Перейти к основному содержанию

09:56 21.05.2019

Вывод войск из Афганистана

25.03.2019 12:18:59

Слушать: http://radonezh.ru/radio/2019/02/11/21-00

В. Саулкин: - Сегодня в нашей студии писатель, лауреат Большой литературной Патриаршей премии  Виктор Николаевич Николаев, автор книг «Записки афганца», «Живый в помощи Вышняго», «Из рода в род», «Безотцовщина», «Время подумать о главном. Шамординские истории». Наша передача посвящена 30-летию  вывода советских войск из Афганистана. Командующий 40-й армией Борис Громов 15 февраля последним прошел по мосту через Термез и сказал: «За мной ни одного солдата, ни одного прапорщика не осталось».

Совсем недавно, в декабре, мы с Виктором говорили о о 40-летии  ввода войск в Афганистан, а сегодня будем говорить о выводе войск. Но дело в том, что Афганская война – это такое событие в жизни нашего государства, нашего народа, нашего поколения о котором можно говорить ,  еще долго размышляя о  том, чем стал Афганистан для всех нас. Но прежде я просил бы Виктора Николаевича рассказать о поездке в Омск. Виктор, расскажи, я знаю, что у тебя остались яркие впечатления  после этой поездки, после встречи с людьми в Омске.

В.Н.Николаев: - После любой поездки остаются всегда яркие впечатления, появляется  много мыслей для раздумий. За МКАДом все-таки другая Россия. И когда выезжаешь в нашу глубинку: Чита, Камчатка, Сахалин, Владивосток, Чукотка – там совсем другие люди. Это не в обиду сказано тем, кто проживает в Москве, в Питере, в Ростове-на-Дону. Там другие условия жизни, и они серьезно отражаются на поведении людей.

 Видимо, Господь создает такие условия, что человек становится более скромным в быту, более приветливым в отношениях, более отзывчивым в сложных ситуациях. Когда не надо кричать: «помогите!». Как-то складывается, что люди, которые живут в твоем доме, в твоем подъезде, сами откликаются на человеческую боль. Из этих  поездок возвращаешься в  приподнятом настроении, несмотря на то, что ты увидел немало сложностей  в жизни людей.

В Омске у меня были по две - три встречи в день, и в большей степени  - с людьми в форме. Вот , что такое: «быть в форме»? У нас эти слова воспринимают, что человек обладает хорошей физической формой, выглядит внешне хорошо. Но почему-то не думаем о том, что важно. Чтобы у человека была в форме душа. Чтобы в форме была совесть, мораль, чтобы было у человека  ощущение стыда. Когда все это в тебе сформировано в одно целое –это  значит: ты в форме. И люди которые выполняют  сложные боевые задачи – они тоже в форме, и внешне, и внутренне.

 У меня были встречи в СОБРе. …

В. Саулкин: - СОБР - это специальный отряд быстрого реагирования.

В.Н.Николаев: - Это люди, которые не раз прошли Чечню и другие горячие точки. У нас горячих точек очень много, не только на Кавказе. У нас, когда начинает поднимать голову бандитизм в каком-то городе – это тоже горячая точка. Горячая точка может быть в подъезде, в каком-то поселке – везде горячо, когда, как говорят – «запахло жареным». Часто говорят: «у преступности нет национальности".   Там, где я выступал, были военнослужащие нескольких национальностей. И когда говоришь с людьми о подвиге, о героизме -  понимаешь, что нет национальности  у подвига. И у милосердия. И поэтому  все  эти беседы   прошли  хорошо. По  тому, как тебя слушают,  каким взглядом на тебя смотрят люди, которые воевали -  начинаешь чувствовать, как будто ты сам находишься в той ситуации, где ты это видел, где ты это пережил. То есть, это все твое, близкое. И с ними легко общаться. Даже когда у меня была встреча в зоне, где сидят  военные  ребята, и  когда говоришь с ними о жизни - они тоже понимают и принимают  это.

Потом была большая встреча в Университете МВД. Там прекрасный педагогический состав, образованные и воспитанные полковники. И когда в зале сидят около трехсот курсантов, и когда с ними говоришь о чести, о доблести, о любви, о семье, о том, что такое ждать, что такое: «я тебя люблю» и «выходи за меня замуж» -  это им так нравится! Они любят беседовать именно эти темы. И  с удовольствием тебя слушают. Причем как мне потом сказали полковники: «Здесь сидели вьетнамцы, здесь сидели другие национальности – они почти ничего не понимают по-русски. Но мы и не предполагали, что они вообще могут так сидеть: тихо, без движения -  и слушать».

