Братство "Радонеж" Группа СМИ «Радонеж» Контакты

Текстовые версии передач

Все материалы

"Чем чаще причащаться - тем лучше?". Отвечает протоиерей Димитрий Смирнов.

07.12.2010 00:00

Протоиерей Дмитрий Смирнов

- Батюшка, как жить, чтобы не завидовать? Порой кажется, что жизнь очень несправедлива. Я знаю, на все воля Божия. Каюсь постоянно в зависти, а чувство это возникает вновь и вновь.
- Что значит каюсь?
- Сокрушаюсь.
- Сокрушаюсь - это не есть покаяние. Покаяние делает грех не бывшим. Покаяние - это когда человек этот грех сам по себе не обласкивает тем, не извиняет тем, что в мире все несправедливо. Исаак Сирин говорит: «Не называй Бога справедливым. Если Бог был бы справедлив, ты был бы в аду». Какая справедливость? Справедливости быть не может. Мы все живем по милости Божией. И каждый из нас несет свой определенный крест, который нам дан для спасения. Завидуем мы обычно вещам. Но человек в гроб ничего не возьмет. Поэтому зависть - грех сатанинский. Первым из творений Божьих сатана позавидовал. Поэтому, когда мы завидуем, то уподобляемся сатане. Ну, а потом, зависть - это грех безбожия. Потому что если человек завидует, то он считает, что Бог, вообще-то, все неправильно распределил. Он должен был дать всем людям хлеб и воду, а мне все остальное, потому что я самый хороший, самый достойный, самый прекрасный. Ну, ясно же, что это Господь распределяет по Своему усмотрению. Он знает о каждом, что ему для души полезнее. А уж человек это как-то может употреблять, с тем или иным рассуждением и усмотрением. Поэтому зависть абсолютно неправомочна.
- Но она возникает помимо воли человека.
- Ну, разумеется. Вот, но с тех пор как мы приняли дар Святого Крещения, с тех пор как мы приняли дар миропомазания Духом Святым, мы имеем власть сопротивляться этому греху. Мало ли что нам зависть диктует. А мы перекрестимся, скажем: «Господи, избавь меня от зависти». В этом вопросе чувствуется, что человек недоволен Богом. В силу чего? В силу сатанинского греха, потому что недоволен был Богом, был первый дьявол. Значит, здесь нет ни веры, ни доверия Отцу Небесному, ни согласия своей воли с Его волей. Поэтому, естественно, это чувство зависти возвращается. Поэтому нужно, как Господь сказал: « Толцыте - и отверзется». Нужно ударять молитвой в небеса. Потому что зависть очень мучительное чувство. Можно посочувствовать этому человеку. Нужно просить у Бога об избавлении.
- Батюшка, апостолы нам советуют: «Всегда радуйтесь». А как всему и всегда радоваться? Ведь столько вокруг несправедливости, огорчений, скорби.
- Нет, у нас поводов для радости гораздо больше, потому что Бог нас любит. И в этой любви все наши невзгоды - это маленькие гребешки на океане милосердия и любви Божией. Вот, а в силу того, что человек как-то склонен пренебрегать созерцанием любви Божией к нам, то и видит какие-то там рябь на воде, облачко где-то далеко. Ой, ветерок подул. Все безобразия на Земле устраивают люди. Поэтому, ну, естественно, если мы разбросали игрушки по комнате - значит, этот кавардак мы устроили. И пока мы не приберем, ничего не будет.
- Из Питера вопрос такой к нам пришел: какая польза от причастия, и чем чаще причащаться - тем лучше?
- Если человек не знает, какая польза причастия, ему, вообще, не надо причащаться, потому что, это может быть только в суд или в осуждение. А когда человек на опыте познал, какая польза, тогда, конечно, чем чаще, тем лучше. А так просто формально - это не только ничего не даст, а будет во вред.
- То есть, это можно познать только опытно?
- Да.
- Потому что мы познаем все-таки веру из книжек в первую очередь. И вот, там мы часто читаем разночтения такие по этому поводу. Одни говорят, что причащаться часто нельзя. Что это дерзко. Другие говорят, что нужно как можно чаще, тем лучше.
