Перейти к основному содержанию

19:19 15.09.2019

Протоиерей Александр Абрамов. Тема: «О посте».

12.04.2019 11:54:10

Слушать: https://radonezh.ru/radio/2019/03/27/21-00

о. Александр: - Добрый вечер, друзья. В прямом эфире «Радонежа» протоиерей Александр Абрамов. Приветствую вас в эти великопостные дни.

Поздравляю вас  в  этот удивительный день иконы Божией Матери «Федоровская». В храме, где я служу, находится один из ее прославленных списков. До революции один из дней памяти иконы обязательно выпадал на Великий пост. И настолько эта икона чтилась в народе, что независимо от того, в какой день недели выпадало ее празднование, всегда совершалась полная Литургия, несмотря на пост. Сейчас мы совершаем в этот день Литургию Преждеосвященных даров. Понятно, что икона эта связана с избранием Михаила Фёдоровича Романова на царствование. Она - икона Царственного дома. Но причина такой любви к этому образу, конечно, не только в том, что это образ романовской семьи. Но и в том, что перед этим образом люди очень часто получают просимое. Когда  просят о том, что для нас в светской жизни является самым главным - о семье, о близких, о детях. Часто люди просят о даровании детей, чтобы сложилась добрая, хорошая семья. И сегодня я имел возможность за Божественной Литургией, в проповеди свидетельствовать людям о том, что за те 9 лет, пока я настоятель -  перед моими глазами прошло множество людей. И я сожалею, что мы не ведем летопись случаев, когда люди получали просимое  благословение в виде детей.  Там, где медицина говорила, что детей не будет.  Создавались семьи у людей таких, на которых, глядя, думаешь: какой человек желчный, капризный, вечно недовольный! И, может быть, лучше бы Господь уберег от семьи -  а вот, глядишь, человек меняется, мягчеет. Потом откуда ни возьмись - по человеческим меркам, появляется жених или невеста.  И таких случаев много.

Сегодня я был тронут - многие на Литургию принесли цветы. Такой понятный, трогательный знак внимания к Божией Матери, отношения к ней как к Маме, как к еще такому ее дню рождения, явленному через Ее чудотворный образ! Так что от души вас поздравляю. Мы приближаемся к середине Великого поста, и уже можно подводить промежуточные итоги и ставить себе цели на оставшуюся половину поста. По своему храму могу сказать, что мы с тщанием, рвением, желанием на первой неделе беремся за постный подвиг, ходим на Канон Андрея Критского, даже причащаемся на Преждеосвященной Литургии, и так далее. Однако после первой недели начинаем сдуваться. Ослабевать. Вилка такая возникает. Одни устают после первой недели, коленки болят, и ходить не хочется, и лень -  а службы такие длинные и монотонные, мало поют, мало эффектов. И вот, многие откладывают пощение и говение поближе к Страстной: там попостимся. И, конечно, всякий пост пищевой без участия в Богослужениях - это не больше, чем диета. Не надо обольщаться. Всякая диета настроена на тело, но не на духовный рост и перемену. Есть и те, кто считает, что если они на первой неделе много ходили на службы, много молились -  то начался этап святой жизни, они приблизились к такой святости, что еще немного  - и можно вписывать свои имена где-то рядом с преподобным Серафимом или Сергием.  Но тут всё совсем не так. А разумное делание наше - распределять силы. Так делает спортсмен. У меня был в школе замечательный преподаватель физики, но самой физикой он ленился заниматься, а вот житейские вещи он рассказывал. По основному своему образованию он был спортсмен и занимался бегом с препятствиями. И  я на всю жизнь запомнил его рекомендацию: если вы хотите заниматься бегом с препятствиями правильно, то в тот момент, когда вы перепрыгиваете первый барьер, вы не должны о нем думать, но о том, который следующий. Иначе вы и первый собьете, и об второй ударитесь. Этот человек, сам того не зная, обрисовал важный закон духовной жизни: если какая-то ступень, трудность преодолена, то все надо смотреть вперед, что ожидает, какие опасности грозят, и бесстрашно, не боясь, с Богом в сердце идти вперед.

