Братство "Радонеж" Группа СМИ «Радонеж» Контакты

Текстовые версии передач

Все материалы

…идеологическое помрачение Европы и США пройдет, как прошел, когда-то коммунизм, прошел нацизм.

22.03.2017 13:22

…идеологическое помрачение Европы и США пройдет, как прошел, когда-то коммунизм, прошел нацизм.

 

 

Слушать: http://radonezh.ru/radio/2017/03/15/22-00.html

 

Евгений Никифоров: - Здравствуйте, дорогие братья и сестры! У микрофона Евгений Никифоров. Мои сегодняшние собеседники: Дмитрий Олегович Бабич, наш уже постоянный автор, обозреватель МИА «Россия сегодня» и Елена Петровна Чудинова, известный писатель, которая ведет у нас еженедельную рубрику. Спасибо, друзья, что пришли! Поговорим сегодня о Франции, потому что то, что там происходит - непонятно, и меня несколько смущает. Была ситуация со Стросс-Каном на прежних президентских выборах. Позорнейшая, поразительная, когда человеку было указано место: знай, кто ты есть. Ты президент МВФ, и я, как простой человек, думаю: там-то и вершатся судьбы мира. И вот он, видимо, не очень посоветовавшись со старшими товарищами, решил баллотироваться в президенты.

Дмитрий Бабич: - И ему показали его место.

Елена Чудинова: - Евгений Константинович, напомню слушателям, что со Стросс-Каном была вопиющая ситуация. Ему предъявлено фальсифицированное обвинение в том, что находясь в отеле, он обидел горничную. Причем, если даже сравнить рост Стросс-Кана и эту могучую, накаченную, почти двухметровую негритянскую женщину - то станет ясно, что ему было обидеть её довольно затруднительно.

Евгений Никифоров: - Во-первых, судя по фотографиям, она не очень симпатичная, прямо скажем. Во-вторых, вы живали в пяти звездных отелях, и вы знаете, что основное правило обслуживающего персонала: не появляться никогда и нигде, т.е. они сидят по своим маленьким комнатушкам и не появляются на люди. Застать эту горничную на месте было бы затруднительно, её ещё искать нужно. Что касается Стросс-Кана - думается, что это какая-то случайность. Но сейчас, мне кажется, те же президентские выборы, и происходит примерно то же самое.

Дмитрий Бабич: - Мне кажется, происходит возмутительная вещь, потому что Стросс-Кан подставился. Впоследствии при расследовании его предыдущий жизни выявились нехорошие детали. Он никогда не отрицал, что вел свободную жизнь. Хотя сама американская история была ужасная, но там-то человек действительно, был не безгрешен.

Елена Чудинова: - Позволю себе возразить. Не безгрешен в личной жизни - это одно, как говорил небезызвестный всем Вилли Старк, все что-то имеют в своем прошлом. Совсем другое дело - пристать к человеку, стоящему ниже себя по социальной лестнице.

Дмитрий Бабич: - Я думаю, здесь мы согласны. Что сейчас происходит? Сейчас, мне кажется, происходит явная попытка не допустить на этих выборах не только победы Марин Ле Пен, но вообще победы любого кандидата, который не устраивает всемирный глобалистский либеральный истеблишмент. Вот почему был фактически путем компромата устранен от избирательной гонки Франсуа Фийон. Потому что по всем опросам в случае, если они выходили во второй круг с Марин Ле Пен - а это и должно было произойти при нормальных условиях - Фийон победил бы, потому что Марин Ле Пен и партии Национального фронта много лет создавали негативный имидж. Что происходит? На Фийона находится очень сомнительный компромат, что его жена работала под его началом, получала зарплату, государственные деньги. Да мало ли чиновников во Франции и депутатов устраивались на работу подобным образом! Во Франции вообще были политические династии, например, господа Жоксы и многие другие. Тем не менее, то, что происходило - это манипуляция, с явной целью, чтобы во второй круг вышел ставленник глобалистов Эммануэль Макрон, неожиданный, взявшийся ниоткуда молодой человек. Используя негатив, накопленный против Марин Ле Пен, глобалистские элиты надеются его протолкнуть в президенты Франции.

Евгений Никифоров: - Но для нас, для русских людей, это на самом деле удивительно. Потому что у нас такие злоупотребления, такое воровство во всех эшелонах власти, что если бы кто-то какую-то жену оформил на ставочку помощницы - это никого бы не удивило.

Дмитрий Бабич: - Да и во Франции не удивило.

Елена Чудинова: - Евгений Константинович, не соглашусь. Потому что когда не надо, то у нас никто не обращает ни на что внимание. Но абсолютно в любой стране внимание начинает обращаться, когда надо. И если у нас кто-то очень уж неугоден, то тут же моментально войдет в действие тот же самый механизм, что: «ах, жена!» - то и всё, сразу, и никто и не знал до этого, что жена была на каком-то жаловании. Т.е. механизмы везде одинаковые, да и коррупция тоже везде одинаковая.

Евгений Никифоров: - Нравы наши всё-таки покруче, чем во Франции.