- Есть такое понятие - дерзновение. Без дерзновения даже нельзя осенить себя крестным знаменем. Потому что, когда человек дерзновенно осеняет себя крестным знаменем, он как бы, исповедует то, что он христианин. А на самом деле он таким не является, а только стремится. Это просто какой-то формальный акт. Не говоря, уж о том, что он похож бывает на глумление и вообще, неизвестно на что. Но, никто еще не сказал, что давайте не будем осенять себя крестным знаменем. Поэтому нужно прочитать все, что написано о Евхаристии. Ну, хотя бы в Евангелии и у апостолов. И вот, исходя из этого, и действовать.
- Со страхом Божиим...
- Разумеется. И верой. Но, если человек не знает, какая польза, как он может причащаться? Значит, это уже очень серьезный изъян в его вере.
- Я часто сталкиваюсь, и вы, наверное, тоже, что приходят люди и просят причастить какого-то болящего родственника, который ничего не знает ни о христианстве, ни о вере, ни, тем более, что такое причастие. Но очень просят. Вот, давайте его причастим.
- Я прихожу. И там, на месте уже, решаю эту задачу. Вот, однажды один священник молодой попросил меня причастить свою бабушку. Я пришел. Бабушка такая очень хорошая, за 90 была. Учительница. Говорит: «Отец Дмитрий, а как вы меня будете причащать? Я ведь человек совершенно неверующий. Это же кощунство».
Я говорю: разумеется. Я спрашиваю: на что ты надеялся? Отвечает: я надеялся, что ты подберешь какие-то слова, и она вдруг... Я говорю: вот так, собственно, чудеса бывают. Но ушел, не причастив. Очень хорошо она меня приняла.
- То есть, она так и не пришла к вере.
- Она говорит: это кощунство. Ну, я говорю: да, конечно, кощунство. Как можно неверующего человека причащать?
- Дарья спрашивает. Скажите, пожалуйста, что делать, если у ребенка 9 лет полностью разрушен авторитет матери собственным отцом? Как восстановить разрушенную психику ребенка и отношения матери и ребенка? И возможно ли это?
- Это возможно только, когда девочка станет уже взросленькой, лет с 15. Тут что-то может в ней пробудиться. А так надо очень внимательно смотреть, за кого выходишь замуж? А у нас какая цель? Ведь, вот, я смотрю на молодых девушек, которые стремятся замуж. У них обычно, вот, глаза расширяются, и желание замуж, оно превыше желания создать домашнюю церковь. То есть, инстинкт борет разум. Веру. Ну, и последствия, их недолго ждать. Цель брака другая. Не реализовать свой, так сказать, биологический инстинкт, к которому я очень хорошо отношусь. Но если мы верующие люди, у нас должна быть на первом месте любовь к Богу. Сказано: кто любит отца, мать, жену, детей больше чем Меня - тот меня не достоин. Главное - это любовь к Богу.
- Ну, хорошо, если этот человек понимает, выходя замуж.
- А не понимает, вот, пожалуйста, пусть теперь мучается. Ну, что ж делать. Замуж - это такая серьезная вещь, ошибку в которой человек совершив, человек может потом страдать всю жизнь. Это называется изломать свою судьбу. Особенно когда сейчас. Раньше жили деревнями. Есть жених, знают все его семью до четвертого поколения. Ну, и вверх. Знают, путевые мужики или там, лентяи. Очень легко сказать, как жених завидный - незавидный. Хороший - не хороший, работящий, или ленивый. Есть в роду пьяницы, или нет. А сейчас на это вообще не смотрят. Понравился - не понравился. Потом поживут вместе пять лет, потом он с другой поживет пять лет. Поэтому так все и получается вверх ногами. А есть вещи, которые нельзя исправить.
- Вот, в Святом Евангелии есть такое место, когда женщина возлила на ноги Господу нашему Иисусу Христу алавастровый сосуд с мирром и омывала ноги этим мирром. И своими слезами омыла и волосами отирала. Вот. У меня такой вопрос. Возможно ли в наше время проявить подобную любовь к Господу? А если возможно, то каким образом?
