Перейти к основному содержанию

02:56 21.07.2018

Будущее России - возрождение души каждого русского человека. Беседа первая.

06.03.2018 09:49:31

Беседа с генерал-лейтенантом Николаем Сергеевичем Леоновым, доктором исторических наук, руководителем Аналитического управления КГБ СССР об основополагающих принципах возрождения России, об итогах прошедшего столетнего юбилея и о самосознании русского человека. Ведущий - Николай Бульчук.

Н.Б.- Вчера открыл книжку  «Дневник Суворина». Он был крупным издателем, через него прошла целая плеяда русских людей: писателей, деятелей культуры и так далее. Он скончался в 1891 году.  Будучи издателем, он концентрировал в своем издании «Новое время» передовую мысль России тех времен. Остались «Дневники» Суворина, и, к сожалению, издатели отмечают  сегодня их неполноту. Я подумал, что многие наши авторы, дающие оценку положения в России на перспективу, тоже в чем-то неполны. Это мнение личное, субъективное. Но есть люди, которым хочется довериться, потому что они знают ответ на многие ситуации, из которых сегодня, казалось бы,  выхода нет.  У меня возникло такое чувство, что Вы знаете ответы на многие вопросы, которые я сегодня задам. В частности, вот такой вопрос. Прошлый год мы все переживали под знаком столетия первой русской революции.

Я не хотел бы разделять общество и Церковь сегодня, но придется. На ваш взгляд, что произошло сто лет тому назад? Не то, что почему. Почему – многие уже ответили на этот вопрос. Речь о другом. Остались ли у нас какие-то моменты, которые нам надо осознать, чтобы не сделать ошибок в будущем?

Н.Л. – Как-то нынешний президент России Владимир Владимирович Путин назвал то, что произошло в 1991 году величайшей политической катастрофой ХХ века. Но было бы точнее сказать, что таких политических катастроф была не одна - 1991 года, но и катастрофа 1917 года. Сто лет назад рухнула тысячелетняя держава, причем рухнула почти мгновенно, неожиданно. Вспоминается, что считавшийся прозорливым творцом философии марксизма Ленин, находясь в эмиграции, еще в феврале, выступая перед молодыми социалистами в Швейцарии, произнес слова, которые поражают. Он сказал, что: «Наше поколение, - это он говорил швейцарцам, - не будет свидетелем социалистической революции в России». И буквально через несколько недель после его публичного выступления грянула февральская революция! Причем абсолютно неожиданно для всех. В какие-то три- четыре дня рухнула монархия! Вы правильно говорите о причинах этой катастрофы. Потому что иначе  ее нельзя назвать: рухнула тысячелетняя империя, рухнули все устои, не только материально- технические, и те, которые мы называем отношения людей к собственности  - внезапно частная собственность была заменена общенародной собственностью на средства производства. Но рухнули  и морально-нравственные устои, на которых покоилось наше тысячелетнее общество. Рухнула в огромной степени вера православная. Потому что, несмотря на то, что в эти дни был избран Патриарх как некая замена, который справедливо восстанавливал устои, на которых стояла Русь. Тем не менее, новый Патриарх оказался в совершенно иных исторических условиях. Ничего сделать того, что было под силу всем патриархам прошлых веков, ему оказалось невозможно. И поэтому сам по себе факт избрания патриарха по существу оказался и последним. Потом опять наступил длительный период отсутствия единого священноначалия в Русской Православной церкви. Пока не произошел полный поворот великого исторического колеса, когда уже заканчивалась Великая Отечественная война, и когда Сталин, собственно, сам бывший семинарист, уже в одном шаге стоявший от того, чтобы стать священником, вспомнил о некоторых устоях исторической Руси и стал их немножечко-немножечко восстанавливать. Ведь это ему принадлежит инициатива в той обстановке восстановить Патриарший престол. Это в тот момент, когда были уничтожены практически  все иерархи Русской Православной церкви. Общество было погружено в течение многих десятилетий в безверие, почти принудительное. Так что тот акт Сталина, который можно трактовать по-разному – и как соображение выгоды и преимуществ в послевоенном мире, и как возможная память о тех временах, когда он сам учился в семинарии. Он восстанавливал многие исторические элементы:  ввел генеральские звания, от которых советская власть отказывалась. Все новые ордена, которые учреждались после начала Великой Отечественной войны, уже не носили в своем названии ничего революционного, ничего большевистского. Это были ордена Суворова, Кутузова, наших великих флотоводцев. Уже не было никаких «Красных знамен» и прочего. Многое было возвращено. Но, тем не менее, конечно, ту революцию мы никак не можем назвать иначе, как великой геополитической катастрофой того периода времени.

