Братство "Радонеж" Группа СМИ «Радонеж» Контакты

Текстовые версии передач

Все материалы

Человек родился где-то и не знает, что такое православие. И так вот он прожил жизнь? Получается, что неправильно он прожил? На вопросы слушателей в прямом эфире «Радонежа» отвечает протоиерей Александр Абрамов.

05.11.2014 00:00

Протоиерей Александр Абрамов

Добрый вечер, дорогие братья и сестры. С вами в прямом эфире «Радонежа» в течение предстоящего часа я, протоиерей Александр Абрамов, настоятель московского  храма в честь преподобного Сергия Радонежского, что в Крапивниках. Дорогие друзья, как и обычно, общаемся с вами в течение одного часа в прямом эфире Радонежа.

И, как обычно, я хотел бы начать наш разговор с воскресного Евангелия, которое читалось накануне. И в это раз так совпало, что праздник Рождества Божьей Матери пришелся на воскресный день. Этот воскресный день еще в церкви называется Неделей перед Воздвижением. Немного церковных воскресений именуется Неделей перед тем или иным господним праздником. И немногим из них полагаются отдельные, особые, не очередные воскресные чтения. И я хотел бы вам напомнить воскресные чтения этого дня прошедшего воскресенья. Неделя перед Воздвижением  - это очень краткое Евангелие, подготавливающее человека к грядущему большому торжеству, празднику Воздвижения креста Господня. Итак, Евангелие от Иоанна…

Никто не восходил на небо, как только сшедший с небес Сын Человеческий, сущий на небесах.

 И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому,

 дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную.

 Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную.

 Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него.

 Верующий в Него не судится, а неверующий уже осужден, потому что не уверовал во имя Единородного Сына Божия.

 Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы;

 ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы,

 а поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны.

И я хотел бы начать наш разговор сегодняшний со следующей  строчки этого евангельского текста. Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него. И вот те из нас, кто не любит воспринимать слово божие в полноте, а кто любит фехтовать цитатами из Священного Писания, тут же скажет: как же так не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него? А как же в другом месте говорится. Я принес не мир, но меч? А где же здесь единогласие между евангелистами? И как же так получается, что Христос Сам Себе противоречит? В одном месте говорит, что Он принес в мир меч, а в другом месте: Я пришел не судить мир, а чтобы мир был спасен через Сына Единородного. Где здесь правда? Неужели дело обстоит так, что когда нам удобно и кода нам хочется самих себя и других напугать, мы говорим о мече? А в тех случаях, когда мы хотим себя оправдать -  мы говорим о спасении мира, и том, что Бог мир не осуждает. Как здесь разобраться?

Я думаю, что очень важно  вот на что обратить внимание. Мир не нуждается в том, чтобы Бог его оправдал, ибо он сам себя осуждает через грех. Каждый человек, совершая то или иное злое деяние    , навлекает на себя противоречие заповедям божьим. Не осуждение божие, я бы хотел об этом сказать. Потому что Бог смотрит на человека значительно шире, чем можем мы себе представить. Бог человека, который с нашей точки зрения подлежал бы полному осуждению, может простить, и очень долго прощает, не просто ожидая перемены, но от любви к нему и от желания этому человеку добра. А иных людей, которых нам кажется, что этот человек лишен какого-то несовершенства, иногда Бог наказует. Причем видимо и зримо. Почему так происходит? Потому что суд миру уже был совершен, когда Христос распинается. Когда Христос сочетается кресту. И тут все ясно. Ныне суд миру сему. И что это за суд, о котором еще говорит апостол Иоанн? Ныне сатана будет низвержен. Так вот суд миру  - это отторжение сатаны, отторжение дьявола от любимого Богом человечества. И в этом смысле тут мир и совершен. И Бог ждет тех, кто хочет к нему присоединиться. И об этом говорит апостол Иоанн Богослов...