 - Вы очень точно изложили евангельский текст. Вот, напомню вам другой: «Что вы сделали одному из малых сих, то сделали Мне». Это вполне можно повторить на разные лады. Господь дал нам такую возможность. «Болен был - и посетили меня». «В темнице был - и пришли ко мне». «Наг был - и одели меня». Так что у нас есть такие возможности. Пожалуйста, сколько угодно, послужив Господу в человеке. Это как раз и есть христианская жизнь.
- Батюшка, апостол Павел говорит в одном из своих посланий: «Если остался без жены - не ищи жены». И дальше: таковые будут иметь скорби по плоти. Чем объяснить, что поиск второй половины стал одним из главных вопросов у православных?
- По маловерию. Опять же, видим, что цель современного человека - не Царство небесное, будь он трижды православный. Помимо креста можно еще носить иконку на груди. Опоясать себя поясом с псалмом. И в паломничества ездить, но все равно, цель жизни - не Царство небесное. А цель жизни - устроиться здесь. А если есть дети, то еще, чтобы дети устроились. Это главная печаль. Из этого все и вытекает. Человек не на то ориентирован. То же самое и в браке.
- Батюшка, у меня два вопроса. Первый. Покаяние и исповедь - это разные вещи? Я так понимаю, что понял с ваших слов, что покаяние - это несвершение в будущем греха, полное исправление своей жизни. Это метанойя называется. А исповедь вроде как перечисление своих грехов, она может быть сокрушением. Так как таинство называется?
- Таинство - покаяние.
- А почему тогда иногда пишут – исповедь?
- Ну, мы храм иногда называем церковью, правда? А ведь это совершенно два разных понятия: храм и церковь. Так же и здесь. В обычном языке мы говорим - на исповедь. А не всегда исповедь у нас сопряжена с покаянием, к сожалению. Вот, я вам говорю: самокат и мотороллер. Это разные слова. Значит, и прибор разный. Так же и здесь. Ис-по-ведь. Одно слово. А покаяние - совсем другое.
- Я сам из Серпухова. 18 мая очень много людей приезжает к Неупиваемой Чаше - причем их даже две в Серпухове - чтобы помолиться перед этой иконой. А почему же в своем храме нельзя помолиться перед любой иконой Богородицы? Правильно я ставлю вопрос?
- Абсолютно.
- А почему все-таки рекомендуют, что ты езжай туда, и там пред этой иконой молись? И молитвословы уже утверждены Патриархией, вплоть до того, что за здоровье лошадей или пчел каким святым надо молиться.
- Тоже верно. Дело в том, что при жизни своей всякий угодник Божий был как-то отмечен тем, что в такой-то, такой-то ситуации его молитва приносила определенный плод. Люди это заметили и потому просят его в молитве: ты такому-то человеку в 1311 году помог в зубной боли, помоги, брат, и мне. И глядишь - помогает.
-Священномученик Антипа, в данном случае.
- Правильно. Но это не значит, что вы не можете от зубной боли просить преподобного Сергия. Или его ученика, там, Никона. Какие проблемы-то?
- Честолюбие - это благо для человека, который трудится, или же это проявление тщеславия?
- Ну, вот, опять. Честолюбие - это одно слово. Тщеславие - это другое. Тщеславие - это когда человек испытывает наслаждение от чего-то этим человеком содеянного. Он может быть даже об этом рассказывать. А честолюбие - это когда человек любит, чтобы его прославляли. За какое-то его дело, за какие-то дарования. То есть, воздавали ему честь. Он любит, когда его чествуют. Совершенно разные оттенки. Конечно, это родные дочки их мамочки - гордости. Но, это разное. Тщеславие - вот, одел человек на себя новый камзол. И идет, на него внимание обращают. Ну, что, тряпочка? Пройдет два сезона - и вот, уже локти вытрутся. Спрашивают, ну, чего тут особенно тщеславиться? Вот это тщеславие. А честолюбие - когда человек хочет, чтоб его за что-то прославили. Немножко другое.
- Здравствуйте. Вопрос, что такое супружеская любовь и что такое влюбленность? Второй, что такое «таковы будут иметь скорби по плоти»?