Вторая была 1991 года. Революция или контрреволюция – кто как ее называет. Она, вроде, начиналась с хорошего – победными лозунгами. Но, прежде всего, призывающими отказаться от советского периода. От всех ошибок, заблуждений, которые, в конце концов, привели к кризисному 1991 году. Ко взрыву, который будет оказывать влияние на дальнейшее развитие нашего народа, нашего очага цивилизации. Потому что, конечно, то, что произошло в 1991 году, мы еще не можем осознать. Как человек, который прошел горнило войны и при этом потерял руки, ноги, был контужен начисто. И когда мы говорим об этом – то мы вправе квалифицировать ХХ век как век трагический, век величайших испытаний, выпавших на долю нашего народа, нашей веры – православия. Мы можем по-разному искать причины, потому что это всегда определяется партийными пристрастиями, теми выгодами или невыгодами, которые получили те или иные социальные слои от этих переворотов. Потому что как в 17-м, так и в 91-м году были очень крупные социальные группы, влиятельные, которые получили очевидные выгоды от тех изменений, которые произошли в ходе этих революций. Потому что годовщина революции 1917 года, к которой на словах готовились многие представители нашей интеллигенции, общественности прошла абсолютно бесцветно. Никаких выводов, о чем мы говорим, из  той революции сделано не было. И мы, как обычно, наступаем на те же грабли, совершаем те же самые ошибки. То ли это вина всего нашего народа, потому что ему   без конца говорят и те, и другие:  «Да, ты, народ - носитель нашего суверенитета, нашей совести, носитель  традиций и т.д.» - и в то же время во всех судьбоносных решениях мнение этого народа игнорируется. Разрыв между властью и народом безусловен. В этих двух величайших геополитических катастрофах мы так и не увидели объединения власти с народом  в  полной мере.

Н.Б.- Революция не проходит бесследно, она ставит перед собой, прежде всего, идеологические цели. Если революция 17- го года и до нее – февральская, о которой сегодня мало говорят, и ставила перед собой такие цели – некоторые говорят, что власть валялась, и ее надо было только подобрать большевикам. Ее никто не охранял и никто не заботился о том, чтобы сохранить власть. «Прогнивший трон», и прочие выражения звучат и т.д. Много говорят, что Император был человеком мягкотелым, политически неангажированным. И поэтому он потерял свою власть. Что касается идеологии – вся идеология ХХ века была под знаком строительства развитого социализма, потом  - коммунизма. Как рухнул Советский Союз в одночасье, сам собой? Что это было – ошибочная идеология или наша русская надежда на авось, что Советский Союз как-нибудь выживет?

Н.Л.- Ну, о том, почему рухнул Советский Союз, написано море книг, эшелоны статей. А уж что творилось на телевидении и на радио  - там было море разливанное разных точек зрения.

В этот период распада Советского Союза  и начала гниения я был на достаточно значительных постах в информационно – аналитическом пространстве Советского Союза. Потому что эти годы пришлись как раз на то время, когда я руководил информационно- аналитическим управлением разведки. А потом был даже заместителем начальника разведки. Я мог видеть развитие ситуации внутри страны и в мире с двух позиций. С одной
 стороны я был гражданином Советского союза, я был членом партии, естественно, я был очень осведомленным генералом Комитета госбезопасности. Для меня не было неожиданностью назревание тех процессов, которые должны были привести к взрыву. Это как вулкан – сначала вы чувствуете, как повышается давление магмы, ощущаются толчки – и думаешь: когда же он наконец, начнет извергаться? Даже  сейчас специалисты по вулканам не могут предсказать точный момент. Это довольно волатильная величина. Но мы знали, что это кончится катастрофой. Потому что другого варианта быть не могло. Наверное, сама коммунистическая идеология в этом смысле порочна. Потому что в основе в ней было заложено отчуждение человека от всех средств производства. Т.е., было государство – владелец всех заводов, газет, пароходов. А с другой стороны – лишенное всякой собственности население, которое играло роль планктона, той рабочей массы, которая ковала, конечно, могущество государства, но лишена была права участия в распределении результата труда. Т.е. тех выгод, которые давала огромная индустриальная империя и сельское хозяйство Советского Союза. Лишение людей права распоряжаться результатами своего труда и вообще участвовать в распределении национального богатства - оно как раз и лежало в основе нарастающего отчуждения между народом и властью.

Н.Б.- Отсутствие частной собственности?

Н.Л.-Да. Мы всегда знаем, что там, где люди имеют свою, даже достаточно  скромную частную собственность: фермер, средний и мелкий предприниматель, в России – купец, хороший ремесленник, артель, в конце концов, все, что угодно, но которые пользуются результатами своего труда и видят свой труд  в непосредственном ощущении, на своем столе, в своем доме. Это же неудивительно, когда мы читаем, как Ленин приехал из эмиграции в Россию и жил в доме у рабочего Елизарова. Рабочий-то Елизаров имел квартиру, в которой было 6 или 7 комнат. Он мог поселить у себя целую кучу этих эмигрантов – профессиональных революционеров. Это был рабочий, который знал, что он обеспечен. У него была большая семья. А когда вас лишают всего этого – конечно, человек чувствует себя на свете неуютно.