…Любовь Божия к нам открылась в том, что Бог послал в мир Единородного Сына Своего, чтобы мы получили жизнь через Него. В том любовь, что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши. Возлюбленные! если так возлюбил нас Бог, то и мы должны любить друг друга…Чаша  прегрешений человеческих прошлых и настоящих и будущих была настолько велика и исполнена, что не было никакой иной возможности, если можно говорит о возможности применительно к Богу. Не было никакого другого пути, кроме как боговоплощение и страдание Сына человеческого и распятие, и воскресение, и вознесение. И посылает Бог Своего Сына, чтобы мир был через Него спасен. Через Него  - это не значит с Ним. Это значит в Нем. Все, что сделал Христос, сделало как бы все то человечество, которое пожелало стать частью Христа. Как апостол говорит: вы уды мои отчасти. Церковь попросту говоря. Господь спасает всех тех людей, которые к Нему присоединяются. И в Его страдании, и в Его воскресении Господь спасает всех через церковь. И приводится  нам на память Моисей. Никто не восходил на небо, как только сшедший с небес Сын Человеческий, сущий на небесах. И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий, верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную. Моисей возносит змею в пустыне. Образ креста во время путешествия, тяжелейшего путешествия, которое забрало жизни очень многих людей. Которые изверились, которые не видели конца пути. И для их утешения и для того, чтобы показать им правду божию Моисей возносит змею, так и для всего человечества нового Израиля и для Нового Завета надлежало быть вознесенным Сыну  человеческому. Вознесенному, конечно, через распятие и воскресение. Чтобы увидев это, и даже больше того, став участником этих событий, человек не погиб, а имел жизнь вечную.

Бог возлюбил мир так, что отдал Своего Сына. Бог не бросил Свой мир, не отказался от мира, не возненавидел мир за то, что мир забрал Его Сына. А Бог так возлюбил мир, что отдал Своего Единородного Сына, чтобы верующие в Него не погибали, но имели вечную  жизнь. Поэтому то мы всегда говорим, что грех уныния, грех отчаяния -это корень и основа всех остальных грехов. Потому что если вы хотя бы ненамного верите Христу, то вы должны хотя бы чуть-чуть видеть все то, что Он для вас делает. У вас перед глазами всегда должен стоять христов крест. И то, что он пуст, это следствие воскресения. То, что Христос вознесен, чтобы всякий верующий не погиб, а имел жизнь вечную. А значит, Он и для тебя сделает жизнь вечную, что поможет тебе преодолеть тяготу этой жизни. Что поможет тебе пройти свой путь достойно и приблизиться ко Христу. Вот если ты это будешь видеть, и будешь видеть всегда, ты среди тех, о ком сказано: всякий верующий в него не погибнет, но будет иметь жизнь вечную. Мне казалось очень важным об этом вам сказать в преддверии праздника Воздвижения креста Господня, о котором мы сегодня еще будем говорить. Я начинаю отвечать на телефонные звонки.

-Добрый вечер, батюшка Александр,  вам звонит  из Ярославля раб божий Михаил.

-Здравствуйте.

-Благословите.

-Бог вас благословит.

-Батюшка Александр, вот я слушаю вас часто. Мне очень нравятся ваши беседы. Но вот хотели мы, ярославские православные верующие, посетить ваш храм и поклониться вашему чудесному кресту.

-Так…так…

-Но вот тут у нас одна заминка есть. Где бы нам переночевать, чтобы мы смогли спокойненько днем приехать, ночь переночевать где-то, а потом прийти к вам на службу?

-Понятно. Но вот вы знаете, наш храм многими вещами уникален, но среди прочих и одной грустной вещью. Это единственный храм в Москве, у которого нет подсобных помещений. Вот, казалось бы, безбожная власть завершилась с началом перестройки, казалось бы, церкви возвращают здания, сооружения, все то, что было построено верующими для верующих раньше. Но вот  удивительнейшим образом выглядит то, что в четырнадцатом году двадцать первого века у одного из очень известных московских храмов некуда ни верующих пригласить, ни дать возможность людям переночевать. Единственное что мне в данном случае приходит в голову, это Паломнический центр Московского патриархата, который располагается в гостинице «Университетская». Он может предложить невысокие цены. Или Паломнические центры московских обителей. Но это надо узнавать. Я не могу вам прямо сказать: приезжайте туда- то и там остановитесь. Потому что это всегда составляет проблему. В любом случае буду рад видеть  ярославских православных. И не только ярославских, а всех тех, кто к нам пожелает прийти. Обычно очень много братьев и сестер приходят в праздник Воздвижения креста Господня на всенощную, на Божественную литургию. Потому что в этот день мы воздаем поклонение самому честному древу  Животворящего креста Господня.