Дмитрий Бабич: - Не соглашусь, Евгений Константинович. Просто на западе существует другие узаконенные системы коррупции. Например, Генри Киссинджер, старик за 90 лет. Он сидит в совете директоров крупнейших телекоммуникационных, нефтяных компаний. Он что, что-то понимает в телефонах или в нефти? Нет. Он просто, благодаря своему прошлому крупного чиновника, имеет связи, т.е. он может позвонить какому-то человеку, этот человек не бросит трубку, потому что на там конце - Киссинджер. Он получает, посмотрите, совершенно легально, в двойной бухгалтерии, сотни тысяч долларов в месяц. Вот узаконенная коррупция! Она так же работает во Франции, в Германии. К сожалению, во многом уже она начинает так работать в России. Посмотрите, как научились чиновники. Горбачевские люди, когда рассыпался Советский Союз - они ушли в никуда. Т.е. Горбачев был вынужден рекламировать пиццу для своего фонда. А один из чиновников, по-моему, Гришин, вообще умер в очереди за пенсией, это известная история. А нынешние - они научились, уходя во власть, каким-то образом сохранять собственность у надежных людей и приходить на миллиарды обратно.

Елена Чудинова: - Горбачев, между прочим, все ценные подарки, которые дарили Раисе Максимовне, сдавал в соответствующие фонды, т.е. это был человек ещё совершенно другой генерации. Да, властный, он привык к тому, что всё имеет, но, вместе с тем, он не имел ничего.

Дмитрий Бабич: - Он имел всё формально, пока он был главой государства. Как только он перестал быть главой государства, в Советском Союзе всё было заточено не под отставников, а под тех людей, которые сейчас войдут во власть. Помните, Хрущева убрали - и он сразу потерял всё.

Евгений Никифоров: - Я поразился, когда посетил госдачи первых лиц в Крыму. Слушайте это такое убожество по нынешним временам! Это настолько скромно. Там инвентарные номера на кружках, подстаканниках, т.е. настолько всё это было бюрократизировано и настолько ужасно казенное.

Дмитрий Бабич: - Мы всё-таки должны вернуться во Францию. Я бы вот на что обратил внимание. Мы заговорили о том, как убрали Стросс-Кана, о том, как сейчас убрали Фийона. И вы говорите: он же был главой МВФ, вроде бы всё решающего органа! А Фийон был премьер- министром, да он вроде бы тоже при истеблишменте. Мне кажется, тут дело не в людях, а в идеологии. На западе сейчас царит идеология ультралиберализма, глобализма, т.е. крайняя форма либерализма. Так же, как советский сталинский коммунизм был крайней формой социалистической идеологии, радикальной и очень жестокой. Эта идеология, так же, как и в свое время коммунизм, не жалеет отдельных людей, в том числе своих бывших руководителей. Как советская идеология легко отправляла в утиль Троцкого, Бухарина, даже и Сталина, когда он перестал быть удобен новой хрущевско - брежневской элите, так же и эта идеология. Не подходит Стросс-Кан, начал, что-то говорить о связях с Россией - убрать. Фийон, в чем его грех? Он просто сказал, что санкции против России не работают, Россия не представляет той опасности, о которой говорят газеты, и вообще, что вы нам говорите неправду про Россию? Он ни про что другое не говорил, он не подвергал сомнению рыночную экономику, он просто заговорил чуть-чуть про Россию - и всё. Это оказалось достаточно, чтобы они его вычеркнули.

Елена Чудинова: - Безусловно. В общем-то, тут тоже мы забываем одного участника выборов, Владимира Владимировича Путина.

Дмитрий Бабич: - Невольного.

Елена Чудинова: - Да, безусловно, он участник выборов, т.е. ещё буквально несколько дней назад обсуждали, как победит Путин: в виде Фийона или в виде Ле Пен. Потому что всё для России хорошо, но Ле Пен - это, строго говоря, зависит от того, кто финансирует её компанию. Нет, конечно, разумеется, не из нашего кармана. Она берет займы.

Дмитрий Бабич: - Я думаю, это преувеличено. Потому что даже в тех публикациях, которые прошли во Франции, речь идет о каких-то миллионах долларов. У Ле Пен есть реальная поддержка внутри Франции. Реальные бизнесмены и дарители, которые дают деньги несравнимые с теми деньгами, которые....

Елена Чудинова: - Безусловно, но, тем не менее, пророссийский фактор - я не говорю, что Марин корыстна, - я говорю: ей помогают те, с кем она устраивает, в том числе, экономические, дружеские, какие угодно отношения. И Фийон, собственно говоря....

Дмитрий Бабич: - Фийон от нас никаких денег точно не имел.

Елена Чудинова: - Точно не имел. Я ещё раз подчеркиваю, я не имела в виду, что это купленный нами кандидат, как там некоторые либеральные СМИ во Франции пытаются это выставить.

Евгений Никифоров: - Это действительно так? Путин не только в Америке выбрал президента?

Дмитрий Бабич: - Если читать западные газеты, то мы просто весь мир финансируем.

Елена Чудинова: - Господа, это мне напоминает старый еврейский анекдот, как сидит еврей и читает газету "Завтра". Ему говорят, а зачем ты это читаешь? Он говорит: если читать израильскую прессу: всё плохо, денег нет, арабы подпирают, проблемы. А так почитаешь газету "Завтра" - правительства всем ставим мы, миром правим мы. Такой позитив сейчас мы испытываем, потому что мы Трампа выбрали, если верить либеральной прессе, мы и во Франции путаемся рулить.

Дмитрий Бабич: - И в Германии уже влияем якобы на выборы. Это всё, конечно, неправда.

Евгений Никифоров: - Меня позабавило интервью с одной тётенькой, с Западной Украины. По телевизору показывали ещё в те времена, когда ещё что-то можно было рассказать. Её спрашивают: каким бы вы хотели бы видеть украинского президента?

Дмитрий Бабич: - По украинскому телевидению?

