Перейти к основному содержанию

08:07 24.04.2018

Программа «Обо всем». Выпуск 3.

15.12.2017 12:54:37

Директор радиостанции «Радонеж» Евгений Никифоров и протоиерей Андрей Ткачёв. Обо всём.

Слушать: http://radonezh.ru/radio/2017/11/24/21-00.html

Е.Никифоров: - Здравствуйте, дорогие братья и сестры!  Сегодня мы вновь встречаемся с протоиереем Андреем Ткачёвым, чтобы поговорить обо всём.   Мы подумали, что и дальше будем так называть наше обозрение новостей и событий за прошедшее время.   Приближается  великий праздник Рождества. Я бы хотел, чтобы Вы прокомментировали некоторые моменты, которые с   ним связаны.  

Прот. А.Ткачев: - Верховная Рада Украины законодательно закрепила праздник за 25 декабря. По нашему календарю это память святого Спиридона Тримифунтского. Можно порадоваться, что Спиридон получил праздничное место в украинском календаре, но  делалось это не ради Спиридона, но для того, чтобы тихо переводить украинцев на католический календарь.

Е.Никифоров: - А не добьются  ли они, что Украина ещё больше сама разделится в себе? Западная часть - униаты, католики -  будет 25-го справлять Рождество, а православная часть Украины -  как полагается, 7-го?

Прот. А.Ткачев: - Комментаторы этого события отмечали: окатоличивание Украины было локомотивом мощных внутренних потрясений как в Речи Посполитой, так и в лево- и  в правобережной Украине. В конце концов,  раздел Украины  сделал ее великой руиной. Да и падение Польши, между прочим, отсюда же.

Украинцев хотели перевести сначала в католическую веру, не меняя обряда, потом в ту же католическую веру - изменив обряд. Внушали, что латинский обряд Римской церкви   выше всех  остальных.

Е.Никифоров: - Они же его перевели, во-первых, с латинского на национальные языки…..

Прот. А.Ткачев: - Повернули священника лицом к молящемуся народу…..

Е.Никифоров: - Какой-то части разрешили по-настоящему молиться Богу...

Прот. А.Ткачев: - А не священнику.

Е.Никифоров: - Но неужели сейчас католический мир может быть привлекательным или это только для политиков он остается таковым?

Прот. А.Ткачев: - Политиками   реальный католический мир представляется как великое благо: безвизовый режим, например. Все эти годы свободные путешествия наших людей  нужно воспринимать как милость Божию.   Мы благодаря этим путешествиям увидели, что там есть все. Бродяги, ночующие на теплотрассах, бомжи, проституция, чиновничий произвол, хамство полиции, дорожные заторы, очереди в магазинах.  Там есть продукты для богатых, которые могут себе позволить экологически чистое питание,   и есть продукты для бедных, которые жрут не поймешь что. В общем, католический мир уже не тот, куда стремятся люди.

Е.Никифоров: - Но самое парадоксальное состоит в том, что идеальные образы Запада до сих пор привлекательны...  Но когда мы сейчас приезжаем туда – то понимаем, что эти звезды уже потухли. По-настоящему удивительные  социальные достижения западного общества сейчас выглядят как редкие звездочки. Они не являют многоцветия благоухающей жизни, которое у  Запада все-таки было когда-то...

Прот. А.Ткачев: - Вот, в тему сказанного. Одно из воскресений ноября Папа Римский назначил теперь как день бедных. Собственно, вся западная парадигма последних 300-400 лет - это борьба с бедностью и социальным неравенством, борьба за освобождение человека от непосильной кабалы повседневной жизни с тем, чтобы  освободить его энергию для творчества. Все думали, что так и будет. Что машина освободит человека -  но она поработила его еще больше. И человек, лишившись работы, не сел за книжки, а стал с ума сходить. Ему вместо книжек дали наркотики,  смартфон... Так вот, католическая церковь  все же отреагировала на проблему глобальной бедности. Бедных людей много, в католическом мире их миллионы и миллионы.

Е.Никифоров: - Я так понимаю, что это концепция нынешнего понтификата. Папа Франциск избрал имя святого Франциска.

Прот. А.Ткачев: - Да, бедная церковь для бедных людей.