Ситуация мало изменилась. Даже после второго витка геополитической катастрофы 1991 года нормальное большинство населения страны оказалось отлученным от основных орудий и средств производства, как тогда говорили. Я сам рязанский крестьянин  и знаю, что земля так и не попала в руки крестьян. Агрохолдинги нынешние – это крупные предприятия, крупные тузы даже не нашего российского происхождения.  А крестьяне, которые были бесправными колхозниками,  сейчас имеют на руках эти жалкие документики, которые называются «Удостоверения о земельном пае». Пользоваться ими они не могут. Какая мне разница, есть у меня эта бумажка в кармане или нет?  Я не могу пользоваться землей – заложить в банке, получить под нее кредит, у меня нет средств, чтобы вести на ней нормальное фермерское хозяйство. Нынешний крестьянин стал по существу нищим, полубатраком в современной деревне.

Н. Б.- Но лозунги-то были очень хорошие: «Земля - крестьянам», «Фабрики – рабочим»?

Н.Л.- Когда вы говорите мне об этих правильных лозунгах – то они, конечно, на первом этапе сыграли свою роль, безусловно. Только этим и определяется, почему народ поддержал большевиков? Потому что бросили лозунги, которые были кратки, понятны и отражали сущность тех требований, которые выдвигали крестьяне. Что крестьянину нужно? Земля. А работать он будет сам. Что рабочему нужно? Самоуправление на заводах и фабриках. А все остальное они сделают сами. Вот когда такие лозунги были выработаны – они сыграли свою очень мощную мобилизующую роль. К сожалению, белое движение не смогло противопоставить этим лозунгам ничего. И поэтому куда бы мы ни кидались, мы сталкиваемся с фактом, что около двухсот военачальников Белой армии перешли на сторону красных в Гражданскую войну. Это были не только Троцкий и горлопаны, которые в персональных поездах ездили, это были нормальные профессиональные царские генералы. Потому что эти лозунги не казались отвратительными. Они и сейчас звучат прекрасно: «Земля – крестьянам», «Фабрики и заводы – конечно, рабочим». Был такой гимн «Интернационал», в нем как впечатаны были слова:

«Лишь мы, работники всемирной

Великой армии труда,

Владеть землей имеем право,

Но паразиты – никогда!»

Ну, так и сейчас так  же. Этот лозунг вполне приемлем. Так что лозунги – лозунгами. А вот их реальность подвергается подчас вполне разумному осмыслению, как лозунги – обманки. Потому что проходит какое-то время – и вы вместо «Земля – крестьянам» получаете ее в бессрочное, бесплатное пользование.  Но все результаты вашего труда отправляются обозами, в плане продовольственных заготовок, в государственные закрома.

Н.Б.- И я получаю палочку за трудодень. Некоторые работали из-за палочек, это еще бабушка рассказывала.  Николай Сергеевич, но произошло нечто более страшное, чем просто отчуждение людей от собственности. Произошло отчуждение человека от человека. Были сформулированы такие странные и страшные понятия, как «враг народа». Вот когда мы беседовали с Георгием Павловичем Ансимовым, главным   режиссером Большого театра, сыном новомученика отца Павла  Ансимова, он говорил, что это чудовищное название: «враг народа» - оно сыграло почему-то на русской земле. И стали искать врагов. И все общество стало враждовать друг с другом, истребилась любовь между людьми. Неужели новой власти необходимо было посеять это в нашем народе?

Н.Л.-К сожалению, любая власть управляет народом с помощью двух известных инструментов. Одним инструментом является пропаганда, слово. Другим, может быть, более эффективным, остается насилие, угроза насилия или любые другие репрессивные  меры. Если иногда действует слово, та или иная программа – не возникает вопроса о подчинении народа власти. Но когда это влияние ослабевает или исчезает – то обязательно власть прибегает к насилию. Это, кстати, не характеристика какого-то одного правительства, а всех правительств во всех странах мира. У нас открыто, красноречиво выразился Черномырдин в свое время:  «Мы знаем, что такое потерять власть». Потерять власть – это значит -  потерять, естественно, все. Социальное положение, богатство, словом – все.

