Братство "Радонеж" Группа СМИ «Радонеж» Контакты

Анонс

Аналитика

Все материалы

Новости

Все материалы

Выпуск № 2 (297), 2018

Выпуск № 2 (297)Протоиерей Андрей ТКАЧЕВ «Монашеская история. Поучение о последних временах». Николай БУЛЬЧУК «Великий пост и жизнь христианина». Заместитель декана философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова А.П. Козырев и директор радио «Радонеж» Е.К. Никифоров. «Что мы открыли в себе в год столетия русской революции»? Сергей ХУДИЕВ «Кому помогает ругань в адрес обобщенных «украинцев»? Сергей КОМАРОВ «Все друг за друга в ответе…» Виктор САУЛКИН «Герои не умирают!» Иван ОХЛОБЫСТИН «Некролог фицеру». Евгений НИКИФОРОВ «Дело священника глеба грозовского». Протоиерей Андрей СПИРИДОНОВ «Карфаген не должен устоять». Роман ИЛЮЩЕНКО «Опасная ностальгия. (Взгляд с колокольни)». Андрей МАЕРШИН «Мой любимый герой».

PDF-архив газеты

Радио «Радонеж»

НЕТ НОВОСТИ СВЕЖЕЕ, ЧЕМ НОВЫЙ ЗАВЕТ 
Николай Бульчук, главный редактор радио «Радонеж» 
Дипломный проект в Московском институте связи и информатики в 1991-92 годах я писал под звуки радио «Радонеж». Помню, как почти каждый вечер включал радиоприемник и занимался, слушая проповеди отца Артемия Владимирова, увлекательные лекции историка Владимира Махнача и чудесные музыкальные передачи Николая Васильевича Тюрина и Сергея Ивановича Беликова. Само существование в российском эфире православной радиостанции тогда казалось мне, выросшему в церковной среде, весьма необычным. Я любил читать «Журнал Московской Патриархии», который был тогда едва ли не единственным официальным церковным СМИ, но из радиоэфира веяло необыкновенной творческой свободой – хотя все передачи были, что называется, каноническими. Дело, вероятно, было в новизне явления - православное радио в России, молодые сотрудники, новые, интересные темы. По-моему, именно тогда я принял для себя решение: надо сделать попытку поработать на радио «Радонеж». Тем более, что специальность у меня была профильной - радиосвязь, радиовещание и телевидение. Моя попытка увенчалась успехом. Мы, честно говоря, гордимся, когда радио «Радонеж» называют самым консервативным из всех современных околоцерковных СМИ. Наша «сетка вещания» строится по православному церковному календарю. Стержнем наших программ является Евангелие, толкование Священного Писания, церковные праздники и богослужебная жизнь Русской Православной Церкви. Какая, скажите, новость может быть более современной, чем Новый Завет? Радио «Радонеж» - уникальный проект. В том смысле, что это церковный организм. Созданная по благословению Святейшего Патриарха Алексия II, наша радиостанция живет жизнью Церкви. Мы как бы «дополняем» церковную жизнь для самого широкого слушателя. Мы счастливы, что Господь привел потрудиться именно сюда. Ведь, общаясь с нашими авторами, большинство из которых в священном сане, живя в Церкви и продолжая эту церковную жизнь за ее оградой, мы как бы не расстаемся с ней ни на минуту. Выходные? Да они являются праздничными днями, а, значит, надо найти хорошее слово или проповедь на этот праздник, а еще лучше – яркого проповедника, записать его, подготовить программу, и тогда его паства увеличится в геометрической прогрессии, а о самом празднике слушатели узнают много нового. Интересная статья появилась в Интернете? Значит, это наш автор, и