Е.Никифоров: - Да... Он катается на беленьком «Запорожце»  вместо лимузина. Сократил   сложность ритуалов,  насколько возможно. И действительно нынешний Папа - это Папа для бедных. А сейчас они сделали, как Вы говорите, еще и День бедных. Это хорошо или плохо? Это лицемерие или это действие направлено на то, чтобы привлечь сердца людей?

Прот. А.Ткачев: - Я думаю, что для цивилизации в целом это лицемерно, а для понтификата это хорошо, потому что ему стоит обратить внимание  на бедность.  Ныне главный цивилизационный тренд  - это богатые и успешные. О богатых судачат, их показывают по телевизору, обсуждают, им завидуют, они на глянцевых обложках журналов -  они везде.

 Е.Никифоров: - Но богатство -  это возможности, они и реализуют эти возможности, которые им дают деньги. Некоторые-то не в состоянии не то, что яхты  -  лодочки резиновой купить.

Прот. А.Ткачев: - Я к тому, что внимание общественности обращено только на тех, кто себя сделал. В модели американского представления self made man. То есть я сам себя сделал: был бедный, играл в дворовой команде в футбол, и так далее.... И об этом книжки пишут, и это все продается и хорошо покупается. О богатых и успешных  думают! А о том, что все не могут быть успешными, не думает никто. 99% людей не смогут достичь чего-то, но они всё  равно люди. Также никто не думает, что человек, живущий на социалку, например, или потерявший ногу в локальном конфликте, искалеченный на производстве и по инвалидности вышедший на пенсию - он тоже человек. Социальные службы платят ему маленькие деньги, а государственная политика заточена только на то, чтобы он не сдох. Поэтому обратить внимание общества на огромное количество людей, живущих за чертой бедности - это правильно. Всё-таки барометр нравственности в обществе - это те институты, которые отвечают за нравственность. Это, в общем-то, Церковь.

Е.Никифоров: - Но День бедных... Может, и у нас что-то такое предпринять?

Прот. А.Ткачев: - А я бы был не  против. Я думаю, что можно это делать каждые полгода, одного раза в году было бы мало. А вот раз  в квартал, например, День бедных - это хорошо.

Е.Никифоров: - А в чем должно быть содержание этого дня?

Прот. А.Ткачев: - Это многоплановая вещь. Бедного нельзя просто кормить и одевать. Многих нужно не кормить и не одевать, а просто помыть и поменять им белье, особенно если это холодное время года. Потом надо предложить работу тем, кто хочет работать. Среди них есть люди, которые уже никогда работать не будут. Они уже привыкли жить в этом состоянии,  они асоциальны. Но есть те, которые хотят работать. Иоанн Крондштатский создал Дом трудолюбия для таких. То- есть, если хочешь - есть шанс, чистая комната, теплая койка, заработная плата и хорошая пайка. Швейная машинка, если  ты женщина.

Е.Никифоров: - И стамесочка, если ты мужчина.

Прот. А.Ткачев: - Если ты мужик  -  там есть мужские рабочие профессии; столярные, слесарные мастерские. Освой профессию и работай. Ты можешь вырваться из нищеты, снять какое-то жилье, через 2-3 года ты можешь уйти из казенной квартиры на свои хлеба. У тебя есть шанс. Такой шанс можно дать, потому что 15-20% деклассированных людей сохраняют в себе живые зерна желания жить по-другому. Вот об этом нужно говорить. Здесь целая карта возможностей. Но и просто кормить их тоже нужно, потому что каждый из нас знает, что такое голод. И в тюрьму нужно приходить к каждому человеку независимо от того, преступник он или случайно севший. Поэтому этот День бедных - многоплановая вещь, которая нам бы не помешала. И в деревне, и в городе. И в столичных городах, и в провинции. Чтобы обратить внимание местных властей, волонтерских организаций, или церковной общественности, да и вообще всякого человека на тех, кто  рядом с нами.

Прот. А.Ткачев: - Реально есть много разных людей. Есть лентяи, есть опустившиеся. Достоевский пишет в "Преступлении и наказании" про Катерину Ивановну, что она жила в той степени грязи и бедности, когда человек перестает бороться.

Е.Никифоров: - Вот, Островский говорил, что бедность - не порок. И это действительно не порок. А Оскар Уайльд говорил иначе: "А нищета - это уже порок". Вот такие градации - бедность и нищета.