Когда говоришь с  молодежью  о любви и о семье – о настоящих прекрасных человеческих отношениях -я  ребятам часто говорю: «Вам нередко говорят: «медовый месяц». Так вот, медовый месяц длится ровно тридцать суток, а потом начинается жизнь.  То -  есть, посылаются вам испытания: или это ваш медовый месяц перерастет в настоящий выдержанный многолетний мед, который даст прекрасный букет цветов, запаха, вкуса – то есть появятся дети, внуки – вот это и есть и настоящий медовый  месяц  и медовая жизнь. Или этот мед забродит – это будет несъедобно, потому что вы ошиблись». И вы знаете, как приятно видеть, как у девчонок рдеют щеки!

Они  начинают краснеть потому, что они хотят именно такого разговора о жизни. Это не потому, что я об этом говорю, а потому, что люди ждут именно такого отношения к жизни. Вот, говорят: «высшее качество». Такое отношение к жизни и есть высшее качество человека.  К сожалению, часто показывается по телевизору, если это офицер МВД -  то он обязательно бандит, хулиган и подонок.  Обязательно будет рвач. А когда видишь такое прекрасное отношение  к жизни этих людей - думаешь: а почему бы всегда не показывать по федеральным каналам?  

В. Саулкин: - Я недавно вспомнил начальника зоны Николая Дмитриевича, который в те тяжелейшие 90-е выиграл грант, 20 000 долларов. По тому времени это были огромные деньги. И построил на эти деньги в зоне храм.  Надо видеть этого человека. Как этот полковник удивительно похож на святителя Николая с иконы! Только в погонах полковника. У него седая борода, доброе русское лицо.

В.Н.Николаев: - Помнишь, он нам свою фотографию дал, где он стоит, а  у него за спиной - икона святителя Николая. Ну, один к одному.

В. Саулкин: - Причем это добрейший, деликатный,  душа -  человек.

В.Н.Николаев: - Я расскажу о том, как вообще в зоне появился этот храм. Помнишь, 98 год, массовый дефолт в стране,  люди в один день стали нищими от  того, что если они хоть что-то накопили -  то все потеряли. И тогда за неуплату электричества отключали даже зоны. И  когда отключили эту зону, а Кравченко в это время был дежурный по зоне - дул сильнейший штормовой ветер, шел ливень, и упала вышка вместе с часовым. И  тогда, в этой кромешной темноте, к нему подошел один старый заключенный, накрыл своей плащ-палаткой и говорит: «Николай Дмитриевич , ты не переживай, побега не будет, но у нас от всех к тебе просьба – давай в зоне поставим храм». И вот он после этого выиграл этот гранд. Понимаешь, видимо, Господь послал ему эти деньги. И он  не присвоил себе эти деньги, он все, что выиграл, отдал на строительство храма.

В. Саулкин: - Много у нас в стране замечательных людей. Виктор поделился своими впечатлениями о том, как курсанты,  молодые девчонки, ребята  слушают  серьезные беседы о жизни, о подвиге, и главное -  о таких вещах, о которых вообще нужно говорить в школе: о семье, о том, как строить семью. Ведь это должно закладываться буквально со школьной скамьи, чтобы не было в будущем трагедий. Но я хотел бы сегодня вернуться к теме ввода войск в Афганистан. В прошлой передаче, посвященной Афганистану, мы говорили о том, что сегодня, слава Богу, меняется отношение к этой войне на самом высшем государственном уровне. Потому что после операций наших войск в Сирии многие стали понимать, с кем воевали в Афганистане. Стали понимать, что задача была  воевать не  с афганским  народом, а остановить  рспространение терроризма и наркотрафик. Если бы наши войска не вошли тогда в Афганистан, то они бы на 10 лет раньше направили исламских радикалов в Среднюю Азию. В годы развала страны  либералы говорили, что выжившие из ума старики в политбюро,  не соображая, что делали, отдали приказ о вводе войск. Это ложь. Афганское правительство 18 раз обращалось за помощью, потому что шли моджахеды, и, главное, американцы пытались проникнуть и поставить там  свои базы. Вот, сегодня мы все понимаем, какую опасность представляют ракеты средней дальности.  А если бы они были установлены американцами в Афганистане,  как планировали США, то простреливали бы всю Сибирь. То есть была угроза геополитическим интересам Советского Союза, решались задачи очень важные для безопасности нашей страны и нашего народа. И  то, что сегодня, наконец, государство готово отдать должное подвигу твоих боевых друзей, соратников, всех, кто воевал эти  10 лет в Афганистане, мне  кажется, это очень важно для самосознания нашего народа.  