уже завтра о нем узнают слушатели радио «Радонеж»! Кризис? Но для наших слушателей нет главного кризиса – смыслового. У наших авторов – колоссальный социальный опыт. В последнее время в передачах радио «Радонеж» принимают участие ведущие российские психологи, юристы, правоведы, преподаватели, ученые, - словом, как раз те люди, которые напрямую работают с социумом. Я уже не говорю про социальный опыт православной Церкви, который мы стараемся транслировать слушателям, приглашая в эфир пастырей. Самый желанный для нас гость – «занятый священник», который и на приходе служит, и в отделе Патриархии работает, и читает лекции в университете, да еще ведет курс Основ православной культуры в школе. Его непросто заманить в студию для беседы. Зато его слово, его ответы на всевозможные вопросы слушателей в прямом эфире, включая житейские, - это гарантированный успех передачи. У нас примерно 50 миллионов слушателей. Это внушительная цифра. Она могла бы стать больше, будь «Радонежу» доступно FM-вещание. Но мы выходим на средних волнах, где неизбежны помехи (особенно это касается областей вещания вблизи Москвы). Чтобы помочь слушателю подраться сквозь помехи, мы готовим очень качественные эфиры - не только по содержанию, но и по звуку. Наверное, нам далеко до «рейтинга популярности» тех или иных развлекательных станций. Но, откровенно говоря, мы не стремимся наращивать популярность любой ценой. Мы ориентируемся на мыслящую часть радиослушателей (я уверен, что их все же большинство), на тех, кто не просто «убивает» время у радиоприемника, слушая музыку или участвуя в голосованиях по поводу и без. На тех, кто намерен услышать в эфире голос умного собеседника, сопоставить его размышления на жизненно важные темы со своими мыслями. Наверное, среди наших слушателей недостаточно людей молодых, мы на молодежь специально не ориентированы. По всей вероятности, это большой минус, хотя на «Радонеже» время от времени поднимаются «молодежные темы». Но здесь, я думаю, нас удачно дополняют другие СМИ православной направленности и, в первую очередь, телевизионные программы и журналы, которых на сегодняшний день существует огромное количество. Хотя, не скрою, нам бы хотелось, чтобы «Радонеж» слушало как можно больше молодых людей. Повторюсь: мы выходим в эфир не для того, чтобы с кем-то соревноваться. Наша цель – спасение души. В сегодняшней сумасшедшей жизни православный человек должен выбирать только этот компас. Тут важно помнить завет Апостола: «Что бы ты ни делал, делай для Господа!». На всех нас, сотрудниках православной радиостанции, лежит громадная ответственность за сказанное слово. Ибо слово это – о Боге, о вечной Истине, о Правде, о блаженстве, о Царствии Божием. Конечно, мы не ответственны за все, что говорят наши авторы, но так получается, что при всем многообразии личных мнений у авторов «Радонежа», общий тон выступлений является единым. Мы твердо верим, что Господь, неисповедимыми путями сохранивший нас на протяжении двух десятилетий (некоторые из этих лет были критическими для существования «Радонежа»), будет и впредь покрывать нас Своей милостью. Лишь бы мы были верны Христу и Его Церкви, не лукавили перед слушателем, не заигрывали с ним. И мы так же, как и все православные, ожидаем утешения от Господа: «В малом был еси верен, войди в радость Господа Своего!». 