Евгений Никифоров: - Да. Она говорила: ещё бы он был таким умным, таким красивым, как Путин.

Дмитрий Бабич: - Елена абсолютно права, описывая эту ситуацию. Я бы сказал, почему Фийон и Марин Ле Пен не высказывались враждебно о России. Этого уже было достаточно, чтобы их поставить во Франции вне игры. Это не из-за денег, а потому что, понимаете, какая ещё есть сила, которая противостоит Евросоюзу? Марин Ле Пен, в чем её был смертный грех? Она заявила, что Франция выйдет из НАТО, Франция выйдет из еврозоны и вообще постарается вести себя, как суверенное государство внутри Евросоюза. Это абсолютно неприемлемо в сегодняшней французской, и вообще - в современной глобальной политике. Евросоюз, кстати, если вы посмотрите, наше представление о Европе, что это континент мира – это вообще устаревшее представление. Так было в 60-80-е годы. Евросоюз, с момента его образования в 92-м году принял участие, если вы посмотрите, где-то в 10 войнах. Югославия - раз, Ирак- два, потом еще члены Евросоюза участвовали в операции против Ирака. Длиннейшая война в истории западного мира - Афганистан, кстати, очень кровопролитная - Ливия, т.е. на самом деле Евросоюз и нынешняя Европа - это давно уже не мирный континент, это воюющие государства.

Евгений Никифоров: - У них же вроде и армии нет большой. Они даже делегировали оборонные функции штатам.

Дмитрий Бабич: - Это старое представление, потому что посмотрите, доходит до идиотизма. Скажем - литовцы, латыши, эстонцы два раза сходили в Афганистан. Сначала в составе советских войск, на это мало кто обратил внимание. Потом в составе войск Западной коалиции, и потеряли в составе войск Западной коалиции больше людей, чем в составе Советской армии.

Евгений Никифоров: - Это, естественно, поразительный факт.

Дмитрий Бабич: - Это факт. Мало ли какая у вас армия! Вы участвуете в войнах. Когда-то римляне правильно говорили "Si vis pacem, para bellum", если хочешь мира, готовься к войне. Если армия большая это не значит, что страна не мирная. В большой армии может быть мирная страна. Главное, что Евросоюз со своими маленькими армиями, воюет.

Евгений Никифоров: - Вот я хотел вас спросить. Вы, как человек, интегрированный во французскую жизнь, знаете. Глобалистские элиты - понятно, что они на всех начихают и будут делать всё, что они хотят. А французы - им действительно настолько уже задурили мозги, или они сохраняют какое-то автономное сознание?

Елена Чудинова: - Франция, надо сказать, так же разделена в самой себе, как и Россия сегодня. Есть две Франции. Это определенно, я ещё хочу, мы не упомянули одну деталь относительно прорусского курса обоих кандидатов упомянутых нами. Дело в том, что традиционно Россию, т.е. в нашем лице, ненавидят. Россию нынешнюю, Российскую федерацию, традиционно уже 25 лет абсолютно ненавидят в леволиберальных кругах. Интересное есть название, очень часто встречается такое явление: «левая черная икра», гош - кавьяр. Это значит, что люди, которые сами живут в особняках, завтракают черной икрой с шампанским, но при этом разглагольствуют, что простой француз не должен морщить нос, если на его лестничной площадке в «курбан - байрам» режут барана, потому что толерантность превыше всего. Вот это гош - кавьяр. Всегда антирусское настроение.

Евгений Никифоров: - А чем мы не угодили?

Дмитрий Бабич: - Испортили проект.

Елена Чудинова: - У нас, с их точки зрения, творятся сплошные безобразия. Мы не признаем меньшинства различного рода. Мы неприличны с их точки зрения. Вообще у нас президент ходит в Церковь и, более того, на камеру стоит со свечой. Ну, куда же это годится? Мне говорили на полном серьезе, я ответила: ну, помилуйте, ну, какой Медведев тогда был? Не будем преувеличивать всю эту религиозность. Они говорят: да вы что? Он был во Франции, он зашел в Нотр-Дам, он не побоялся, т.е. у них это уже вызывает колоссальный позитив. Т.е. правые круги, старая Франция так называемая, традиционно относится к России, все время упоминаю, что есть такая прелестная группа, называется «Разбойницы», которая в момент присоединения Крыма, возвращения Крыма записала потрясающую песню. Эта песня начинается с фрагмента речи Путина, что Крым возвращается в русскую гавань. И тут эта группа девочек, они поют в черных полумасках, показывая, что Франция несвободна, и тут они начинают петь: «Не мешайте жить России».

Евгений Никифоров: - Это французская группа.

Елена Чудинова: - Более того, это девочки из прекрасных семей. У них настрой против «Антифа», против мондиализма, против американизации, т.е. потрясающие девочки.

Евгений Никифоров: - Популярная группа?

Елена Чудинова: - В определенном слое населения. Там они поют: у России своя судьба, т.е. господин Путин, примите наш поклон из Франции, это такая красная тряпка для либерального быка.