Как мы знаем, эти люди встали в ряды правящей элиты России после 1991 года. В свое время об этом говорил Дерипаска, известный олигарх. Он в своем интервью открыто заявлял:  «Пусть люди не думают, что в результате выборов они могут выбирать свое будущее в полной мере. Мы знаем, что такое руководить государством. И поэтому крупный капитал – а он говорил от его имени    - был и останется становым хребтом власти. Средний и мелкий капитал – это менее значимые категории. Они занимаются удовлетворением самых насущных потребностей населения: продовольствие, торговля, и т.д. Но крупный капитал  знает, кого надо ставить у власти. И мы поставим только человека, который соответствует интересам крупного капитала. Куда вы ни киньте – вся кровеносная система государства, все финансы, все  его материальное благосостояние находятся в руках именно крупных компаний, крупных монополий, крупных олигархов. Понятно, что вы не думаете, что сегодня идете на избирательный участок – а завтра у вас сменится правительство». Это было откровенно, несколько цинично, но сказано публично. Так что ничего нового мы не сочиняем.

Н.Б.:- Борис Николаевич Ельцын был ставленником крупного капитала – партийный работник средней руки, ну, во всяком случае - не выдвиженец из олигархов.

Н.Л.-  Ну, что касается периода правления Бориса Николаевича, то даже у самых примитивно мыслящих публицистов, историков  отложилось в голове, что  он был по существу марионеткой в руках крупного капитала. При нем росли такие люди, как Березовский, Гусинский, Абрамович. Я уж не говорю о вездесущем  Чубайсе, который является идеологом, по существу- камеродержателем всей этой олигархической группы. Он ее создавал, будучи председателем Комитета по  госимуществу, он раздавал это имущество тому, кому надо. Был творцом этого класса олигархов, который и сейчас держит реальную власть в России.

Н.Б. -  Но, как ни парадоксально, этот период был связан с надеждами, Николай Сергеевич, или нет? Повеяло ветром перемен. Опять название «Россия», новый флаг, новый гимн хотели писать тогда. Казалось, что сейчас произойдет что-то удивительное, мы отречемся от старого мира. Мы сбросили Феликса, похороним Ленина – и все пойдет по-другому.

Н.Л. -  К сожалению, в 1991 году произошло такое лохматое явление, которое в какой-то степени лежало в основе и моей отставки. Например, раньше, в царское время, когда уходил из жизни император, и на престол вступал наследник – принималась новая присяга у всего служилого населения России. В первую очередь – у военных, силовых структур, затем  у гражданских. Все заново присягали новому императору. И вот, приходит 1991-й. Вместо социализма появился капитализм. Стеснялись употреблять это слово. Называли «рыночная экономика».  Ну, для меня это все равно понятно.

Изменилось все. Отношение к вере, к религии, изменились морально-нравственные принципы. Но никакой новой присяги в 1991 году мы не принимали. Подождав  4-5 дней после переворота, я подал рапорт. Говорил, что, мол, я подписывал присягу, в которой клялся защищать  социалистическую Родину, идеалы социализма…А сейчас я  вот как?  Я же противоречу своей присяге, потому, что пересажен на другую идеологическую основу. Мне ответили мои тогдашние руководители: «Да ладно тебе об этом говорить! Продолжай, сиди, работай». – «Но так не положено! Я должен руководствоваться каким-то идеологическим курсом». Так и не было ничего сказано. И куда мы идем, уже 30 лет прожили при новой власти – а не знаем.

Н.Б.- Кстати, это очень серьезный вопрос. Даже президент в одном из своих интервью сказал, что свой партбилет он не сдавал, и показал, где он лежит – в столе. И, действительно, что у нас за строй, если мы, вспоминая о Советском Союзе, говорим с уважением о его традициях, его достижениях, о его победе в Великой войне? С одной стороны, мы должны воспитывать патриотизм среди наших русских людей, с другой стороны – мы не осудили преступлений большевизма и Советского Союза. Как быть с этим?

Н.Л.  – Мы часто в течение этих 30 лет сами мучаемся вопросом:  «Покаяться? Но в чем? Перед кем?» Ну, возможно, перед Господом Богом. Если это наказание было послано нам с небес. Покаяться перед своими дедами-прадедами, которые не за эту катастрофу отдавали свои жизни в Великую Отечественную войну. Но мы так и не выработали никакой идеологии. И поэтому я возвращаюсь к тому вопросу, который стал заголовком романа Генриха Сенкевича – «Камо грядеши?» - А куда идем? Ведь известно, что апостол Петр, встретив Спасителя, Который шел в Рим, спросил Его:  «Камо грядеши, Господи?» - и Тот ответил: «Ты покинул наш народ. А Я иду в Рим на новое испытание, на новое распятие». По крайней мере, четко было сказано: «Да, иду искупать грехи».

