Перейти к основному содержанию

19:51 10.07.2020

Наши семьи хотят разрушить убийственным законом о семье. Что Вы скажете? Как противостоять?

19.01.2020 16:30:43

Слушать: https://radonezh.ru/radio/2019/12/11/21-00

О. Феодор:  - Добрый день, братья и сестры. В эфире радио «Радонеж» протоиерей Феодор Бородин.

Вопрос: - Для распространения Евангелия женщины сделали не меньше, чем апостолы. Святая равноапостольная Нина, святая княгиня Ольга, царица Елена и тысячи мучениц Христовых. А теперь наши семьи хотят разрушить убийственным законом о семье. Что Вы скажете? Как противостоять?

О. Феодор:  - Конечно, все христиане первых веков действительно распространяли Евангелие и веру Христову. Женщинам это было делать труднее, потому что в принципе в светском мире, в котором в основном шла проповедь, женщина не считалась равной мужчине, имела меньше прав, ее никто не должен был слушать. Когда апостол Павел провозгласил откровение Божие, записанное в его посланиях о том, что во Христе нет ни эллина, ни иудея, ни раба, ни свободного, ни варвара, ни скифа, ни мужеского пола, ни женского, но всяческое во всем Христос, то есть что мужчины и женщины равны в Церкви Христовой - это было революционно и прозвучало как гром с ясного неба. Еще долго культура, окружавшая апостолов, люди-носители этой культуры сопротивлялись. Даже апостолам было тяжело проповедовать: их не хотели слушать, на них злились, их гнали, убивали, побивали камнями. Достаточно прочитать книгу Деяний, чтобы посмотреть с какими великими трудностями столкнулся язычник, апостол язычников Савл, ставший Павлом. Женщинам это было значительно сложнее. В связи с этим особенно удивителен подвиг тех женщин, которые брались проповедовать Евангелие.

Более всего из женщин проповедниц меня всегда поражала святая равноапостольная Нина, просветительница Грузии. Ей было 14 или даже меньше лет, когда она отправилась в Грузию, в языческую горную страну. Можно себе представить, что такое путешествующая по Кавказу молодая девушка. Это никто. Рабыня, наложница, человек, который не имеет прав, которого можно взять и присвоить себе, как вещь. Так было 2000 лет назад.

Было не предосудительно похищать людей, тем более, что многие народы Кавказа еще долго жили по законам набеговых культур. Похитить людей и сделать их рабами - было доблестью. Отнять результаты и плоды чужого труда - тоже. Нина этого не боится, она настолько полна радостью о Благовестии, Евангелии, что готова этим поделиться со всем миром, и Господь ее защищает. Она переворачивает целую страну и делает ее христианской. Она сеет первые семена, эта почти еще девочка, абсолютно бесстрашная.

Вклад женщин  - мучениц в распространение Евангелия огромен.

А теперь вот этот закон о  семейном  насилии, который стал притчей во языцех! О нем говорят везде, и на радио «Радонеж» уже много раз звучало, что он представляет колоссальную опасность для наших семей. У нас и так институт семьи почти полностью разрушен. Семьи, где папа и мама живут с первого брака и вместе воспитывают детей, уже стали исключением.

 Раньше, еще лет 20 назад, я приходил в школу и начинал со старшеклассниками обычный разговор о Христе с притчи о блудном сыне. Всем было понятно, как родной папа понимает ребёнка. А сейчас это будет непонятно. Впервые за 2000 лет притча, сказанная Христом, требует разъяснения. Теперь стало непонятно, что такое родной отец, как он принимает своего возвращающегося сына. В классе из 30 человек, может, будет не более 2-5, которые живут с родными отцами. У нас и  так все очень плохо с семьями, даже церковными не все хорошо, и они рассыпаются, что раньше было просто немыслимо. Но если этот закон даст еще возможность вскрывать семью извне - то могут появиться злые люди, которые будут этим пользоваться. Наша задача - не допустить этот закон!