ШКОЛА, КОТОРАЯ ПРОДОЛЖАЕТСЯ ДО СИХ ПОР 
Игумен Мелхиседек. Настоятель Оптинского подворья в Москве. 
О появлении радиостанции «Радонеж» я узнал ещё в Ясеневской гимназии задолго до её первого эфира. Сначала по «Радонежу» передавались мои проповеди, записанные в Оптиной пустыни, но это было крайне редко. И как-то Евгений Константинович пригласил меня на студию один раз, потом другой, и так началось у нас взаимное соработничество на ниве просвещения. Дело в том, что «Радонеж» для меня очень ответственное поле деятельности. Настолько серьёзно время, которое там используется, и тот круг радиослушателей, который в нём задействован, что всё это предполагало и заставляло творчески подходить к каждой передаче, то есть заранее готовиться: что-то почитать, подобрать притчу, подобрать вопросы. Я раскрою секрет. Наслушавшись пустых передач, когда слушатели задают вопросы, совершенно банально повторяющиеся из передачи в передачу, из недели в неделю, из месяца в месяц, мы с моими помощниками свой эфир планировали. Готовили вопросы и исчерпывающие ответы, так что бы была выдержана определённая тема, определённый план. Что бы это не перебивалось абсолютно пустыми и ненужными разговорами. Всё это требовало прочтения определённого круга литературы. Так получилось, что если бы не было «Радонежа» - не было бы такого послушания, и себя подвигнуть к этому чтению было бы крайне тяжело из-за занятости. А, когда наступает предел, что вот завтра надо ехать, и завтра нужна тема, то ты понимаешь, что это всё слишком серьёзно, это не разговор на приходе во время воскресной беседы, когда там 50-100 человек. Здесь совершенно иной масштаб, а это уже определённое бремя ответственности, которое требует более творческого, вдумчивого подхода. «Радонеж» в этом плане явился таким подталкивающим моментом для того, чтобы углубиться в нашу святоотеческую традицию, в толкования Евангелия, в круг чтения святых отцов. Ведь качество передач, их богословский уровень, он довольно высок, поэтому хотелось каким-то образом этому уровню соответствовать. А это, я считаю для себя, очень большим вдохновительным моментом: чтобы не останавливаться на достигнутом, и вместе с «Радонежем» двигаться вперёд, к Богу, углубляться в себя, в духовную жизнь, делиться духовным опытом. Так что это не мы что-то там для «Радонежа» сделали, а «Радонеж» для нас оказался школой, которая продолжается до сих пор. Но «Радонеж» - это не только радио. Мы помогаем Елене Борисовне Рогожиной организовывать выезд и благоустройство детского летнего лагеря под Оптиной пустынью. Для нас это уже традиция. Я направляю людей и в паломнический отдел «Радонежа». Хочу отметить, что там очень профессиональные экскурсоводы. Юрий Минулин подходит к этому очень трепетно и заботится о том, что бы люди не только хорошо знали маршрут, но и благочестиво рассказывали жизнеописания наших святых, историю города или обители, в которую они едут. Это на самом деле тоже большой профессионализм, который даётся огромным-огромным трудом и усердием. Они существуют уже давно, и до сих пор на плаву. И дай Бог, что бы они и дальше продолжили своё дело, потому что паломничество помогает человеку реально увидеть помощь Божию. Ведь паломничество – это всегда экстремальные условия, в которых происходит столько, как мы говорим, совпадений, столько состыковок, что начинаешь понимать, что человек в этих ситуациях Богом водим. Наша повседневная жизнь – это дом, работа, храм, магазин. Ну, чего тут Богу водить? Дорога и так известна. А, когда человек находится в паломничестве, тем более в другой стране, то там, конечно, уже и святыни, и мы сами принимаем какое-то участие в этом труде. И, когда Господь устраивает многие вещи, в паломничестве мы это особенно чувствуем и не удивляемся. Оцениваем это только дома. Поэтому, для укрепления веры, многим советую свой отпуск (хотя бы неделю из него) посвящать посещению того или иного святого места: Валаам, Соловки, Почаев, Иерусалим, Греция. Это просто необходимо для своего духовного подкрепления. Расскажу такую историю, которая была навеяна жизнью в Оптиной пустыни. Дело в том, что Оптина пустынь отличалась тем, что оптинские старцы никогда не унывали и говорили так: делай, что должно, и будь, что будет, а будет то, что Бог даст. И вот это верование в десницу Божию, управляющую жизнью каждого человека, давало фундамент, и силы, и надежды не отчаиваться ни в болезнях, ни в старости, ни в лишениях. Давало понимание, что всё это устрояет Бог, ведя каждого из нас по нашему пути спасения, порой даже так, как нам не хотелось бы. А всё это Он делает ради души, потому что Богу дороже наша душа, а не наш комфорт. Так вот, есть такая история, которую я хотел бы подарить читателям, которая показывает, как нам надо относиться к своей жизни, как нам надо её воспринимать в духовном плане. Жил-был один царь. В его дворце почему-то вдруг засох колодец, а один из ослов, который трудился в его саду, стал совсем стареньким. И приходят жаловаться на этого осла, что он уже ничего не делает, только зря его кормить. Антикризисные меры – надо штаты сокращать. Царь дал распоряжение сухой колодец засыпать, что бы никто в него не свалился, а заодно и осла похоронить. А садовник, старенький дедушка, заплакал, потому что любил осла, вместе они много лет трудились в этом саду. Осла бросили в сухой колодец и начали закапывать. Осёл долго кричал, а потом затих. Царь издали смотрел, как его закапывают, а работники, не глядя в яму, кидали землю, старый садовник печально смотрел в яму, как бы прощаясь с ослом. Так продолжалось какое-то время, и вдруг царь увидел потрясающую картину: из ямы вдруг показалась голова осла. Осёл сделал несколько усилий, выпрыгнул из ямы и, как молодой, припустился бежать на всех своих четырёх ногах. Царь был в шоке: что же произошло? подходит к работникам и спрашивает: что же вы делали? Они говорят, что усиленно трудились, что бы засыпать этого осла. Тогда он спрашивает у садовника, который наблюдал за этим процессом: старик, что произошло? И садовник сказал, что когда первые комки грязи попали на спину осла, он начал энергично их с себя стряхивать. Они падали ему под ноги, и он их приминал копытами. И чем больше работники бросали земли, тем быстрее он поднимался наверх. Так они помогли ослу выбраться из ямы. Так вот, дай Бог, что бы жизненные обстоятельства, которые падают на нашу спину, мы с Божьей помощью могли с себя стряхнуть под наши ноги, и, что бы мы их топтали и всё выше и выше могли бы подниматься и в духовном плане и в отношении к своей жизни, и знали, что всё приходящее. Бессмертна только наша душа, бессмертен Бог, который каждому человеку хочет спасения и в разум истины прийти. Аминь! 

