Перейти к основному содержанию

20:05 28.01.2020

Александра Машкова: «Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия: создается параллельное право»

10.01.2020 15:49:01

В России споры вокруг законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия продолжаются уже не первый год и в этом году снова вошли в активную фазу. Но и в европейских странах эта инициатива была принята далеко не всеми гражданами. В 2013 году в Испании была создана международная правозащитная группа CitizenGo, отстаивающая традиционные семейные ценности, которая вскоре стала подвергаться нападкам со стороны феминистских и ЛГБТ-организаций и тех, кто им сочувствует.

Кстати, в настоящее время над Кэролайн Фэрроу, координатором кампаний CitizenGO в Великобритании, идет судебный процесс, потому что она заявила, что сделать ребенку операцию по смене пола это покалечить его.

Еще одна характерная для нашего времени история: летом 2019 года в Вероне состоялся Всемирный конгресс семей, куда приехало множество очень респектабельных организаций, которые не боятся защищать традиционные ценности. Люди говорили о семье, о ее роли и значении. Этого оказалось достаточным, чтобы ЛГБТ и представители феминисток начали жестко давить на организаторов и власти Вероны, требуя запретить этот конгресс.

О том, что происходит сейчас в нашей стране в связи с законопроектом о профилактике семейно-бытового насилия, и о том, как это соотносится с происходящим в западных странах, рассказывает координатор кампаний CitizenGo Россия Александра Машкова.

Это уже не первая «волна» разговоров о необходимости закона о профилактике семейно-бытового насилия. Появилась ли у его сторонников какая-то новая риторика?

– Очевидно, что публикация законопроекта на сайте Совета Федерации нарушила ровное течение кампании по его продвижению. Люди получили возможность ознакомиться с текстом, и он вызвал невероятное возмущение! Чтобы сохранить свое лицо, лоббисты объявили, что они тоже против этой версии. Правда внимательный читатель может заметить, что они выступают против, потому что считают эту версию… слишком мягкой. Возможности наказать кого угодно по бездоказательному обвинению в безгранично понимаемом «насилии» им не хватает. И продолжается обесценивание мнения общественности и тех представителей власти, которые выступают против законопроекта.

Лоббисты утверждают, что против них идет кампания на деньги олигархов. Стали активно распространять слухи, что это искусственные попытки создать консервативную партию на американский лад. Одновременно усилилось международное давление, и вот уже организация Human Rights Watch (которая, кстати, активно защищает интересы «сексменьшинств») просит Совет Федерации «исправить» проект закона «О профилактике семейно-бытового насилия» и привести его в соответствие со стандартами Совета Европы и другими международными якобы «стандартами» в области борьбы с домашним насилием.

Разумеется, эти «стандарты» на самом деле никого не обязывают. Но об этом они сенаторам предусмотрительно не пишут. А народа и интересов народа как не было в этой риторике, так его и нет. И интересов семьи нет.

Какие из положений законопроекта (как в первом, так и во втором варианте, так как многих сторонников закона второй вариант тоже не устраивает) видятся вам наиболее опасными?

– Для нас этот законопроект неприемлем в целом, а не на уровне отдельных положений. В его основу положен деструктивный концептуальный подход.

Во-первых, в нем подспудно объявляется источником угрозы семья как таковая, семейные отношения, что, кстати, противоречит реальной статистике. Суверенное пространство семьи хотят «вскрыть» и сделать публичным. Предлагается вмешиваться в семью на «ранних этапах», когда преступлений и правонарушений еще нет, но при этом на членов семьи могут налагаться очень серьезные санкции. Они называются «мерами профилактики», но в реальности это именно наказание. При этом ни якобы пострадавший, ни третьи лица не несут вообще никакой ответственности за ложные обвинения.