Мы так и не ответили сами перед собой  на вопрос: « Камо грядеши?» Ведь сначала Владимир Владимирович Путин говорил, что надо выработать идеологию вот такую, и даже слово для нее придумал, сложное такое: государственничество. И оно было пущено в оборот. Мы понимаем, что укрепление государства – это условие существования народа и цивилизации. Но вопрос, на каких основах это государство будет строиться? КАКОЕ государство? Вот это мы не определили. Странное государство, которое можно назвать мутантом, что ли.

(Дорогие радиослушатели!   В нашем эфире  - интервью  с Николаем Сергеевичем Леоновым, одним из руководителей советской внешней разведки. Бывшим начальником Аналитического управления КГБ СССР, членом коллегии Комитета государственной безопасности, доктором исторических наук, профессором кафедры дипломатии МГИМО, депутатом Государственной Думы России  IV созыва, генерал – лейтенантом. Это интервью  записано дома у Николая Сергеевича,  в конце января  с. г.). 

Н.Б. – Но это бы еще ничего, если бы так не сгустились тучи на нашем внешнем горизонте, да и на внутреннем тоже. Произошла Украина в 2014 году, сегодня мы кольцом  окружены войсками НАТО, в Америке правит ярый русофоб Трамп. Которого нам прочили в друзья, чуть ли не в сотрудники. Что вообще происходит? И как быть России, которая оказалась в идеологической изоляции, которая сама для себя не ответила на вопрос, что она за государство? Потому что я уверен, что  с  Запада на нее смотрят, как на империю зла. Как на наследника Советского Союза Тем более – в связи с событиями в Украине. Как сможет  Россия сегодня не только встать на ноги, но определиться в этой ситуации? Нам не дают буквально вздохнуть!

Н.Л. – То, что происходит с Россией в международном плане, в большой степени является следствием тех перемен, которые с ней произошли в 1991 году. То, что произошло в нашем государстве, частенько напоминает мне большую тучу саранчи, которая внезапно прилетает неизвестно откуда (раньше говорили - из Средней Азии) и садится на наши посевы, уничтожая решительно все. Вот, созданная безвременьем эпохи Ельцина наша т. наз. «деловая элита» (элита в кавычки надо брать, даже не в кавычки, а в траурную рамку) оказалась совершенно неспособной к творческой экономической работе, о которой нам столько говорили в период гниения советской власти. Вот эта саранча буквально сожрала Россию. За эти 30 лет – любой Росстат даст вам сведения, а банковская система подтвердит – нескончаемым потоком богатство России выливается за границу. В оффшорные зоны, в недвижимость, которая в огромных количествах скупается этой элитой. Она не верит в Россию, эта элита (в траурной рамке), не верит в свой народ, боится завтрашнего дня в России. И поэтому она заранее поставила себя в положение эмигрантов.

Сначала они сидят здесь, потому что доят российскую корову, потому, что это единственное животное, которое позволяет им доить себя безнаказанно. И даже ногой не ударит по ведру, которое наполняется ее молоком. А когда они набираются этого молока – они спокойно улизывают за границу. Посмотрите, из этой самой плеяды  (плеяда – слово хорошее, но тут больше подошло бы «клика», «банда» и т.п.) выходят люди, которые ни у кого не вызывают никакой симпатии. Ну, Абрамовича вы прекрасно знаете. Вот это символ ограбления России. Его имущество, которое он никогда не зарабатывал, но нахапал на 14 миллиардов долларов – он продал российскому же государству. И умотался с этими  14 миллиардами туда, куда его сердце давно звало. И катается на своих суперроскошных яхтах, меняет жен, обзаводится всякого рода системами охраны. Включая чуть ли не зенитно-ракетные установки на борту своей яхты. Вот тип человека, которого родила эта величайшая катастрофа 1991 года.

Но подстать им любой. Возьмите Березовского, который с этим же Абрамовичем судился из-за награбленного имущества в России, проиграл все суды, разорился. Кончил тем, что повесился. Вы можете брать сколько угодно таких персонажей. Пожалуйста, вот Пугачев, живущий во Франции. Предъявляет суду  иски к России, к российскому руководству! Прямо персонально называет одного, другого, третьего. Требует выплаты 6 миллиардов в качестве первичного залога, а дальше будет требовать больше – 12-14 миллиардов. Хоть бы опомнился: а откуда эти миллиарды у него-то появились? Потому что когда он начинал свою деятельность – у него не было  ни кола, ни двора.

Н.Б. – Но это вопрос риторический, эти вопросы должно ставить государство. Оно вправе их поставить и приступить к их разрешению. У него все властные рычаги. Почему этого не делается?

Н.Л.- Когда мы говорим о врагах России, и с чего нужно начинать возрождение России я, вот, не боюсь кремлевских докладов, которые там публикуют  в США. Ну, пусть покажут, кто из наших олигархов, кто из наших топ – чиновников выгоняет эти миллиарды  долларов за границу, хранит их там в оффшорных зонах. Ведь все люди, которые взяли эти богатства России и вывезли их за границу, являются врагами России. Друзьями я их никак не могу считать.

