Перейти к основному содержанию

14:40 30.10.2020

Каждый человек должен знать, что в нашей истории были такие события, которые не надо забывать для того, чтобы не делать ошибок дальше.

03.10.2020 20:27:00

Слушать: https://radonezh.ru/radio/2020/09/24/19-00

Корр.:  - Я очень рада, что сегодня исполнилась мечта наших многих-многих слушателей, и у нас в гостях протоиерей Александр Тылькевич, настоятель храма во имя святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Забайкальской Шилке. Благословите, отец Александр.

О.Александр:  - Господь благословит. Мы на этот раз приехали сюда на нашем школьном автобусе, за рулем все 6,5 тысяч километров. Получил огромное удовольствие, проехав через две трети нашей страны. И хотелось бы поблагодарить всех тех, кто молился за нас в дороге, потому чтотолько  своими силами и трудами мы  бы не доехали. Вот только вашими молитвами, вашим попечением за нас перед Господом.

Немножко не получилось так, как хотелось бы. Немножко бы помедленнее, чтобы везде побывать  Но мы останавливались в Новосибирске, посетили Казачий фестиваль.

Корр.:  - Да, вы же ещё и с девочками, дочками. Это же так особо не разгонишься.

О.Александр:  - Да, да.  Дай Бог здоровья коронавирусу. Он нам столько доброго принёс, кроме злого. Ну дети тоже вместе со мной. Я не думаю, что они сильно устали. Ну конечно такая физическая усталость вроде бы есть, но на самом деле очень интересно. Была бы возможность остановиться в каждом месте , где хотелось, подольше - было бы вообще здорово. Поэтому такой эмпирический способ изучения географии я думаю тоже детям на пользу, ну и мне тоже посмотреть на нашу страну, на нашу осень, как она меняется. Вот мы сюда сейчас ехали - всё зеленело-зеленело, а сейчас в обратную сторону поедем -там  всё желтое и красное. Я думаю, что интересное путешествие получилось.

Корр.:  - Ну ещё бы. И душеполезное наверняка. И вы нам привезли вот такую хорошую погоду, забайкальскую тёплую, солнечную осень.

Корр.: -  Сегодня Святая церковь вспоминала Преподобного Силуана Афонского. Завтра у нас отдание Рождества Пресвятой Богородицы. Вот два таких великих праздника совпало. Ну не то, что совпало. Это так и бывает. И во всём этом есть промысел, потому что вот правда, ведь почти наш современник. И такой в общем соотечественник, такой нам близкий святой. Я вот как-то совсем недавно к стыду моему узнала, что он ведь даже и не был в священном сане. Он был просто монахом. И сколько всего мы почерпнули.

- Сказать о Силуане Афонском, что он просто был монахом, это не так. Он был не просто монахом. Представляете, человек, который при жизни там своей какого размера, какого размера огроменного был монах. Который в молодости своей съел целую яичницу из 25 яиц, да. У которого даже на иконе изображается ладонь такая огромная.

Корр.:  - Русский богатырь.

О. Александр: - И после воинской службы, после всего того, чем напитался нормальный русский взрослый мужик там, такой состоявшийся, такой воин, переходит в другую воинскую степень. И что там, что там, он выполняет этот долг до конца. Ну это удивительный был конечно человек. О нем можно долго рассказывать, долго вспоминать.

Корр.: - А главное, да, вот, будем вспоминать главное откровение, которое ему явилось. "Держи ум свой во аде и не отчаивайся". Вот это о нас сегодняшних тоже.

Корр.: - Мы с вами же ещё не представили ещё одну участницу, нашу гостью, которую вы с собой сегодня любезно пригласили это Кристина Беляцкая. А вы немножко подробнее сами скажете о ней?

О.Александр: - Да, мы с ней познакомились в конном походе. Это было год назад. Это было в сентябре.

Корр.: - Как странно, с молодой девушкой в конном походе.

О.Александр: - 150 километров вокруг Читы. Я думал - вот мне в школу надо обязательно пригласить эту девочку, у которой шашка в руках и светится как зонтик. Но раз не получилось, второй не получилось. Потом коронавирус, и у них не состоялся летний лагерь. И тут получилось так, что она с нашими детьми всё лето занималась и со скотом, и с конями. Ну и все женские функции, начиная там от жарения пирожков, до выпаса скота - всё лежало на детях. И к сожалению, на девочках. Вот, знаете, изначально думали, что у нас пастухи там будут, люди, которые будут управляться с конями, мальчишки деревенские. Но мальчишки не смогли выдержать этого ритма жизни. В 4 часа подъем, в 5 уже надо выйти в поле. Отпасли до 11, в 11 загнали. Кони отстояли день - вечером надо выгонять. И освобождаются они более или менее ну часам наверное к 22-23. А потом ещё кони больные, надо ещё посмотреть их, кого-то привить, кого-то там отремонтировать, кому-то ботинки посмотреть, кого-то заштопать.

Корр.: - Это вот ваши кони, которые при школе, да, при кадетской?

О.Александр: - Да, у нас получилось так, своих-то коней 8 голов, своих, которые у нас работают при школе. А Владыка ещё попросил нас подержать коней.

Корр.: - То есть большой табун?

О.Александр: - Всего у нас получилось 30 коней, поэтому в это лето в принципе мы только одними конями и занимались.

Корр.: - Так это же хорошо. Хорошее такое дело.

О.Александр: - Да, я с одной стороны сначала в некотором смысле думал, что утомительно, а потом, когда лето-то закончилось, я потом думаю, как отлично  лето прошло. Я всё лето с детьми провел.