В.Н.Николаев: - Знаешь, есть такая удивительная песня, которую мы с тобой включали  на прошлой передаче : «Прощайте, горы, нам видней, кем были мы в краю далеком, пускай не судит однобоко нас кабинетный грамотей». Вообще, Советский Союз оставил в Афганистане очень хорошие воспоминания у многих афганцев. Мы с тобой говорили, что сегодня туда часто приезжают ребята, которые воевали в Афганистане, и как их там тепло встречают! И сидят те, с кем мы воевали,  для гостей накрывают очень хороший стол, они искренне рады этой встрече. И знаешь, у них ностальгия по тем необъяснимым взаимоотношениям. Вот, вроде бы и стреляли друг в друга -  а память, смотри, какая осталась. С каким восторгом и с какой благодарностью вспоминают наших инженеров, которые оставили там  прекрасное наследие – построенные дома, заводы! В этих домах люди живут. Там проложены прекрасные, надежные коммуникации. Дома эти очень ценятся. Так называемые «хрущевки», 9-ти этажки,  которые в самом Кабуле построены в те годы. Наши геологи  серьезно помогли афганцам в поиске различных полезных ископаемых... А сколько обучили молодежи! С ними всегда были молодые афганцы, которые буквально впитывали  то, что им рассказывают и показывают. Афганский народ  не такой, как пытаются показать. Мол,  это какие-то дикие люди из  Средневековья. Это очень умный, образованный и очень благодарный народ.

Когда мы говорим о выводе войск то я вспоминаю, что как только афганцы точно узнали, что мы уходим, месяца примерно за два до вывода, там от горя весь город Газни, провинциальный городок, это рядом с нашей базой,  был весь увешан черными флагами. Вот, у них есть такой флаг трагедии, они, действительно,  даже это слово «расстроились» тут не подходит – у них было настоящее потрясение, что уходят русские. Потому что как им помогали, делясь последним, а наши удивительные военные  врачи , которые принимали без всяких оплат в том же Кабуле, в любой точке, где находились наши войска. Они только тем и спасали своих детей, своих больных жен, своих отцов, своих бабушек, которых привозили туда буквально на верблюдах. И снимают ее оттуда – а ей никто уже не может ни в чем помочь. И наши врачи, лейтенанты, старшие лейтенанты, которые накопили прекрасный, богатый боевой врачебный   опыт  -  помогают, спасают.  Причем они врачевали в самых, казалось бы, сложнейших ситуациях, когда здесь у нас, в Москве, если скажи, что тебе вот так будут делать операцию -  на врача могут завести уголовное дело. А они там нередко врачевали, не имея никаких возможностей. Ну, скальпель прокаленный. Помню, как девчонка оперировала одного нашего сержанта – у нее из наркотических веществ были две бутылки минеральной воды и фляжка со спиртом. И ведь  она  ему сделала операцию. Понимаешь? То есть таких случаев очень много, когда наш человек в безвыходной  ситуации, казалось бы,  полностью  безнадежной -  эту безнадежную ситуацию превращает в удивительное созидание, в настоящий свет. Когда люди вдруг начинают верить, что все не так плохо…

В. Саулкин: - Кстати,  об отношении афганцев к «шурави», к советским. Английский писатель написал книгу «Афган», как  журналист, опрашивал афганцев, ездил по стране. И он спрашивает моджахедов: «А как русские себя сели? Жестоко по отношению к мирному населению?» Ему отвечают : «Не в коем случае. Они вели себя очень хорошо по отношению к мирному населению и вообще они были честными воинами. Мы воевали с ними, в них стреляли, но они с нами честно сражались. А американцы наших жен и детей с неба бомбами убивают». То есть, афганцы очень четко понимают, кто и как к ним относится.

В.Н.Николаев: - Причем это ведь абсолютно нейтральный журналист. Он сам посмотрел, сам убедился, какое отношение к себе оставил советский воин там, в Афганистане.

В. Саулкин: - Хотя была жестокая война. Но  Владимир Владимирович Путин сказал недавно, я вот точно не помню его слова, но смысл передаю - Афганистан показал, что наши люди могут вынести очень многое, и даже на пределе человеческих возможностей. То есть то, что вынести казалось невозможно. Много настоящих подвигов было совершено в те годы. И  ведь все-таки очень радует то, что сегодня отдают должное, наконец, подвигу  нашего воина, который защищал интересы страны в разных горячих точках, в разных местах земного шара…

В.Н.Николаев: - Везде нашего человека в форме ждут. Вот, что значит опять же «быть в форме»? Вот, смотри, даже когда находишься   в метро  -  видишь: входит кто-нибудь, даже девчонка или курсант  в форме. И  особенно по лицам пожилых людей видишь: они  быстренько взглядом по ней пробежали и с удовлетворением вздохнули.