Н.Б. –Получается, что все,  кто составлял кремлевские списки – это друзья России? Они сейчас нам покажут, кто истинный враг.

Н.Л. –Разумеется!  Переплетение интересов наших и западных олигархов и создает эту запутанную ситуацию.  Они с одной стороны угрожают нам этими списками, с другой – не принимают никаких мер по конфискации незаконно нажитых имуществ.  Но в принципе это массовое ограбление России,  которое продолжалось 30 лет, оно носит  просто баснословные, фантастические, библейские размеры. Ведь если верить западным источникам – а нет оснований им не доверять – в оффшорных зонах мира хранится около 14 триллионов долларов. Изо всех стран набранных. Но из них большая часть принадлежит российским капиталам. Число их  достигает 2-3 триллионов долларов. Этих средств хватило бы на переоборудование всей страны. Поэтому когда мы спрашиваем: «Ну, где же наше богатство?» - оно там, в оффшорных зонах, в западных банках, западной недвижимости. Ведь происходит что? В Майами целые кварталы роскошных особняков, купленных нашими эстрадными артистами  -  Винокуром, и т.д, которые потешают людей   самыми примитивными анекдотами.  Они скупили  добрую часть Майами. Полагают, что это самое надежное место.

А сколько такого имущества  в других странах? В Лондоне основные покупатели недвижимости – это выходцы из России. Тот, кто   здесь  – либо украл, либо пользуясь особо льготными условиями, заработал   такие деньги.

Н.Б. – Великобритания тоже заявила недавно, что это все будет расследовано, опубликовано  и предоставлено в общий доступ. Казалось бы, сейчас России пора, чтобы принять меры и вернуть эти деньги. Президент обратился к нашим бизнесменам по поводу прощения капитала из оффшоров и прочее. С другой стороны – Бог с ними, этими капиталами, они возобновятся. Есть ресурс невозобновляемый. Это ресурс человеческий.  Сколько человек уехало! Это мозги, это наша элита без кавычек, которая покидает Россию, видя, что происходит здесь. А происходит страшное, полная культурная деградация, регресс образовательной системы, культурной. Чего стоят только эти постановки – «Нуриев» и т.д. Да любая постановка, даже  в Большом театре – она уже не является авторским произведением, а  обязательно несет в себе что-то новое.

Н.Л. – Вы затрагиваете другой пласт, воспитательный. К сожалению, как – то установилось в 90-е годы, что государство отказывается от идеологии, отказывается от воспитательной   роли  для своего народа. Вроде бы всем дана свобода, воспитывайся, как хочешь и как умеешь. Но в этот момент на незащищенное молодое поколение набрасывается куча «воспитателей» с разных сторон.

Вы же прекрасно знаете, что такое интернет, что такое американская поп-культура. Она приперлась со всеми своими потрохами. Появились эти мюзиклы, появилась эта дешевая эстрада, в которой весь юмор ниже пояса.  У нас исчезли инженеры душ, как их раньше называли. Речь идет о таких вещах, как кино, театр, наша школа.

Н.Б.- Да просто радио! Николай Сергеевич, я вспоминаю детство, у нас никогда не было телевизора. Мы слушали по радио прекрасные постановки: «Литературные чтения», оперы – да все, что угодно! Что мог услышать обычный человек дома.

Н.Л. – Вы абсолютно правы. Я хорошо помню, как по радио передавали «Клуб знаменитых капитанов». Это было целое действо! Привлекались лучшие актеры, писались великолепные сценарии, сопровождалось  прекрасной музыкой. Это запоминалось на всю жизнь. Сейчас ничего подобного нет. По телевизору - «Спокойной ночи, малыши», после которых спать не хочется. Я недавно видел Валуева, чемпиона мира по боксу, который вел «Спокойной ночи, малыши»! – Батюшки! Если ребенку приснится Валуев – он будет кричать всю ночь. Ну, нельзя же такие вещи делать! Этот перебор перешел всякие границы. И, конечно, все это в большой степени утрачено.

И государство должно вернуть это себе. Вот, мы в школе учили историю, «Почему Пруссия победила Францию в 1871 году?» - «Да потому, что победили прусские учителя! Они научили немцев правильно смотреть на историю, на социально – экономические проблемы. Они превосходили этих гнилозубых, как они выражались, французов по всем параметрам. А уж дальше на поле боя надлежало просто доказать это преимущество.