Дмитрий Бабич: - Понимаете, левый, правый - в современном западном мире эти вещи перепутались и сместились. Потому что глобалистские элиты, о которых мы говорили - это наши настоящие враги, не побоюсь этого слова. Мы враги им, потому что они, как когда-то коммунисты и как когда-то нацисты, жаждут контроля, власти над всем миром. А кто мешает? Крупные страны. Кто у нас из крупных стран остался? Россия, Китай, где там ещё может быть, Индия, Бразилия - но они уже почти послушны. Здесь наша элита делает огромную ошибку. Она думает, что хорошим поведением она примирится с этими людьми, она как-то их там умаслит, подкупит, они про нас забудут. Не забудут. Это все равно, что надеяться: вот, Лев Давидович Троцкий забудет про мировую революцию. Он бы её не забыл ни в каком разе. Эти элиты - они тех, кто с ними не согласен, тех, кто мешает их глобальным проектам - устраняют. Если надо - уничтожают. Но только уничтожать они стараются не своими руками, а чужими. В Югославии пришлось действовать своими, это было некрасиво. А, скажем, в Донбассе можно уничтожить руками украинских националистов, дурачков. Во Франции против России применяются, правильно сказала Елена, леволиберальные круги, а иногда есть сумасшедшие русофобы и среди французских правых.

Евгений Никифоров: - А насколько это разделено в процентах? 50 на 50? Кто вообще заказывает музыку?

Дмитрий Бабич: - Если перечислять, то это долго, но в принципе русофобский элемент во Франции, если мы посмотрим, в XIX и XX веке всегда были ксенофобские настроения в отношении всех, в том числе в отношении России. Это Жюль Мишле, знаменитый французский публицист, писатель, помните его отношения с Герценом, это потрясающая история. Он дружил с Костюшко, с этим польским антирусским повстанцем. Жюль Мишле написал статью. Она была опубликована в газете "Монд", что русские вообще не люди, обидели поляков, изгнали несчастного Костюшко, который прекрасен. И Герцен ему тогда ответил вполне в духе нынешней либеральной интеллигенции. Он сказал, вы кого под Россией понимаете? Если государство, как он выразился, это византийский, немецкий фасад - то вам и карты в руки, мы с вами будем говорить ещё жестче. А если народ - тогда другое дело, вы посмотрите, там есть разные люди. Там есть такие люди, как я, Герцен, враги государства. И Жюль Мишле просто влюбился в Герцена, и они до конца жизни были друзьями.

Елена Чудинова: - Компания выродков, извините, что Герцен, что Мишле.

Дмитрий Бабич: - Абсолютно, но мы сейчас говорим не о святых, мы говорим о выродках. Нынешние леволиберальные круги во Франции - нужно понять такую вещь, если вы скажите им: вы русофобы - они удивятся: да почему? Мы же дружим с людьми, которые говорят по-русски и которые ненавидят русское государство. Мы с Альбац дружим, мы с Венедиктовым дружим, мы с Ильей Яшиным дружим, мы с Сергеем Дубининым - борода под Русь православную - дружим. Вот их логика. Но то, что они дружат с этими людьми, абсолютно не значит, что они дружат с Россией.

Елена Чудинова: - Но среди правых я не могу найти нынешнего Мишле.

Евгений Никифоров: - Я другое хотел бы узнать. Всё-таки не по отношению к России, хотя русский фактор оказывается чрезвычайно важен.

Елена Чудинова: - Важнее всего, что будет, собственно говоря, в мире.

Евгений Никифоров: - Вот - разделение на правых и левых.

Дмитрий Бабич: - Тут надо обозначить имена. Например, господин Ален Жюппе, русофоб. Он как раз устраивал глобалистские элиты по их плану. Он должен был быть кандидатом от партии республиканцев и во втором туре сойтись с Марин Ле Пен и победить её. Не сработало. Но обратите внимание, эти люди не сложили руки. Как только пошел скандал с Фийоном - немедленно, помните, была попытка, раз Фийон не годится - давайте опять Жюппе. И французы возмутились, потому что только что Жюппе позорно проиграл предварительные праймериз. Мы его отвергли, мы выбрали Фийона, а вы нам его суете. Как по советскому анекдоту: слушайте свои «Валенки» и не выпендривайтесь. Это французов возмутило, и это, считаю, большая победа общественного мнения - что они настояли, что будет Фийон.

Евгений Никифоров: - Я хотел как раз узнать у вас. Всё-таки, есть ли ещё более-менее независимое общественное мнение во Франции, как вы считаете, Елена Петровна?

Дмитрий Бабич: - Трепыхается где-то.

Елена Чудинова: - Я считаю, что конечно, если оборачиваться на происходящие в мире процессы, прежде всего - на победу Трампа, которую сейчас пытаются из-за всех сил отыграть обратно, т.е. там ситуация очень напряженная, и видно по его противоречивым заявлениям, что он балансирует на грани. Но, тем не менее, он всё-таки победил, и с этого момента позиция правых и независимых во Франции, безусловно, улучшилась. Потому что до этого просто, когда Марин росла, её же в учебных заведениях. называли «Дочь дьявола» Как она пыталась сделать, что называется, приемлемое лицо для широких масс своих партии, победить эти чудовищные стереотипы, которыми их оклеили с головы до ног, сгладить какие-то резкости отца. т.е. она политик на самом, когда говорят: ультраправая Марин Ле Пен. Это мне очень смешно, потому что Марин - это фигура идеального компромисса на самом деле.

Дмитрий Бабич: - Мне кажется, что глобалистские элиты, безусловно, правят. Но от того, что они правят, общественное мнение трепыхается ещё сильнее. Посмотрите, ни Евросоюз, ни либеральные круги в США вот уже 20 лет не могут выиграть ни одного референдума. В 95-м референдум о европейской конституции отвергли французы и голландцы. Потом референдум в Голландии: ассоциация - не ассоциация с Украиной, тоже отвергнут. Сейчас Хиллари Клинтон, поддержанная 95% масс-медиа, проиграла. Но глобалистская элита не унывает. Они сейчас показывают в Америке, что они правят, не выиграв ни одни выборы.