Корр.:- Так. А мальчики-то почему не вынесли?

О.Александр:  - А мальчикам, да вот как-то это мальчики говорят: "А может давайте в 9, а может давайте в 10?". Ну как в 9, 10? Единственный мальчик, который с вами был тогда, да, это Игорь, который с вами в ночное ходил, вот этот мальчик со всеми героически всю ночь костер разжигал. Ну молодец мальчишка. А всем остальным было как-то сложновато. И знаете, я с прискорбием подумал, что не дай Господь, война начнется, будет у нас  - "А зори здесь тихие". Встану я, и вокруг меня встанут девчонки. А где пацаны будут тогда?

Корр.: - Слушайте, это ведь вот вообще мне кажется, ну я может быть не в ту сторону разговор увожу, я об это так особо не собиралась говорить. Но то есть вообще даже не собиралась говорить, но как-то напрашивается поневоле, что вот это такая тенденция она и в жизни сейчас, к сожалению. Потому что женщине приходится брать на свои плечи то, чего порой не может потянуть мужчина. И всё становится неправильным. Так быть не должно.

О.Александр: - Вот! Поэтому хоть и девочка, хоть и в платье, но инструктор по рукопашке. И с детьми занималась, и в седле сидит и хозяйка прекрасная.

Корр.:- В общем, коня на скаку остановит и в горящую избу войдет, если надо, да

О.Александр: - Вот и сейчас проехали вместе, вместе с нами проехала весь путь до Москвы.

Корр.: Впервые в Москве, да, Кристина?

Кристина: - На соревнования приезжала сюда.

Корр.:- Ну расскажите немножко о себе. Как вас так судьба свела с лошадьми, как это вы умудряетесь так бойко гарцевать. Или как это правильно сказать-то. Я посмотрела сегодня видео, поразилась. Я к лошади так подойти-то боюсь, не то, что на ней прокатиться.

Кристина: - Ну вот когда был конный поход, это было моё, когда я в первый раз села на длительное время на коня. 

Корр.:- Боевое крещение.

Кристина: - Второй раз я приехала к отцу Александру. Там пришлось и полетать с коня, и с конём полетать. И ну так вот как-то со второго раза и научилась.

Корр.:- То есть любите лошадок, да?

О.Александр: - Да, есть люди, в которых это органически, не знаю, может генетически как-то заложено. Я вспоминаю детишек своих, вот Ксеньку самую маленькую, на коня посадили, у неё истерика началась, она испугалась. А сейчас уже спокойно., Только, понимаете, конь - это же не только сидеть в седле и гонять как сумасшедшему. Это ещё и работа. Почистить, помыть, и ещё договориться с ним надо. Конь удивительное существо. Это не собака, это не кошка. Конь - это существо, которое постоянно ищет, пока он в узде, он будет тобой управляем, если он без узды, он будет делать то, что он хочет.

Корр.:- Вольное такое существо.

О.Александр: - Да, поэтому надо с ним договориться, умудриться как-то отношения составить так, чтобы, конь понимал, что от него надо. Он понимает, что на нём ездить будут. Поэтому он не всегда хочет работать. Но нам надо выполнять свои задачи. Если человек научился управлять конём, много управленческих функций у него сразу автоматически в голове включается и перепроецируются на людей.

Корр.: Я знаю одного замечательного кузнеца на Урале, Александр Андреевич Лысяков, у которого при кузне тоже небольшой табунчик. И вот он говорит, что с высоты коня всё смотрится по другому, вот когда человек садится на коня, у него меняется точка зрения. Всё становится на свои места.

О.Александр: - Не зря даже эту формулу используют именно в терапии.  

Корр.:- И по терапии, вот только я хотела сказать. И для больных детишек.

О Александр: - Не только работа скелета, не только работа мышц, но ещё и точка зрения. Точку зрения периодически полезно менять. Многие люди, особенно дети, страдающие комплексами физическими, которые их приземляют, их сажают на коня, и это другая точка восприятия мира. Она им даёт возможность выпрямиться, вздохнуть полной грудью и посмотреть тут не просто в глаза человеку, а сверху. Это очень хорошо и полезно.

Корр. : - И само общение с этими чудесными животными, оно тоже как-то целебно для детей больных. Не даром же даже тяжелобольных детей сажают, конечно водят там в поводу, не отпускают, но тем не менее, это всё очень целебно.

О.Александр :- Так что надеемся, что теперь у нас каждое лето будет свой инструктор.

Корр.:- А вы из Читы, да? Вы приехали в Шилку специально, чтобы летом заниматься вот этим вот. Ну, это конечно.

Кристина: - Да.

Кор.: - Ну как вы вообще, батюшка, да, как вы пережили вот этот вот вирус. Расскажите хоть немножко, потому что конечно там у вас наверное совсем какая-то другая картина. Вы рядом с Китаем.

О.Александр: - Ну, кстати из Китая нам никаким боком не грозит. Мы как служили, так и служим. Ничего у нас в богослужебном смысле не менялось. Милостью Божьей,  в нашем приходе всё было замечательно. Ни одного случая заболевания у нас не было.

Корр.:- А в этом смысле вот как раз это и лучше вот. Не этот огромный мегаполис, где действительно было даже как-то страшновато, когда он такой вымерший был. Да и сейчас народу очень много, это тоже как-то беспокоит. А вот там, где-то в глубинке, где не так много людей, где прекрасный ещё чистый воздух, вода, там и надо спасаться, наверное.