Когда мы говорим о Великой Отечественной войне, о наших победах  - крути-не крути- духовная стойкость наших людей была выше, чем духовная стойкость немцев. И, в конце концов, мы победили. Ведь когда читаешь историю создания душегубок-машин – по документам видишь: Гитлер получал массу информации, что немецкие офицеры и солдаты отказывались участвовать в массовых казнях: расстреливать, вешать и т.д. Потому, что это действует на психику людей. И тогда они начали разрабатывать эти формы, как  без участия человека умерщвлять людей – в газовых камерах, концлагерях, чтобы снять ответственность. Как говорил Гитлер: «Совесть – не ваше дело. Я буду отвечать за все». Так что все зависит от состояния духа. И то, что мы одерживали победы – это свидетельство здорового  морально – нравственного состояния нашего солдата и людей, которые поддерживали его в тылу.

Когда мы говорим о роли Церкви -  то меня поразил вот такой  факт.

22 июня 1941 года, когда Сталин был еще в состоянии прострации от новости о начале  Великой Отечественной войны, когда еще все Политбюро не могло сообразить, что началось – тогда Церковь в тех оставшихся храмах, где еще шли богослужения, в первый же день, на первых литургиях призвали к победе нашего оружия. Не получив никаких указаний, священники, обремененные памятью о жутких репрессиях, которые советская власть обрушила на Церковь, тем не менее сразу призвали к защите Родины. Это было до заявления Молотова, до заявления Сталина. Первыми сообразили именно священники. Почему Сталин начал потом думать   об открытии храмов, и.т.п.? Потому что понял, что это важный компонент нашей духовной мощи.

Н.Б. – Там был еще пророческий момент, что митрополит  Сергий  Страгородский, в первые дни войны, еще до обращения Молотова, до обращения Сталина, выступил с обращением, которое заканчивалось словами: «Враг будет разбит, Господь дарует нам победу». Сталин немножко иначе сказал: « Победа будет за нами».

Я вспомнил почему-то храм Успенья Пресвятой Богородицы в Путинках, который был назначен на уничтожение 22 июня 1941 года.

Н.Л.- А если мы поедем дальше, в глубь истории России – то увидим, что Церковь в духовном отношении часто оказывалась выше светских князей. Ну, возьмем для примера Смутное время. Когда  поляки засели кругом. Когда все наше боярство, вся наша верхушка, как Политбюро потом, как потом эта «деловая элита» продавшаяся Западу -  все они продавали Россию. А ведь Церковь – то не сдалась! Ведь мы готовы были – я имею в виду светские князья- признать польского королевича  Владислава королем или царем России. И только Церковь  заявила: «Пусть хоть православие примет!». Он не захотел. И оказалось, что центром сопротивления и возрождения государства и нашей цивилизации оказалась  Церковь. Троице - Сергиева лавра играла роль и Верховной ставки, и идеологического Центра, и давала указания по всей стране. Минин и Пожарский на основании документов, полученных из Троице-Сергиевой лавры, обсуждая эти документы, создали рать и начали освобождать Россию. Так что если сравнить роль духовных православных наших пастырей и роль светских князей в истории Росси – то они сильно различаются. Патриарх Гермоген, который сидел в тюрьме, в Кремле и умер от голода, уморенный поляками. Но  он не дал ни одного указания о сдаче русских крепостей и городов, чего просили и требовали от него поляки. А наши светские князья запросто могут отдать что угодно. Хотите Украину – отдадим Украину, хотите Белоруссию – и Белоруссию отдадим.

Курилы – это вообще не разговор. Запросто разбазаривали историческое наследие, которое попало к ним в руки.

Еще глубже будем смотреть. А Сергий Радонежский? Это явление иного порядка. Он по своему морально-нравственному, политическому, духовному  значению превосходил всех светских государей того времени. Который создал Дмитрия Донского, создал то движение, которое, в конце концов, привело Россию к освобождению от иностранного господства Орды.

Поэтому мы должны признать в этом историческом контексте, что Церковь намного выше светских князей, которые запросто могут изменить себе в одночасье. Меня потрясает, как Политбюро наше в 1991 году все целиком изменилось в течение одного – двух дней. Вместо, так  сказать, научных атеистов все стали кто мусульманином, кто иудеем, кто православным. Кто куда побежали. Вместо того, чтобы проповедовать  общественную собственность на орудия и средства производства – стали выступать за частную собственность. Те, кто были интернационалистами всю жизнь – стали вдруг проповедовать национализм  как норму политической деятельности. Я спрашиваю: «Ребята! Кто же руководил нами? У вас ни совести, ни стыда не было». Многие до сих пор руководят государством. Например, Назарбаев ничем не отличается от руководителей других республик. А ведь это тот же советский член Политбюро!