Елена Чудинова: - Не забудьте ещё такой момент: Британия вышла.

Дмитрий Бабич: - Да, тоже проигран референдум. Хотя глобалисты хотели, чтобы она осталась. Они были уверены, что она останется.

Евгений Никифоров: - Всё-таки у народа ещё какая-то сила есть.

Дмитрий Бабич: - В том то и беда. Вот в чем противоречие, народ выигрывает все референдумы и на все эти референдумы, извините, плюют. На их результаты плюют. Значит, хотя народ отверг европейскую конституцию, через Лиссабонский договор они провели практически то же самое. Хотя Трамп выиграл выборы, на него было оказано сильнейшее давление через конгресс, через суды, через масс медиа. И посмотрите, они отменили его указ против иммиграции из пяти стран. Фактически он был отменен каким-то судьей районного суда в Нью-Йорке.

Елена Чудинова: - По России он опять же сдал назад, потому что у него отрезали правую руку.

Дмитрий Бабич: - По России он сдал назад, взяв русофоба Джеймса Мэттьюса, безумного пса, на пост главы Пентагона. Послав сюда бесцветного посла, который возглавлял до этого Атлантик- Каунт, атлантический совет, русофобскую организацию. Эти люди - ульталиберальные элиты их мэссидж народу такой: вы, ребята, голосуйте, как хотите, править будем мы. Но от того, что вы так голосуете, вам будет плохо, мы вас накажем. Причем самое интересное, что это ложь перед Брекситом. Мало кто сейчас на это обращает внимание, очень печально, что наша официальная, если угодно, масс медиа не обращает на это внимания. Дэвид Кэмерон, премьер Англии, говорил: как только вы проголосуете против, ВВП Англии упадет за один год на 3.6 %. ВВП вырос. Но никто не говорит, что он соврал. Он соврал на самом деле. Вот они говорят, мы сняли прорусского Майкла Флинна, нового помощника Трампа по национальной безопасности. Мы его сняли не потому, что он общался с русским послом, а потому что он сказал неправду. Он не сообщил об этом общении в компетентные органы.

Елена Чудинова: - Это опять же абсолютно смешная анекдотичная ситуация.

Дмитрий Бабич: - Ничего себе солгал. Вот Кэмерон солгал. Действительно солгал, крупно - и это ему прощено.

Евгений Никифоров: - Но здесь самое ужасное, вот вы сказали:
 - смешная ситуация. Ничего смешного нет. Последствия крайне печальные для мира и для России.

Дмитрий Бабич: - И это очень опасная ситуация. Я надеюсь, что это идеологическое помрачение Европы и США и других стран пройдет, как прошел, когда-то коммунизм, прошел нацизм. Но боюсь, что перед тем, как оно пройдет, оно очень многих людей загонит в могилу. Вот этот нужно понимать, и это нужно понять нашей элите, что если договориться с идеологизированными людьми невозможно. Если наша элита хочет выжить - ей надо бороться, а не надеяться, что они о нас забудут. В чем была ошибка Януковича? Он думал, что они его забудут, оставят в покое, потому что он же не антизападный, он же им предлагал выгодные бизнес - сделки. Не нужны им были бизнес - сделки, им нужен был скальп, и они его получили. Мне кажется, что во Франции ситуация такая же, т.е. если вы спросили о расколе Франции. Французы, мои знакомые говорили так, есть 35% французов, которые верят официальной пропаганде, которые были сейчас вокруг Оланда, вокруг Соцпартии, вокруг этих кругов. И они отгородились от остальных 65% китайской стеной. Объявили их вишистами, фашистами, ультраправыми, опасностью и фактически уже готовят почву к ликвидации демократии, потому что если те такие опасные, то зачем нам выборы?

Елена Чудинова: - Тут ещё есть один момент, что Франция немножко отличается от России, потому что у нас каждый мужчина, сидящий за бутылочкой пива с приятелями, непременно обсудит всю политическую подоплеку, всю конспирологию, всё разъяснит, кто хороший, кто плохой, на кухне. Людям интересно, наши мужчины привыкли вникать в политику, обсуждать политику. Француз как-то разделяет: я, мол, не головастик, так же, как и американец: мне это всё совершенно безразлично. Когда он начинает увлекаться политикой? Когда политика бьет его по карману. На волне разочарования ушел Саркози, если вы со мной согласитесь.

Дмитрий Бабич: - Соглашусь.                    

Елена Чудинова: - Проскочил пингвин Оланд, проскочил на волне разочарования Саркози, потому что это уже не политические вещи, т.е. что там с Россией. Когда, например, я своими глазами видела беспорядки в Провансе, когда фермеры, из-за санкций с Россией перегораживали, шоссе, вываливали навоз перед официальными учреждениями. Всё это мы специально ездили, смотрели. Было интересно посмотреть на этих сердитых мужичков. Они знают, что есть Россия, в большинстве - нет, это не русский мужик. Для француза Франция - ограниченный горизонт. Но он понял, что упали цены на мясо и молоко, которое он производит. Вот это уже делает его очень сердитым до такой степени сердитым, что он узнает, смотрит на карту, что какая-то Россия есть, которая покупала много. Он начинает задумываться, и - я, конечно, немножко утрирую – это совершенно другая ситуация.