О. Александр: - Ну, наверное. У нас там от деревни до деревни-то по 100 км, а где-то под 200, где-то под 300. Поэтому, я думаю да, Господь нас хранит. Понимаете, за детьми же Господь присматривает. Это взрослые все, они сами всё умеют, все такие умные. А дети как были детьми, так и останутся. Ангел Хранитель, помните, картинка такая, где Ангел Хранитель крылами прикрывает ребеночка, который ходит по краю пропасти, вот. Поэтому мне кажется, северянам проще чем всем остальным. Они как были детьми, так и оставались, как жили, так и живут. В их жизнях ничего не поменялось.

Корр.:- Да и Слава Богу, что мало ли у вас там всяких сложностей. И потопы, и пожары, и недостаток финансовых средств, если не сказать, что их отсутствие. Поэтому хотя бы какие-то преимущества у вас должны быть. А это очень важно сейчас. Сейчас многие люди, я знаю, стремятся уехать. И даже не просто пересидеть где-то, а просто уехать и поселиться в глубинке. Поэтому вы правду сказали, что за что-то можно и благодарить, можно за что-то эту эпидемию. 

О.Александр: - «Кто хотит на Колыму - выходи по одному! Там у вас момент наступит просветления  в уму». Пожалуйста, у кого есть желание. У нас кстати дяденька один приехал вот сейчас прямо перед нашим отъездом, пришел. Я говорит, пришел с Каренги. Я говорит, там доктором работал и хочу у вас поучиться и вернуться обратно в Каренгу . А я думаю - все оттуда ведь бегут, а тут человек пришёл странный какой-то, ну пускай поживет, думаю, может сбежит через 3 дня от нас. Но нет. Мы уехали, он остался. И всё, и живет. И чему-то учиться, пирожки какие-то готовит. Собирается вернуться в Каренгу, понимаете.

Корр.- Ну Каренга это ж я так понимаю большая гораздо глушь, чем у вас.

О.Александр: - Да, это не просто глушь. Там ни электричества, ни интернета, нет. И вот он хочет туда вернуться. Хочет при храме жить там, на Севере. Ему нравится. Может быть там спокойнее. Там на самом деле по-другому немножко всё. К сожалению, мы этим летом не сходили ни в один поход. У нас был запланирован сплав. Мы хотели пойти по реке Витим, через все наши северные храмы. Уйти по реке Витим до моста и там уже точно выйти на Чару по БАМу, вернуться обратно уже с той стороны. Вот, но, к сожалению, не получилось. Мы сейчас готовим зимний поход. Зимний поход как всегда будет в конце января - начале февраля. Начинаем сейчас готовить вездеходы. Но, если Господь управит, то мы по возвращению успеем на нашем гусеничном вездеходе , пока земля колом не стала, ещё сходить на Каренгу туда и обратно. Ну, небольшой такой, километров 400 поход, но тем не менее мы ещё успеем.

Корр.: - В один конец 400?

О.Александр: - Да.

Корр.: - Ничего себе небольшой поход.

О.Александр: - Нет, ну это что. 3000 - это много, а 400 что.

Корр.: - А у вас сейчас по спидометру до Москвы, сколько?

О.Александр: - 6500

Корр.: - 6500? Вот это да, это подвиг.

О.Александр: - Нет, никакой ни подвиг. Вы не представляете, какое это удовольствие. Я не знаю, может быть это мазахическое какое-то удовольствие, но тем не менее. А может быть просто исполнилась мечта, и вот реализация этой мечты тоже добавила радости. Мы на автобусе приехали.

Корр.:- А расхода больше получается на горючее-то?

О.Александр: - Вы знаете, нет. Мы же вчетвером прилетели. Ещё и собака с нами приехала.  По-моему, больше всего радовалась собака.  Да, я думаю, что по совокупности билет стоил всё равно дороже это во-первых. Во-вторых, обратно в автобусе легче, в-третьих, мы автобус свой проверили, он оказался надёжным, в нём там сломалось всё, что могло сломаться. Сейчас в ремонте стоит.

Корр.- В этой дороге сломалось, да?

О.Александр: - Да. Ну ничего, да.

Корр.- Это у вас генеральная репетиция похода на Север, я так понимаю.

О.Александр: - Нет. Ну это у нас, так сказать, такой школьно-семейный автобус. Мы на нем то детей вывозим, то сами куда-то выезжаем. Вообще такая хорошая машина.

Корр.:- Кристина, вам тоже понравилось действительно? Не устали?

Кристина- Конечно

Корр.:- А что именно вам понравилось?

Кристина:- Нет, ну если бы на какой-то маленькой машинушке бы ехали, ехали бы, ехали. Это было бы тяжело. А в автобусе что. Остановились, устали если, захотели спать, нормально.

Корр.:- А где вы сделали остановки? Где у вас были привалы-то?

О. Александр: - В лесах. В лесу. 2 раза останавливались на стоянке.

Кристина: - На Байкал мы заезжали. 

О. Александр: - Да, на Байкал заезжали. Ой, у нас вообще идея на лето такая появилась. К автобусу прицепить коневоз, два коня  посадить туда. И с детьми выехать на Байкал. Чтобы кони нам давали возможность там двигаться по Байкалу. В одну сторону, в другую сторону.

Корр.:-  А Байкал далеко от вас?

О. Александр: -- Нам до Байкала 850, да. До нашей стороны, до бурятской стороны Байкала, тепленькой.

Корр.:- Славное море, священный Байкал.