Прот. А.Ткачев: - Да! То- есть когда уже сил бороться нет. Уже в каком-то возрасте человек не может бороться и остается за бортом. И таких людей много. Дома престарелых в себе таят тысячи историй ненужных стариков и старух, которые были не последними людьми.  Среди них можно найти летчиков, шахтеров, героев войны, и афганской, и ангольской,  и офицеров в отставке, и героев труда. Никто из них не думал, что они будут так доживать. Поэтому в принципе проблема бедности, невнимания к бедному человеку, того, что многие живут по-скотски, не имея возможности выкарабкаться из этого состояния -  это  большая социальная проблема. Я бы даже сказал, что столетие революции коррелирует с этим вопросом, потому что именно пафос справедливости поднял многих  на баррикады. Пусть они были обмануты,  пусть они отступили от монархической клятвы, пусть они были нецерковные, не причащающиеся давно люди, формально крещёные, с крестиком на шее. Но то хорошее, что в них было, то, что их подняло на великий социальный переворот, на  этот кошмар, который по ним же и ударил - это было желание социальной справедливости.

Е.Никифоров: - Они же не знали, что их возьмут и обманут. Они искренне верили, как простые люди.

Прот. А.Ткачев: - Поэтому я думаю, что нужно такую идею бросить в нашу человеческую среду: Борьба с бедностью как национальная идея. То есть достойная жизнь старика, инвалида, инвалида труда, инвалида детства, одинокого человека. Достойная жизнь каждого как национальная идея.

Е.Никифоров: - Какие-то западные службы проводили у нас опрос общественного мнения, спрашивали: "Относите ли вы себя к среднему классу?". И они были потрясены. То, что для них было за чертой бедности, наши считали достойным! Мы - средний класс!

Прот. А.Ткачев: -Это очень правильно, потому что у нас, много людей с высшим образованием. Это человек, который читает книжки, у которого есть дача. На какой-нибудь старенькой машинке он, инженер с двумя высшими образованиями, который читает Гарсия Маркеса без перевода, шурует за 200 километров, чтобы окапывать яблоньки. Он и есть средний класс, потому что он образован, независим, и того, что имеет -  ему хватает.

Е.Никифоров: - И живет так, как он хочет.  Добавить: "и слушает радио Радонеж".

Прот. А.Ткачев: - Так что эти социальные проблемы требуют внимания. Их нужно решать. Я думаю, что Церковь наша должна, не устраняясь, сказать свое слово. Это трудно, это ответственно, это непонятно до конца. Но нужна программа, стратегия государственного развития, составленная при   участии  Церкви.

И еще очень важный вопрос: какие ценности популярны в современном обществе? Недавно мы прощались с великим артистом Дмитрием Хворостовским. Он представлял эталон, высший уровень  вокального искусства, его с восторгом слушали миллионы. И в эти дни я неоднократно  вспоминал высказывание Йозефа Гебельса. Он говорил, что покоренным народам не нужно высокое искусство. Эти народы нуждаются только в искусстве развлекательном. На наш язык переводя, скажем так: покоренным народам нужен ТНТ, комеди клаб, комеди вуман и прочее.

Е.Никифоров: - Чтобы поржать...

Прот. А.Ткачев: - Да, смех сквозь слезы для разных возрастов. Вот это нужно покоренным народам. А Большой театр  - это большая роскошь для них. Зачем  рабам балетные школы? Рабы должны не балет, а хип-хоп танцевать. Если у нас высокое искусство востребовано, то это -  критерий свободы народа, его суверенитета.  Ведь если походить по Москве -  все театры забиты. МХТ, МХАТ, Ермоловой, театры-студии, балетные студии, в Большой театр не пробраться... Недавно ездили в Питер. Просто идешь и облизываешься, там столько театров и все полны битком, стоят очереди, билеты продаются за неделю-две-три-пять вперед... Это для меня вопрос национальной свободы. И я подумал о телевидении. Сколько у нас смотрят сериалы? Дамские, молодежные, где одни смешки, шутки ниже пояса? Это же признак порабощения, покоренного народа! Плебею нужно прийти с работы, свалиться на диван, смотреть или футбол, или камеди клаб. Потом я представил: если, например, запретить телевидение со всем его наполнением? Мы же тогда получим целые демонстрации людей, которые потребуют отдать им "Дом-2".

Е.Никифоров: - Это наша свобода.