-Батюшка простите, вы вот по поводу воскресного евангелия говорили. И приводили отрывок Евангелия от Иоанна по поводу того, что Господь пришел не судить, а спасать мир. И привели цитату о мече. Что Господь сказал: не мир пришел Я принести, но меч. Но дело в том, что здесь не о суде речь идет. Вот толкование Феофилакта Болгарского: не всегда хорошо согласие. Бывают случаи, когда хорошо и разделение. Меч означает слово веры, которая отсекает нас от настроения домашних родственников, если они мешают нам в деле благочестия.

-Спасибо. Вот я очень рад, что вы сейчас так сказали. Вот если бы все православные верующие рассуждали примерно так, как вы. И не только цитировали Феофилакта Болгарского, но хотя бы знали, кто это такой, то у нас бы наступило мирное и благоденственное житие еще в настоящем времени. К сожалению, так вот точно и глубоко, как вы сейчас это описали, очень мало, кто смотрит. Обычно говорят: ну, вот Господь сказал: меч. Меч это что такое? Для нас это очевидный символ наказания. И значит Господь, принесший меч, это Господь мздовоздаятель. И никто, естественно, и ни один из святых отцов никогда не говорил, что Господь не принесет мздовоздаяние. Что Господь будет безучастно смотреть на то, как люди совершают течение своей жизни, отвернется, Ему будет все равно. А потом Он все равно всех возьмет в рай, потому что- де Ему хочется объединить всех людей в Своем царстве. Да, хочется. Но это не означает, что это произойдет любой ценой. И есть даже особое такое понятие: розовое православие, или розовое христианство. Это когда людям говорят: не обращайте внимания на заповеди, на указы божии, на правду божию. Потому что милость божия и любовь божия все равно намного выше и поэтому несущественно,  что вы делаете. А это неверно. И это попытка отчасти бессознательная. Человеку хочется сделать свое существование более комфортным, хочется отвернуться от того, что ему не нравится. Человеку хочется слышать только приятное. А правда состоит в следующем: если мы себя считаем чадами церкви, то для нас все то, что говорит церковь, имеет значение. Как и то, что касается милости божьей, что касается правды божьей. Сказано- и мы как-то об этом говорили- если сказано не есть яблок до их освящения, то мы не будем их есть до их освящения. Потому что мы доверяем чутью, интуиции церкви, которая так нам благословила.

Типикон объясняет, почему так происходит. Слова святителя Филарета Московского, они мне очень близки. Когда его спросили: ну слушайте, мы же с вами серьезные люди, взрослые, наука существует, и все очень подробно нам может пояснить. Не может такого быть, чтобы пророк божий Иона оказался в череве кита и там провел три дня. А мы знаем, что это очень важный образ. Потому что пророк Иона во чреве кита -  это образ Христа, пребывающего три дня во гробу, во аде и воскресающего впоследствии. И вот святитель Филарет говорит: что вы все время пытаетесь противопоставить - я сейчас не цитирую, конечно, а просто передаю смысл. Что вы все время пытаетесь противопоставить естественнонаучные знания и ощущения религиозного сердца? Мы не можем и не будем все время искать тех или иных подтверждений тому, во что мы верим. Потому что как мы помним, вера есть обличение вещей невидимых. Вера есть показание невидимых вещей. Он говорит: если бы я услышал не то, что кит проглотил Иону, а Иона проглотил кита, я бы все равно в это верил, потому что мне об этом говорит моя церковь. И вот есть вещи, которые меня лично смущают в развитии того, о чем сейчас зашла речь. Вот, например, бесконечные естественно-научные исследования разных христианских святынь. Вот исследуют Терновый венец спасителя, исследуют Туринскую плащаницу. Кстати, в предстоящем году она будет впервые за несколько лет выставлена для всеобщего поклонения.

Так вот, что хотят этими исследованиями нам сказать? Что является целью этих исследований? Если нам хотят сказать, что Терновый венец не подлинный, так нам все равно, что тут скажет нам исследователь. Потому что мы знаем, что это подлинный Терновый венец. И что даже если окажется в результате далеко несовершенных манипуляций, что этот венец поздний, восемнадцатого века, то мы скажем: для нас это неважно. Технология неточна, результаты не верны. Это подлинный Терновый венец. Тоже касается и Туринской плащаницы. Другое дело, когда происхождение той или иной вещи сомнительно и не засвидетельствовано авторитетом церкви. Тогда мы будем первыми, кто скажет: давайте посмотрим, откуда эта вещь взялась, какова ее история. Потому что мы не хотим, чтобы верующие поклонялись тому, что является предметом, а не священной реликвией. Вот поэтому, я думаю, что именно так надо к этому относиться.