Дмитрий Бабич: - Самое главное этот фермер ещё спрашивает: а из-за кого мы наложили санкцию на Россию? Из-за каких-то людей в Киеве, типа Порошенко, которые, вообще, если разобраться, похожи на фашистов? Саркози, я абсолютно согласен с Еленой, было разочарование. Не просто разочарование, а гнев, потому что он просто втащил Францию в войну в Ливии. Потому что первые бомбовые удары по ливийской армии, по Каддафи - плохой он был или хороший - но он гарантировал какую-то стабильность. В это время из Ливии во Францию не бежали люди на лодочках сотнями тысяч. Бомбовые удары по Сирии нанес Саркози, и это возмутило людей, поэтому он проиграл дважды. Проиграл президентские выборы, сейчас он проиграл предварительные как кандидат республиканцев. Дело в том, что даже самый некомпетентный человек во Франции, но который читает газеты, он понимает, что "Монд", "Фигаро", другие газеты ему врут, потому что они говорят, что Асад ужасен, все силы против Асада. Фермер смотрит: Асад у власти в Сирии 45 лет, и, вообще-то говоря, при Асадах миллионы сирийцев во Францию не бежали. Может, они жили как то у себя не очень хорошо, не очень демократично, а сейчас они бегут.

Елена Чудинова: - Но опять же, что до этого: француз - это не русский, который хочет знать, что там происходит.

Дмитрий Бабич: - До иммигрантов французы много чего имеют.....

Елена Чудинова: - Только когда это его начинает как-то затрагивать, его дочь не может выйти на улицу вечером - вот это его мучает.

Дмитрий Бабич: - Сирия - бывшая французская колония. Огромное количество людей прекрасно говорят по-французски. С переездом, как правило, проблем не было, так же . как и с Ливаном. Поэтому Франция, раздвоенная на Ближнем Востоке, всегда страдала. Почему Франция занимала достаточно антиизраильскую позицию? Потому что Израиль всю время бил по несчастному Ливану, в котором укрывались палестинские террористы, потому что у Ливана слабенькая армия, он не мог от них отбояриться. В итоге бедный Ливан исторгал из себя христиан маронитов, которые ехали во Францию, бывшую митрополию, языком которой они прекрасно владели. Имена там, в Ливане были самые распространенные: Этьен, Мишель. Там до сих пор президент Мишель Аун.

Елена Чудинова: - Это христиане всё-таки. Совершенно другая песня.

Дмитрий Бабич: - Мусульмане были тоже. Но арабские христиане тоже не совсем входили во французское общество, куда русские христиане, наши белогвардейцы с отличным французским - и то вы знаете, с какими трудностями входили.

Евгений Никифоров: - Я был поражен, что француз действительно ксенофоб. К кому можно это слово отнести?

Дмитрий Бабич: - Я бы не говорил так резко, скорее- консерваторы, т.е. человек должен большие усилия приложить, чтобы войти в общество.

Евгений Никифоров: - Но они в свое общество, даже уже несколько поколений, все равно не принимают. Даже наших русских не принимают. Даже тех, которые тогда убежали к ним, всё равно даже нынешнее общество до сих пор, хотя те уже настолько любят Францию, язык превосходный, выросли или, просто родились там, и т.д. всё равно не принимают в своё общество.

Дмитрий Бабич: - Поэтому когда мы говорили

Елена Чудинова: - Не только общество, тут есть много нюансов. В действительности французы люди добрые и гостеприимные.

Дмитрий Бабич: - Есть отношение к гостю, к туристу, который приехал и сидит с вами за столом. Другой вопрос: во Франции страшная борьба за рабочие места. Я, может, в чем-то с Еленой поспорю. Вы, Елена, говорите, что наш мужичок политизированный, за пивом обсуждают. Французы тоже исторически очень политизированы. Всегда очень любили поспорить. Сейчас они меньше спорят, знаете, из-за чего? Они боятся. Через специальные сети, через всё выясняется ваша позиция.

Елена Чудинова: - Я смотрю французский фейсбук, французский интернет, но это рядом с нашим просто не стояло.

Дмитрий Бабич: - Это и есть, потому что у нас свободная страна. У нас можете ругать не только Путина. Наоборот сейчас делают карьеры исключительно на ругани в адрес Путина. Во Франции, так же, как вообще в западном мире, во-первых, очень не любят, когда вообще не участвуете в социальных сетях, это иногда условие приема на работу. А во-вторых, по социальным сетям очень легко определить вашу политическую позицию, ваше мнение. И не дай Бог, ваш работодатель заподозрит вас в этом экстремизме, как они называют. А экстремизм у них, Марин Ле Пен поддерживаешь открыто - уже экстремизм.

Елена Чудинова: - Безусловно, мне говорили люди, они боятся состоять в Национальном фронте, чтобы не потерять работу.       

Дмитрий Бабич: - Абсолютно. Состоять это ж вообще подвиг, а поддерживать в сетях уже опасно. Вы знаете, чем мы отличаемся, это борьба за работу? Знаете, почему бастовали студенты несколько лет назад и до сих пор бастуют? Они бастуют против удлинения срока выхода на пенсию. Я сначала не понял, почему они не хотят долго работать. Нет, если откладывать срок выхода на пенсию - старики медленнее освобождают рабочие места для студентов, и в итоге ваш шанс получить работу уменьшается. Не именно ваш, а как бы средняя температура по больнице. Нашим студентам это в голову не придет. Они тоже обеспокоены работой, но им извините, в голову не придет думать о том, что вышло бы сейчас в отставку 5 миллионов человек - и было бы мне хорошо. А так выйдут 4 миллиона человек - и мне уже хуже. А французы об этом думают.

Елена Чудинова: - Марин, между прочим, обещает, планирует снизить пенсионный возраст до 60-ти лет. Я смотрела, там это фигурирует.