СВОБОДА УТВЕРЖДАТЬСЯ В ДОБРЕ 
Протоиерей Артемий Владимиров 
Как быстро несется время! Мы измеряем уже двумя десятками лет начало того благодатного периода, по существу, новой эпохи в жизни Русской Православной Церкви, когда Господом нам была предоставлена свобода утверждаться в добре, созидать новое, содействовать просвещению современного общества. Одним из застрельщиков новых явлений в жизни Русской Церкви является общество «Радонеж», вобравшее в себя самых разных людей: мыслителей, издателей, строителей и реставраторов, экономистов и предпринимателей, объединенных общей идеей созидания. Хотел бы сказать лишь о том, к чему сам я имел отношение как московский священник, с удовольствием принимавший предложения, которые исходили от Евгения Константиновича Никифорова – главного, не скажу, подвижника, но «движка» упомянутого Общества, – это православное образование и СМИ. Хорошо помню тот день, когда во дворике храма Воскресения Словущего в Брюсовом переулке совсем еще молодой, но брызжущий энергией Евгений Константинович представил мне симпатичную даму - директора православной классической гимназии. Мне было предложено заняться законоучительством в затерянной среди ясеневских многоэтажных домов, еще никому не известной православной школы. По тому времени дело было неслыханное, ибо нога человека в рясе не должна была, по замыслу стратегов советского образования, переступать порог среднего учебного заведения. «Безумству храбрых поем мы песню!». Дважды будучи вынужден покинуть советскую школу, где работал учителем в середине 80-х годов, я принял это предложение с воодушевлением: «только смелым покоряются моря!». Все тогда было на волне православного энтузиазма в радость, а не в тягость: и путешествие на двух автобусах от дома до школы, и праздничный шум в коридорах, и самая возможность обратиться к подросткам со словом веры, правды и любви. Хорошо помню, как, подходя к этому уютному зданию бывшего детского сада, среди золотистых кленов я молился Господу и Божией Матери, дабы мне совладать с православными детками, установить необходимую для осуществления школьного процесса дисциплину, а главное, – о даровании мне живого, интересного слова, которое бы вдохновляло учащихся. Быстро пролетели несколько лет еженедельных трудов. Бог сполна наградил дерзновение православных учителей. Дети стали поступать в высшие учебные заведения, в открывшийся Свято-Тихоновский богословский институт. Классическая гимназия «Радонеж» стала первой ласточкой, расчертившей траекторию для многих подобных ей школ, гимназий, лицеев, православно ориентированных учебных заведений. В этом отношении, подвиг радонежской гимназии – тех, кто организовывал это трудное, кропотливое и ответственное дело, не нуждается в комментариях. Сегодня я молюсь и желаю лишь одного: чтобы открывшиеся по всей стране православные учебные заведения выдержали испытания нашего нелегкого времени, преодолели так называемый кризис и выполнили ту великую задачу, которую впервые поставило общество «Радонеж», – создать для детей определенную нишу, нравственный климат, атмосферу, благоприятную для раскрытия нравственных качеств личности. Другим, как казалось в 90-е годы, невероятным почином было открытие православной радиостанции «Радонеж». Помню, как мы, священники, появлялись в Центре всесоюзного радиовещания, не без страха и трепета садились перед микрофоном, сознавая, что сейчас нас будут слушать уже не десятки и сотни, а тысячи и, может быть, миллионы людей. На первых порах все мы испытывали описанное нашим баснописцем Крыловым нелегкое состояние: «в зобу дыханье