Прот. А.Ткачев: - Это наша свобода, да! "Я хочу знать, кто с кем спал. Мне нравится именно это. Идите вы со своим Мусоргским, Чайковским и Пушкиным! Не надо мне всего этого".

Я вдруг понял, что это вопрос очень живой.  Отношение к высокому искусству (ещё раз вспомним смерть Дмитрия Хворостовского, Царствие ему небесное) обнажает целый пласт проблем, которые связаны не с культурой в принципе и не с его личностью. Она обнажает целый ряд проблем национальной безопасности, психологии народа, его сопротивляемости к внешним вторжениям, его способности поднять голову. По этому отношению можно оценивать состояние человеческой жизни.

Если мы сведем всю свою культурную жизнь  к хохмочкам – тогда  только высоколобые и сильно богатые в смокингах будут ходить в Большой театр. Это будет один из признаков духовной смерти. Когда голых гомосексуалистов покажут на сцене Большого - это тоже будет бомба. Они хотят залезть в самые знаковые места, чтобы показать, что они главные. Это не вопрос отношения к педерастии, но вопрос отношения к национальной безопасности.

 Так что я повторю фразу Гебельса, что покоренным народам нужно только развлекательное искусство. А заниматься музыкой,  пиликая на скрипочке 8-10 часов ежедневно,   может себе позволить только человек, воспитанный в народе, у которого есть самосознание, свобода, достоинство и глубокие внутренние корни. Это очень важно понимать!

Е.Никифоров: - Замечательно, что у нас есть эти степени свободы, не только в музыкальном или драматическом театре. Есть чудесные образцы и изобразительного искусства. Недавно была выставка Дмитрия Белюкина, академика, в Академии художеств. Приходил его поздравлять С.Н. Андрияка. Тоже академик, культуртрегер, он горит желанием научить этой акварели. Так любит ее, что хочет поделиться этим мастерством.

Прот. А.Ткачев: - Я видел в Сочи его выставку в местном музее.

Е.Никифоров: - И всегда с мастер-классами. А через это открывается красота божьего мира.  Постарайтесь  понять, как Господь создавал это  знаменитое яблоко, которое он дает нарисовать деткам, и мамочкам, и бабушкам. Это же очень важно, чтобы люди имели высокий досуг!

Прот. А.Ткачев: - Да. О высоком досуге, выходящем за грани бытового понимания. Мне кажется, что церковное сообщество с пренебрежением или непониманием относится к этим вещам. Оно считает их либо ненужными, либо вредными. У людей есть убойные аргументы типа: "Ну, Серафим Саровский же в балет не ходил", "Сергий Радонежский лошадок  не рисовал". Хлипкий аргумент! Извините, а вы во всем будете подражать Серафиму Саровскому? Или только в этом? А Сергию Радонежскому тоже подражать согласны? В дебри залезть, например...

У нас обскурантов   много. И, к сожалению, именно среди нашего брата. Вот кафизму прочесть - это хорошо. А зачем делать такой выбор? Я уверен, что некоторым людям на ночь прочесть вместо молитв главу из "Евгения Онегина"   полезнее, чем читать одно и то же каждый вечер, просто потому, что надо вычитывать.

Е.Никифоров: - Слова Господа о "не любите мир" они трактуют совсем иначе. О чем, кстати, говорит Господь? Что имеется в виду под этим?

Прот. А.Ткачев: - Мир -  это многозначное слово. Это совокупность страстей,  слово, которое объемлет собою все родовые страсти, которые вращают миром. Сейчас существует слоган: "миром правят секс и деньги". Или, например, страх, любовь и голод - те рычаги, которые двигают миром. Куда бы ты ни пошел, ты найдешь там страх, любовь или голод. Это то, что мотивирует человека на деятельность. Собственно, это и есть мир.

Наша отечественная классика, например, Пушкин,  его "Руслан и Людмила", "Кавказский пленник" содержат чеканные формулировки о мире, о том, что правит миром, "на чем вертится мир",  как это было и в поэме "Евгений Онегин". Но Пушкин взрослел, он пришел к тому, что этими чеканными формулировками описал внутренние механизмы тщеславия, зависти, желания понравится, гордости, обиды. Все эти пружины, заставляющие человека действовать. И вот на этом и вертится мир. Поэтому высокое искусство очень важно для человека - оно выводит его за пределы видимого бытия, за пределы того, что можно съесть, понюхать, одеть - за пределы животного бытия. Но скрипку придумать не мог потомок обезьяны!