В. Саулкин: - В Сирии ведь тоже поставили нашим контрактникам, нашим добровольцам памятник: русский воин с автоматом прикрывает ребенка, закрывает собой. Всех, не только бойцов сил специальных операций, необходимо помянуть  всех погибших в борьбе с терроризмом.  На днях погиб Максим Плетнев, боец сил специальных операций в Сирии, погиб  героически. Вот, я фотографию смотрю – такое замечательное лицо  у парня -  русское, доброе, веселое. Жена красавица.  Максим с Кубани, из Тихорецка, говорил, что он с детства занимался  в военно-патриотических клубах, участвовал в спортивных состязаниях. Хотел служить в спецназе МВД. И попал в спецназ МВД. И я сразу вспомнил тех наших ребятишек из военно-патриотических клубов, которые выросли  на наших глазах. Многие уже  стали  офицерами . Казалось бы, то время, 90-е, подлое, когда  вокруг: «стань брокером, стань дилером, заработай миллион», а вот все-таки такие ребята, как Максим Плетнев, ка многие другие, как Александр Прохоренко, Роман Филипов – тоже недавно их подвиг вспоминали - они стали героями, защитниками Отечества. Вот они и есть  Россия.

В.Н.Николаев: - Взять того же Прохоренко, того же Филипова, Нурбагандова. Вот смотри, какие. Ведь они перед смертью, за секунды до смерти, не закатывали истерику, они ведь не кричали, не орали «Пощадите!». Понимаешь? Вот, тот же  Александр Прохоренко. Последние слова: «Передайте Кате, что я ее люблю». Своей супруге.

В. Саулкин: - Спокойно.

В.Н.Николаев: - Да. Абсолютно спокойно. Или Роман Филипов: «Это вам за пацанов!». Или Нурбагандов: «Работайте, братья!». И вот смотри, сколько надписей  написано  у ребят из спецназа, ликвидирующих террористов: «Работаем, брат!». Абсолютно простые  слова, но  в бытовой, мирной  обстановке   эти слова придумать невозможно. И они вообще не будут так звучать, как звучат у человека перед смертью. Вот, мы с тобой как-то говорили, что такое современные фильмы о войне, и что такое показывают сегодня. Мы с тобой прекрасно знаем фильмы о войне, снятые фронтовиками. Мы с тобой  знакомы с  удивительным актером –  Владимиром Петровичем Заманским.

В. Саулкин: - В прошлую среду мы Владимира Петровича поздравляли с 93-летием.

В.Н.Николаев: - Да. 93 года. У него прекрасная память. У него удивительный ум. Это абсолютно молодой человек по своему восприятию  жизни.

В. Саулкин: - И как он переживает горячо, как глубоко размышляет о всем, что происходит в стране, какие точные оценки дает…

В.Н.Николаев: - Он всегда в курсе всех новостей. 93 года. Тут думаешь, в свои-то годы, Господи, и то уже многое начинаешь забывать.  Забыл, что вчера было. А он ведь все помнит! И вот что хотелось бы, продолжая вот тему патриотизма: чем отличаются фильмы того времени, своим удивительным примером . Это был настоящий фильм-урок. О том, как должен себя вести любой человек, даже в такой, уже, казалось бы, запредельной ситуации. И какие фильмы сегодня показывают о войне. Вот люди, которые воевали, особенно ребята-чеченцы, не смотрят фильмы о Чечне. Заключенные не смотрят фильмы о зоне. Потому, что так не бывает.

В. Саулкин: - Так ведь и ты не захотел, и многие афганцы не захотели смотреть «9 роту»…

В.Н.Николаев: - Да.  Абсолютно пошлый, надуманный фильм. И вот когда у меня была однажды встреча с Владимиром Петровичем, с молодыми актерами, это было еще лет 10 назад, он еще в Москве жил. И он тогда произнес  эти слова молодым актерам: «Не рискуйте играть смерть». «Вообще, - говорит,- сыграть смерть не дано». Однажды у меня был разговор с одним французом, который лет в 25 подавал большие надежды во французском кинематографе. Ему предложили сыграть роль разбойника, которого казнят на электрическом стуле. И тогда у него, верующего католика, хватило разума сказать: "Покажите, как это выглядит на самом деле, что такое смерть на электрическом стуле". Ему показали. И он даже не досмотрел до конца  эти мучения, настоящие мучения человека. Он ушел из кинематографа навсегда. И на последней пресс-конференции объяснил: "Сыграть смерть человеку не дано. Это вне человеческого разума". А почему мы любим эти старые  фильмы? - Потому что там играют люди, которые видели настоящую смерть и знают, что это такое. Но я хочу сказать: война не только такая страшная и кровавая, как , допустим, показывают и пишут. На войне очень много юмора, кстати. И в моих книгах тоже.