сперло»… Но «лес рубят – щепки летят»; аппетит приходит во время еды! Евгений Константинович вдохновлял, ободрял ведущих радиостанции, предлагал темы, загораясь сам, передавал свой «олимпийский огонек» (Citius, altius. fortius!) тем, трудами которых поначалу чахлое растеньице православной радиостанции превращалось в древо с развесистой кроной. Сейчас, двадцать лет спустя, путешествуя по стране, убеждаешься в том, насколько велико духовное значение православного радиовещания для укрепления церковной жизни не только в столицах, но и в отдаленных губерниях и епархиях. За эти двадцать лет нивы человеческих душ побелели, земля оказалась разрыхленной ежедневным вещанием. Сегодня у нас, слава Богу, появились не столько конкуренты, сколько друзья по общему делу: «Народное радио», екатеринбургский канал «Воскресение», питерское радио, наконец, телеканалы «Спас», «Союз», вещающие уже по двадцать шесть часов в сутки. Чем больше – тем лучше, только бы количество наших трудов переходило в качество: народу нужны проповеди высокие, в культурном отношении, подлинные и глубокие, с точки зрения духовного содержания, обращенные и к ближним, и к дальним, слышимые уже и на других континентах. Пусть среди всеобщего гама и шума мощных голосов, которые в советское время называли «вражьими», звучит тихий и задумчивый, лиричный и торжественный голосок радиостанции «Радонеж», это малый ручеек среди селевых потоков (однако, кто ищет подлинного духовного просвещения, найдет его и не даст себе увлечься «скучными песнями земли», как некогда сирены увлекали в открытое море незадачливых корабельщиков)! И до сих пор, приходя на радиостанцию «Радонеж», усаживаясь перед микрофоном, я сознаю и ответственность за каждое произнесенное слово, и благодатность этого труда, отзывающегося в сотнях тысяч сердец жизнеутверждающим мажором веры, надежды и любви к нашему Спасителю и Его святой Церкви. Все сказанное, безусловно, является визитной карточкой Общества «Радонеж», которое уже два десятка лет стремится держать в руках пальму первенства во всех новых для православного сообщества начинаниях. Не вижу в этом комплекса выскочки или зазнайки, но хочу видеть в этой благой активности «Радонежа» стремление давать добрый пример не тщеславия ради и не в целях прибытка, но ради единого на потребу – прославления Господа в умах и сердцах соотечественников. Не будем сегодня подсчитывать количество отреставрированных радонежским Обществом храмов; православных паломников, отправленных во все концы земли для знакомства с христианскими святынями; наименований душеполезных книг, фильмов, конкурсов и фестивалей, выставок и ярмарок... Царь Давид своим печальным примером научил нас не увлекаться статистикой и подсчетами достижений. Но воздадим справедливую хвалу Господу Богу, Который дарует «Радонежу» возможность трудиться в столь многих сферах, налаживать связи между Церковью и обществом, взаимно сближая представителей церковного и светского миров, ради возрастания удельного веса православной культуры в нашей жизни. Что в заключение я мог бы пожелать бессменным но, к сожалению, небессмертным застрельщикам православного просвещения, объединившимся в «Радонеже»? Личного покаянного, молитвенного подвига, незазорной благочестивой жизни, таланта бодрости и радости в общении с окружающими, критического отношения к самим себе, умения видеть преимущества, достоинства, сильные стороны своих конкурентов и, конечно, подлинной любви к Матери Церкви и России, ради которых стоит жить, трудиться, самоумаляться и побеждать на всех фронтах православного просвещения. 