Создается параллельное право: для тех, кто ведет одинокую жизнь, не вступает в брак, не рождает детей – действуют суды, следствие, презумпция невиновности. А если у тебя есть семья и дети, то по наговору третьего лица ты и твои домочадцы становитесь беззащитными! По сути, речь о серьезном «опережающем» наказании безо всякого преступления. Полицейским предлагается немедленно и «на глазок» установить виновность и начать действовать. Кстати, в расстрельных «тройках» было три человека, а здесь подобная функция возложена на одного человека. Таким образом, мы напрямую выходим на широкие коррупционные возможности. Не хочешь, чтобы на тебя составляли предписание? Можно решить вопрос…

Выявлением лиц, которые еще ничего не совершили, но имеют возможность совершить, будет заниматься широкий круг лиц: сюда включены и медики, и учителя. В свете последних лет, когда наблюдается рост конфликтов между родителями и образовательными и медицинскими организациями, страшно представить, чем в итоге могут обернуться такие нормы!

Вообще принцип очень простой. Если есть доказанное правонарушение – речь должна идти об ответственности, а не о «профилактике». И для этого все нормы в законах у нас уже есть. А если ничего противоправного еще не сделано – то никакие принудительные «меры профилактики», серьезно ограничивающие права граждан: учет, надзор, все эти запретительные защитные предписания – просто не могут использоваться. Это просто наказание ни за что под видом профилактики. Это правовой беспредел.

Ну и главная «вишенка» – это, разумеется, НКО с широчайшими полномочиями. То есть какие-то неизвестные нам люди смогут делать с нашими семьями что угодно и не отвечать ни за что! Кстати, в этом законе только НКО обладают правом заниматься примирением сторон. Ведь тому, кого объявят «нарушителем», может быть запрещено общаться с родными. Только НКО решают, можно ли семье существовать дальше или нет. Чудовищно!

Как вы видите кампанию по «протаскиванию» этого законопроекта? Кто этим занимается? Как воздействуют на общественное мнение? Какова роль во всём этом организаций ЛГБТ и феминисток?

– Роль феминисток и ЛГБТ-групп (а эти идеологические направления сейчас тесно переплетены во всем мире) чуть ли не центральная. Именно они являются основным «двигателем» таких законопроектов и в нашей стране, и во всём мире. Именно они готовят контент, именно они организовывают митинги и пикеты. Можете полюбоваться сами. Здесь, кстати, очень хорошо видна и их численность, и их состав, и радужные флаги, и истинные призывы.

Сама информационная кампания типична для подобных групп. Используемые ими для достижения желаемого технологии хорошо изучены на примере западных стран. Именно их мы можем наблюдать теперь и в нашей стране. Есть несколько ключевых фигур: депутат и несколько представителей власти, НКО – интересанты, несколько подкормленных блогеров – «лидеров мнений», а также группка, которая будет выходить на улицы. Им обеспечивается широкая поддержка СМИ и ряда пабликов в соцсетях. Кстати, СМИ и журналисты уделяют им совершенно непропорциональное внимание. Несколько феминисток на улице – это уже «общество гневается», а большой митинг защитников семьи – это несущественное событие, можно и вообще не освещать…

Те, кто выступает против предложений феминисток, объявляются маргиналами и ультра-консерваторами. Кстати, в этом плане они действуют не очень грамотно. В нашей стране слово «консерватор» имеет скорее позитивное значение, но так как они копируют западные технологии, они и этот прием автоматически дублируют. Они валят с больной головы на здоровую и называют защитников семьи «экстремистами» и «радикалами», хотя на самом деле именно они представляют радикальную, на грани реального экстремизма феминистскую идеологию.

Так как группы действуют очень нагло и уверенно, то общество оказывается парализовано таким натиском! Многие предпочитают быстро согласиться с их требованиями, потому что не в силах противостоять напору и потоку лжи с агрессивными обвинениями! Но мне кажется, что в этот раз подобная риторика сработала плохо – лоббисты «пережали». Наш народ имеет исторически иную, здоровую реакцию на давление извне.