В. Саулкин: - Причем, это невыдуманные истории…

В.Н.Николаев: - Это невыдуманные истории. У нас была собака, овчарка, ее звали Юрий Алексеевич. И эта собака ощенилась и принесла щенков, а самого толстого, неуклюжего принесла и положила командиру вертолета в левое кресло, и он там в этом кресле и остался. Он с нами жил и  летал все время. Дважды он нас практически спас. Он в тот раз начал сразу лаять командиру вертолета, левому пилоту прямо в лицо,  чтобы тот увидел опасность. Вспоминаю, как нам местные афганцы отдали ишака, потому, что он громко орал и  всех будил  в 6 утра. Они хотели его забить, а потом решили отдать нам. Этого ишака звали Гриша, и он постоянно работал у нас будильником. Он был настолько аккуратный и воспитанный, и если ему говорили не делать что-то -  он этого не делал. Я не знаю, почему он с афганцами не прижился. Но у нас он прижился при санчасти очень хорошо. Опять же с русскими, оказывается, ему было  неплохо. И таких смешных эпизодов было немало.

В. Саулкин: - Война – это жизнь. Но ведь когда 30 лет назад вышли из Афганистана -  вы же пришли совсем в другую страну! Уходили из Советского Союза -  а пришли в страну, где  в разгаре перестройка. И, как тогда говорилось, гласность. Многие были поражены отношениями  в обществе.  Особенно после честности , после взаимовыручки  на войне. В то время страна разваливалась на части, начинались рыночные, скажем так, отношения не только в стране, но и между людьми.  Это тяжело было пережить. 

В.Н.Николаев: - Знаешь, Витя, здесь с чем можно сравнить? Есть такое понятие – натуральное и идентичное натуральному. Когда люди находятся при таких испытаниях – на войне где-то, в других горячих точках, то из них, видимо, все неидентичное и ненатуральное выходит. И остается натуральным совесть, стыд. Они обладают натуральными отношениями. А когда мы вернулись оттуда -  то оказалось, что тут натурального очень мало. И вот эти люди, мы, в том числе -  я, кстати,  очень долго не мог привыкнуть к этой обстановке. Я не мог привыкнуть, почему тебе в магазине хамят. Вообще, во всех  взаимоотношениях удивляли жесткость, хамство, наглость. Особенно  цинизм. Понимаешь? Вот, простая бытовая ситуация. Заняли деньги. И  не возвращают. Там такого не было. Там если к тебе, допустим, подошли, попросили: «Одолжи 50-80 чеков, надо кое-что купить, детям посылку собрать». Ты одалживал. Тебе обещали: «Через неделю отдам»  - и  через неделю отдавали. Вот, в чем дело. А здесь таких ситуаций не было…

В. Саулкин: - Там готовы все были помочь друг другу.

В.Н.Николаев: - Там все готовы были помочь. Там если звучало: я тебе обязательно вот это сделаю, в этом помогу - действительно, помогали. И те, которые приходили в Афган только заработать, они как-то через месяц-полтора-два исчезали незаметно….

В. Саулкин: - Не приживались…

В.Н.Николаев: - Они не приживались,  как плодовое дерево не приживается к сорняку. Так и наблюдалось.

В. Саулкин: - Возвращаться было нелегко в эту страну новую?

В.Н.Николаев: - Возвращаться было не только нелегко.  Мы ведь вернулись в Грузию. Это уже были совершенно иные отношения.

В. Саулкин: - На базу в Вазиани?

В.Н.Николаев: - В Вазиани, да. Я поступил тогда в Военную Академию, в ВПА. Там несколько ребят поступили в другие военные академии. До этого у нас были  хорошие отношения с грузинами. Я помню самый первый момент, когда мы с моей супругой в Тбилиси зашли в метро , она уже была беременная, и когда мы только зашли, и грузины все  увидели, что зашла беременная  женщина  - оба ряда встали, и старый грузин   сказал: "Садись, дэтка. Мы тебя понимаем. Выращивай, жди ребенка". Это настолько было трогательно, тепло! Это настолько было наше,  натуральное.

А потом, когда мы уже выходили, я поступил в Военную Академию -  начались эти ужасающие  Тбилисские события . Мы собрали свои вещи в контейнер. И что они сделали с ними? Казалось бы, как это объяснить? А может быть, это и не надо объяснять? Когда они увидели, что это контейнеры именно советских офицеров, которые уезжают в Россию - они их поднимают метра на три, на пять над землей краном, потом отпускают, чтобы этот контейнер разбивался, и в нем все было разбито. Телевизоры, все, что мы на свои копейки наживали, стенки  мебельные..... Молодые офицерские семьи наживали. И когда мы здесь, уже в Москве, эти контейнеры вскрыли – Господи, помилуй, что называется. Понимаешь? Там  целые были тольколожки и ножи -  и все.

В. Саулкин: - Вот смотри, как пропаганда быстро действует, промывание мозгов…

В.Н.Николаев: - Очень быстро. Это самое поразительное. Да.