Таким образом, для нас следующая после первой недели сложность - привычка. Мы уже обвыкли, пост, ничего не едим, даже поклоны нам даются относительно нормально, можем довольно долгую службу... а что именно мы можем? Дремать на лавочке или смотреть на часы с мыслью, что служба четыре часа, а один уже прошел, сейчас еще три -  и вот, я молодец. Нет. Надо вгрызаться в этот пост, ставить себе задачи.

Ко мне приходит курильщик и говорит, что хочет как-то этим постом попоститься. Я понимаю, что правильно было бы сказать ему: не кури. Но я не могу ему так сказать, я уже под 20 лет священник и знаю, что если он не будет курить, то он станет злобным, агрессивным, и будет бросаться на своих домашних. И мы идем таким путем. Если он обычно курит пачку в день, то предлагаю сократить вдвое, а если получится и получится удержаться на этой планке, то можно еще сократить. И все пойдет. Надо ставить себе четкие реальные и настоящие задачи. Мы всегда готовы включиться в борьбу с грехом не тем, который нас одолевает. Если мы нелюдимые, то мы готовы никому не звонить, потому что мы и так никому не звоним. Если мы не любим мясо, мы охотно готовы его не есть, потому что оно нам и так не нравится. А вот там, где у нас серьезный изъян и болячка, мы хотим отложить, перенести, дождаться более удобного момента. Но никакого более удобного момента, чем Великий пост, не будет. Андрей Вячеславович Козаржевский, замечательный профессор столичного университета 90-х годов, говорил так: утрата этого времени будет восприниматься как невосполнимая, потому что мы поставили задачи и опять все пропустили. Мы не знаем, будет ли у нас следующий Великий пост, мы не знаем, как именно в нашей жизни он сложится в следующий раз. Все надо делать сейчас. И надо особый грех свой, наиболее тяжкий, сложный, укоренившийся выделить и постараться именно с ним возглавить борьбу. Пусть это будет борьба маленького мальчишки. Такого небольшого по сравнению с величиной греха. Но и Голиаф был огромен, а Давид мал. И Давид его победил. Маленький ловкий, а самое главное полный внутренней силы и желания участвовать в этой борьбе. Поэтому сейчас, когда мы приближаемся к середине поста, давайте посмотрим, что нам надо будет делать, каков план. С пищевой стороной мы научились что-то делать. С участием в службах тоже. Переходим к центральной вещи - перемена сознания, стремление поменять жизнь к лучшему и усилие.

Совсем не секрет, хотя мы кокетничаем и не признаем это, что очень многие наши грехи от распущенности и саможаления. Мы начинаем заводиться, кричать и раздражаться потому, что мы понимаем, что нам всерьез никто не ответит, что мы можем себе позволить эти визги, вопли, злобу. Мы прекрасно умеем себя вести, когда нам это нужно перед лицом начальника или у доктора, где нам надо - мы образцы дипломатии и культуры. С другой стороны - мы безобразно себя ведем, когда разрешаем себе распускаться. И второе - эта тема саможаления. Ну, ничего страшного - разок можно. Нет, нельзя. Всякий раз, когда мы отступаем от поста, внутренней сосредоточенности, собранности, от внутреннего усилия, которое постоянно в голове надо иметь, постоянно надо с ним соотноситься. Вот, день прошел. Где я провалился, и что я сделал нормально? Всякий раз, когда ты себя подраспустил и разрешил себе уклониться от поста, то отдавай себе отчет, что уклоняясь от поста, ты уклоняешься от служения. От того, что ты мог бы сделать в это благодатнейшее время для Христа. Не обольщая себя словами: «ничего страшного». Есть страшное. Неслучайно диавол находит самые простые штуки для того, чтобы нас свалить с пути постного, приближения ко кресту Христову. Многие приходят и говорят, что у меня был юбилей, праздник, на меня бы обиделись. Это, как правило, приходится все на Великий пост, на первую и Страстную недели, но, а вы не опасаетесь, что Христос обидится? Для вас это безразлично? Человек обидится, что вы не пришли туда, где пир горой и дым из ушей. Но ведь можно деликатную форму найти - забежать поздравить, съесть тарелочку салата и уйти. Можно найти. Нельзя так говорить: мол,  с пистолетом стояли у виска и загоняли на торжество. Это касается разного рода поездок на отдых, приема гостей, всего остального.