Заявление Патриаршей комиссии по семье, которую возглавляет отец Дмитрий Смирнов, прекрасно иллюстрирует, что это не закон, а беззаконие на беззаконии, которое пытаются протащить как некое параллельное юридическое пространство. Это очень тревожно. Нам всем надо молиться, чтобы этот Закон не прошел.

Вопрос: - Почему у нас такое безжалостное отношение к многодетным?

О. Феодор:  - Да, оно совершенно безжалостно. Могу свидетельствовать как многодетный отец - у меня 8 человек детей. У нас в храме много многодетных семей. Общество безжалостно. Все советское время боролись с настоящей патриархальной русской семьей. Она не давала воспитывать нового социалистического человека. Женщина должна была работать, дети этому мешали. У нас есть помощник старосты, пожилой человек, который рассказывал, что у него есть  родственники, муж с женой. Они в раннебрежневское время, будучи молодыми перспективными учеными, поженились и приняли решение не рожать детей, а посвятить себя науке.

Но когда им пришло время к пенсии - развалились институты, в которых они работали, никому стали не нужны их труды, а в семье не  было детей. И он говорил, что больше получаса в их квартире находиться нельзя. Становится плохо. Люди могли - но не хотели иметь детей, и это отношение перекидывается на отношение к тем, кто рожает.  Люди, родившие много детей; семьи, где не делали аборты; где не препятствовали зачатию - обличают тех, кто с этим жить не хотели.  Это их раздражает. Это, к нашему  ужасу, проявляется даже в церкви.

 У нас сейчас строят новые храмы. Вы знаете хотя бы один новопостроенный храм, где есть комната матери и ребенка? Или рядом где-то, в комплексе воскресной школы? В доме, где воскресная школа, иногда есть, в храме - нет. В любом «Ашане» есть, в любом торговом комплексе. Подумайте только: мать с пересадкой приехала в храм, да еще и на автобусе. Она одного кормит, трое у нее маленьких, а еще один или два идут рядом, подростки, у которых переходный возраст, они помогают. И вот она в храме. Переодеть, покормить негде, она, уставшая, почти теряет сознание, потому что ей нужно  выпить теплого сладкого чая, чтобы пришло молоко, потому что ребенок требует.  А отойти некуда!

 Какой там чай, покормить негде, да еще все шикают - уберите детей. Ну как это так? Таково отношение к многодетным,  даже в некоторых приходах. Никакой любви, не встречают никак. Мол, выйдите - вы нам мешаете. Ваши дети хуже Ленина. Недавно я слышал такую «проповедь» одного священника.

Есть храмы, где помогают  многодетным. Чаще при приходах есть помощь пожилым, которые тоже нуждаются, больным одиноким, инвалидам. Но как нужна помощь многодетным!

Мы в нашем храме практикуем это так. Допустим, есть женщина, которая вышла на пенсию, у нее взрослый сын или дочь, который живет со своей семьей. Она еще полна сил и желания служить.

И я ей предлагаю помогать многодетной семье из нашего прихода. Можно приходить к ним два раза в неделю, приготовить суп, пятилитровую кастрюлю на два дня, начистить картошку на завтра, отпустить маму поспать или погулять, убраться, пока ее не будет. Эти женщины, которые идут служить, сначала в ужасе, потому что они не понимают, что такое многодетная семья. Миска салата, две сковородки картошки - и то не хватает. Такая семья существует по другим законам. Но потом эти женщины понимают, как они нужны.

 Я был свидетелем, как такая женщина с проблемным взрослым сыном, тяжёлым больным, не создавшим семью, стала помогать в такой семье. И через несколько месяцев в воскресенье она встречает этих деток. Они к ней бросаются обнимать и целовать, как родную бабушку. А она стоит и плачет от радости, потому что эта помощь всегда возвращается такой радостью!