В. Саулкин: - Я хотел бы вспомнить подвиги наших ребят, потому что есть песня «Голубых беретов», она написана по жизненной ситуации. Таких ситуаций не одна была, по-видимому. Это  песня: «Не продаются ордена». Потому что, к сожалению, это же беда была, что многие наши соотечественники не понимали, какие подвиги совершали в Афганистане ребята. А подвигов было очень много. Тех же, что и во время Великой Отечественной войны отцы и деды совершали, повторяли в Афганистане их дети и внуки. И вот давайте эту песню послушаем. Ансамбля ВДВ, афганцев. «Голубые береты».

Звучит песня.

В. Саулкин: - Во многом сыграло роль откровенно  хамское отношение к тем, кто воевал в Афганистане, к этой войне. Нередко начальники говорили: «Я вас туда не посылал». Ведь многие в то время говорили, что это была позорная  война. Тогда сколько об этом говорилось, писалось в таких журналах, как "Огонек", в разных перестроечных изданиях! Это во многом и обусловило то тяжелое моральное состояние общества в 90-е годы. Мне кажется, что все это связано.

В.Н.Николаев: - Что самое обидное - упразднили орден Красной звезды. Медаль «За боевые заслуги». Медаль «За отвагу».  Легендарные медали.  И почему эти ордена взяли и упразднили? «Боевого Красного знамени», которым награжден Николай Николобай, который недавно умер. Николай Майданов – дважды Герой Советского Союза и России. Но он и эти ордена имел. Простые ребята, солдаты, которые получали эти медали. Они ведь были государственной наградой. И  можно было получить государственные добавки к пенсии. Но главное - это была честь. Он чувствовал, что получил настоящую награду за свое мужество, за свой подвиг. И какая гордость была бы у детей, у внуков, что у папы, у дедушки  эти боевые  награды!  

В. Саулкин: - Вообще это ведь преемственность поколений. Кто-то говорит: советская власть, советские награды...  Сейчас орден Святого Георгия восстановили.Это  замечательно. Но мне кажется, что и «Боевое красное знамя», «Красная звезда», вне зависимости от отношения к советской власти, должны были остаться в наградной системе. Это  все-таки связь с нашими отцами и дедами, которые эти ордена  и медали получали во время Великой Отечественной войны. Мне кажется, это очень важно.

Вопрос: - Опишите самые запоминающиеся моменты войны.

В.Н.Николаев: - Это проще книгу прочитать. Потому что они все запоминающиеся. И там нет второстепенных и неинтересных дней. Когда, допустим, утром в Газни находишься – там -30, а прилетаешь в Джелалабад там +45. В течение одного дня  такая смена температуры! Там  много таких моментов было. Но больше всего остались  в памяти удивительные человеческие отношения. Какая бы ни складывалась ситуация -  она всегда  заканчивалось по-человечески. Говорят: «не теряй лицо». Или говорят: «посмотри, какое у него хорошее лицо». Мы как-то привыкли воспринимать это: вот первое лицо государства – это президент. Но первое лицо – это, наверное, все-таки лик Божией Матери. Это и есть первое лицо. Первое лицо  - это лик Христа. Лики святых. Я когда был в Средней Азии, побывал в нескольких епархиях, и в том числе в одной из  епархий, где расположена наша 201-я дивизия, и в Киргизии, где наши стоят в Канте. Там построили храм, и в этом храме написан лик воина Евгения Родионова. Он среди святых там уже написан.

В. Саулкин: - И не только в этом храме есть иконы Жени Родионова. Но в воинских храмах особенно чувствуешь почитание воина Евгения.

В.Н.Николаев: - Да, в воинских храмах это особенно чувствуется. В  храмах в погранотрядах. Мы  позвонили его маме, Любовь Васильевне,  из этого храма. Я об этом написал в своем рассказе о поездке в Среднюю Азию. Это так было по-родному и по-человечески.  Любовь Васильевна   с этим священником, совсем молодым, который так рьяно взялся за строительство этого храма,  такую красоту создал, а там ведь  под +60 летом,  он сам два раза терял сознание от теплового удара. И он все равно служит там. Понимаешь, когда наши люди находятся на таких рубежах, где защищают Родину, это очень важно.

В. Саулкин: - Ведь там наш передовой рубеж сегодня.  Дело в том, что туда перебрасываю сейчаст, нам перебрасывают наемников, ИГИЛовцев. В Пакистан перебрасывают, потом к нашим границам. Вертолетами, в массовом порядке. Американцы тех террористов, которых им удалось спасти от наших ударов, кого они вывезли из-под ударов в Сирии, перебрасывают сейчас на наши границы. Как месть,  и чтобы зажечь пожар в Средней Азии. Поэтому это очень опасно.

Те, кто в 201 дивизии служит в Таджикистане, в Киргизии -   несут службу на  очень опасном рубеже, который может вот-вот вспыхнуть. Это  важно помнить и знать. Исламистское подполье там  огромное. Кстати, бывший  таджикский начальник ОМОНа, который перебежал к исламским радикалам и стал в ИГИЛе крупным командиром, он ведь до этого проходил спецподготовку  в Луизиане, в США .  Известно, что американцы их готовят.