Когда начинался Великий пост  - в Москве и Петербурге (крупнейших городах) замирала жизнь. Закрывались многие лавки. Мясные, кондитерские, театры, разного рода увеселения. Но даже если бы не закрывались, то людям и в голову бы не пришло, что можно это время посвятить каким-то удовольствиям и увеселениям. Это то, с чего мне хотелось бы начать сегодня разговор. Особая тема - на какие моменты сейчас стоит обратить сейчас внимание за исповедью. У нас есть немало исповедных ошибок, которые многие из нас делают и о которых я хотел бы сегодня поговорить.

Вопрос: - Мне нравится Ваша передача, но я с Вами несколько не согласен. Известен случай, когда Антоний Великий со своими монахами шел, был изнурен, это была Страстная седмица. Ему встретился крестьянин, который, видя изможденных монахов, предложил зарезать барана. И Антоний ел, говоря, что лучше Бога обидеть, потом покаемся, чем человека обидеть и таким образом - оттолкнуть. Это не соотносится с тем, что говорили Вы. Я лично с Вами не согласен.

о. Александр: - А Вы какую модель поведения предлагаете в такой ситуации?

Вопрос (продолжение): - А что страшного? Я понимаю, что не стоит особенно увеселяться, если там вечеринка с танцами -  но, может, человек нецерковный, и ему будет обидно? Можно же из любви пойти и покаяться.

о. Александр: - Ваша позиция очень известная, и все это очень хорошо. Но я, собственно, и сказал, что можно зайти и поздравить, не засиживаясь. Но это не самое главное. Главное - вот что. Вы разницу между собой и Антонием Великим видите или нет? Антоний Великий достиг такого уровня святости, преподобия, то есть приближения ко Христу, что он видел возможность обидеть человека, если не откликнуться на его просьбу.  Это высокая святость. Как говорится в Писании: праведнику закон не лежит. Штука  в том, что мы с вами не праведники. И нам следует к себе, не к другим, быть построже. Построже относиться, пока мы не достигнем более высокого уровня своего духовного состояния. Дело в том, что мы ходим, конечно, не только потому, чтобы не обидеть. Нам хочется развлечься - что греха таить? В храме все одно и то же:  «Господи, помилуй!», а тут все приятные люди, общение, хорошее застолье. Я эту тему не абсолютизирую. Одним, может быть, не страшно сходить. А другим - страшно, потому что начинается шатание в душе. Вот и начинаешь дергаться. И то состояние, которое ты едва собрал, надо опять собирать - ты его расплескал. Естественно, это все очень индивидуально, но не надо нам ссылаться на опыт великих старцев древности. Мы - не они. Мы более жидкие духовно. И если его и такие вещи не могли сбить с ног, то нас сбивают с ног значительно более слабые ветры. Известна русская пословица: чем можно перешибить слабого человека? Так я отвечу на Ваш вопрос.

Вопрос: - Как приглашают священника для исполнения треб?

о. Александр: - Начнем с формулировок. Исполнение - бюрократическое слово. Исполнение требы - я этого не пойму, если Вы скажете. А вот причастить маму, которая не ходит - это понятно.  Как приглашают? Приходят в храм, рассказывают, где живут и просят батюшку прийти. Надо стараться приглашать священника из храма максимально близкого к дому. Особенно речь о Великом посте, когда служб много, и батюшке не пришлось бы ехать с одного конца города на другой.

Вопрос: - Молятся в церкви, делают поклоны, а потом сложенными тремя пальцами тычут в пол - что это?

о. Александр: - Я такого и не видел. Может, люди так встают просто.