- Ну, начну со второго. В браке очень много скорбей. Почему? Потому что супруги должны непрестанно отрекаться от своей воли. Потому что муж должен служить жене, потом детям и так далее. То есть, жизнь более ответственная. И придется гораздо больше работать, меньше отдыхать. Целые большие куски жизни не спать ночами. Пока детки вырастут, и все это пройдет у них. У младенцев часто животик там болит, зубки режутся. Постарше тоже проблемы. Еще старше – дети поздно приходят, волнуешься. А разволновался - опять полночи не спишь, и так далее. И работать. Одно дело, одного себя прокормить, чего там? как бы кашки гречневой залил молочком, да и покушал. А тут надо детей кормить. Им нужно вообще питание сбалансированное, белки, жиры, углеводы, витамины, клетчатка. Все это надо давать. Им надо готовить, нужно пробовать, смотреть, чтобы не горячо, не холодно. То есть, огромная часть. А потом, болезни, ну, и сами роды. Жена в роддоме, потом кормление, все на муже. Ну, и так далее. И вообще, рожать детей, это значит - ты кормишь собой ребеночка, пока он в тебе возрастает. Это все очень непростые вещи. Вот, это и есть скорби по плоти. А влюбленность - это вещь такая, которую испытывают все. Начиная от птиц, даже раньше можно взять - земноводных. И уж, конечно, млекопитающие, куда попадает и человек. Это вполне нормально. Вот, но человек - существо разумное. Поэтому он должен понимать, что влюбленность - вещь хорошая, но все-таки это вещь временная, можно сказать, сезонная. А любовь - это совсем другое. Любовь - это сколько крови готов отдать за любимого человека. Ты хочешь ему послужить? Ради него совершить подвиги? Любовь всегда жертвенное служение, поэтому в некотором смысле влюбленность и любовь - это часто противоположные вещи. Потому что влюбленность толкает человека к тому, чтобы обладать другим человеком. А любовь - это стремление отдать себя. Видите, совершенно противоположные по направленности векторов такие свойства человеческого сердца.
- Батюшка, объясните, пожалуйста, для чего Господь постился 40 дней в пустыне?
- Для чего? Его приход в мир как человека имеет целью преподать нам Свой образ. Мы постимся почему, 40-дневный пост принимаем? Потому что так Господь делал. Пост - это поприще, когда человек концентрируется на своей жизни, раздумывает о своем служении. К сожалению, у нас в пост часто мы концентрируемся на том, чего мы едим, чего не едим. А Спаситель вообще ничего не ел. Не вкушал никакой пищи. И у каждого христианина есть задача, подобна той, которая стояла перед Христом. Это пророческое служение. Для нас - миссионерское. Мы должны возвещать миру волю Божию, открытую нам в Евангелии. Второе служение было царское. Он был царь Израилев. Мы тоже цари и священники Бога вышнего. Мы - избранный народ, люди, взятые в удел. Мы должны концентрироваться на этом своем служении. А потом его служение было жертвенное служение падшему человечеству. Также и христианин. Он должен, ну, как мы говорим в ектении: сами себя, и друг друга, и весь живот наш Христу Богу предадим. Мы должны на это себя поставить. Мы же по-прежнему упорно желаем себя где-то увидеть, имеем тщеславие, честолюбие и всякое другое. Все, к сожалению, земные представления. А мы должны служить Богу.
- И Господь явил нам пример.
- Да. Вот этот пример правильного отношения к жизни. Он вступил на поприще христианской жизни, которая увенчалась крестом. Это образ жизни каждого христианина. Вплоть до того, как к этому кресту относиться.
- Господь, дав нам заповеди, Сам прожил жизнь по ним.