О. Александр: - Да вот мы отца Александра Мелина подбиваем. Он давным-давно уже жаждет на Байкал. Как бы слово Байкал для него такое вожделенное. Каждый раз, когда мы что-то рассказываем, он спрашивает: «А как доехать?», вот каждый раз. Я чувствую, что мы его скоро уговорим приехать с прихожанами. На Байкале-то надо побывать. Жить в России, и не побывать на Байкале, не попить этой воды…

Корр.: - Тем более говорят, что совсем там дела-то не очень хороши. Вода там цветет, портится.

О. Александр: - Ну не знаю, девчонки купались. Вы в сентябре покупались?

Корр. - Да вы что, там вода же ледяная. Как же вы купались?

О. Александр: - А они же «шерстяные» же. Им-то что.

Корр.:- Или там какой-то заливчик?

О. Александр: - Нет, нормально покупались. Если мы в января купаемся, что в сентябре не покупаться-то.

Корр.:- Сибирячки, сибирячки как огонь, да.

О. Александр: - Хоть бы кто засопливил.

Корр.:- Да Слава Богу, конечно. Это лучшая закалка. Нет. Я, например, всё это разделяю. И конечно, ох, сейчас бы лет бы 10 сбросить. Я бы прям не знаю конечно, да. Ну, мечтать не вредно.

О. Александр: - Ну матушка, ну что, какие лет 10. Нина Ивановна к нам приехала, ей за 80.

Корр.:- Да, Нина Ивановна Агапонова. Мы ей поклон передаем.

О. Александр: - Дядя Паша, 76 лет. С нами в поход ходил.

Корр.:- Мне кажется в каком-то смысле даже и полезно вот то, что нынче стряслось, и закрыли границы. И люди многие, вот я знаю по нашей паломнической службе "Радонеж", многие люди поехали по своей стране. И открыли, что у нас столько святынь.  И на Камчатке, и Алтае, в Забайкалье.

О. Александр: - Крестный ход до сих пор у нас ходит там. По Сиверам, по Востоку, по Дальнему Востоку. Конечно.

Корр.: - А, вот этот крестный ход, который Царский крестный ход?

О. Александр: - Да, он через нас прошел. У нас останавливался. Вот, у нас 3 иконы оставили казачьи. Мы потом эти 3 иконы подарили в храм покровителей коней Флоры и Лавра. Вот, и вообще мне это лето понравилось. Не смотря на всю такую напряженную ситуацию.

Корр.:- Когда занят делом, тогда в общем некогда особо думать. Что там, где там, как, и как бы не чихнуть. Пожалуйста, мы вас слушаем.

Слушательница:- Добрый вечер. Хотела бы поприветствовать отца Александра. Хоть я его уже приветствовала. Передать всем тем, кто молился за него на протяжении всего пути священнослужителям и мирским людям, мирянам. Хотела бы поприветствовать вас, Антонина, преданного ему друга, ведущего, дай Бог вам здравия. Не просто так я за вас О. молюсь. Спаси вас всех Христос.

Александр: -Матушка Галина, и вас Спаси Господи.

Корр.:- - А вопроса у вас нет, матушка? А то сегодня.. Ну что ж, ладно. Все всё знают. Вопросов не задают. Тогда я буду спрашивать. Отец Александр, а вы, вот мы вернемся конечно к Сиверам, к подготовке, пока вот у нас ещё время не поджимает. Я хочу спросить, ведь вы всегда приезжаете, что называется "не с пустыми руками". Не просто так прогуляться. Вот какая у вас на этот раз причина?

О. Александр: - Ну, кроме того, чтобы осуществить двадцатилетнюю мечту свою, вот ещё конечно.  Да, была ещё прямая наша задача, которую мы завершили. Работу над последним нашим фильмом. Этот фильм называется "По следам миссии". Он не является продолжением предыдущего фильма вот Александра Свешникова "Миссия". Он является может быть эпилогом этого фильма, потому что отвечает на многие вопросы, которые зрители нам всегда задавали после просмотра этой картины. И я думаю, что мы его в это воскресенье посмотрим у отца Александра Мелина. Но там не очень большое помещение в  воскресной школе. А в течение следующих двух недель мы постараемся его показать, мы просто ещё не знаем, в каком зале.

Корр.:- Мы сообщим, да, как будет ясность.

О. Александр:  - Сообщим, в каком зале будет проходить премьера этого фильма. Ну и в конце концов, если уж не получится, то мы всё равно оставим его здесь, и будет возможность его всё равно посмотреть. Более того, я надеюсь, что в ближайшее время пока ещё основные фигуранты, основные герои этого фильма, там Александр Свешников и Игорь Золотарев, они пока ещё здесь. Игорь Золотарев работает здесь, спасает от коронавируса людей.

Корр.:- Он вообще, мне кажется, подвиг совершил. Он оказывается доктор и он работал в красной зоне. Думаю, мы об этом встретимся и поговорим с ним.

О. Александр: - Да, я надеюсь, что мы все соберемся и сможем поговорить и о Севере, и о фильме, и о тех героях, которые там были, потому что знаете, почему я считаю, что фильм удался. Он не похож на Свешниковскую "Миссию", и это очень хорошо. Фильм снимался по материалам экспедиции.

Корр.:- Той же самой?