Н.Б. – Николай Сергеевич, Церковь наша единственная надежда.  На нее и остается надеяться в наше непростое время. С другой стороны, в Церкви тоже не все так просто. Вот Вы  сказали эту фразу: «Камо градеши?» Люди церковные поймут страшный смысл этой фразы. Ведь апостол Павел шел из Рима, боясь страданий,  он не хотел страдать на кресте.
Он был вынужден  вернуться. Но он получил уверение. И любой из нас, кто увидел бы Спасителя – он ослеп даже тогда – любой из нас  вернулся бы и предпочел любые страдания временные страданию вечному. Если мы понимаем, о чем идет речь.

Сегодня Церковь переживает сложный  момент. По существу, произошла смена поколений за эти 30 лет. Ведь сколько людей, приходя в  Церковь, причащались, стояли на богослужениях! Получили, по существу, новую культуру. Новые люди, которые вошли в новую Россию. Где они сейчас? Создадут ли они предпосылки для новой России, чтобы мы могли жить иначе?

Н.Л.- Мы частенько говорим - а в истории нашей Церкви это повторялось десятки раз -  о симфонии властей. О сотрудничестве между светской и духовной составляющей нашей властной вертикали. И когда они работают вместе, когда они работают синхронно – эффект получается очень сильный.

Н.Б. – Сегодня есть эта симфония?

Н.Л. – Не очень уверен в этом. Потому что есть одна из заповедей Господних: «Не сотвори себе кумира». Ведь что такое: не сотвори себе кумира?  Если сейчас этот кумир сотворен в виде золотого тельца и будет внедряться миллионам православных – это будет разрушающим образом действовать на душу нашего подрастающего поколения. Потому что в центр всех ценностей человеческих поставлено материальное благополучие.

Н.Б. – Но ведь так и было в Советском Союзе!

Н.Л. – В Советском Союзе это  было снивелировано в огромной степени. Тем, что мы все были объявлены, по существу, свободными гражданами от орудий и средств производства. Тогда ведь делилось все на личную собственность и общественную собственность. Общественная собственность – это было все, а личная ограничивалась квартирой, дачкой, машиной. Все.

Сейчас же речь идет о состояниях финансовых. О тех миллиардах долларов, которые выкачиваются из страны за рубеж. О той недвижимости, которую покупают за рубежом.  О пакетах акций, которые хранит такой православный, условно говоря, сотрудник.

Сейчас материальное благосостояние поставлено в центр успешной жизни человека.

Н.Б. – Но Господь поругаем не бывает. Какое-то время Он терпит, а потом может произойти страшное.

Н.Л. – Разумеется. Были времена, когда Господь наказывал все человечество за подобное пресыщение. Когда надвигаются тучки то  с одной. То с другой стороны на одного, то на другого человека -  то, думается, что Господь обратил внимание на этих людей. Потерпел – потерпел какое-то время….

 

Сейчас, я смотрю, со стороны Запада начинается некоторое даже беспокойство. По поводу невероятной распущенности и страшного воровства, которое позволяют себе представители этой самой русской деловой элиты. Вот Вы правильно говорили: в Англии сейчас принимают Закон, по которому у всех людей – выходцев из России будут проверять законность тех сумм, на которые  они собираются купить активы в Великобритании.  Это, конечно, поставит наших эмигрантов, которых там десятки тысяч, на грань, когда  надо подумать: а не стоит ли вернуться в Россию, как-то покаяться, может, перед   государством, может, заплатить какие-то налоги? Если их там начнут трясти – а они этого заслуживают, то это будет некоторым исправлением ситуации. Аналогичная же ситуация и в США.

А вот у нас такой был миллионер, он, собственно, и сейчас есть -  Дмитрий Рыболовлев. Он  был владельцем почти всех наших предприятий по производству удобрений, например, знаменитый «Уралкалий». Человек, который начинал свою земную жизнь в качестве врача и происходит из врачебной семьи. А стал такой акулой этого нового мира - хищнического, враждебного, воровского! Он схватил основную часть нашей промышленности и удрал за рубеж. Он и там продолжал работать в этом же ключе.

Он скупает элитную недвижимость на Лазурном берегу Франции, он купил футбольную команду Монако. Сейчас он вошел в противоречие даже с теми же людьми, которые его когда- то приютили. Теперь они недовольны, что он занимается спекуляцией предметами искусства, дорогими картинами. Что он жульническим образом скупает дорогую недвижимость на Лазурном берегу, и теперь его там привлекают к ответственности. Т.е. его хищнические интересы неприемлемы и там
Слушать: http://radonezh.ru/radio/2018/02/16/22-00.html

( Продолжение следует)..

Комментарии

пн, 03/12/2018 - 17:17 :

Очень хорошая статья, вернее, беседа! Генерал Леонов пользуется большим авторитетом, поэтому его знания и мнение о нашей истории очень ценно, по крайней мере, для меня, прожившей большую часть жизни в СССР и не знавшей многих фактов. Спасибо за первую беседу, с нетерпением жду продолжения.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+