Вопрос: - Что такое таинство Елеосвящения? Почему его еще называют Соборованием? Кому можно приступать? Как готовиться? Могут ли дети собороваться?

о. Александр: - Таинство Елеосвящения состоит в том, что через семикратное помазание освященным маслом, которое называется елей, и семикратное чтение Евангелия и соответствующих молитв мы получаем душевное и телесное исцеление. Предание Церкви говорит, что также прощаются забытые грехи. Раньше бытовало представление, что Соборование  - это такое напутствие. Соборование имеет такое название потому, что в нем принимает участие несколько священников - соборно. Священники по   очереди помазывают верующих. Основная тема Соборования - милость Божия. Неслучайно, слово «милость» однокоренное со словом «елей» по-гречески. Прикосновение освященного масла к человеку символизирует прикосновение милости Божией. Мы все в некотором смысле люди больные душевно, духовно, телесно. И мы, принимая помазание, Бога просим, чтобы Он над нами простер Свою милость, а мы, в свою очередь, будем стараться достойно себя вести перед Христом. Участвуют в Соборовании взрослые. Специально готовиться не нужно. Дети могут собороваться, но не смысла здоровых детей соборовать 5-6 раз за пост. Мысль о том, что Соборование - напутствие перед смертью, сейчас не принята в Церкви. И к Соборованиям прибегают регулярно. Я это одобряю. Важно за Соборованием следить за тем, что читается, поется, чтобы сознательно в нем участвовать, чтобы все происходящее было ясно. Сейчас во всех храмах до Страстной совершаются Соборования.

Вопрос: - Как пользоваться крупой и маслом с Соборования? Как хранить?

о. Александр: - Нужно отдавать себе отчет, что не надо запасаться в товарных количествах. Масло используем как пищевое, также и крупу. И надо не хранить, а пользоваться.

Вопрос: - Хочу сказать несколько слов в защиту канонов нашей Русской святой и апостольской Церкви. Блаженная Матрона нам сказала, что если народ русский не будет постов соблюдать и поклонов делать, то Россия погибнет. Русский народ находится жутком расслаблении, дух антихриста коснулся всех нас. Вечное саможаление, послабление. Но пример отцов, которые в пост обходились в пустыне хлебом и водой, спали на досках, камнях, сидя, ущемляли плоть, чтобы усилить дух, и стяжали благодать Святаго Духа - это краткий путь, которому они учат и всех нас. А не путем широким, как люди мира сего, которые пойдут в ад. А мы хотим попасть к Господу. Простите.

о. Александр: - Ну, Вы так полками и дивизиями всех не отправляйте в ад. Оставьте Господу решать. А что касается того, почему нам надо поститься, думаю, что тут не надо ссылаться ни на каких угодников Божиих. Постился Христос. Постился и тем самым заповедал нам это делание. Такая есть у нас особенность. Говорим: наш великий народ, блаженная Матрона, а почему не говорить: Спаситель? Он сказал, что «сей род исходит только молитвою и постом». Вот о чем речь! Наша потребность  в посте должна быть потребностью не потому, что так делала блаженная Матрона, а потому что Христос так заповедал и объяснил, для чего это нужно делать. Для борьбы с сатаной. И мы выполняем Евангельское слово. Мы участвуем в Евангельском деле. Вот на что мы должны ориентироваться. Со всем остальным я согласен, кроме того, что все русские постящиеся не идут в ад, а непостящиеся идут. Если ты русский, то тебе не гарантирован рай. Рай  - это не национальное понятие. Во Христе как вы хорошо знаете из апостола Павла «нет ни эллина, ни иудея, ни обрезанного, ни необрезанного, но вся и во всем Христос».

Вопрос: - Спрашивают о Кийском Кресте, особенно в связи с приближением Крестопоклонной недели.