Вопрос: - Жалеете ли вы, что вам выпала такая трудная служба?  Что вы чувствовали, когда закончилась война? Где вы были, когда война закончилась?

В.Н.Николаев: - Вы знаете, я жалею, что она закончилась, эта служба. Я знаю, что такое «быть в форме», я знаю, что такое крепкая семья. Я знаю, что такое жена, которая ждет и любит. Когда моей жене сказали после ранения: ваш муж умрет, и она все равно осталась женой, женщиной. И она горячей молитвой спасла меня. Понимаете? Вот это все - об этом жалеть нельзя. Как-то, знаете, этим - гордишься. Рассказываешь своим внучкам о своих двух дедах, Героях Советского Союза.

Вы знаете, говорят,  многое передается по наследству. И  эти воспоминания прекрасные, поучительные, которыми должна гордиться твоя фамилия и твой род –  это тоже должно передаваться по наследству. Твоим внукам, твоим детям, чтобы они гордились, каким был дедушка, бабушка, прадедушка. Чтобы знали удивительную свою родословную.

 Знаете, есть еще такая фраза «выродок». Выродок – это термин не медицинский. Это термин духовно-нравственный. Когда вырождается совесть, мораль, стыд – и тогда человек перерождается в то, кем нельзя быть в этой жизни. Выродком можно быть и в 10 лет, и в 90 лет. В зависимости от того, как ты вдруг переродился и изменил свои взгляды на жизнь. Говорят: он стал на жизнь смотреть по-другому. А как по-другому можно смотреть на жизнь, если не понимать, что ты создан для созидания? Для жертвы? Для самопожертвования и любви?

В. Саулкин: - Выскажу мысль, которая мне кажется,  простой и понятной. Милость Божия, когда человеку выпадает послужить Родине, послужить Отечеству. Не каждому выпадает подобная судьба. И к этому отношение такое, не только у тебя, Витя, и у Николобая покойного, покойного Майданова. У всех, кого я знаю, кто прошел Чеченскую войну, у ребят, которые стали героями. Никто из них не жалеет о том, что выпало на их долю. Потому что  осталось  чувство, что послужили  Родине.

В.Н.Николаев: - Даже взять того же Кравченко. Опять же вернуться в ту Россошанскую колонию. Еще первая когда была Чечня, там сидели двое ребят, которые прошли Чечню, но они были осуждены, и им пришли ордена. Одному медаль «За Отвагу», другому – «Красная звезда». Как это восприняла вся зона? Казалось бы – разбойники сидят. Да? И когда они вышли строевым шагом в арестантской одежде, им вручили эти ордена, их потом убрали, конечно, по их просьбе в сейф начальника колонии. Но ты знаешь, в зоне вообще не принято благодарить. Там не принято говорить спасибо. И вот когда эти ребята строевым шагом вышли и получили ордена, две тысячи человек им  аплодировали. А потом они вдруг сказали: «Служу Советскому Союзу!».

И вот это тоже показатель того, что люди, даже оказавшись в таком месте,  все равно сохраняют то, для чего рожден человек. И в этот момент они как бы воскресают для нормальной жизни. Вспоминают,  что надо служить. Люди  рождены  для службы. Вот, есть три профессии, где человек должен быть в форме: врач, на которого люди надеются, что он всегда вылечит, военный – что он всегда поддержит, защитит, священник –  всегда окажет духовную поддержку.  Я видел, собенно в Средней Азии, как помогает всем  епископ Питирим Душанбинский и Таджикистанский, с которым ты тоже знаком. Он и врач, и военный, и строитель, и священник, и прораб, и электрик – он все. Несмотря на свою тяжелую службу и такое непростое послушание – служить России, находясь далеко от России.

В. Саулкин: - Не только Богу, но и России, русским людям.

Вопрос: - Что бы вы пожелали современной молодежи? В Советское время ежегодно в школах проходил смотр строя и песни. Как вам кажется, такое мероприятие актуально для нынешних школьников?

В.Н.Николаев: - Там, где учится моя внучка, она учится в 7 классе, у них три раза в неделю  такой предмет  проходят. Его преподает у них один из учителей физкультуры. Он у них классный руководитель. И они любят этот предмет. Они с удовольствием разбирают-собирают оружие. Она знает имена героев Советского Союза, дату Великой Отечественной войны. Она знает, что такое Бородино. Такие предметы и надо вводить, чтобы наши дети, мальчишки и девчонки, знали о подвигах, о героической истории страны. Мы ведь тоже с тобой через это проходили. Помнишь игру "Зарница"? Мы  любили эту игру. И все были вдохновлены тем, что мы сейчас с автоматом, который нам даст начальник по военной подготовке, мы стояли в очереди за этим автоматом.