Поэтому на приходах надо обязательно организовывать помощь многочадным семьям. У нас под храмом есть подвал под трапезной частью, который мы в свое время выкопали, пока у нас не было помещений. Там была большая книжная лавка, известная на всю Москву.  Мы издавали много литературы. Но сейчас время книг прошло, мы стали не в состоянии ее содержать. Я собрал актив прихода и спросил: а не сделать ли нам там детское пространство? Человек с  шестью детьми обрадовался, а рядом другой, у кого двое - оборвал его, говоря, что детей надо так воспитывать, чтобы они стояли как свечечки. Тот пытался объяснить, что шестеро детей - это другие законы. Тот не согласился. И многодетный опустил глаза, ушел в молитву.

Так вот, не понимают разницы  между 6-ю и 2-мя, мол, это все твои трудности, которые ты пережил, выращивая детей - умножь на три. Простите, говорю много, отвечая на вопрос. Тема для меня тяжелая.

Читал я однажды, как погибало много летчиков-испытателей, когда испытывали и стали строить прототипы сверхзвуковых самолетов после войны, в 60-е. Оказалось, что надо  пересчитывать всю физику полетов, аэродинамику. На этих скоростях все действует по-другому. Аппараты на высоких скоростях на тех же принципах не летают.

Многодетная семья живет так же - по другим законам. Во-первых, это постоянная нехватка средств. Ни на что не хватает, постоянные тяжелые ограничения, когда ты не можешь купить ребенку обувь, учебники, оплатить учебу. Не хватает денег на продукты. Помимо этого, многодетная семья - это система, которая работает на пределе. Чуть-чуть перегруз, кто-то один заболел - и все. Бабушек - дедушек нет, малышей оставить не с кем.

И здесь должен включаться приход. Я убежден, что те женщины, которые делали в жизни аборты и принесли покаяние - нуждаются в покаянии деятельном. И такое покаяние людей, пришедших ко Христу, получивших прощение своего тяжкого греха бывших грешниц, это деятельное покаяние - в том, что они будут помогать тем, кто рожал. Они пойдут в семьи. Она делала аборт, боль присутствует в ее жизни – иди, помогай в многодетную семью, трудись, помогай тем, кто жизнью противостоял этому искушению.

 А второе, что можно сделать -  это не стесняться и не молчать, если вы только сталкиваетесь с человеком, который готов совершить детоубийство - останавливайте его, рассказывайте как это страшно, просвещайте. Если остановите в ком-то этот грех, то Господь вам это зачтет и покроет грехи ваши.

Вопрос: - Как готовиться мальчикам к службе в армии? Как научить ребенка молиться?

О. Феодор:  - Наверное, надо, чтобы он больше был в мальчишеском коллективе. Но не во дворе - это опасно, а в секции. Когда человек попадает в армию, он, взрослеющий, уже четко ставит по ранжиру людей, которые физически подготовлены или не  подготовлены, или совсем слабые. Если человек занимался спортом, даже пару лет - он уже уважаем, никто к нему не пристает. Это минимизировано, по крайней мере. И потом, в мужском молодом коллективе очень чувствуются мужские черты характера, на ком ездить можно, а на ком нельзя. А такие черты характера нашим мальчикам прививаются, когда они занимаются, допустим, самбо. Благородство, великодушие, мужество, умение бороться, со смирением проигрывать, признавать свои ошибки - все это дается человеку, если тренер хороший. Вот это основная подготовка.

Ну, а что касается  того, как научиться ребенка молиться - это одна из тяжелейших задач христианской педагогики.  Это очень трудно, потому что молитва - это добровольный диалог души с Богом. Надо приучить к тому, чтобы человек совершал этот добровольный диалог, испытывая от этого радость и сладость, как мы испытываем, потому что мы молимся. Если бы мы не испытывали- то не молились бы.   В этом должна быть воля  самого человека.