Е.Никифоров: - Действительно, я как-то думал на этот счет тоже. Как возникла сама идея придумать скрипку?

Прот. А.Ткачев: - Это сложно! Чувства, которые ты имеешь в себе, можно выразить не диким криком и пляской  у костра, а при помощи сложнейшего инструмента.   Который 5-7-8 лет делается, и на котором так же долго учатся играть. Это же нужно иметь такую богатую гамму чувств! А обезьяне это не нужно!   Струны души! Симфонический оркестр, например, с его огромным числом инструментов полностью отвечает движениям души человеческой. Обезьяне же  это невозможно.

 Или, например, хлеб. Святоотеческие источники нам говорят, что то, что мы едим хлеб - лучшее доказательство того, что мы не обезьяны в своих предках. Вспахать, посеять, снять урожай, высушить, обмолотить, провеять, перемолоть, спечь и только тогда съесть – такова  столь длинная цепочка.  Это  невозможно без Божественного вмешательства.

Е.Никифоров: - А еще узнать, что некая травка может давать зернышки, что их можно есть.

Прот. А.Ткачев: - Да, конечно, можно часть посеять, а часть употребить в пищу. В этом есть что-то божественное.

 И гениальными людьми являются не те, кто придумал Гугл или современные системы навигации. Гениальны те, кто придумал плуг, лук и стрелы. Кто пек хлеб, кто научил определять времена года по звездам, придумал компас или первую лодку, крышу, колесо... Вот это и есть гений человечества.

Е.Никифоров: -Значит, не один я задумываюсь над такими вопросами. Наблюдая самое обычное деревенское деревянное колесо, думаешь, что это очень сложное изобретение.

Прот. А.Ткачев: -Сложно, конечно. Кстати, по-гречески искусство есть "тэхне", то есть техника - это не техника, это искусство. Греки понимали, что сделать винтовую подачу воды из колодца или тот же колодец выкопать, или научиться обрабатывать камень - это не просто техника, это искусство. Это требует от человека особенного отношения к окружающему миру, к своим рукам. Нужно Божественное озарение. Кстати, в Библии тоже есть это, когда Бог повелел Моисею сделать скинию, то там был такой Бецалель, а по-нашему Веселеил, которому Бог дал особенную премудрость для изготовления украшений для скинии. Ему нужна была для этого благодатная премудрость. И он один в еврейском народе (а там был миллион людей) был способен это всё сделать. Так вот для этого самого "тэхне" нужна божественная помощь. И это  необходимое условие выживания народа, когда есть рукастые мужики; есть рожающие, кормящие, не боящиеся ночью вставать к детям женщины; есть поющие люди, которым самим не нужно копать, но нужно петь, чтобы другие, слушая пение, хорошо копали.

 Когда-то в юности я прочёл интересный американский рассказ  о молодом человеке, трубаче, который нанимался на сезонные работы. Ему дают работу, инструмент. Он сдирает в кровь руки, но выполняет работу очень плохо. И его уже хотели выгнать вон, как он вечером от тоски взял и заиграл...  И все прозрели. И сказали, что ему не нужно работать, но играть работникам. Они были готовы заплатить ему больше, чем он бы заработал, работая лопатой или мотыгой.

Е.Никифоров: - Видимо, это архетипическая, важная потребность человека в искусстве. И человек не может не почувствовать ее, не может не насладиться красотой музыки, пения. Вспомним, "Лель" у Островского. Это тоже такой Орфей. И у нас есть такие завораживающие таланты, как тот же Хворостовский.

Прот. А.Ткачев: - Да. Человек умер. Он привлек к своему имени внимание общества, но через себя внимание к большому искусству. Многие наши люди не ходили в оперу, не потому что бедные, а потому что им это безразлично. Е.Никифоров: - Про балет много говорят, ссылаясь на разврат и эротику. Но я когда смотрю, поражаюсь этой высшей степени телесного искусства, когда проявляется благородство человека в посадке, в том, как он держит руку. Это мастерство и многие часы работы...

Прот. А.Ткачев: -Это Олимпийские игры вообще.