Дмитрий Бабич: - Если посмотреть на экономические программы Фийона, она антипопулистская, т.е. он пытается сломать тот тупик, который во Франции был всегда. Знаете, какой тупик во Франции? Если угодно, он связан с их неправославностью. Объясню, как работает французский шофер, как работает русский шофер? Русский шофер, если угодно, крепостной своего начальника, т.е. куда начальнику нужно - туда шофер ведет машину. Ждет его, пока тот поговорит, и начальник никогда не думает, когда у шофера обед. Если он добрый, то он ему скажет: ты иди, пообедай. А у французского водителя всегда расписано, когда он начинает работать, когда у него обед, когда он закончит работать, и он за это железно держится. Для того, чтобы был какой-то экономический рост, экономический скачок, чтобы вообще решить какую-то проблему, сломать лед, иногда люди должны пожертвовать своим свободным временим, своими в какой-то момент доходами. И в России всегда более- менее с этим проблем не было. Поэтому выиграли Великую Отечественную войну. А французы в полном соответствии со своими законами, профсоюзными требованиями её проиграли.

Елена Чудинова: - Французы проигрывают, всё-таки никак не соглашусь. Проигрывают все войны, после того, как их обескровила французская революция и Бонапарт.

Дмитрий Бабич: - Это тоже конечно. Кстати, французская революция и Бонапарт из-за чего произошли? Они обвиняли короля в том, что тот увеличивает налоги, и верили слухам, что король играет государственным бюджетом на бирже, что было враньем. И верили то, что Мария-Антуанетта сказала эту фразу: у них нет хлеба, пусть едят бриоши. Они никогда не говорила этого, просто выдумка тогдашних пиарщиков. Что предлагает Фийон? Фийон предлагает выйти из этого тупика, т.е. сказать правду, что нам придется сократить привилегии госслужащих, т.е. пожертвовать групповыми интересами для того, чтобы страна развивалась. Это очень трудное дело во Франции. Тем не менее, народ это поддерживал и были легализованы все ресурсы глобалистской элиты, чтобы Фийона очернить, снять.

Евгений Никифоров: - Мой вопрос какой был? Что там происходит, потому что все настолько зеркально тому, что происходит в Соединенных Штатах. И действительно, глобалистские элиты как мировая закулиса.

Дмитрий Бабич: - Они не за кулисой, они давно на сцене. «За кулисой» - я против этого слова.

Елена Чудинова: - Уже кладут ноги на стол в течение почти 10 лет. Сейчас только согнали, сказали: хватит, насиделся, теперь пусть нормальный человек сидит.

Дмитрий Бабич: - Вы знаете, Евгений Константинович, я бы сказал так. Вопрос, прежде всего должен быть: что за идеология? А дальше она находит себе людей. Я могу сказать: эта идеология, которая говорит, что мир должен управляться и из Евросоюза, и из США в соответствии с ультралиберальной экономикой, когда полная свобода для нескольких крупных транснациональных компаний, а не через транстихоокеанское, трансатлантическое партнерства, которые расширяют свои рынки. У этих стран не должно быть даже потенциальных соперников в мире. Россию, Китай поэтому нужно как-то ослабить. И считают, что победа этой идеологии в мире будет всеобщим счастьем, как когда-то коммунизм. Те люди, которые этому сопротивляются - это враги всеобщего счастья, их надо устранить.

Евгений Никифоров: - Идеологический догматизм.

Дмитрий Бабич: - Да. Сейчас эту идеологию представляет Меркель, канцлер в Германии. Её представляет руководство Евросоюза. Её представляет на самом деле весь истеблишмент, вся чиновничная верхушка Соединенных Штатов. Они объявили своим врагом Трампа, хотя он им не враг и очень старался с ними примириться. Но проблема с этой идеологией, почему я думаю, она, в конце концов, проиграет, она очень нетерпима. Она плодит себе врагов, т.е. если они какого-то человека объявили врагом, он не имеет шанса помириться. Они уже как бы покрасили его черной краской.

Елена Чудинова: - Никаких шансов.

Дмитрий Бабич: - Вот у Путина шансов помириться - он должен это понять - у него их нет. Только путь борьбы, другого пути нет.

Елена Чудинова: - Он пытается с ними как-то по разуму. Какой разум с фанатами, какая выгода с фанатиками?

Дмитрий Бабич: - И одна из её проблем, которая я считаю, угробит эту идеологию. Она очень похожа на религию, только религию без Бога. И она практически открыто объявила своими врагами и христианство, и ислам.

Елена Чудинова: - Ислам, тем не менее, она прекрасно использует в своих целях.

Дмитрий Бабич: - Она использует радикалов некоторых мусульманских стран, особенно суннитских экстремистов и радикалов в составе некоторых христианских стран. Например, она готова сойтись с западно-украинскими националистами. Хотя они вроде бы формально христиане, но их христианство имеет очень странный племенной, провинциальный местечковый характер.

Елена Чудинова: - Очень интересно, относительно христианства на Украине. Наши конспирологи любят говорит о католической экспансии. Я им говорю: простите, сколько кадров, сколько фотографий, сколько репортажей с этих мест анклавов безумных униатов! Где-нибудь вы видели фотографию папы Римского?

Дмитрий Бабич: - Они врагом его объявили из-за встречи с патриархом.

Елена Чудинова: - Это секта. В действительности, кроме Украины для этих людей ничего нет.