Он должен сам сказать: Господи, Ты мне нужен, я хочу с Тобой говорить. Что этому помогает? Искренняя и глубокая молитва родителей. Если ребенок видит, что родители только вычитывают молитвы, не вникают в смысл, отвлекаются все время, что они присутствуют только телом, а ум их в другом месте - то такая молитва будет только каторгой, а не примером. Если же  они видят, что родители разговаривают с Богом во время молитвы- то, скорее всего, и у них это откроется тоже.

Важно, пока дети маленькие, давать им участвовать в молитве. Маленький с радостью прочитает Отче наш, Символ веры, Богородице Дево, один - одно, другой - другое. Я пришел к выводу, что с маленькими надо читать сильно сокращенное правило. Но медленно, искренне, и все проговаривая. Может быть, читать правило Серафима Саровского, давая детям участвовать в этом, и прибавлять по очереди в разном объеме разные молитвы из вечернего правила. Особенно хороши в воспитательном смысле 24 молитвы Иоанна Златоуста. Но если сделать этого много, это будет в тягость. Очень сложно именно в многодетной семье, потому что кто-то уже вырос, кто-то еще ничего не понимает. Это творчество, такое, как любая настоящая духовная жизнь. Мы молились так. Я наизусть читал в некотором объеме вечернее правило, жена лежит и кормит младенца, кто-то, кто еще не в состоянии стоять - сидит или тоже прикорнул, а те, кто может стоять - уже стоят и участвуют в молитве. Самое главное, чтобы родители не молились формально. Дети молниеносно чувствуют любую фальшь. И если папа и мама фальшивят в молитве, то и они научатся и махнут рукой.

Вопрос: - Литургия - что это для Вас, как часто надо и можно причащаться?

О. Феодор:  - Литургия для меня - это вершина моей жизни, моего земного пути, кусочек неба на земле, уже наступившего Царства Небесного, которому я  имею возможность прикоснуться. Никогда не молюсь так, как на Литургии, потому что там ощущение, что Господь близко-близко. То есть, я, конечно, молюсь, но Литургия это особое предстояние и близость к Богу, особое дерзновение.

Есть вещи на Литургии, которые открыты только священнику. Например, священник будто спиной чувствует состояние прихожан, духовное и душевное. Как это - я не могу объяснить. Священник на Литургии должен сам в это верить, а по вере его и будет ему, и здесь не должно быть ложного смирения. Да, мы настолько грешные, что недостойны ни одного слова на Литургии, я священник, это мне дар Божий, за который с меня очень много спросится.

Но дерзновение - в том, что священник по дару священства может просить и получать, низводить благодать Святаго Духа на людей, на их сердца. Священник может об этом молиться, у него есть праведное дерзновение. Когда священник поворачивается и говорит: «мир всем», «благодать Господа нашего Иисуса Христа, и любы Бога и Отца, и Причастие Святаго Духа буди со всеми вами», или: «благословение Господне на вас». Удивительная таинственная власть преподавать этот дар Божий! Священнику дано что-то уникальное, если он об этом радеет. А мы часто бываем ложно смиренны, вот я грешен, поэтому я просто вычитаю текст, а Господь все совершит. Совершит, но я, как человек, тоже должен участвовать в этом.

Вопрос: - У нас с мужем дочка - инвалид. Мы за ней ухаживаем. Но меня беспокоит, что за мной мало добрых дел, да и молитвы нет.

О. Феодор:  - Немного Вы неправильно рассуждаете. Помогать другим можно, когда ты выполнил все свои послушания. Апостол Павел говорил: кто о своих, наипаче о домашних, не печется - тот отрекся от веры хуже язычников. Это часто так бывает, что мы едем совершать подвиги, а у нас дома - неутешенные, необогретые, ненакормленные люди. Там мы получим благодарность, а здесь мы должны, никто ничего не скажет. Наше тщеславие стремит нас туда. А здесь у вас подвиг домашний, который Вам благословил Господь. Это те труды, которые Он считает, что достаточны.