- Да. Конечно, а иначе это было бы, как мы всегда могли сказать: Ох, хорошо тебе, ты же Бог. Нет, он стал человеком. И он первый все это исполнил в самой предельной точке человеческих возможностей, как человек. Наш крест, у любого из людей, все-таки легче. И поэтому он нам дает именно этот образ. Мы должны почувствовать, что жизнь наша должна быть до предела отдана этому служению. И вот Он в начале своего пути, этот пост предпринял, давая нам образ. Потому что пост, в некотором смысле - это образ христианской жизни. Потому что в посте человек отвергается от самой жизни своей. Фейербах говорил: человек ест то, что он ест. А если человек не ест? Он как бы и не живет. Если не есть больше 40 дней - то умрешь. Пост - это есть образ умирания во Христе. Человек не для талии постится, он умирает со Христом. Цель здесь духовная. Ну, начинайте с простого. Поэтому отвержение от пищи - это самое первое упражнение в этом умирании. А потом нужно так же отказаться и от своего времени, и от отдыха, мы же приехали на эту землю для того, чтобы ее превратить в рай. Мы должны верить в любовь Божию. Через нас люди должны узнать о Христе. Как Господь сказал:
 «чтобы люди видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего небесного». Вот, что такое христианство. А у нас этого нет. Если ребеночек родился - надо его от всего оградить. Если женить - то надо так, чтобы побогаче. И все время задачи ставятся исключительно такого земного характера. И часто даже силком.
- Как можно отличить случай, когда Господь попускает падение, чтобы человек не возгордился, и когда виной всему собственное нерадение?
- Ну, это одно и то же. Без попущения Божия не будет падения. А может быть радение - нерадение, если Господь попустит - все равно. Если человек в чем-то не согрешает, то это не потому, что у него какие-то усилия, или он достиг какого-то совершенства мнимого. Это значит, Господь его до времени держит. Видя, что человек вполне в этом преуспевает и не гордится, Ему незачем попускать его падение. А если есть опасность для гордости, обязательно будет падение, потому что гордость страшнее всего. Ну, человек пусть лучше проворуется со смирением, чем будет гордиться тем, что он копейки не взял. С точки зрения социальной, конечно, для государства и народа приятнее, чтобы человек не воровал. А для спасения души самое страшное - это гордость. А при гордости, в ее высшем проявлении, которое именуется гордыня, в таком запредельном развитии, то в человеке, вообще, могут исчезнуть все страсти. Он может спокойный, безгневный, очень доброжелательный, улыбчивый, абсолютно мертвый к деньгам, абсолютно равнодушный к противоположному полу. Он может быть равнодушен к похвале, к чести, потому что, представляешь, какой-нибудь червячок к нему подползает и говорит: «Слава тебе, великий!». Или ты сидишь за столом, и сейчас по столу муравьишка ползет, и вдруг лапки поднял и пищит: «Отец Александр, слава тебе». Ну, тебе что от его прославления? Это же смешно. И человек, пребывающий в гордыне, он на этих прославителей смотрит, подняв левую ноздрю и скривив рот. Потому что, Господи, ну, червячок какой-то там славу поет! Это просто смешно.
- И такое бывает, батюшка?
- Ну, сколько угодно. Не сталкивался?
-С такой степенью гордыни - нет.
- Ну, гордыня - это все-таки очень большая степень поврежденности. Это штучный товар. Как и святость. Редкая вещь. Но и слава Богу. Потому что вывести человека из этого состояния невозможно.
- Ну, если он сам для себя авторитет, то кто же ему...
- Обычно для таких людей нет авторитета. Он по гордыне даже не будет с тобой в спор вступать.
- Согласится.
- Нет, он соглашаться не будет. Он только улыбнется снисходительно - и все. Мели, Емеля.
- Можно ли отличить беснование от психической болезни? И как?
- Нет, ничего проще. Наливаешь два стакана, водопроводная вода и крещенская. Бесноватый отреагирует на крещенскую воду. А если человек просто болящий, он ничего не сообразит.
- То есть, для него это все равно будет.
- Абсолютно. Если случайно попадет, ну, может быть, попадание, ты сам понимаешь, 50 %. Это может быть хоть 10 стаканов. И уже это все. Невозможно попадание. Ну, вот, самый яркий пример. Вот эти, так называемые, наши бесноватые, они очень любят хрюкать во время херувимской песни. Они думают, что херувимская песня - это центральная часть, вообще, литургии. Хотя это всего лишь перенос заготовленных даров жертвенникам на престол. И там, вообще, ничего сакраментального нет. Некоторые на колени встают, хотя собственно это не положено по Уставу, потому что несут всего лишь хлеб и вино на престол. Не перед чем еще пока на колени вставать. Ну, а эти же не знают. И начинают там бесноваться. Херувимская песня возникла в X веке. До этого не было ее. Просто в молчании шли, как мы переносим на Литургии Преждеосвященных даров. А потом она возникла, чтобы эту паузу как-то заполнить. Поэтому если настоящий бесноватый, он будет бесноваться-то на евхаристическом каноне. А этого не происходит.