о. Александр: - В добавление ответа на прошлый вопрос о расслабленности нашей и в ответ на этот вопрос. Великий покаянный канон Андрей Критского раньше читался таким образом: пелся ирмос, а затем тропарь, а на всякое: «Помилуй мя, Господи, помилуй мя» делался земной поклон. То есть, одна песня. В ней 20 тропарей. Поклон перед тропарем, поклон после тропаря. Вот видите. Умножим на 9 - никак не меньше 200 поклонов за один  день чтения Канона. У нас и так все упрощено до предела, дальше уже некуда. И мы всегда на Крестопоклонную обращаемся к опыту наших предков и один раз в году, за исключением Афонского подворья, мы служим у Чудотворного Кийского Креста всенощное бдение полного чина. Накануне Крестопоклонного воскресения. Это всенощное бдение полного чина включает не только пение всех стихир, тропарей и канонов, которые полагаются, но и то, что сейчас совершенно не входит в обиход Церкви. А именно: чтение поучений святых отцов, Апокалипсиса, Синаксаря (рассказа о празднуемом событии богослужебного дня, которое читается после 6-й песни канона). И когда мы начинали такое Богослужение -  я думал, что мы все умрем, потому что всенощная длилась около 7 часов, плюс прибавляется Литургия Василия Великого, она достаточно продолжительная, в результате - около 9 часов. И так каждый год мы служим. Я вижу, что на самом деле это не выматывающий, а обогащающий опыт. Если ты пришел не поспать, то ты включаешься в потом Богослужения. А в Церкви мудро все устроено. В этом бдении полного чина начинается все Малой Вечерней, а в ее окончании ставится чай. И все вместе участвуют в чаепитии, за которым читается поучение. А потом всенощная продолжается, и можно будет участвовать в Литургии и причащаться. Многие участвуют в такой службе. Начинается всенощная в 9 вечера. Закончится так, как закончится. Примерно к открытию метро. Кто чувствует слабость - берите стульчики. Но чего точно не надо делать - это всегда хорошо видно - завоевывать места, как это делают те, кто впервые приходит. Это как десант выбрасывается, сразу со всеми начинает ссориться, расставляет свои стульчики…. Не берите с собой склочного настроения! Приходите помолиться, Бога попросить о милости к себе и помощи. Тогда все пройдет хорошо.

Вопрос: - Какой смысл в таких длинных службах - ноги устают, голова не может сосредоточиться. Разве Богу это от нас нужно?

о. Александр: - Но, во-первых, Вас никто не тянет. Продолжительная служба для нас как раз и есть возможность сосредоточиться. Если читается в тишине ночью, а ночь - такое время, когда суетливое устроение человека спадает, и можно вслушиваться в то, что читают. Ногам тяжело - большая часть служб предполагает возможность сидеть. И Богу от нас ничего не нужно. Это нам от Него нужно. И это для нас возможность хоть чуть-чуть Господу потрудиться. И конечно это ярко и сильно происходит потому, что мы Крестопоклонную неделю встречаем у Великого Креста, самого большого собрания святынь Русской Церкви.

Вопрос: - Мы всегда боимся минимальной даже аскезы, трудов, через которые мы, если не преображаемся, но преобразуемся в нечто иное, а вот это почему-то мы так боимся в себе обнаружить. А здорово, когда мы через такие утруждения обнаруживаем себя по-другому слышащими и видящими. Я - максималист. Если мне стыдно, то мне стыдно долго и трудно, исповедуюсь, стараюсь это делать покаянно, но ощущение, что  я еще не так как-то о грехах сказал, еще говорю. Но вот прошло начало поста, Прощеное воскресенье. Я, как мог, по своей немощи, подытожил, что мне очевидно в себе, и вроде как должно бы наступить такое оставление какое-то. Это участок, который я как-то почувствовал, прошел. Но угрызения мои продолжаются. К чему это отнести? Гордыня моя? Недоверие Господу, что Он услышал мою просьбу о прощении?