В. Саулкин: - А это был не милитаризм. Нас просто учили Родину любить, защищать. Мальчишки готовы были защищать Родину. Это же нормально. Вообще, это  отдельная тема беседы. Мальчишка должен получать мужское воспитание. Либо он получает мужское воспитание, скажем, от офицера в армии, когда школьник вчерашний приходит в армию, и его встречают достойные офицеры-воспитатели, либо в военно-патриотическом клубе, либо в школе. Но я просто образно говорю – все собираю. Либо он получает от улицы мужское воспитание, и от этого распространяется преступность. Потому что когда в школе не давали  настоящего мужского воспитания, а мальчишка тянется к этому,  то ребята нередко попадали в банды, попадали в преступные группировки. Это очень важная и серьезная тема.

 Вопрос: - Что бы вы могли сказать своим погибшим товарищам?

В.Н.Николаев: - Своим погибшим товарищам я просто могу сказать: спасибо и вечная вам память! Вечная память, потому что  это уже все равно в тебе. Это будет уже навсегда с тобой. Вот эти лица, вот эти к наши отношения. Пусть мимолетные. Поэтому это все должно быть в тебе навсегда. И оно тоже должно передаваться детям, и этим можно гордиться. Вот тут спрашивали, чтобы вы пожелали современной молодежи. Современной молодежи я бы пожелал вести себя так, чтобы отец, дедушка, прадедушка не боялись быть старыми, чтобы они не боялись возраста своего, чтобы по мере того, 70 им лет или 80, они были уверены, что сын, внук их всегда поддержит. И чтобы   формировали крепость и надежность в семье. Чтобы в семье была всегда любовь, которая передается из поколение в поколение. Ведь не случайно у нас даже в нашем алфавите как символ скромности буква «я» стоит самая последняя. Она не стоит первая, она не стоит в середине. Так  алфавит наш построен, чтобы этот «я» в алфавите и в жизни всегда жил скромно. Приветливо, с таким пониманием, чтобы в тебе всегда было чувство любви и созидания к близким и родным. Что ты рожден именно для того, чтобы вокруг тебя люди были спокойны и уверены в тебе.

В. Саулкин: - Кстати, ты сказал о дедушках и бабушках. Я знаю ополченца Николая Ивановича . Он в 66 лет взял автомат в руки, защищая Донбасс.  Сейчас уже за 70. Он комиссован, потому что после контузии проблемы со слухом. Достойнейший человек, замечательный. Он говорит: «Я почему взял автомат? Потому что, думаю, у меня дед и отец на Великой Отечественной защищали Родину. Я думаю, ну как, если я фашистам отдам свой город. Свою страну, как я встречусь с ними там, как я им в глаза посмотрю? На том свете, в Царствии Небесном?». Интересно, что один знакомый ополченец  Андрей в это же время начал воевать в 17 лет. Вот они два ополченца защитники Донбасса: один в 17 лет начал воевать, в этоже время, второй взял оружие в руки почти в 67 лет. Это замечательные русские люди. И мальчишки, и пожилые люди. Какие наемники, как утверждает бандеровская пропаганда? Это люди, которые там жили и которые взяли оружие в руки, чтобы защищать свою землю  от фашистов, чтобы не стыдно было перед отцами и дедами.

Вопрос: - Каким важно быть человеку, идущему на службу в армию?

В.Н.Николаев: - Человеку надо быть прежде всего человеком. Говорили в свое время: вот пойдешь в армию, и армия из тебя сделает человека. Знаешь, как мне сказал мне мой дед? В армию надо идти уже человеком. Не для того, чтобы тебя там перевоспитывали, а для того, чтобы ты пришел уже готовый к тому, для чего ты туда пришел. Вот поэтому человеком нужно быть с того момента, как только ребенок произнес первое: «мама». И вот с этого он должен быть человеком, чтобы дети делали все, чтобы он рос и знал, что такое, как мы с тобой уже не раз говорили, что такое скромность, что такое маме: «доброе утро» и папе, что такое: «спокойной ночи». Чтобы у родителей была спокойная ночь и спокойная жизнь за все, что происходит. А не волнения и переживания.

В. Саулкин: - А идти в армию все-таки надо, действительно, как нас учили, исполнять священный долг. Как нас учили и мы так в армию и уходили.

В.Н.Николаев: - Как мы говорили: «Я гражданин Союза Советских Социалистических республик, принимаю присягу и торжественно клянусь». И вот давайте торжественно клясться. Пусть не Советскому Союзу, но своей семье.

В. Саулкин: - Вечной Росси.

В.Н.Николаев: - Вечной России, да.

В. Саулкин: - Спасибо. Помощи Божией всем.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+