-Батюшка,  Татьяна меня зовут. Я по поводу вопроса  из Ярославля. Я оставила в студии телефон и могу сказать, где можно разместиться.

-Ну, я думаю, мы можем сейчас его…

-Нет, сейчас не надо. Отец Александр, пусть позвонят, я уже оставила телефончик.

-А, ну да. Можно и так сделать. Тогда мы поступим таким образом. Чтобы не говорить это в эфире, желающие могут позвонить в студию Радонежа и попросить, чтобы дали этот номер и вам его сообщат за пределами эфира.

-Да. Благодарю вас.

-Спасибо вам. Вот видите редкая вещь, но хорошая. Иногда православные оказываются способными к взаимовыручке. И я надеюсь, что это будет происходить все чаще и чаще. Вот очень важный вопрос я  получил по телефону храма.

 -Вот раба божия Нина спрашивает. Болеет муж, и болеет сильно. У него инсульт и эпилепсия. Он несколько десятков лет работал в Ленинском музее. Оформлял и устраивал выставки. И как молиться и кому его жене?

-На самом деле это очень острая ситуация, которая касается, Нина, не только вас, но и многих  людей, которые прошли не просто через атеистическое прошлое, через него прошли мы все вообще. За редким исключением тех людей, которые воспитывались в церковных семьях. Но еще и активно участвовали в богоборческой  жизни. Опытные священники, особенно пожилые, не раз принимали исповеди людей, которые сами рушили храмы, сбрасывали колокола, и так далее. В семидесятые и восьмидесятые и девяностые года, конечно, такая ситуация уже была невозможна. Те люди, которые сами разрушали храмы, уже ушли из жизни. А вот  те, которые устраивали что-то вроде погромов на Пасху, разучивали антирелигиозные стишки или участвовали в антирелигиозной пропаганде - такие люди еще живы. И нередко бывает, что они тяжко переживают свою причастность к борьбе с Богом. И хотят исправиться. Случается так, что люди заболевают, и сильно. Я думаю  Нина, что, конечно, роль вашей молитвы велика, но самое существенное -  если есть хотя бы минимальная возможность убедить человека, если он сам этого не понимает, в том, что он участвовал в плохом деле.

Я рассказывал вам в одной из передач, что недавно был экспонирован на замечательной выставке, которая называлась «Преодоление», организованной Свято-Тихоновским университетом, рассказывающей о жизни церкви после революции и до семидесятых годов, об опыте исповедничества. Там был представлен прижизненный бюст Ленина. Удивительно, что бюст не расплавили, а сохранили. Потому что он показывает Ленина одержимым человеком с какой-то бесовской маской. И вот достаточно просто посмотреть на фотоизображение скульптора Орлова, если я не ошибаюсь, чтобы понять, кем вдохновлено все это богоборчество. И поэтому я думаю, что это сердечное: «Господи помилуй меня», если я в этом участвовал и сердечное: «Господи прости», если речь идет о молитве за близкого человека -  это то единственное, что может быть нам в этой ситуации полезным. Кроме этого никогда не поздно отреагировать на то, что происходит вокруг тебя. Вот, например, почему-то не очень слышны протесты православных по следующему поводу. Вот свежая история. Дивизии внутренних войск, располагающейся в подмосковной Балашихе, возвращено имя Дзержинского -  вдумайтесь, я сейчас полностью назову вам ее наименование: отдельная Краснознаменная орденов Жукова, Ленина и Октябрьской революции дивизия внутренних войск Министерства внутренних дел России имени Дзержинского.