О. Александр: - Да. И в беседе с реальными героями. Каждый из героев этой экспедиции имел возможность говорить, и это очень хорошо. Потому что, понимаете, в предыдущем фильме там были даже персонажи без слов. Да, он просто своим функционалом выполнял какие-то задумки режиссера. А здесь каждый из героев имел возможность поговорить о том, что было. Это была сложная экспедиция. Очень сложная экспедиция. И каждый что-то оттуда вынес и переболел. Три года прошло. Мы сохранили этот материал. И материал второго оператора, у нас было два оператора, работал, один снимал, один был у Александра Свешникова, второй материал нарабатывал наш оператор. У него задача стояла следующая - снимать всё подряд, просто снимать всё подряд.

О. Александр: - Вот, и материал прохронили потом реализовался он вот в такую тридцатиминутную картину, которая, вот я считаю, она является эпилогом перед "Миссией". И может быть кому-то объяснит, что не было понятно при просмотре фильма Александра Свешникова.

Корр.:- Нет, там конечно всё было понятно. Я напомню, что фильм, документальный фильм "Миссия" вот об этой экспедиции на, напомните?

О. Александр:  - На Мраморное ущелье, это Кодарский хребет, Мраморное ущелье. Место, где добывали уран.

Корр.:-  Заключенные в основном

О. Александр: - Да, 50е годы. 53й, 54й год. Там добывали уран, я понимаю, что время было такое сложное. Стратегически нам нужно было это вещество. И страна старалась максимально обеспечить безопасность. Но вот какими средствами и способами - это уже другой вопрос. Но тем не менее лагерь этот сохранился, и люди, которые прошли эти лагеря

Корр.: - А многие не прошли и там остались попросту. Потому что уран

О. Александр: - Да, а многие, кто прошли, ещё потом, кто понимал, кто знал что такое уран. Они спали прям на отвалах. кто понимал что это.

Корр.:- Да, облучение страшное.

О. Александр: - Поэтому сложно сказать, какие последствия. Но, самое главное, я думаю, что обязательно наши дети должны знать нашу историю. И мы хотели вытащить всё это на поверхность. Да, там не каждый человек туда сходит, не каждый человек.

Корр.:- Совсем мало кто.

О. Александр: - Но каждый человек должен знать, что в нашей истории были такие даты, были такие события, были такие события, которые не надо забывать для того, чтобы не делать ошибок дальше.

Корр.:- И вы ведь там установили крест поклонный, послужили.

О. Александр: - Да, задача была такая. Ну над Мраморным ущельем, над этим лагерем поставить поклонный крест в память о тех, кто там прошел. Это были и заключенные, это были и геологи, которые занимались разведкой, это были и альпинисты, которые там погибали, это были и просто люди, которые участвовали в процессе жизни этого лагеря, обеспечивали жизнеобеспечение вот этой структуры. Поэтому я думаю, что благодаря им боеспособность страны была сохранена.

Корр.:- Да, и впервые вот за много-много-много лет прозвучала там заупокойная лития. Вообще слова молитвы, которую отец Александр совершил. Пожалуйста, говорите, мы вас слушаем.

Вопрос: -  Здравствуйте, отец Александр. Раба Божья Наталья, город Сергиев Посад. Я сама 10 лет назад переехала из Забайкалья. Вот, у меня оттуда корни, я там выросла, родилась. В общем, вот так. По переезду сюда, на запад, я стала замечать, что здесь очень много воцерковленных людей, нежели вот в Забайкалье. Хотелось бы спросить, вот в чем причина и что нужно, чтобы всё-таки это исправить?

О. Александр: - Давайте начнем. Ведь здесь я вижу несколько факторов, которые влияют на эту составляющую. Во-первых, в нашей Нерчинской Епархии всего 12 священников. У нас уже полгода нет архиерея. Я не знаю, насколько долго это будет продолжаться, но священники, они, к сожалению, стареют с каждым годом. И кто-то из них, и я в том числе, когда-нибудь помру. А вот замены пока что нет. Из Читинской Епархии пребывает замена иногда, их года на 3 отправляют сюда. Но вот Нерчинская Епархия пока ещё стоит на 12 священниках. У меня в окормлении, у меня лично находится 22 храма.

Корр.:- Большинство из них ещё и строящиеся, да? То есть там надо не просто приехать послужить, а еще его и строить нужно.

О. Александр:  - Да, в-третьих, я не думаю, что воцерковление ,вот такую цифру нельзя вывести математически. Более того, знаете, я могу сказать обратную схему. Когда мы служим литургию в Усть-Каренге, там из 157 человек, живущих в деревне, 25 стоит на Причастие. Представляете, посчитайте процентное соотношение. Мы спускаемся ниже, поселок Тунгокочен, 600 человек - 30 человек. Уже процентная составляющая меньше. Спускаясь дальше из 3,5 тысячного поселка всего 50 человек на Причастие. Спускаемся ниже. 12 тысяч - город Шилка. 120 человек на Причастии.

Корр.:- То есть, чем ближе к центру, тем меньше процент.

О. Александр: - Да, одна сотая . Дальше идет Чита. Ну, я Читу посчитал. Получилась примерно одна тысячная. Я Москву не брал, это уже не моя территория. Туда не совался. Я не знаю, понимаете. У на севере процент верующих больше. Там, где люди живут непосредственно с природой и в таких условиях, где, простите меня, никто кроме Бога уже не помогает.

Корр.:  - Да, как говорится, кто в море нет бывал, тот Богу не молился. Батюшка, я вас не перебиваю ни в коей мере, вы продолжите ответ, только мы давайте выслушаем следующий вопрос. И уже потом будем по ходу отвечать, чтобы человек не висел так долго на трубке. Пожалуйста, говорите.