- Сразу сам себя раскусил.
 - Да, чего там, Господи, подумаешь! Из этих бесноватых 99% просто больные заболеванием, которое именуется истерия. Из них бесов выгонять бессмысленно, потому что они такие бесноватые, как и сами изгоняющие. Все мы бесноватые. Надо святителя Игнатия Брянчанинова читать. Он блестяще об этом написал. Совершенно хрестоматийная вещь.
- Как побороть уныние?
- Смирением, терпением и трудом, сопряженным с физическими упражнениями.
- То есть, заставлять себя побольше трудиться физически.
- Да, очень помогает домашняя уборка, мытье посуды.
Т ы ведь в физике разбираешься. Если ротор крутить, то на концах вилки возникает разность потенциалов. То же самое. То есть, если в розетку вступит ток, то ротор закрутится, поэтому если вот вручную мы начинаем ротор проворачивать, ток начинает идти, оживает. Если оживает мотор электрический, нечто подобное происходит и с душой. То есть, и правила читать, и последование к причастию, и пост соблюдать и дом держать в чистоте и стараться не раздражаться с людьми, лаской, и все, конечно, к Богу взывать. Господь увидит твое терпение, смирение и обязательно тебя утешит.
- В суете привыкаешь к своим недостаткам и забываешь мелкие грехи. Как быть, чтобы не затянуло это болото?
- Чтоб болото не затянуло, нужна постоянная память о Боге. Если память о Боге есть - никуда не затянет, потому что у человека всегда будет ориентир, что главное, что второстепенное.
- Кажется, что все главное.
- Ну, кажется. Перекрестись. Важнее, чем Пресвятая Троица, нет ничего. Нужно жизнь строить от этого.
- Но очень многие люди с этим согласны, но порой по полгода в храм не могут дойти: одно, другое, и все никак не отодвинешь...
- Собственно, я допускаю, что есть объективные причины, но это же не значит, что человек может достичь Святой Троицы только через храм. Преподобный Серафим в пустыньке жил. И приходил в монастырь раз в неделю, причащаться. А бывали моменты, когда этот период был дольше.
- Преподобный Серафим находился в непрестанной молитве к Богу. То, о чем нам только мечтать приходится.
- Ну, что может сделать один человек, то худо - бедно может сделать и другой. Нужно такое желание, как было у него. Все лишь зависит от любви к Богу.
- Батюшка, еще от силы воли.
- Нет. Вот, миром движет любовь. Вот, человек любит музыку и вот, какие препятствия ему ни ставь, он все равно будет находить возможность ею заниматься, слушать, посещать концерты, даже самому играть. Он это все преодолеет. Человек любит путешествовать. Вот, Федя Конюхов. Недавно даже говорю: «Федя, остановись». Круче тебя нет на свете. Хватит, Господи. Не может. Любит путешествовать и все тут. Уже и в дьяконы его посвятили, ну, служи себе. Нет, вот. Видишь как? Вот, также и если человек любит Бога, его ничего не остановит. Его не надо заставлять молиться, ему в радость. Он все будет отодвигать, только помолиться. И сон, и еду - все на задний план. Вот, как Алексей, человек Божий, молодую жену оставил. Он как-то поддался воле родителей, женился, невеста хорошая, верующая. Все же нет. Все это преодолел он. Желание быть с Богом оказалось сильнее. А Феодосий Печерский? Мать плачет: «Сынок, вернись». Все, ничем не остановишь. А молодой был парнишка-то.
- Это Юлия. У меня такой вопрос. Когда я читаю Деяния или Послания апостолов, то обращает на себя внимание, что для апостолов важнее всего были дела церкви, церковной общины, проповеди. Но их не очень волновало положение государства римского того времени... Но, вот, у нас православных, то, что делалось с нашей страной - это такой больной вопрос, и мы очень переживаем из-за этого. Что здесь правильно, что неправильно?