Я, признаюсь, не знаю, о каких ветеранах идет речь. И я не очень понимаю, даже если люди служили в этой дивизии, и она тогда в семидесятые годы или в шестидесятые, или пятидесятые называлась дивизией имени Дзержинского. Как можно всерьез желать возвращения такого названия в те времена, когда о роли ВЧК стало известно очень немало? И о том, что именно эта организация стояла у истоков развертывания красного террора, в том числе того, который коснулся духовенства и верующих. И тут еще хочу сказать. А если бы не коснулось духовенства и верующих, а просто коснулось русских людей? Этого было бы недостаточно для того чтобы эту фигуру, по меньшей мере, считать черной фигурой в нашей истории? А тут речь еще и о церкви, и тут речь еще и о верующих. И вот сейчас, я отдаю себе отчет в том, что говорю - и вот сейчас восстановить дивизию имени Дзержинского -  это означает заявить, что либо мы не признаем наших новомучеников и исповедников, и пытаемся найти компромисс между ними и теми, кто их убивал. Либо мы совершенно безразличны, и мы  считаем, что это политическая история. Это не политическая история, а религиозная и она касается того, во что вы верите. Понятно, что это не наша тема. Не мы называли эту дивизию  дивизией Дзержинского, но свою оценку и свое представление мы, как мне кажется, должны уточнить.

-Батюшка,  меня зовут Татьяна. Вот у нас тайная вечеря, Пасха новая и бескровная. Едите плоть Мою и пейте кровь Мою через хлеб и вино. Господь Бог превращает хлеб и вино в чистую и безгрешную плоть и кровь Сына Своего Иисуса Христа. И мы причащаемся. А вот в некоторых религиях Пасху творят из барашков и овец. Но они избегают крови. Вот я не помню, где это сказано, что в крови душа. А вот мы- то пьем кровь. Мне хотелось бы знать: входит ли в нас душа Христа Спасителя или нет? Если они вот так боятся ее? Мы - то ведь не боимся.

-Спасибо. Ответ очень просто и немногосложный. В христианских религиях нигде и никогда, ни с помощью никаких барашков Евхаристия, тоесть благодарение не совершается. В православной церкви и римо-католической богословие говорит следующее. Хлеб и вино подлинно претворяются, прелагаются  в Тело и Кровь Христову. И ясно, что это Тело и Кровь Христовы ничего общего не имеют с прямым телом и кровью, как мы его себе представляем. Потому что это уже тело обоженное, тело, обладающее совершенно иными свойствами. Это мистическое Тело и Кровь Христовы. И человек не совершает никакого акта людоедства. В протестантских деноминациях вообще считают, что это хлеб и вино,  которое едят и пьют люди, благословенны, это воспоминание о тайной вечери. Мы совершенно далеки от этой позиции. Что же касается, например, иудейской пасхи, то она вообще не имеет никакого отношения к Телу и Крови Христовых, естественно. Потому что иудеи отрицают то, что Христос - это Спаситель мира и Мессия. А там Пасха совершается, действительно, с помощью жертвенных животных и горьких трав. Но она - воспоминание   избавления Израиля от его бед. Поэтому когда вы меня спросили, входит ли в нас душа Христа, вспомните слова молитвы перед причащением. И вспомните слова Христа, которые дают нам основание  совершать божественную литургию: Примите, ядите, сие есть  Тело Мое, пейте от Меня вси, сия есть Кровь Моя. С нами соединяется подлинно и всецело Христос Бог. От  нас зависит, желаем ли мы его причастие принять. И в какой степени чистоты, готовности, стремления мы его принимаем.

- Батюшка, здравствуйте. Рада вас слышать. Прошу ваших молитв о тяжко болящем наркомане Сергии. У него завтра день рождения. Любовь из Орла.

-Помянем завтра болящего раба божьего Сергия и вас, Любовь, как постоянного человека, слушающего передачу меня, недостойного. Спасибо.

-Добрый вечер, батюшка Александр.

 -Здравствуйте.

-Скажите, пожалуйста, я где-то прочитала, что столица Астана это центр экуменизма. Это так?