Вопрос: - Отец Александр, добрый вечер. Это раба Божия Галина из Сергиева Посада вас беспокоит. Меня вот побеспокоил такой вопрос. Вы вот себе установили солнечные батареи, там где ваши детки, или нет? Как у вас, получилось это дело?

О. Александр: - Да, поставить поставили. У нас 4 панели стоит на одном походном храме, 4 на втором походном храме и 4 стоит сейчас на том месте, где у нас конюшня, где у нас баня, где у нас планируется дальше какое-то строительство. Объект, который называется "детское подворье". Но вот поставить поставили, вот сейчас в наше отсутствие должны запитать его так, чтобы мы могли работать и от солнца, и от электричества. Ну сделать такое параллельную составляющую. Но тем не менее Спаси Господи за помощь, за воспоминание об этом. Да, у нас стоят солнечные панели.

Корр.: - Это для отопления вообще, для электричества?

О. Александр: - У нас для отопления стоят солнечные коллекторы. У нас есть такой эксперимент, который мы сейчас пытаемся немножко переделать. Мы запустили солнечный коллектор и создали солнечный аккумулятор, размером на 30 сантиметров бетонную плиту такую. Солнце должно его греть, а потом отдавать потихонечку в обратную сторону. Единственное, что сейчас мы его, сейчас вещество меняем, которое там, которым он наполнен. Вообще солнечные коллекторы греют нам пол в бане, и солнечные батареи дают нам электричество, которое по крайней мере сохраняет нам возможность видеть, когда вокруг всё погасло. Ну у нас просто бывает такое.  

Корр.:- Ну и чуть-чуть облегчает бремя, ведь электричество - это очень дорого.

О. Александр: - И, на самом деле, жить за счет солнца, ну как бы не столько выгоднее, сколько проще. Солнце у нас в Забайкалье всегда, вот в это лето солнце мало конечно, вообще у нас солнца конечно очень много. У нас 360 дней в году солнце. Вот и за счет солнца можно очень много вопросов своих решить финансовых.

Корр.:- Вот скажу честно, отец Александр мне порой напоминает человек-оркестр. В каждый свой приезд у батюшки всегда целый букет всяких идей. Порой они кажутся совершенно неосуществимыми. Потом узнаешь, что оказывается всё получилось.

О. Александр: - Да что, у нас Каренга живет за счет солнечных батарей. Мы ж эти эксперименты проводим уже долго. У нас несколько храмов отапливаются, и существует электричество только за счет солнца.

Корр. - Ну потому что там просто даже не протянута сеть, да?

О. Александр: - Да, и там даже люди так говорят, как бы нам к храму подцепиться.

Корр.:- Ну да, потому что там сколько-то работает дизель

О. Александр: - Там нефтедизель работает, но он ограниченно очень работает. Несколько часов в сутки. Он даёт возможность людям там телевизор посмотреть, там ещё что-то. Я даже не знаю, зачем им нужен там на 2 часа. Но чем-то пользуются конечно. Так что матушка работает всё, Спаси Господи.

Корр.:- Да, так что вот так живут люди ещё даже нет электричества. Да, но тем не менее, я думаю, что эти потребности еще не закрыты.

О. Александр:  - Нет, у нас есть несколько идей, которые должны быть реализованы именно на "детском подворье". Ведь задача-то "детского подворья" изначально задумывалась оно для чего? Для того, чтобы научить детей жить, существовать. Вот мы там, например, в этом году начали производство блоков. Из чего? Из самана. Конский навоз, глина и солома. –

Корр.: -Потому что дешевле, или потому что с деревом проблемы?

О. Александр: - Во-первых, надо куда-то его девать, этот навоз.

Корр.:- Удобрение хорошее.

О. Александр: - Во-вторых, нет, ну конский навоз очень хорошее удобрение, но его очень много от там 30ти коней. Там все они постоянно удобряют вокруг всё. Во-вторых, саманный блок, или саманную стену не едят мыши, не повреждают муравьи. И с ними ничего не бывает. И он с каждым годом стекленеет, ну он как кружка. Ну в Средней Азии строят из самана,  глины.   Летом там прохладненько, а зимой там тепло. Ну это как глиняная кружка получается.

Корр.:- Да, экологически чистая опять же.

О. Александр: - В этом году мы пробовали, во-первых, заливать формы, а, во-вторых, заливать прям стену. Ну есть там какие-то нюансы. Можно было бы там лучше сделать. Ну мы же учимся.

Корр.:- И что, прямо дети сами вот это всё делают? От и до, весь цикл?

О. Александр:  - Не то, что бы дети сами делают. Ну вот одну Сашка заливал там стену. Было ему, лет 16. Ну вот он заливал стену. Потом дети видят, как этот процесс осуществляется. Вот из тех блоков, которые мы назаливали, сейчас коровник делают. Понимаете, в этом-то процессе участвуют многие.

Корр.:- То есть коллективное такое строительство.

О. Александр:  - Да, никто до нас из самана в Мирсаново не строил. Сейчас они если используют и думают, получится не получится, сделает не сделает, выстоит не выстоит, развалится не развалится? Вот, да что нам, мы уже проверяли на прочность. Уже стоит. В этом году ещё вот, Спаси Господи, поблагодарю всех, кто поучаствовал. Нам помогли вырыть две скважины. И тоже народ не верил. Говорил, да нет здесь воды, нет. А как-то так получилось, что лбы перекрестили, помолились, рой здесь. И вот он здесь вырыл, и появилась у нас, да, скважина 60 метров. У нас прекрасная вода. При всё том, что в остальной деревне плохая вода, у нас пробили скалу, и оттуда хорошая вода пошла. Потом такую же скважину у Людмилы. У неё, она живет на другом конце поселка, и туда часто водовоз не может завезти воду. А коров надо поить, коровам не скажешь, прости, водовоз не приехал, я тебе воды не дам. Надо, что ж, не снег же жевать зимой.