Хочу Вам привести слова преподобного Марка подвижника: первое и самое главное делание - это молитва. Понятно, что говорит он для монахов, но нет отдельного монашеского христианства. А если у тебя есть послушания, то тут и начинается наша немонастырская жизнь.  Послушания у нас у всех есть, но ты все предай Богу в молитве.  Если ты этого не сделаешь, ты познаешь слова Христовы: «без Меня не можете творить ничего». Я делаю это дело, пекарь я - пеку хлеб, водитель - кручу баранку, педагог - провожу урок. Вы мама больной девочки. Вы это дело насытите молитвенным предстоянием Богу. Когда Вы не трудитесь интеллектуально, когда Вы чистите картошку  - читайте Иисусову молитву. Вы не можете читать Иисусову молитву, когда Вы преподаете географию в школе, но когда Вы едете туда в метро - Вы можете помолиться за своих учеников  и попросить помощи Божией, чтобы через Вас Господь их просветил.

Для меня, человека родившегося в абсолютно нецерковной семье, некрещенного отца и крещенной, но совершено нецерковной тогда матери, для меня один из важнейших людей на пути к христианству - это моя учительница литературы.  Которая тогда не была церковным человеком, а, может, и сейчас им до конца не стала, но умела видеть христианский смысл в литературе. В советское время не бояться о нем сказать -  это был подвиг. Поэтому Вы трудитесь в том, что Вам дал Господь. Вам дана доченька, служите ей, этого достаточно. А в остальном служите молитвой. На самом деле скажу, что молитвенники в Церкви - самые главные труженики, их почти нет, потому что молиться - кровь проливать, это очень тяжело, это самый главный труд.

 А мы, погруженные в суету, у которых тысяча дел, мы должны об этих делах молиться - и тогда Господь будет нам помогать, а если нет, то тогда «без Меня не можете творить ничего». Хотите без Меня - проводите без Меня. Может быть, Вы хороший педагог, но это не станет каким-то откровением для детей и никому ни в чем не поможет. Не огорчайтесь тем, что Вы много не можете. Несите то, что у Вас есть, этим спасетесь. Господь не спросит, что Вы другим не помогали, а вот что не молились... И дело не в том, что Господь не спросит. Немолящийся человек - это тот, кто совершает колоссальную потерю, потому что настоящий христианин - это человек молящийся. Невозможно любить Бога и не хотеть с Ним разговаривать. Любой настоящий христианин имеет вкус, жажду к молитве, знает, что молитва сладка, она восстанавливает душу. Он чувствует, что оскудел, если не помолился. Такой образ Вам покажу. Если Вы ходили в походы, Вы знаете, что развести костер на мокрой траве тяжело. Это возможно, но требует дополнительных усилий. А если Вы возьмете лопатой угли из догорающего костра, перенесете в другое место и положите дрова - то они обязательно загорятся. Если каждый день эти угли молитвы иметь в душе, если Вы сегодня помолились хорошо, то завтра Вам, опираясь на эту молитву, значительно легче сразу предстать Богу и глубоко помолиться.

А если вы три-четыре дня не помолились, не просто у вас земля сырая, а еще ее и снегом занесло. И вам будет трудно молиться. Поэтому трудитесь в этом. Это кажется, что это ничего, а на самом деле это главное. Помню, как одна пожилая женщина, всю жизнь церковная, пронесла эту церковность сквозь все советское время. Меня рукоположили в священники. Она мне по праву человека старшего сказала мне слова, которые для меня были откровением. Мне 24, а ей 72 и она мне говорит: Отец Феодор, знаете, нам нужны хорошие проповедники, возродители храмов, администраторы, иконописцы, но больше всего нам нужны священники - молитвенники.

Вопрос: - Святой епископ Амвросий Медиоланский и Григорий Палама считаются учителями и подают пример молиться в уме. Но кто-то говорит, что для нас даже такая молитва в уме считается словесной, потому что мы проговариваем слова молитвы, но - молча. Внутренней, сердечной молитвы у нас нет. Что думаете?