 -Я не знаю, что вы вкладываете в понятие «центр  экуменизма». В каждой крупнейшей столице имеются те или иные места, где рядом находятся храмы разных религий. У нас такими считают  православный храм, и лютеранскую кирху, и синагогу, и мечеть. Я не знаю, под экуменизмом обычно понимают храмы христианских конфессий. И в этом смысле Астана  - это не крупнейший христианский центр. Другое дело, что руководство Казахстана стремится сделать свою страну центром межрелигиозного диалога, межрелигиозного мира. Где бы мусульмане, христиане, люди других верований жили в добрососедстве и мире. Насколько удается Казахстану это сделать, я не берусь судить. Я не эксперт в этой области. Но на  международной арене Казахстан является застрельщиком многих инициатив, нацеленных на мир и преодоление межконфессиональных конфликтов. Вообще говоря, Россия в этом смысле страна совершенно уникальная, и мы могли бы многое сказать и сделать для того, чтобы наш опыт был воспринят другими государствами. Начнем с того, что в России никогда не было религиозных войн. В России не действовала религиозная инквизиция. В России не сжигали людей.

Знающие люди скажут: ну как же не сжигали, а архиепископ новгородский Геннадий? А как же преподобный Иосиф Волоцкий? Который предлагал очень жестко обращаться с еретиками? Это один период, который не привел ни к каким эксцессам. У нас не было веков инквизиции, у нас не было процессов против ведьм. Приведу пример. В Соединенных штатах последний процесс против ведьм завершился смертным приговором ведьме. Он прошел во второй половине девятнадцатого века. Когда, например, царская Россия, которую мы так часто и неоправданно критикуем, была уже одним  из наиболее развитых государств. А Европа после освобождения крестьян? А там еще шли ведьмовские процессы. И в этом смысле Россия была наиболее здравомыслящей, трезвенной и не с помощью силы, а с помощью внутреннего иммунитета, отвергающего ересь и всякую неправду.

-Батюшка,  я хотела узнать ваше мнение о том, что написано в Евангелии, слова Христа о том, что услышите о войнах  - не ужасайтесь, потому что этому надлежит быть. Это еще не конец. Начнутся землетрясения, моры, торнадо - вот то, что происходит сейчас в мире. И не только на Украине, а везде. И вот этот вирус Эбола, и  так далее, как вы считаете, это как раз то, о чем говорил Христос? И теперь уже надо ждать всех остальных последствий?

-Ну, ждать всех остальных последствий…Как мы себе это представляем? Выроем землянку, купим сгущенного молока, соли, запасемся хлебом, и будем ждать остальных последствий? А последствия будут где-то в стороне, и когда мы прочтем или услышим о последнем из последствий, можно будет выходить из землянки, потому что Христос уже всех победил. Так? Нет. Так быть не может. Каждый человек, в особенности христианин, и в особенности -  христианин, что-то делающий для своего спасения, в эти события последних времен будет вовлечен. Так или иначе, будет вовлечен. Тебя обязательно поставят перед тем или иным выбором. Не обязательно, как мы думаем: вот тебя вызовут и спросят: ты со Христом или против Христа? Ну-ка разоружайся, если ты со Христом, давай признавай…Да ничего подобного. Все может быть намного проще. Идешь – видишь, валяется какой-то некрасивый человек в лохмотьях. Посмотрел - и пошел дальше. А это человеку с сердцем плохо стало, и он не виноват, что он упал в грязь. Вот тебе и выбор в пользу антихриста, и не надо никаких выборов. И все, ты уже на другой стороне. Не на нашей, не на церковной. И такие выборы мы будем делать каждый день. Их будет все больше. У нас у всех почему-то есть такой зуд по поводу того, когда начнутся уж совсем последние времена. Так я вам скажу: они начались с момента, когда Христос был распят. Все это последнее время, каждый из этих дней без малого двух тысяч лет, был наполнен этими событиями.

Восстанием брата на брата, убиением одними других, землетрясением, мором, муками, всем чем угодно -  всем этим все наполнено. Просто сейчас мы обладаем таким набором информации и настолько плохо умеем ею распоряжаться, что нас охватывает ужас. И не последнюю  роль в этом играют средства массовой информации, которые непрерывно гонят поток негатива. И человеку не за что зацепиться взглядом и ухом, чтобы сказать: ну, Господи, что-нибудь есть в мире хорошего? Ну, хоть что-нибудь? И тогда возникает паническое ощущение, что нужно покупать землю где-нибудь в деревне, потому что там уж точно не настигнут сразу. Всюду настигнут, если будет нужно. Потому что полем битвы не является территория. Полем битвы является твое сердце. Вот как хочешь к этому можешь относиться.