О том, как закон повлияет на отношения родителей и детей. Правда ли, что в реальности закон ущемит права женщин, в том числе матерей-одиночек?

– Этот закон в итоге будет бить по самым слабым и… по самым сильным. Сильный, богатый и влиятельный станет отличной мишенью для финансового и политического шантажа. А слабые и беззащитные – станут «хлебом» для множества НКО. А кто более беззащитен, чем одинокая женщина с ребенком, которая вынуждена нести на себе очень тяжелую ношу?

К чему нам готовиться? Какие ошибки, сделанные в других странах, нужно учесть?

– Я считаю, что нам нужно отстоять права наших семей как реальную основу нашего государства. Многие страны мира пошли по пути отрицания роли семьи и прав родителей – основных и главных защитников детей. Они приняли концепцию, что какие-то «специалисты» и «защитники» способны заботиться о детях лучше, чем их родители. Вот мы и наблюдаем, как эти «специалисты» разрушают их страны и народы.

Будет замечательно, если наши семьи будут защищаться от вражеского вторжения спецслужбами, так же, как наш военный комплекс и наши границы. Потому что то, что хорошо для семьи, – хорошо и для страны! Некоторым чиновникам утверждения, что за семьями нужно следить и только так возможно уменьшить насилие, увы, могут показаться разумными. Но сейчас самое разумное и правильное – это оставить семьи в покое! Люди и так истерзаны серьезными стрессами. Хватит уже их проверять и что-то непонятное с них требовать.

Что обещали гражданам других стран перед принятием подобных законов, и чем отличаются от этих обещаний реальные результаты?

– Все кампании во всех странах мира велись «под копирку»! Те же лозунги: «Каждая третья немецкая женщина подвергается насилию», точно такие же душераздирающие истории об «отрубленных руках»! Всё удивительно одинаково!

Вот пример Швеции, где уже давно ведется борьба с «насилием против женщин». Так, в 2006–2010 годах действовал Национальный план действий по борьбе с насилием мужчин в отношении женщин. На подобные планы расходуются существенные средства. Только за период 2015–2020 годов правительство Швеции выделило около 1 миллиарда евро (не считая бюджета на уголовное правосудие, здравоохранение и так далее). Но, несмотря на действие стратегии 2006–2010 годов, в этот период имел место рост преступности в интимных отношениях. С 2009 по 2018 год число изнасилований выросло на 34%. В целом число преступлений сексуального характера с 1975 по 2018 год выросло в Швеции в 7 раз. В 2018 году число сексуальных преступлений выросло по сравнению с 2017 годом на 2%.

Швеция ратифицировала Конвенцию Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием против женщин и домашним насилием (Стамбульскую конвенцию), которая является главным международным документом по борьбе с «домашним насилием», на базе которого разработан и ПФЗ о СБН и в России. Под влиянием Стамбульской конвенции в Швеции принята также Национальная стратегия борьбы с насилием мужчин в отношении женщин на период 2017–2026 годы.

Можно привести и данные по США. «По данным метаанализа Бренды Рассел (одно из наиболее полных и методологически качественных исследований проблемы, существующих на настоящий момент):

  • как минимум, семь исследований разного масштаба обнаружили подтверждения того, что лица, получившие защитные предписания, сталкиваются с более значительным риском стать жертвами физического насилия;
  • хотя жертвы ощущают себя в безопасности после получения предписания, эти предписания нарушаются в 30–70% случаев (по разным исследованиям);
  • 57,4% женщин, получивших защитные предписания, затем подвергались преследованиям, что было ассоциировано с увеличенным риском более серьезного насилия.

Нетрудно сопоставить приведенные данные и сделать очевидный вывод: защитные предписания не эффективны как мера защиты от реального противоправного насилия. Законопослушные граждане, в отношении которых предписания были выданы на ложных или незначительных основаниях, разумеется, будут соблюдать их, избегая проблем с законом. При этом реальные правонарушители не только не соблюдают защитные предписания, но и начинают действовать более жестоко, в то время как их жертва ощущает себя в иллюзорной безопасности».