О. Феодор:  - Это очень сложно. И, наверное, это формат не радио, а скорее - глубокого разговора каждого с духовником. То, что мы привыкли называть умной молитвой, она же сердечная молитва - это достаточной высокий уровень молитвенного мастерства. До него человек дорастает, иногда нужны десятилетия. Святые - великие творцы молитвы. Но для нас, простых людей, живущих не в безмолвии, а в суетном городе, важнее сама работа  и молитвенный труд, и искренность. Преподобный Иоанн Лествичник говорит, что количество молитвы перерастает в качество.

Удивительно. Человек, который трудится в молитве -  в нем рождается молитва настоящая, потому что настоящая молитва - это не мое действие, а взаимное, диалог, на который вышел Бог. Настоящая состоявшаяся молитва - диалог. А чтобы Бог на него вышел, надо очистить вою душу и потрудиться. Когда Господь видит человека, который трудится в молитве, даже если ничего не получает, Он к такому человеку придет и сотворит с ним разговор. Нам надо просто ежедневно трудиться в молитве, не только утренней и вечерней. Стараться любое возможное время украсить и насытить молитвой. И тогда начнут разрешаться эти вопросы о молитве и возрастании в ней.

Вопрос: -  Как возрасти в православной вере?

О. Феодор:  - Возрасти в вере - укрепиться, не потерять ее. Мы помним, что апостол Павел, уже готовясь к смерти, зная, что скоро его исход, в одном из посланий говорит: «течение скончал, веру сохранил (по славянски- соблюдох), и за это готовится мне венец». То- есть, главным итогом своей жизни он видел сохранение веры. С нашей верой сатана борется, старается похитить. Когда мы только приходим в храм - бывает, что нас настолько все восхищает, очаровывает в хорошем смысле, мы настолько пленены красотой выражающей опыт тех, кто много потрудился в деле спасения, мы этим захвачены. А потом через 7-10-12 лет  кажется, что мы уже все освоили. Это и есть испытание веры. Вроде ничего не меняется.

Давайте поймем две вещи.  Вот отрывок из послания Павла: «Ибо я не стыжусь благовествования Христова, потому что оно есть сила Божия ко спасению всякому верующему».  В нем открывается правда Божия от веры в веру, как написано: праведный верою жив будет. "Не стыжусь благовествования Христова" - значит проповеди. Почему? Оно есть сила Божия. Если человек проповедует, в нем открывается правда Божия. Правда о мире, о Боге, о человеке, Боге Самом, о прошлом, будущем. Бог праведен, и Его знание обо всем открывается через проповедь.

Как удивительно: ты проповедуешь другому - а у тебя внутри, в твоем уме, сердце открывается правда Божия. Можно сказать, что ты становишься праведником. Наверное, рано об этом говорить, но ты знаешь, какова правда Божия. Ты можешь уже отвечать, тебе Господь ее открывает. Интересна правда Божия от веры в веру. Вот они, эти слова, которые являются ответом на вопрос о том, как возрастать в вере. Человек проповедуя, возрастает от веры в веру, от одного уровня веры - в другой.

Почему? Трудно говорить. Благодать так укрепляет труженика в проповеди, что вера его крепнет. Казалось бы, ему аргументы какие-то сложные подкидывают, не хотят слушать, и что-то еще - и ему должно казаться бы, что все плохо, и он должен колебаться в вере - нет, человек который дерзает проповедовать другим, он в своей вере укрепляется. Это первое.

Второе - дела. Вера - не просто конструкция в нашем сознании, которую мы приняли как некоторую доктрину, а жизнь осталась прежней. Вера, по определению апостола Павла, действует любовью. Действующая. Вера она не тогда, когда к тебе пришли и сказали: помоги, и ты пошел. А которая ищет, кому помочь, чтобы сотворить дела любви, явить любовь. Вера - это образ жизни действующей души. Поэтому каждый воцерковленный человек должен кому-то помогать, что-то делать безвозмездно для Церкви или для ближнего.