-Это раба божия Юлия. Вот, у меня такой вопрос. Господь нам как повелевает? Чтобы мы любили врагов своих. Молились о них, любили образ божий в этих людях и ненавидели их какие-то злые соизволения. В тоже время вот, возьмем псалом 24. Там мы, наоборот, просим Господа, чтобы  Он покарал врагов наших, устремил Свой меч и чтобы претворил их в прах. Мне это не очень понятно.

-Спасибо. Мне представляется, не раз уже приходилось об этом говорить, что ключом к разрешению этих кажущихся противоречий священных текстов являются слова Спасителя: хочу милости, а не жертвы. Жертва, которую человек способен принести - это, прежде всего, первобытная жертва своего врага. Я готов повергнуть своего врага, представив его врагом божьим. Я готов с ним расправиться, прикрываясь именем божьим. И вы знаете, что в истории, например, Запада были крестовые походы, когда прикрываясь крестом, люди совершали самые ужасные злодеяния, которые можно себе представить. Напомню вам, что и на пряжках ремней немецких солдат во время Великой Отечественной войны было написано: с нами Бог. Так вот, можно что угодно попытаться оправдать именем божьим. А вот что  нельзя сделать -  это различить и это очень тяжело нам дается, различить грех и грешника. Различить человека и его деяния, которые чаще всего совершаются в греховном беспамятстве.

Я напомню вам эти замечательные святоотеческие слова: Церковь ненавидит грех и любит грешника. И вот когда мы говорим: Господи, повергни моих врагов. Еще один псалом говорит: епископство да приимет он, и будет жена его вдова - и вот, когда все это говорится, это все, безусловно, относится к недоброму устроению, к греховному наклону души, к тому злу, которое содержится в самом человеке. Пожелать кончины человеку самому по себе христианин может только в том случае, если это враг церкви. Вот Иоанн Кронштадтский в одной из своих дневниковых записей пишет о графе Толстом: Господи, прибери его до дня памяти Рождества Божьей Матери, которую сей граф хулит так ужасно. Но он не выражает ненависти к нему. Он осуждает то злое, что этот человек делает по отношению к церкви и людям. Вот я думаю, что это должно быть ключом к нашему пониманию. Знаете, я сегодня разговаривал с одним из собратьев, и у нас зашла речь о некоем священнике,  которого обвиняют в том, что  будто бы он согрешил грехом педофилии. И этот собрат мне сказал: ты знаешь, если он не виноват, то мне очень жалко его, потому что он стал жертвой кампании. А если он и правда виноват, мне его еще больше жалко, потому что тогда это означает, что он в тот момент попал в лапы беса.

И вот это, по-моему, правдивое христианское отношение и к греху и к грешнику. Помимо жалости, мы можем испытывать огромную палитру эмоций, но везде, где возникает грех, христианин должен в первую очередь человека пожалеть, потому что человек попался, а во вторую очередь, если мы можем это сделать, ему надо помогать и дать ему отделить себя от греха.

-Батюшка, вот я слышала передачу, и там выступал Леонид Рошаль, детский врач. И он, когда кто-то задал вопрос о религии, он ответил так, что у всех Бог один, у всех людей. А религия придумана политиками. И меня немножечко это смутило: вот, действительно, человек родился где-то и не знает, что такое православие. И как вот он прожил жизнь? И что он? Получается, что неправильно он прожил?

-Спасибо. Ну, Бог-то, конечно, один. Един свят, един Господь Иисус Христос,  во славу Бога Отца  аминь. И здесь нет никаких вопросов для тех из нас, которые исповедует христианскую веру. Мы не можем комментировать верования мусульман. Мы не можем комментировать верования иудеев, не говоря уже о верованиях многобожников. Мы знаем ту правду, в которой мы убеждены. И эта правда является предметом нашей веры. Что касается тех, кто Христа не знает, апостол говорит, что если они ведут добродетельную жизнь, то закон веры написан в их сердцах. В свою очередь апостол Иоанн Богослов считает, что, конечно, эти люди не должны пострадать только по той причине, что они  в джунглях Амазонки жили на маленьком островке, и туда не дотянулась рука проповедника, который бы рассказал им о Христе. Это же не их вина! И упрекать их в этом жестоко. А апостол Иоанн Богослов говорит, что все эти последние времена и конец света невозможен до тех пор, пока Евангелие не будет проповедано всей твари. То есть это означает, что о Евангелии будет известно в каждом уголке земного шара. Вот когда о Евангелии будет сказано всем и всюду, тогда человек должен будет совершить свой выбор. И почему-то часто нас интересует, а что будет, например, с мусульманами? Мы с вами не знаем, что с ними будет. И нам судить об этом совершенно неправильно, потому что мы убеждены в верности, в правильности своей веры. И у нас нет вопросов, верен ли ислам или нет. Наша вера верна.