Е.Никифоров: - Да! Мало того, что это просто труд, танцевальное совершенство, но и выражение высочайшего человеческого благородства.

Прот. А.Ткачев: - Кстати, сами балетные говорят, что по степени вредности их работа буквально равна работе шахтера.

Е.Никифоров: - Пенсия в 35 лет.

Прот. А.Ткачев: - Да, они работают на износ. А грехи всякие -  не больше, чем везде.

Е.Никифоров: - Совершенно так.

Прот. А.Ткачев: - Где же их нет, грехов этих... Господи, помилуй!

Е.Никифоров: - Это искусство, которое требует ежедневного громадного напряжения, отнимает всю жизнь у человека. 35 лет, а ты уже на пенсии. Возраст небольшой, а куда идти? Кроме как танцевать или петь ты ничего не умеешь. Артист пойдет еще в переходе играть, но в метро же  не потанцуешь! И что дальше? Одна моя знакомая и несколько её приятельниц пожелали заниматься фитнесом. Но вместо того, чтобы пойти в фитнес - зал, пригласили молодого, но уже отставного балетного танцовщика и стали  заниматься на балетном станке. Платили ему деньги и получали удовольствие. Ведь это прекрасная музыка, движения, удивительная польза!   Нашим слушателям на заметку, смело можно иметь такое увлечение.

Прот. А.Ткачев: - Безусловно. Не помешает. Потому что обскурантизм вреден, и надо иметь вкус к высокому. Высокое непогрешительно, оно всегда от Бога исходит и к Богу ведет. Это касается и живописи, и драматургии. С хорошим актером поговорить дорогого стоит. Или посмотришь на сцене Смоктуновского, это откровение! Или режиссерскую работу какого-нибудь кинематографиста. Великолепные вещи! Посмотреть такое кино дорогого стоит.

А помните такую фамилию Дашкевич? Это тот, кто писал музыку к Шерлоку Холмсу. Он прекрасно сказал, что серьезная, хорошая музыка - стенограмма: чем живет сердце эпохи. Известный Свиридовский мотив - это стенограмма сердца. Так жили люди, так эпоха жила, иначе не было бы ни БАМа, ни Байконура, ничего. А это "Время, вперед!". Все гнали время вперед, и это стенограмма того ритма. Другая музыка, стенограмма другой эпохи. Такова функция музыки.

Е.Никифоров: - Если хочешь это понять, то нужно эту и читать стенограмму. Не просто послушать, как мило звучит. Здесь глубокое понимание природы. 

Прот. А.Ткачев: -Да, чем живет поколение. А вторая функция музыки - выстраивание барьеров слуховых и психических, для того, чтобы в огражденную территорию не вторгалась пошлость. Большая музыка ограждает ухо, а через ухо и сердце, от вторжения туда, внутрь, всякой пошлятины.

Е.Никифоров: - Я бы хотел, чтобы мы в конце программы поговорили об избирательности -  и политической, и художественной в связи с тем, что в Москве установлены памятники. Один – репрессированным на Садовом кольце, второй - в Бутово. И вот первому уделили огромное внимание. Правда там был президент, и нельзя было не уделить. А Сад памяти -  не менее, а скорее даже более важный.

Прот. А.Ткачев: - Да-да, он же на костях стоит... Памятник на Садовом кольце хорош, и он достоин быть. Безликие фигуры, как безликие жертвы режима, пожинаемые беспощадным серпом колосья - это образ очень яркий, читаемый. Это многомиллионные жертвы эпохи. Но вместе с тем Бутово, там, где буквально копни лопатой  - и наткнешься на кости, И там похоронено более 20 тысяч. Это те, которых привезли за короткий период в грузовиках с надписью "хлеб".  В  этих машинах не хлеб возили,  а людей на расстрел. Там же их и расстреливали. Самому младшему  -14 лет, а самый старший Серафим Чичагов,  старик, которого на носилках принесли. Вынесли из дома уже больного старика, архиерея на покое...

Е.Никифоров: - А зачем убивать? Старый же, все равно умрёт.  Зачем же  это?