о. Александр: - Хороший и важный вопрос. Мы не должны ориентироваться на свое эмоциональное состояние. Говорят, я после исповеди как на крыльях. А это необязательно должно быть так. Если ты каждый раз как на крыльях, то, может, это какое-то уже прелестное состояние ты сам себя накручиваешь. На каких крыльях? Денница тоже крылья имел -  да пал. А вот работа по выжиганию греха, по выплавлению его из нас -  это как у очень полных людей выплавляется жир. Через какие-то трудные упражнения, самоограничения. И ты не видишь в общем, что у тебя не получается, весы показывают что ты полный. А на самом деле происходит перемена. И надо Господу довериться в том, что перемена не только возможна, но еще и происходит на самом деле. Уколы совести, воспоминания. Диавол напоминания о прежних грехах и мысль о том, что ты не до конца доисповедовался, ты вот что-то оставил тут греховную кожуру, занозы в тебе сидят. Он специально это присылает, чтобы ты жил с повернутой назад головой. А голова должна быть повернута вперед. Мы идем ко Христу. Мы не дадим себя запугать постоянным возвращением к каким-то ошметкам уже исповеданных грехов. Если я верю в то, что Бог мне дает прощение, то я буду стараться. Я понял не сам грех, который у меня был, но его корень, его причину. Я буду дальше идти и буду осторожен, потому что есть эта причина, она может в других ситуациях повториться, я буду идти осторожно, чтобы этот корешок на другой почве не подрос.

Вопрос: - Родительская в субботу. Память папы в пятницу, сына в воскресение. Как правильно поминать усопших, когда причаститься?

о. Александр: - Причаститься здесь совершено ни причем. Это Вы можете сделать тогда, когда сочтете необходимым и приготовитесь. Все помины, как правило, переносятся. Если память в пятницу, то переносится на субботу. А сына в воскресенье – значит, на следующую субботу. Надо стараться, чтобы это было приурочено к субботнему еженедельному поминовению усопших. Как поминать? Малоцерковные люди приходят и говорят. Там годовщина смерти у кого-то, надо заказать панихиду. Заказать -  это что значит? Пришла в МФЦ и заказываю панихиду. Заказала - это значит, что вы сами не собираетесь в этом принимать участие. Батюшке дать денег, чтобы он замолвил там словечко. Это очень несерьезно. Надо самим участвовать в панихидах, молиться дома. Когда вы нередко жалуетесь, что они вам во снах приходят, это как раз свидетельство того, что они нуждаются в вашем поминовении, реальном, живом, настоящем. Не просто записочку написать. Никакому батюшке ваши близкие сродники не известны так хорошо, как вам. И надо объединять вашу молитву с молитвой всей церкви. И вполне можно отдельную панихиду послужить. Самое главное  - ваш личный помин вместе с молитвой Церкви.

Вопрос: - Каковы основные ошибки на исповеди?

о. Александр: - Пунктирно намечу моменты для нашего последующего обсуждения в наших следующих программах. Первое: человек говорит слово «естественно», перечисляя свои грехи. Оно показывает ошибочную подготовку к исповеди. А что же естественного в том, что ты раздражаешься, что рассеиваешься на молитве? Что вообще естественного в совершении греха? Нужно внутренне пересмотреть ситуацию таким образом, чтобы увидеть противоестественность греха. Я рассеиваюсь на молитве, потому что мне скучно, потому что это не стало для меня живым разговором с Богом Истинным. Мы Бога Истинным называем часто Христа. Даже в отпусте - Христос истинный Бог наш. А в исходном еврейском тексте Библии Богом Истинным называется Бог-аминь. То есть Бог подлинности, Бог начала и конца. И противоестественно перед Богом-Истиной грешить. И когда мы это внутренне увидим, что грех - это мерзко и грязно. И мы начинаем мы его ненавидеть, тогда слово «естественно» уйдет, и мы начнем глубоко относиться к исповеди. Второе: грешу, как все. Как все - это как кто? Как преподобный Сергий Радонежский или Серафим Саровский? Как новомученики и исповедники российские? Не надо, как все. Этим мы говорим, что ничего особенного такого и не случилось. Но не надо прикрываться чужим грехом для оправдания своего. Немцы во время столкновений с солдатами, освобождающими украинские и белорусские деревни, использовали живой щит - выставляли женщин и детей перед собой и гнали их на наши части. Вот это как все. Вот этот самый живой щит. И это не исповедь, это антиисповедь, грех и вранье. Третье: я самый страшный грешник. Ты в зеркало посмотри. На Карабаса-Барабаса, людоеда ты никак не тянешь.  В том и  беда, что грехи наши так называемые повседневные. Тяжкие мы, слава Богу, стараемся не совершать, но мы спокойно живем с морем этих бесконечных однообразных, повторяющихся из года в год грешков. И ты начинаешь фантазировать: я хуже всех. А тут нет смирения. Аскетически говоря, сказать: я хуже всех  - это сказать: я лучше всех. Просто плюс на минус поменять. Четвертое: приходить с длиннющей простыней списком грехов, и этот список безучастно прочитываем. Не читаю молитву после вкушения пиши. Но, а что это значит? Не молюсь после того, как поел - говорите по-человечески. А почему не молюсь? Потому что не обращаю внимания. Вот в этом надо каяться, а не в том, что молитву не читаю. Или приходит тот, кто не исповедовался лет 8 и говорит, что он невнимательно читает святых отцов. Скажи, как есть: ты их вовсе не читаешь. Перед кем это кокетство? Никакого кокетства и безучастного чтения не надо. А то, как анализы крови читают - чего и сколько. Ты исповедуешься перед Богом. Это важно.