Простой вопрос: простой мусульманин молится Аллаху, говорит: у меня болеет дочка, у нее болит нога. Вот молитва: Помоги. Эта молитва к кому? К бесу или к Богу? Я думаю, что это может быть молитва  к Богу, но молитвой человека ограниченного, неверно знающего Бога. Но стремящегося его узнать. Поэтому митрополит Платон Левшин говорит о протестантах и католиках: «Я не знаю, спасутся ли протестанты или католики, знаю, что я без православия не спасусь». Вот это, я думаю, для нас является критерием. Не знаю, что там с ними будет. Богословски знаем, что наша вера правая, а значит, мы победим. А остальное оставляем на суд божий. Зная лишь, что все прочие веры, если наша вера правильная, в лучшем случае недостаточны, а в остальном могут быть и еретичными, и отступническими, и прямо искажающими мысль о Боге.

-Здравствуйте. А почему вы сейчас сказали, что мы не можем судить о мусульманах, о евреях? А как же Господь сказал: кто не чтит Сына, тот не чтит Отца.

-Я сказал не так. Вы не передергивайте то, что я сказал. Я очень хорошо помню, что я сказал. Я сказал, что мы с вами не можем давать оценки отдельным людям. Мы не можем давать оценки. Мы знаем, что наша вера верная. Мы так же знаем, что их вера неверная, но мы сами, когда молимся, порой совершаем такое количество ошибок и заблуждений, что если бы Господь послушал, что как мы в ходе божественной литургии столько раз отвлекаемся! Там хор поет: Господи, помилуй, а мы в это время думаем, когда мы в Ашан поедем. А потом мы еще чего-нибудь придумаем. Так вот если все это собрать, почтит ли Сына тот человек, который во время молитвы к Отцу думает об Ашане? С богословской точки зрения все понятно. Все понятно с мусульманами, все понятно с иудеями. Вы мне зря приводите эти тексты. Я хорошо знаю их. Если вы почитаете преподобного Максима Грека, то я бы сейчас его в эфире вам процитировать не смог в силу цензурных каких-то моментов. Потому что там очень сильная лексика содержится. И все это мы тоже знаем. И если Максим грек для нас святой, то все то, что он сказал, является верным. Поэтому я вам говорю о людях. А что касается оценки их веры, то все ясно. Наша вера правильная, а остальные веры неверные.

Вопрос о том, как мы будем праздновать праздник Воздвижения, в который много народа обычно приходят поклониться Кийскому кресту и участвуют вместе с нами в праздновании дня Воздвижения. Потому что три праздника крестовых мы совершаем с особой торжественностью. Крестопоклонную неделю, происхождение Честных древ и Воздвижение. Но вот Воздвижение приближается. И уже сложилась такая многолетняя традиция московского, да и не только московского, паломничества. В этот день мы ничего специально не делаем, ждем просто тех, кто захочет прийти на всенощную 26 сентября, под праздник, в торжественных лиловых облачениях, с изнесением креста, и в этот же день исповедуем. А на следующий день в самый день происхождения Честных древ совершаем божественную литургию в восемь часов утра, начав исповедь с семи. По традиции совершаем это богослужение у подножия Кийского креста, помазываем у него и молимся ко всем тем угодникам в этот день, чьи мощи в кресте почивают. У нас остается пара минут. Мы с вами будем прощаться. Помолимся перед прощанием о здравии Святейшего Патриарха Кирилла, архимандрита Кирилла, игумена Илии, болящего протоиерея Александра…

Я с вами прощаюсь. Поздравляю вас с предстоящим праздником Воздвижения креста Господня. Ждем вас и у нас в храме. Надеюсь с вами встретиться и в ближайшее время.  В прямом эфире «Радонежа» был протоиерей Александр Абрамов, настоятель московского  храма в честь преподобного Сергия Радонежского,  что в Крапивниках.

Другие статьи автора

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]