви именно из библейского откровения.

Но если Бог в своем откровении дает нам заповеди, которые является источником бессмысленных страданий, то Он не есть любовь; если мы все же верим, что Он есть любовь, значит, Его заповеди всегда служат нам ко благу - даже если мы, будучи ослеплены грехом, далеко не всегда это признаем.

Можно попытаться сказать, что Церковь все это время понимала волю Божию неправильно, и вот теперь пришло время все поправить. Но это неизбежно вызывает вопрос о том, откуда вам стала известна воля Божия в этом отношении. Когда человек говорит “Богу вот это угодно, а вот это - нет”, он должен привести какие-то основания такого утверждения, объяснить, откуда это стало ему известно. Когда люди требуют глубокого пересмотра заповедей, они должны ответить на вопрос - откуда им стало известно, что воля Божия состоит в таком пересмотре. Было какое-то дополнительное откровение, преподанное через ангелов, или еще каким-то образом Бог прояснил в этом отношении свою волю? Что такого произошло в духовном мире, что требует от нас опрокинуть всю историю христианского учительства, начиная с Иисуса и Апостолов? Какое новое откровение явилось, такой сокрушительной мощи, что в его свете все, во что Церковь верила относительно заповеди, оказалось опровергнуто?

Потому что когда люди говорят "я желаю, чтобы Церковь переменила свое учение в том-то и том-то" естественно поставить вопрос - а Бог этого желает? Если Вы считаете, что такова воля Божия, хорошо, расскажите, как именно она стала вам известна. Если это просто Ваше желание - то почему Церковь должна возвещать Ваше или мое, а не Божие слово?

Эти неразрешимые проблемы, как правило, побуждают либеральных авторов прятаться в умышленно создаваемую невнятность и эмоционально окрашенный туман. Любовь! Любовь! - восклицают они - Иисус учил любви!

Что же, присмотримся внимательнее к тому, чему Господь Иисус учил о любви. Любовь - по Его словам - проявляется в соблюдении заповедей. “Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди” (Иоан.14:15). Апостол Иоанн говорит то же самое - “Что мы любим детей Божиих, узнаем из того, когда любим Бога и соблюдаем заповеди Его. Ибо это есть любовь к Богу, чтобы мы соблюдали заповеди Его; и заповеди Его нетяжки” (1Иоан.5:2,3). Учение о том, что во имя “любви” можно отвергать заповеди или поощрять к этому других - это учение кого угодно, но не Иисуса. Любовь проявляется именно в хранении заповедей.

Более того, Господь Иисус - в Нагорной Проповеди - обращается к людям с крайне резкими предостережениями против греха. “Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну. И если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну” (Матф.5:29,30).

Это очень жесткие слова, причиняющие глубокий дискомфорт. Соответствуют ли они тому образу “любви” из которого предлагают исходить сторонники либеральных богословских реформ? Боюсь, что нет. Реальный, Евангельский Иисус очень далек от “учения Иисуса” о котором нам так часто говорят. Если мы верим в то, что Иисус есть воплощенная любовь - и Некто бесконечно более любящий, чем любой из нас - нам остается только признать, что настоящая любовь может выступать с пугающими предостережениями и строгими требованиями. В этом нет ничего непостижимого.

Когда я прихожу к врачу, я не ожидаю от него комплиментов моему состоянию или образу жизни, которые бы подняли мне настроение - я ожидаю правды о моих реальных проблемах со здоровьем и рекомендаций о том, что мне следует делать, чтобы избежать его ухудшения. При этом врач, посмотрев на мои анализы, может сообщить довольно пугающие вещи, которые мне настроение, напротив, испортят, и выдвинуть строгие рекомендации, которые потребуют от меня отказа от некоторых привычек и вообще перемены образа жизни. Врач который вместо этого станет говорить только приятности, будет предавать доверие своих пациентов.

Даже на чисто человеческом уровне мы понимаем, что истинная любовь может говорить довольно неприятные вещи и выдвигать довольно суровые требования. Если вы находитесь на краю пропасти, голос любви будет звучать как резкий окрик. Тем более - если вы подталкиваете к пропасти других.

Дело в том, что принять грех - это предательство по отношению к кающемуся грешнику. Человек приходит, тяготясь своими страстями и ища мира с Богом, а ему - вместо отпущения грехов и помощи в борьбе со страстями - предлагают просто сдаться страстям и перестать считать грех грехом. Если человек приходит во врачебницу, а ему просто говорят, что, мол, давай договоримся считать твои болезни - здоровьем, его доверие просто предают.

Человек, который всерьез верит в Бога и в Божие откровение в Иисусе Христе будет искать того, как привести свою жизнь в порядок сообразно слову Божию, а не того, как привести слово Божие в согласие со своим беспорядком. Ну представьте себе - человек всерьез поверил в Рай и Небесный Иерусалим, в жизнь вечную и блаженную, в любящего Бога, от которого мы отпали грехом и к которому призваны вернутся покаянием и верой. Что радость вечную можно обрести - или навеки утратить. Он действительно поверил во все эти дивные и страшные вещи.

Такого человека не будет интересовать, как бы ему пренебрегать словом Божиим и при этом считаться христианином. Желание Бога и вечного спасения - гораздо более глубокое и сильное желание, чем пол. Если вы кого-то любите, и эти отношения вам важны, вы будете страшиться делать что-то, что может их омрачить или даже разрушить. Человек, любящий Бога, будет внимательно вникать в Его слово, чтобы понять, что Ему угодно, а что нет.

В контексте такой веры сама постановка вопроса “а почему бы нам не пересмотреть заповеди” чудовищна и немыслима. Если вы хотите пересматривать заповеди - значит вы этой веры еще не обрели.

 

Все статьи

Другие статьи автора

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]