- Ну, это связано с тем, что современный православный человек живет телевизором. Специальные люди, ньюсмейкеры, создают определенное волнение в нужном им направлении. А люди им поддаются, через это ими манипулируют. А тогда же ничего этого не было! Они прекрасно знали, что представляло собой римское государство, знали ему цену. Знали отношение к церкви. И понятно, что они не могли повлиять как-то на строй. Ну, и потом, Господь-то пришел не для того, чтобы менять государственные устроения. Потому что это бесполезно. Все говорят, что у нас, прекрасная конституция. Шахрай там написал со товарищи. И я допускаю. Ну, и что это меняет-то? Мне вот один раб Божий, он и сейчас жив, рассказывал, как ему мраморным пресс-папье, в 40-м или в 41-м году следователь зубы выбивал и приговаривал: « Конституция - это для парижской выставки». Можно самые лучшие законы и самые лучшие сделать тюрьмы, самые лучшие педагогические системы. А если люди - барахло? И это все бесполезное дело. Поэтому Христос пришел, чтобы душу спасти. Потому что чем больше людей имеют христианское качество души – тем больше можно с ними сделать. А эти же - это все будут корыстные, предатели, воры, изменники, какие законы ни будут - они все равно обойдут. И все бесполезно. Поэтому переживай - не переживай. Каждый переживает свою эпоху. Мы родились здесь и переживаем. Я вот уже пережил Сталина, пережил Хрущева, пережил Брежнева. Потом эту всю плеяду пережил. Горбачева пережили, Ельцина. Все переживаем. Ну, и что? Это что, меняет что-нибудь? Главное звено в цепи - это человек-церковь-Христос. И через Христа - Святая Троица. А мы уже переживаем за страну. Это же люди сами решают. Сегодня пришел ко мне один парень на исповедь. Говорит: я вот азиатов не люблю. Кается. Я говорю: « Ну, слушай. Зачем ты их не любишь, когда я старый, мне недолго жить-то? А тебе-то жить, они же будут твои хозяева. Ты же будешь им сапоги чистить. Одно дело ты с любовью чистишь сапоги, а другое - с ненавистью. Они-то рожают по 15 человек, а тут даже на новорожденных алименты не хотят платить». Ну, понятно, что за ними будущее. Поэтому, что ненавидеть, в ненависти жить - это же бессмысленно. Если вернемся опять к тому, когда русский народ был самый плодовитый на континенте, тогда через 20 лет мы вообще будем другой народ иметь. Здоровый, сильный, не пьющий. Ну, сами же и курим, и пьем, и абортов больше всего у нас на душу населения. И сами же и воруем, сами друг друга обманываем. Чего тут на азиатов, как говорится, пенять? Нет, это совершенно несправедливо. Мы за то, что происходит в нашей стране, лично вы и лично я в каких-то вещах не виноваты. Но мы принадлежим этому народу, мы несем вместе с народом ответственность. Вот и все.
- Батюшка, а вот, правильно ли будет посоветовать людям поменьше новостей смотреть? Или вообще, от них отказаться? То есть, не интересоваться политической жизнью в стране?
- Ну, опять, кому как. Вот, одна и та же книга одного человека может просветить. А другому расстроит прямо его душевное здоровье. Каждому нужно пищу по его возможности к перевариванию. Вот, на меня, например, новости никак так особо не влияют. Наоборот, мне это важно. По моему служению, надо быть в курсе дела, что происходит. Ну, понятно, 90 % новостей не нужны, приходится отцеживать. Ну, мы советские люди, между строк привыкли читать. Это нам очень помогает. Поэтому. Ну, а кого это расстраивает, ну, зачем? Выключи. Как кто-то мне сказал: « Великая вещь, Попов радио изобрел. Нажал на кнопку - и в доме тихо». Замечательно! - Что такое формализм в духовной жизни и как его избежать? И в то же время не впасть в прелесть?
- Формализма в духовной жизни нет. Если он есть, то это уже не духовная жизнь. Ее не может быть. Это все равно, что сказать: я люблю жену формально. Значит, так. Я ей колготы купил. Я ее с 7 ноября поздравил. Я ей на 8 марта мимозу купил. Какие еще могут быть претензии?