Как это происходит в многодетных семьях - мы описали. Допустим, Вы преподаватель, и у Вас есть ученики в школе, и Вы репетиторствуете. И получаете за это деньги. Но одного ребенка Вы готовите к институту бесплатно. Вы для него - репетитор бесплатно, во имя Господа. Это Вша жертва Богу. Это необязательно деньги, которые Вы приносите и отдаете, хотя это тоже очень нужно.

А водитель на своей машине раз в месяц заезжает туда, куда ему не по дороге, берет человека, который до храма сам не доедет, потому что инвалид или больной, и довозит его до храма, а потом и обратно. Остальное время  он зарабатывает, а тут он служит. И так можно во всем выделить то, в чем ты служишь.

Я считаю, что человек очень укрепляется в вере, когда его вера становится деятельной. Когда она начинает действовать. Проповедь и дела любви очень укрепляют веру. Конечно, и молитва. Она дает сердцу ощущение реального присутствия Божия. Когда Господь, сотворивший вселенную, твою душу, вышел с тобой на разговор - не тогда, когда Он счел, что ты достоин этого или недостоин, но просто по любви.  Потому что ты Его долго приглашал, потому что твоя душа хотела этого, и ты засвидетельствовал это через молитвенный труд. Обмануться невозможно, это такое утешение, такая радость и свет, наполняющий душу, сладость. Мы говорим: Акафист Иисусу Сладчайшему, потому что сладость - это от слова, которое очень точно описывает чувство от молитвы. Духовное чувство в устах человека. И, конечно, это укрепляет веру.

Вопрос: - Что делать, когда сильное душевное отчаяние, душевная мука просит помолиться  о  ближнем Данииле, терпящем невзгоды?

О. Феодор:  - Господи, укрепи раба Твоего Даниила в испытаниях, чтобы преодолеть его отчаяние! Укрепи, Господи!

 Трудно здесь сказать. Нужно знать о причинах отчаяния. Могу сказать, что отчаяние -крайняя степень уныния, а уныние рождается в гордости - смиренный не унывает вообще никогда, ни при каких обстоятельствах. Если пришло уныние - надо смотреть, где я вознесся, и через это станет легче.  Как святые отцы говорят: если ты залез высоко-высоко на дерево, тебе будет очень больно падать. Если ты лежишь на земле - то падать тебе просто некуда, тебе абсолютно не больно. Поэтому смиренный человек, который в своих глазах всегда лежит на земле - он и боли-то этой не имеет, этой душевной муки.

Вопрос: - Почему христианину не рекомендуется смотреть телевизор?

О. Феодор:  - Знаете, сейчас невозможно, особенно если у вас ребенок, школьник, без компьютера или телевизора. Много заданий, электронные дневники, часто задания присылают через интернет. Мне кажется, что мы должны наших детей научить правильно пользоваться, обходить грязь и делать так, чтобы это не было в осуждение.

Вопрос: - Как отличить мудрствование от действительного поиска зависимости событий от своих грехов, допустим? Однажды мне сказали, что заповеди думать нет. Мне легче стало, но от этого все равно никуда не денешься.

О. Феодор:  - Как же нет заповеди? А пророк Давид говорит: пойте Богу разумно? Господь сотворил человека разумным существом, это грань образа Божия в человеке. Человек должен пользоваться разумом.

Наоборот. Расскажу знаменитый эпизод.  Звезда монашества, авва Антоний Великий, периодически собирая глав монастырей, своих учеников, у которых самих сотни учеников были, проводил с ними духовные беседы. Однажды предложил им вопрос: какая главная добродетель монаха? Они много говорили о смирении, бдении, кротости. А он сказал, что братья правильно все сказали, все это нужно, но самая главная добродетель монаха - это рассуждение. А как без мысли это проделать? Так что рассуждение очень нужно, чтобы понимать, открылось ли Вам это Господом, или Вы это надумали.