Корр.:- А Людмила это кто?

О. Александр: - Дочь старшая.  Вот, она у меня там сейчас. Мы уехали сюда, она там со старшим, и с коровами, и с конями и со всеми, и с дитями.  И там тоже вода появилась. "Да не будет у вас воды, да здесь нет воды, здесь никогда не было воды". Знаешь, как лоб перекрестили. Господи, благослови. И бах, вода пошла. 30 метров прекрасная вода пошла. Вот поэтому мы хотим за счет солнца на следующий год сделать так, что бы вода поступала наверх постоянно. Чтобы она не просто в скважине была и поила наших коров, а чтобы она поступала так, чтобы был там ручеек. А чтобы наш ручеек с нашей скважины поступал. И там мы вырыли себе такое небольшое озерцо. Но правда не очень хорошо получилось. Яма какая-то получилась больше наверное. На следующий год сделаем.

Корр.:- Голь на выдумки хитра, что называется. Да, вот нет денег.

О. Александр:  - Да. Если электричество подключат, без штанов останешься. А вот солнце, пускай ну солнце светит, у нас всё сработает. Ну и пускай работает себе. Поэтому благодарю вот всех, кто участвовал в наших этих экспериментах. Я думаю, это не просто научные изыскания там какие-то, но и способ удовлетворения там своих этих потребностей, да. Вот заинтересовался человек, захотел вот - получилось. Нет, это на самом деле дает нам возможность выживать в этих условиях, существовать в этих условиях, при тех затратах, которые мы имеем. Ну делать хоть какие-то дела.

Корр.:- Да. Вот, я и говорю, что голь на выдумки хитра. потому что иначе не выживешь просто, если не будешь придумывать. Такой вот прямо как-то русский левша, как действовал. Пожалуйста, вы в эфире, говорите.

Вопрос: - Добрый вечер, отец Александр, добрый вечер, раба Божья Ирина. И ведущая Антонина. Вы знаете, батюшка, вы нам столько привезли, вот я слушаю вас, просто вы знаете, жить хочется. Вы столько нам нового привезли. И я слушаю, как Антонина с вами разговаривает. Вы действительно каждый раз привозите нам какие-то вот крупицы жизни, какой мы не видим в городе, которые оживляют нас. Мы здесь, я вам говорю с высоты своего возраста, не все так может быть это ощущают. Но вот в большом городе, вот я лично ощущаю вот, в последние годы вот какую-то скованность, какую-то загруженность давит. Москва была другой, конечно, я её помню другой, прошлого века. А вот вы привозите нам глоток свежего воздуха с Байкала, вы говорите о таких вещах, которые нам... Мозг наш начинает работать по-другому, сердце по-другому стучит. Батюшка, миленький, спасибо вам большое. И скажите пожалуйста, мой дорогой, как у вас вот у вас всё спрашиваю, вот мне вот запало в память ваша деревня детская. Как с ней, что сейчас, что там происходит? 

О. Александр: - Я думаю, что, вот у нас сейчас реализуется объект "детское подворье", и мы все свои начинания педагогические, которые изначально осуществляли  на детской деревне, мы переносим на детское подворье. Это 8 километров от Шилки. Село Мирсаново. И мы будем развивать вот ту схему жизни, бытия детей-сирот, которую планировали изначально. Там уже у себя в Мирсаново. В эту зиму мы планируем поставить один дом, хотя бы каркас этого дома. Вот, и на следующий год заложим второй дом. И мы должны в течение наверное 2-3 года перенести все дома, которые планировали здесь на детской деревне, перенести туда. А эту часть, к большому сожалению, нам пришлось оставить.  Да, 8 лет борьбы с чиновниками привели к тому, что мы просто, ну обанкротились. Нам влупили там долгов. Миллион восемьсот. И мы просто вынуждены были  закрыть все свои объекты, отдать их министерству соцзащиты.

Корр.:- Я думаю, что просто даже вот вынудили вас это сделать. Какая-то вот схема была очень странная, неприятная.

О. Александр: - Даже не смотря на то, что вот комиссия приезжала, ещё доктор Лиза живая была, и господин Федотов прямое написал указание передать объекты приходу. Ну так вот наши чиновники забайкальские, дай Бог им здоровья.

Корр.:- То есть все хвалили, все говорили, как всё хорошо, мы поможем. А в результате всё стало только хуже.

О. Александр:  - Ну на самом деле сейчас ни одной детской деревни нет. Дети существуют, да, учатся в нашей Мирсанской школе, дети. Из них многие дети-сироты, дети, которые у наших прихожан в приёмных семьях. Вот, наши дети там учатся. Мы планируем в будущем, к сожалению большому у нас закончилась казарма, и мы больше принимать детей не можем.

Корр.: - А вы же хотели строить, батюшка? Как, ничего не получается, да, пока?

О. Александр: - К сожалению, это лето не дало нам возможность строить. Но к следующему году мы должны поставить каркас, а к следующему году сделать стены. Чтобы дать возможность разместить ещё около 50 мальчишек.