Скажут: «Он мне даже открытку не прислал!» И это собственно формальность. Но некоторые формальности, они бывают наполнены как-то смыслом. Ну, вот если этого смысла наполнения нет, значит, пустой пакет от молока, это ничего, просто обертка. С виду прямо как пакет, а взял его, он пустой. Так же формальность - это есть пустая форма без содержания. Молоко-то покупаем не ради пакета. Хотя написано - молоко. Но, если пусто, то пусто.
- Многие считают, что невнимательные молитвы - это формальность. Да или нет? Вот человек читает правило и все время отвлекается. Мысли убегают.
- Ну, и что? Не отвлекаются только ангелы. Поэтому человек не может не отвлекаться.
- То есть, нельзя это назвать формальной молитвой?
- Нет, конечно.
- Батюшка, скажите, как обретается любовь к Богу?
- Ну, нет ничего проще. Через выполнение заповедей. Сказано же в Писании: «Аще кто любит меня, тот Заповеди Мои соблюдет».
Ведь любовь апостола - совокупность всех совершенств. Поэтому человек сначала обретает нищету духовную, смирение, а уж потом все по возрастающей, по возрастающей. И любовь - крыша этого здания.
- Хорошо, когда у человека начинает получаться, а если все тут же рушится?
- Если человеку кажется, что у него что-то получается, значит, он в прелести. Потому что человек не может забыть слова Господни: « Без меня не можете творить ничего» Если он думает, что у него получается, значит, он в прелести. Наша задача, как владыка Антоний Блюм говорил, что ты должен стать резиновой перчаткой на руке хирурга... То есть, не мешать двигаться пальцам. Это Бог созидает в человеке. Нужно дать Богу действовать в тебе через заповеди. А не сам. Как сам? Как-то из жадного сделаться щедрым? Это невозможно.
- Ну, мы часто проигрываем в мелочах. Вот, начинается пост. Это чаще всего. Человек приходит: «Батюшка, благословите, хочу попоститься». Через неделю только его и видели.
- «Я хочу»…. Только Богу содействующу это возможно. Я, вот, задумал, это буду, вот это... Как раз, самое большое препятствие именно в том, что тут же отвергнуться от себя нужно. Ведь начало духовной жизни именно в этом. Впустить Бога вперед. А навыка-то нет в этом. Всю жизнь человек тренируется в самости.
Ну, что ж, я могу сделать без Бога? Покаяние - это и есть понятие этого. То, что у нас считается как покаяние, не имеет никакого отношения. Вот, блин съел, а там, в блину, был яичный порошок. Речь-то не об этом. Это же не покаяние - что ты съел блин! А покаяние как раз понять, что «Без меня не можете творить ничего». Вот, если человек это понял - это и есть уже покаяние. А до этого думать: я буду поститься, я буду молиться, я буду то и это... Вот, это есть благие намерения. Которыми вымощен ад.
- Я не смотрю телевизор. Может это мне вмениться в пост?
- При одном условии, если есть страсть к телевизору. Если телевизор стал такой необходимостью, и ты выключаешь, то да. То вменяется в пост, конечно. Пост - это лишение себя потребного. У меня, есть один родственник. Он терпеть не может мясо, с детства не ест. И это ему не вменяется ни во что. Он единственно что допускает иногда сосиски, потому что там крахмал. А не потому, что там запах, отдаленно напоминающий мясо. Это он еще как-то мог иногда.
- Если ты хочешь попоститься, найди то, что тебе приятнее и попробуй от него отказаться....
- Ну, так можно, да. То, что устав - это такая примерная схема...
- Постом все говорят о еде. Почему?
- Ну, у кого, что болит - тот о том и говорит. Кто про что, а вшивый все про баню.
- Даже, когда говорят такие слова, как «Устав поста разрешает» в какие дни что съесть, что выпить...
- Да. А вообще, всякая регламентация человеку очень удобна и дает повод для тщеславия. Что, вот, я исполнил... Я очень много знаю подвижников, которые все делают и очень от этого тащатся. Они думают, что это христианство.
- Батюшка, вот, наша передача к концу подтянулась.
- Уже? Будем прощаться. Всего вам доброго. До свидания. Поститесь, молитесь, и слушайте радио "Радонеж".

Другие статьи автора

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]