 Еще есть критерий, его иногда сложно почувствовать, но святые отцы его все упоминают: это мирное состояние духа. Пришла мысль. Ты тревожишься, не знаешь, как поступить, есть проблема, тебе надо или так или  эдак, и ты, помолясь, принимаешь решение, и наступает мир. Скорее всего, это решение от Господа. А если тревога, или, как отец Кирилл Павлов говорил, туга сердечная - то, наверное, это неправильное решение.

Вопрос: - Вы говорили, что если люди делали аборты, то им стоит идти к многодетным помогать. А как быть, если те люди уже умерли, а родственники переживают за них? Потому, что они, может быть, и не исповедовали эти грехи при жизни, не было возможности? Могут ли потомки что-то сделать?

О. Феодор:  - Думаю, что Господь, в Которого мы веруем, это Бог, в Котором милосердие и любовь превосходят справедливость. Как Исаак Сирин говорит: не называй Бога справедливым, если бы так было, то никто бы из нас не жил. И это закон. Когда закон суда, даже праведного суда, превосходится любовью - это то, чем мы надеемся на Царствие Божие. Как говорил апостол: Он возлюбил нас, пока мы были еще грешниками. Бог Свою любовь нам явил в том, что воплотился и взошел на крест.

И когда Господь встречает движение в сердцах людей - Он, конечно, это приветствует. Человек ушел, совершил грех, сам он в нем покаяться не может. Любящий родственник, оставшийся на земле, скажет Господу: верю, что можно еще что-то сделать. Зачти, пожалуйста, мои труды этому моему любимому человеку. Ведь желание помочь усопшему тоже не возникает просто так. Если ушел человек, который всех тиранил и мучил, кто-то будет молиться за него формально, но глубоко, от сердца - нет. А если ты любишь того  человека - то потому, что он в тебя что-то посеял. И отсюда желание помочь.

Вопрос: - Давно прочитала книгу «Как сделать ребенка счастливым». Какие у Вас есть еще книги?

О. Феодор:  - Я не писатель вообще, это получилось так. Есть еще книжка: "Возрастай с Евангелием", которая поможет говорить с подросшим ребенком о Евангелии на основании притч Христовых. Тоже изданная в издательстве "Никея".

Вопрос: - Зачем вспоминать грехи, если ты в них покаялся?

О. Феодор:  - Знаете, иногда душа человека не успокаивается, хоть он и принес покаяние.

Бывает это по разным причинам. Иногда потому что покаяние было поверхностным, иногда потому что человек на исповеди себя оправдывал, не было настоящей глубины, переворачивающей сердце человека, так чтобы ко греху больше не возвращаться. И тогда эта та самая туга сердечная, боль остается. Можно еще раз прийти к исповеди, покаяться.

А иногда бывает, что это искушение, сатана пытается посмеяться над таинством, вогнать в отчаяние, сказав, что Бог ничего тебе не простил, бывает, человек пожилой приходит и каждый раз на исповеди кается в грехе юности. Не надо так! Тем наводится хула на Таинство исповеди, которое Иоанн Лествичник называет вторым крещением. Если Вы искренне каялись, больше этого греха не совершали, Бог Вам простил – больше в нем  каяться не надо.

Вопрос:- Мне 90 лет, и я не всегда могу прийти в храм, но у меня есть запись Литургии Сретенского монастыря, можно ли ее смотреть? Или это неправильно?

О. Феодор:  - Если Вам больше 90, и Вы можете до храма хоть иногда самостоятельно добраться - то это просто замечательно. Обратитесь к настоятелю или социальному работнику.  Возможно, в Вашем приходе есть люди, которые могли бы Вас довезти до храма в воскресенье. Если никак невозможно приехать в храм, послушайте запись, утешьтесь сердцем, прочитайте воскресное Евангелие, спойте Воскресение Христово видевше, почитайте святых Отцов. Пусть этот день наполнится Пасхальной радостью. И даже если мы не добрались до храма, то и молитвенное правило в этот  день  должно быть воскресным!

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦКаталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+