Дмитрий Бабич: - Украина - очень племенное, я бы сказал, узко понятое множество, т.е. наши, которые говорят по-украински без акцента, чтобы это ни значило. Потому что на украинском масса диалектов, акцентов. Вот: наши, Христос - украинец. Папа - предатель, потому что он встретился с Патриархом всея Руси. И самое главное, что эта глобалистская элита, возвращаюсь к ней, она эти вещи инструментализирует. Вот, западноукраинские греко-католики ненавидят Россию. А нам нужно Россию убрать, потому что она слишком большая, представляет потенциальную угрозу нашему всевластию. Мы поможем этим украинским греко- католикам, но как только мы победим, мы христианство там тоже уничтожим, так же как мы уничтожили его в Западной Европе или, по крайней мере, потеснили.

Евгений Никифоров: - Возвращаюсь к Франции. Насколько все же эти кандидаты мотивированы христиански, католически, традиционно? И ваши прогнозы в связи с этим на победы?

Дмитрий Бабич: - Фийон очень позиционирует себя, как именно кандидат католиков, людей с традиционными ценностями. Он в этом плане даже более, я бы сказал, открытый христианин, чем Марин Ле Пен. Марин Ле Пен себя позиционирует, как представительница всех угнетенных и замордованных французов.

Елена Чудинова: - Марин - политик, тончайшая. Она не христианка в строгом смысле слова, потому что на часть её электората это не работает. Марин - политик компромисса, но Мариин Марешаль - девочка совершенно иной складки, т.е. тут идет тоже какой-то прогресс.

Дмитрий Бабич: - Тоже лидер национального фронта

Елена Чудинова: - Племянница.

Евгений Никифоров: - Вот интересно, этот кандидат, которого глобалистские элиты продвигают, Макрон.

Дмитрий Бабич: - Это человек абсолютно антихристианский и анти, я бы сказал, консервативный в культурном плане. Хотя он отбрехивается от конкретных обвинений. Всех очень удивляет эта его биография: женитьба на учительнице, которая чуть ли не на четверть века старше его.

Евгений Никифоров: - 30 лет.

Дмитрий Бабич: - Да. Он отбивается от обвинений в том, что он нетрадиционной сексуальной ориентации. Тем не менее, все понимают его взгляды на христианство, все понимают его отношение к России. Это Макрон завел во Франции песню о том, что русские хакеры уже влияют и на французские выборы. Но это же обеспечивает ему и полную финансовую, медийную и прочую поддержку у большей части французского финансового капитала, и большей части - глобалистского.

Елена Чудинова: - Главное - откуда он выскочил.

Евгений Никифоров: - Он выскочил из банка Ротшильдов.

Елена Чудинова: - Почему именно он? Никто не знал Макрона.

Евгений Никифоров: - Поразительно, что даже в такой стране демократии старинной, в стране народа тщеславного и честолюбивого, можно вынуть просто человека и сделать его президентом.

Дмитрий Бабич: - Вы понимаете, мировоззрение этой глобалистской элиты, бизнес - мировоззрение, оно в этом плане не только абсолютно нерелигиозно, но ещё не демократично. Схема такая: вот есть позиция, как бизнес – позиция: президент Франции. Кто на это место нам нужен? Нам нужен нестарый, покладистый, не любящий Россию, приветствующий гомосексуальные браки, милашка внешне и немножко, может быть, говорящий об интересах бедных людей человек. Так кто у нас есть на эту позицию? Эммануэль Макрон. Работал с Оландом, был в правительстве. Прекрасно, мы занимаемся его возгонкой. Это бизнес- логика, как, если работать в бизнес - структурах. Иногда люди работают 20 лет, прекрасно друг друга знают: вот этот специалист, этот великолепный эксперт и вдруг появляется какой-то человек, которого никто не видел, который к этому никакого отношения не имел, знаете, такой Кириенко в Росатоме. Оказывается, он был выбран на эту должность некими высшими силами.

Евгений Никифоров: - Дмитрий Олегович, Елена Петровна, мы, к сожалению, должны заканчивать нашу сегодняшнюю беседу. Хотя она не получилась выстроенной, с какой-то внутренний логикой, но мне на самом деле, я надеюсь – и нашим слушателям стало очень многое понятно. Просто по этим маленьким оценкам вашим, по описанию ситуации. Я очень вам признателен. Хотел бы лишь упомянуть в результате беседы слова графа Шереметьева. Он недавно был на Всемирном Русском Соборе, выступал, так растрогался, он пожилой человек, но выросший абсолютно во французской среде. И он говорит: господа, вы даже не можете себе представить, в какой благородной стране вы живете.

Дмитрий Бабич: - Это, кстати голос многих французов и многих европейцев.

Елена Чудинова: - А мне говорили это неоднократно, когда говорили: если есть спасение - оно в России. Я говорила: помилуйте, у нас всё так плохо. Иногда скажешь: о чем вы говорите? Они говорят: нет, нет, мы видели Россию, мы ездили по России, у вас колоссальный потенциал, у вас ещё есть сила.

Евгений Никифоров: - На этой ноте закончим нашу сегодняшнюю программу. В выступал Дмитрий Олегович Бабич, обозреватель МИА «Россия сегодня». Спасибо большое, Дмитрий! И Елена Петровна Чудинова, писатель, книжки которой вы удовольствием читаете. Спасибо вам большое, я признателен вам за такой интересный, глубокий анализ того, что происходит во Франции и вообще в политических элитах запада, потому что это калька. Всюду происходит одно и то же. Просто думаешь: не может быть такого. Нет, оказывается, это может быть.

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]