СОЗИДАЮЩИЕ 
[Савва Ямщиков], реставратор и искусствовед, заслуженный деятель искусств России 
Радио «Радонеж» - та радиостанция, которая помогает людям ориентироваться в жизни нашего общества, переживающего не самые легкие времена. Мой цикл «Созидающие» - это беседы с лучшими, не побоюсь этого слова, людьми России, которые, не жалуясь на мировую тьму, зажигают свои лучины. Пытаются найти выход из того тупика, в котором мы оказались. Моими собеседниками были люди самых различных профессий. Конечно, ближе мне деятели культуры, писатели, художники, артисты, музыканты, как и те, кого я узнал близко в последние трудные годы. А с теми, кого узнаешь в трудные годы, дружба всегда прочнее, чем просто знакомство. Cозидающие – это определение в полной мере относится и к людям, которые собрались в «Радонеже». 

ГЛАВНАЯ ТЕМА – ПРОПОВЕДЬ ЕВАНГЕЛИЯ 
Протоиерей Олег Стеняев 
На радио «Радонеж» я попал по приглашению Евгения Константиновича Никифорова, когда он узнал, что мы проводим чин присоединения в храме «Всех скорбящих Радость» на Ордынке. Первая группа сектантов, которую мы присоединили, были участники секты Аум Синрикё. Это было где-то в 1994 году и произошло при следующих обстоятельствах. Тогда эта секта была очень популярна. Ее лидер Асахара выступал по телевидению, рассказывал о своей программе, встречался с Горбачёвым, с Руцким, потом уже с окружением Ельцина. Я пошёл прямо к ним на собрание. К тому времени мы уже стали выводить людей из этой секты, и они стали приходить к нам в Центр реабилитации. Я предложил руководству этой секты в Москве провести у них религиозный диспут. Моя задача во время этого диспута заключалась в том, что я должен был доказать слушателям, что Аум Синрикё - это не буддизм, это не христианство, это именно имитация неких традиций, то есть, синкретическая, сектантская мешанина. Так вот после этого диспута я объявил телефон Центра реабилитации, адрес, и в течение недели 25 аумовцев пришли ко мне в храм и изъявили желание вернуться в православие. Я связался с Чистым переулком, и Владыка Арсений посоветовал мне совершить над ними чин присоединения, помазав их святым миром, так как они были в языческом заблуждении, и им даже поменяли имена. То есть, они даже отреклись от своих святых. Потом уже я написал прошение на имя Святейшего о том, что целесообразнее, чтобы чин присоединения совершал епископ, когда собираются большие группы. Мы начали работать и с другими сектами. И сейчас каждый год проходит 2-3 чина присоединения в этом же храме. Возникла уже такая московская традиция, и, наверное, она будет продолжаться и после нас. Я имею в виду себя и отца Евгения Тремаскина. Чин присоединения заключается в том, что полгода мы готовим сектантов, как им вернуться в православие. Они ходят на занятия воскресной библейской школы для взрослых, изучают там Писание, догматы веры, приходят лично ко мне, задают вопросы, говорят о наболевшем. Реабилитация сектантов – это очень сложный процесс. Приходится заниматься не только чисто религиозной, но и социальной, и юридической реабилитацией, если эти люди всё потеряли. Иногда нужна и медицинская реабилитация. В таких случаях мы прибегаем к помощи специалистов. Надо ведь помочь человеку как-то прийти в себя. И вот тогда на меня вышел Евгений Константинович, он предложил мне интервью на радио «Радонеж». Я рассказал о том, как помог группе людей из секты Аум Сенрикё вернуться в православие. И тогда господин Никифоров предложил, что я мог бы по субботам приходить на студию и в прямом эфире общаться с верующими. На радио «Радонеж» я провёл много разных циклов. Сначала это были тематические передачи по отдельно взятым темам. Потом были беседы по Евангелию от Матфея, цикл антисектантских бесед. А сейчас идёт новый цикл по Евангелию от Матфея, я думаю, что он будет продолжаться ещё несколько лет. Я готовлю конспект, прихожу на радио. Там трудятся прекрасные женщины, которые помогают