Корр.:- Вот как поразительно, одна и та же везде история. Что так сказать в богатой Москве, что в далекой бедной Шилке, да хоть где. Очень большой спрос на обучение в православных гимназиях, в кадетских корпусах, а нет сил. Вот все кто могут общественники, вот у нас православное братство "Радонеж", да гимназия, вот кто где может какой, вот там отец Дмитрий в Кинешме какой-то приход тянет там, эту школу, побираясь всюду. Вот могут. А государство совершенно к этому как-то не прикладывает. Столько говорится о воспитании молодежи правильном, о патриотизме. Обо всём что сферой...

О. Александр: - Ну в нашей школе я объективно понимаю, что уровень образования у нас конечно не очень высокий. Но тем не менее наличие дополнительных дисциплин, которые мы ввели туда благодаря тому, что она казачьи всё-таки. Это и дополнительная физподготовка, и дополнительное вот общение с лошадьми и вот.

Корр.:- Главное со священником общение.

О. Александр: - Ну да, мы как бы на первый план это не выносим. Но оно в любом случае.  Когда священник приходит в школу, казачата бегут, говорят, батюшка, благословите. Но я думаю одного этого же достаточно, чтобы проповедь совершалась. Не надо там рассказывать догматы православной веры. Вот дети благословились, и уже и Слава Тебе, Господи. Все три выпуска нашей школы ушли либо напрямую в армию, либо в военное училище. У нас ни одного ребенка не осталось. Все мальчишки, все наши трудные дети, которых нам давали, да, для того, чтобы их не посадить в тюрьму, все мальчишки пристроены. И все мальчишки ну такие, состоялись. Сейчас кто-то с армии вернется. Единственное, что вот у нас плохо получается, у нас плохо получаются казаки. У нас вроде хорошо получаются военные, да, они и подтягиваться умеют, и бегать, и прыгать. А вот казаки у нас плохо получаются. Они на землю должны возвращаться. У нас вот ну есть вот такая тоже идея. Мы хотим, чтобы в 11 классе мы начинали  строить им уже дома. Чтобы он после армии сразу вернулся и здесь рядом с нами продолжал жить, вот. Вот когда казачий уклад, вся казачья культура - она должна быть заложена не просто в том, что он носит форму и даёт присягу, а в том, что его быт, он идет в соответствие всей гамме.  Это и музыка, да, это и культура, это и воинская культура, это и патриотизм. Это ну всё-всё-всё. И это сельское хозяйство.  Которым он должен жить. Почему мы занялись конями? Почему у нас, вот в этом году у нас покос? Из-за неба. Небо постоянно лило воду на нас вот в этом году. Такого никогда не было в Забайкалье.

Корр.:- Ну хотя бы пожаров не было, уже Слава Богу.

О. Александр: - Да. Нет худа без добра.

Корр.:- А сено? Не заготовили как следует?

О. Александр: - Ну сено нам Господь помог в этом году заготовить всё равно, вот. Сами мы не ушли на покос. А мы хотели уйти на покос и делать там лагерь. У нас не получилось в этом году. Но на следующий год получится, правда? Я думаю, что надо думать об этом. А оно само, как получилось, так получилось. Ну каждый блин, он всё равно комом - ни комом, но он всё равно какой-то навык дает. И я понимаю, какие ошибки мы совершали в этом году.  Поэтому я благодарю всех за молитвы, я чувствую, что вот мы отсюда, из Москвы уезжаем, а здесь остаются люди, которые за нас молятся. И священники, которые за нас молятся,  и люди, которые постоянно нам звонят и помогают там реализовывать наши какие-то проекты.

Корр.: - Какие у Вас еще планы в Москве? У Вас ведь сейчас отпуск?

О. Александр: Да, отпуск. У нас ещё в Москве режиссер фильма о детях-сиротах. Она здесь получает образование. И у нас с ней голова работает, как следующий фильм про детей-сирот снять. Я не знаю, когда он выйдет. Он сейчас идет прокатом по Чите, вот, когда прокат закончится, я думаю, что появится в сети.

Корр.:- А может и в Москве, может и в Москву привезут.

О. Александр: - Да, но вот, понимаете, этот коронавирус закрыл нам возможность дать информацию в эфир.

Корр.:- Будем молиться, чтобы как-то Господь отвёл всё это от нас губительное поветрие. Я кстати не договорила тогда из-за звонка. Что вот этот прекрасный фильм Александра Свешникова "Миссия", он был лауреатом нашего фестиваля "Радонеж". И я надеюсь, что новый фильм, который называется "По следам миссии", его тоже снял Александр Свешников?

О. Александр: - Нет, это сняли мы его.

Корр.:- А, Александр просто там принимает участие?

О. Александр: - Он же герой этого фильма.

Корр.: - Фильм потрясающий. Я подумала, что это Свешниковская рука, потому что много традиций.

О. Александр: - Могу сказать, что Свешников был преподавателем, я думаю.   

Корр.: - Мастер-класс.

О. Александр: - Да, а мы уже по его схеме сделали.

Корр.:- Вы хорошие ученики, да. Прекрасный фильм. Я уже посмотрела и всем рекомендую.

Спаси Господи, батюшка, за молитвы, за участие в сегодняшнем эфире. Мало мы послушали Кристину, но я думаю, зато ей было полезно поучаствовать. Напоминаю, что сегодня в нашей студии был протоиерей Александр Тылькевич, настоятель храма во имя Святых Первоверховных апостолов Петра и Павла в Забайкальской Шилке. Я надеюсь, что это не последняя наша встреча в этот приезд. Может быть, даст Бог, мы еще и встретимся в эфире вновь. Всего доброго, до свидания.

- Спаси всех Господи. Аминь.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+