Были ли в других странах у кого-то опасения, подобные опасениям наших активистов в сфере защиты семьи? Насколько они оправдались?

– Разумеется, они были и они полностью оправдались! Были и митинги, и протесты, и до сих пор люди борются и взывают к разуму. Кстати, победа Трампа в США во многом обусловлена тем, что он «подобрал» настроения этой части граждан. Поэтому, кстати, противников законопроекта в нашей стране и называют «консерваторами» по аналогии с Консервативной партией США: в глазах лоббистов это, должно быть, очень ругательное и уничижительное выражение. Той же Стамбульской конвенции до сих пор сопротивляются некоторые европейские страны: Венгрия, Болгария.

Реальность в том, что против семьи и базовых ценностей, на которых строится любое суверенное государство и сильное общество, ведется работа хорошо организованного международного лобби. Миллионы долларов вкладываются в навязывание деструктивных подрывных идеологий, направленных против семьи. А сопротивляются этому не мифическое «глобальное консервативное лобби», а просто люди из разных стран, столкнувшиеся с этой угрозой. Мировое просемейное сопротивление – это своего рода союз местных партизанских отрядов, воюющих против организованного сильного захватчика.

Я надеюсь, что у наших законодателей хватит сил не поддаться на мощную информационную кампанию и в итоге сохранить суверенитет нашей страны!

Пара-тройка реальных историй тех людей за границей, которые попали под действие этого закона. Как это происходит?

– Их множество! У меня есть «любимые». Например, Валери Сандерс из Северного Йоркшира в Великобритании была задержана по обвинению в чрезмерном контроле за поведением супруга. Она попросила своего мужа Майкла не задерживаться в тренажерном зале, а также пропылесосить и помыть двери во внутреннем дворике – Майкл пожаловался в правоохранительные органы. Хотя дело всё же не довели до суда, но рассматривали в течение 14 месяцев, а сразу после задержания женщина провела 17 часов в камере. В результате Майкл и Валери разводятся.

А вот украинская история: Гадячский районный суд приговорил женщину к 30 часам общественных работ за то, что она совершила в семье «насилие экономического и психологического характера» в отношении своего мужа: высказывалась в его адрес грубой бранью и не давала ему пить кофе.

– В чем правы сторонники законопроекта?

– Скорее я скажу, какая польза от их выступлений. Они спровоцировали объединение людей против разрушительных идеологий. И это хорошо! Мы – общество – теперь имеем повод заняться поддержкой и защитой семьи по-настоящему. Обсудить правоприменительную практику, реальные меры по снижению уровня реального (а не в «резиновом» феминистском смысле) насилия. Но я всерьез думаю, что представители радикальных идеологий, подобных феминизму, – это реальная угроза для государства. Лично я бы всерьез рассмотрела возможность принять закон о профилактике феминизма и других антисемейных идеологий, о запрете разрушительной антисемейной пропаганды.

– Этот вопрос вам могли бы задать сторонники законопроекта: вы ведь женщина, почему вы заступаетесь за насильников? разве вам не жалко тех, кого вот в эту самую минуту унижают, бьют или даже убивают?

– Это манипулятивный прием, который активно используют лоббисты. Они заявляют, что все, кто хочет помочь жертвам, должны поддерживать их законопроект. А если ты его критикуешь, то ты пособник насильников и убийц. Это, конечно, смехотворно. Я же предпочитаю мыслить логически, поэтому твердо заявляю: «Я против этого законопроекта, потому что я против насилия!»

С Александрой Машковой
беседовал Игорь Лунев
Благодарность за помощь в подготовке материала Илье Агафонову

10 января 2020 г.

Православие.ru

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+