отвечать на вопросы. Если позвонивший не может долго ждать, они записывают вопросы. Иногда подсказывают людям, как надо сформулировать вопрос. И я привык к радио «Радонеж». Считаю себя радиопроповедником – ведь у меня самостоятельная субботняя передача и очень большой радиоприход. Когда я объявлял, что надо собирать помощь для дальних епархий, я видел своих радиоприхожан. Их очень много. Они приходили, приносили помощь, собирали религиозную литературу, чтобы укомплектовать библиотеки Камчатки, Сахалина, Чукотки, Магадана. Мы посылали эти огромные контейнеры на Дальний Восток, чтобы люди получали литературу. Делали мы и сбор хороших вещей для детей. Так же через радио «Радонеж» собирали гуманитарную помощь для Чечни, для наших военнослужащих. Я обратился тогда к руководству «Радонежа» чтобы в наших православных гимназиях детям дали послушание написать письмо солдату. Эти письма мы вкладывали потом в эти тёплые вещи: в варежку, в перчатку, в шапку. Когда солдаты это читали, из их глаз текли слёзы, я сам это видел. А дети писали приблизительно так: дорогой солдат, я тебя не знаю, но я знаю, что ты меня защищаешь, и я, может быть, никогда не узнаю твоё имя, но я буду молиться, чтобы эти вещи тебя грели, и что бы ангел-хранитель тебе помогал. Меня зовут Миша, мне 9 лет и т д. Эти письма наполняли сердца наших солдат надеждой, что их ждут, их любят, за них молятся. Я спросил у одного солдата: может «Живый в помощи» в следующий раз привезти? А он говорит: «Нет, у меня есть письмо от Катеньки, я зашью его в погоны, и оно меня будет оберегать крепче всего. Тут такие слова, такое упование на Бога, такая любовь ко мне, не смотря на то, что она не знает кто я, что я». Это были реальные программы, которые мы делали от лица «Радонежа» и Московской Патриархии по благословению Священноначалия. Когда мне приходится ездить в дальние епархии, я часто слышу от людей, что им не хватает «Радонежа». Им доставляют «Радонеж», но в виде кассет. Люди делают записи, их родственникам и привозят в дальние регионы. Но сейчас многие слушают наше радио и через Интернет, причем качество звука очень хорошее. Когда я получаю письма от моих радиоприхожан, я понимаю, как важно служение радио «Радонеж». Иногда пишут надомники – это инвалиды, которые не могут выходить из дома. Для них это единственная возможность как-то осуществлять свой духовный рост. Они слушают все передачи «Радонежа». Благодарят так же те люди, которые живут там, где нет храма, и они не могут изучать Священного Писания самостоятельно, или не хватает литературы. Очень благодарят люди из Украины, где тяжёлая церковная ситуация. Из Белоруссии часто поступают приглашения выступить с миссионерскими программами. Я приезжаю и провожу эти программы. В целом я думаю, что «Радонеж» это очень важное и ответственное служение. Оно меня очень радует, и я им дорожу. Поэтому к каждой передаче готовлюсь обстоятельно - как правило, у меня это четверг и пятница. Этот эфир дорого стоит, ведь это денежки наших бабушек, и надо ответственно относиться к этим передачам. Сейчас выходит моя книга «Беседы на Евангелие от Матфея». Это беседы, которые велись на радио «Радонеж» в течение достаточно длительного периода. Это первый опыт, когда передачи радио «Радонеж» превращаются в большие увесистые книги. Бывают у меня и прямые эфиры, когда я отвечаю на вопросы в режиме вопрос-ответ. Такой формат мне интересен, но у него есть и недостаток - вопросы повторяются. И я планирую издание книги, где будут собраны вопросы и ответы. Это тоже интересная форма общения с нашими радиоприхожанами. Она оживляет эфир и, я думаю, приносит благословение Божие нашим радиослушателям. Я люблю острые вопросы. Но главная тема всех моих передач – проповедь Евангелия. Евангелие – это благая радостная весть о том, что независимо от наших дел, плохих или хороших, в этот мир пришла правда Божия, чтобы совершить акт нашего примирения с Богом. 

