Перейти к основному содержанию

18:46 26.05.2019

Максим Соколов: «Суррогатные деньги в их прошлом и настоящем»

30.05.2018 17:47:51

Из последних новостей криптовалютного мира следует отметить, что к интересному начинанию собирается приоединиться эксцентричный гений Марк Цукерберг, еще более эксцентричный П. В. Дуров, а также львица и певица О. И. Бузова. Последняя пока что не преуспела в сборе средств на печатание криптовалюты Buzcoin, но Москва не сразу строилась или, как говорили немцы, Танненберг не сразу был взят.

Всего же на сегодняшний день насчитывается 1565 криптовалют, причем их число имеет тенденцию к возрастанию. Такое количество не может не впечатлять, а равно не может не вызвать вопроса: положим, что за криптовалютой будущее, но за какой именно? Можно возразить, что рынок всё расставит по своим местам, тогда и узнаем, кто будущий доллар, а кто всего лишь тугрик. В таком общем виде – не поспоришь. Рынок всегда всё расставляет по своим местам, но практической, а равно и предсказательной пользы от этого суждения немного. Равно можно сказать, что в долгосрочном плане мы все покойники: ну, и что с этого?

Следует ли вкладываться в криптовалюту вообще, а если следует, то в какую: этот вопрос так и остается неясным, и пока можно лишь сравнить нынешний криптовалютный плюрализм с не меньшим (и даже большим) валютным плюрализмом, наблюдавшимся век назад на территории Германии и России.

Историки расходятся во мнениях о том, сколько различных видов суррогатных денег (на иной взгляд, это более удачное и более точное определение, чем «криптовалюта») обращалось в 1918–1922 гг. на территории бывшей Российской Империи. Называется от 4 до 20 тысяч: так что, нынешнее криптовалютное дело есть куда развивать и расширять.

Тогда не было «цифры»: первые компьютеры на радиолампах, величиной с трехэтажный дом появились лишь четверть века спустя; по большей части не было и электричества, что, однако, не препятствовало неистовому майнингу. Майнила всякая мало-мальская власть, начиная с уездного уровня, причем и до сей поры можно впечатляться тем, до какой степени голь бывает на выдумки хитра.

Кроме более или менее традиционных по дизайну деникинских «колокольчиков» (с изображением Царь-колокола) и архангельских «моржовок» (с изображением моржа, а равно иных видов арктической фауны, ср. белорусские «зайчики» более позднего времени), донских денег с изображением голого казака, сидящего на бочке с вином, встречались и совершенно нетрадиционные решения. Были деньги на шелке, были деньги, на которые для защиты от подделок наклеивались четвертушки «керенок», были деньги из винных этикеток (мадера – 1 рубль, кагор – 10 рублей, портвейн – 25 рублей).

Аналогичная картина была и в Германии, где криптовалюта называлась Notgeld (деньги нужды). Нотгельды (также называвшиеся городскими деньгами) начали эмитироваться муниципиями еще во время мировой войны, но основной их вал пришелся на время гиперинфляции 1923 г. Разнообразие эмитентов и дизайна было сопоставимо с российским.

Хотя на выпускавшихся в те же годы в Южной России агитационных деньгах была издевательская надпись «Карбованьци ходют по свiту наровнi з мягеньким папiром», креативные агитаторы были всё же не совсем правы. Если бы денежные суррогаты были вообще ни к чему не пригодны, вряд ли бы их вообще эмитировали – тем более при отсутствии средств эффективного принуждения к использованию именно данного суррогата – и никакого иного платежного средства. Хаос гражданской войны – это далеко не СССР с убедительными средствами валютной монополии (ст. 88 УК РСФСР).

Резоном к эмиссии (кроме того, что сеньораж – он и в уезде сеньораж) была необходимость иметь хотя бы суррогатное платежное средство, чтобы обеспечивать повседневный оборот. Все-таки чисто меновая торговля – обмен сюртука на 40 аршин холста – имеет очевидные неудобства. Деньги всё же лучше.

Другое дело, что криптовалюты вековой давности, худо-бедно (скорее худо) обеспечивающие поход на базар с целью приобретения самого насущного, никак не могли быть использованы для сбережения и накопления. А ведь в этом тоже заключается функция денег. Поэтому с какой-то нормализацией централизованного денежного обращения суррогатные деньги отмерли сами по себе, оставшись забавой коллекционеров-бонистов.

Но ведь цифровые суррогатные деньги отличаются тем же изъяном. И уже имеющие какую-то историю суррогаты, и новейшие, только находящиеся в стадии разработки деньги батьки Цукерберга и батьки Дурова, а равно атаманши Бузовой всем хороши или, по крайней мере, на что-то да сгодятся, при них прокормится какое-то количество менял-спекулянтов, но о сколько-нибудь надежном средстве сбережения всё еще ничего не слыхать. Хотя в общем-то и пора бы.

Так что, возможно, их ждет судьба старинных нотгельдов. К тому же последние, как следует из их названия, какую-то общественную нужду все-таки удовлетворяли, а нынешние крипты разве что удовлетворяют нужду в таинственности. Функция интересная, но не столь насущная.

 

Политаналитика

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+