Прот. А.Ткачев: -Что-то инфернальное. Унесли больного старика, переложили на носилки и увезли на расстрельный полигон, расстреляли и бросили в общую могилу. Там могильные холмы, я видел их этим летом первый раз. Так вот туда бы поехать! Ходишь прямо ногами по этой дышашей земле. Эта земля долго шевелилась после расстрелов. Не всех убивали сразу, кто-то задыхался, заваленный трупами, кто-то умер от ран, кто-то уползал и скрывался. В Бабьем яру такие случаи описываются, когда заваленный трупами, легко раненый человек мог под покровом ночи выбраться и уползти прочь. Между прочим, всегда при массовом убийстве людей, кто-то один или два остаются, чтобы быть свидетелями. Бог специально оставляет. У нас есть память святых отцов в Раифе и Синае избиенных, так вот один остался, чтобы возвестить всем. Так же и в книге Иова описывается: "дети твои погибли, пастухи погибли, я один остался, чтобы возвестить тебе". То есть должен остаться кто-то, чтобы возвестить всем. И там были чудесно спасенные люди, а остальные легли не под камень могильный, а просто в землю. И при этом полное молчание прессы. Потому что церковь открылась памяти Новомучеников и исповедников Российских, там сад плодовых деревьев и имена пострадавших выбиты в алфавитном порядке. Там две церкви. Это русская Голгофа.

Там рядом есть еще расстрельный полигон «Коммунарка», где жил Генрих Ягода, руководивший расстрелами. Он там и жил, и руководил, и там же был расстрелян и закопан в общую могилу. Вот такая "веселая" жизнь этих кровавых людей. И повторюсь, полное молчание прессы. Если уж мы чтим безвинно убиенных в образе безликого памятника, что само по себе хорошо и достойно, то давайте почтим всех этих людей на том месте, где их просто перемолола эта машина и там, где молятся за них. Там не ограничатся просто памятником, но каждый день будут молиться. Там служба каждый день. И каждый день туда приезжают родственники, туристы. Там похоронен последний Архимандрит Троице-Сергиевой Лавры. Отец Дмитрий Смирнов там имеет своего деда или прадеда, убиенного мученика, и приезжает туда на память. Так  с какой стати, на каком основании это остается незамеченным? Раз уж мы смотрим - то и замечать должны всё, что к этому вопросу относится. Если журналист обзорно рассматривает тему репрессий, то он не может не заметить такого!

Прот. А.Ткачев: - Честертон сказал, что современная журналистика всему миру сообщает, что умер мистер Смит, в то время как весь мир не знает, что мистер Смит жил. Это и есть суть современной журналистики.  Сообщает, что мистер Смит приказал долго жить. И весь мир в недоумении начинает листать биографию. Вот суть современной журналистики.

Е.Никифоров: - Или наш фестиваль «Радонеж»,  крупнейший в мире форум религиозного кино и телевидения. Мало того, что эти фильмы больше нигде нельзя посмотреть.  Меня поразило другое:  молчание наших даже церковных СМИ. Тупое безразличие. Мы сталкиваемся с ситуацией, когда только 6-7 тысяч человек, которые высидели в кинотеатре и посмотрели эти фильмы – это в полной мере  счастливые люди. Они заглянули в настоящую, непридуманную нашу жизнь.

Прот. А.Ткачев: - Да, нас накрывают волны информационной эпохи, мы с этими волнами пытаемся договориться, подстроиться под них. Но бесполезно подстраиваться. Нужно иметь большую степень смелости и креативности, чтобы конкурировать с современным миром и не делать только то, что он просит тебя. Нужно воевать. Либо воевать, либо сдаваться.

Е.Никифоров: - Я думаю, что наше эфирное братство людей, которые делают и слушают радио Радонеж -  это братство смелых. Тех, кто может говорить о Христе, которые тем самым могут свободно проявлять себя в жизни. Это братство людей ответственных.  Это моя жизнь,  я  в ней живу и пытаюсь её осмыслить.

Прот. А.Ткачев: - На этом мы можем закончить сегодняшний эфир. Дерево имеет корневую систему. И дерево настолько здорово, насколько здоровы его корни. И то, что покажут по телевизору, будет касаться ветвей и листьев. Корневую систему по телевизору не показывают. А именно от нее зависит здоровье всего дерева и его плодов. И корневая система нашей церкви - это простой верующий человек на своем законно занятом месте.

Е.Никифоров: - Сегодня обо всем говорил протоиерей Андрей Ткачёв. Спасибо, батюшка.

Прот. А.Ткачев: - Спасибо, до свидания.

                                                                    

 

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+