Вопрос: - Повторяют вопрос о том, что неясно, каков смысл длинных служб постом.

о. Александр: - Смысл не в долгих или коротких службах. Великопостные службы сознательно монотонные и продолжительные, чтобы настроиться на лад другой, отличающийся от повседневного лада, и позволяющий нам углубиться в смысл Священного Писания, понести малую тяготу поста, как нашу жертву Богу.

Возвращаюсь к ошибкам подготовки к исповеди. Седьмое: многословие и отвлечение от ее содержания. Когда мы вместо исповеди мы начинаем рассказывать, как нас обидели, а также о своих недугах, когда других начинаем обвинять, что мы сорвались по их вине, а так мы очень неплохие. Это не исповедь.

 Далее: надо стремиться к здравому к себе отношению. Не считайте себя пупом земли. Приходит человек и спрашивает, помню ли я его, потому что лет 7 назад крестил его внука, ребенка. Ну, не может священник это помнить. Простите. Это для вас центральное событие, а для священника каждодневное. И когда вы также спрашиваете, помнит ли священник рассказ 12-летней давности о бабушке... Это было 12 лет назад! Мы все были другие. Нет  памяти. Более того, священник должен по смыслу своей пастырской совести забывать грех того человека, которого он исповедует. Если он будет все это помнить и накапливать в своем сердце, то священника разорвет от количества нечистоты, которое накопится. Не говоря уже о том, что если мы исповедуемся в грехах, то мы верим в подлинное прощение в чтении разрешительной молитвы, а значит греха уже нет, зачем его помнить? Духовную траекторию своих постоянных прихожан священник, конечно, помнит, но помнить то, что было один раз семь лет назад, он не может. И в этом смысле ошибка частая - представление о том, что наш грех уникальный. На самом деле нет: мы все раздражаемся, злимся, обманываем, мы все это делаем по-разному и в разном сочетании греха,  но, как правило, грех один и тот же и методы противостояния ему, хотя и разные. Как с лекарствами: кому-то нужно такое сочетание лекарств, а кому-то другое. Тем не менее, базовые лекарства одни и те же. Некоторые обижаются - я и без вас понимал. Конечно! Человек о себе все вообще сам понимает, и в чем грешит и что делать. Он просто не хочет это делать. Но смысл исповеди не в том, чтобы священник вам сказал, что делать, особено, если он вас видит в первый раз. А что делать, батюшка? Не знаю я. Сказать, что делать, после двух минут знакомства может только недоброкачественный священник. Серьезный скажет, что надо познакомиться получше, помолиться. Смысл исповеди и не в совете, это уже духовная беседа - совет. Смысл исповеди  - в очищении от греха и прощении.

С вами был протоиерей Александр Абрамов. С продолжающимся постом! До встреч! Храни Бог!   

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+