СИМ ПОБЕДИШИ 
Игумен Савва Молчанов 
Начиная с 1996 года, я, как священник, окормляю Вооружённые силы в тех или иных масштабах, и очень хорошо знаком с проблемами, связанными с этим делом. А главная проблема состоит в том, что в современной России нет института военного духовенства, и потому каждый священник трудится сейчас преимущественно сам по себе, без приобщения к уже имеющемуся общецерковному опыту. Так вот именно радио «Радонеж», благодаря Евгению Константиновичу Никифорову, дало возможность делиться этим опытом и этими проблемами практически со всеми православными людьми нашей страны. И это очень важно. Сразу поднимается уровень окормления, и, как результат, более плодотворной становится работа священника с людьми, его проповедь о Христе солдатам и офицерам. Поэтому трудно переоценить значение того события десятилетней давности, когда Евгений Константинович предложил организовать и вести программу «Сим победиши». Надо сказать, что всё началось с Виктора Саулкина. После того, как я несколько раз съездил в Чечню, именно он пригласил меня впервые на радио «Радонеж». Это было в 1999 году. С тех пор мы с ним провели немало прямых эфиров. Объявляли о гуманитарной помощи, перечисляли список вещей, которые солдаты просили привезти в Чечню. Эти эфиры были очень важны и плодотворны. Иногда, сразу после передачи, возле подъезда на Пятницкой улице нас поджидали люди, которые привозили нужные вещи, продукты. И вот после этих эфиров, которые организовывал Виктор Саулкин, Евгений Константинович принял решение о начале новой передачи. Ведь что у нас получается? Священник в армии очень нужен, и мы уже второй десяток лет убеждаемся в этом на собственном опыте. Как в мирное время в учебных процессах, так и в боевых условиях священник всегда востребован. И это прекрасно видят и солдаты, и офицеры, командиры частей и подразделений. Последние данные статистики говорят, что двое из трёх военнослужащих – верующие. Это статистика Министерства Обороны. Из этих верующих 84% - это православные, 6% - мусульмане, остальные 10% - буддисты, иудеи и сектанты. Представляете, какая громадная православная паства ждёт, нуждается в работе священника! Это непочатый край работы. Сейчас священник может себе позволить приехать в воинскую часть только два раза в неделю на два-три часа. Это для него колоссальная нагрузка, потому что он занят на своём приходе. А ведь он мог бы постоянно находиться среди личного состава. Разумеется, что результаты этой работы тогда будут несравнимо выше, чем мы можем сейчас это представить. Во время Великой Отечественной войны некоторые командиры дивизий, частей по собственной инициативе могли организовать службу или служение благодарственного молебна после завершения каких-то военных операций. Есть такие факты, которые подтверждаются документами в советских архивах. Мне жаль, что институт военного духовенства, который существовал в России с 1800 года, включая 1917 год, пока не восстановлен. Но, видимо, такова воля Божия по нашему состоянию. И, конечно, все стороны нашей жизни должны быть организованы и осуществляться во Христе так, как Бог благословляет. Служба в армии - это серьёзная часть жизни молодого человека, будущего главы семьи. Как он будет смотреть на это служение, зависит от него, но, прежде всего, это зависит от его родителей. И мы в наших передачах много раз говорили о том, что наше общее спасение в жизни складывается как раз из деталей. И каждая деталь, каждая страница нашей жизни должна быть прожита, по возможности конечно, но во Христе. И вот эти передачи, я надеюсь, позволяют взглянуть на воинское служение с православной точки зрения. И нашему русскому, православному человеку легче сориентироваться и принять правильное решение, если он живёт со Христом и имеет осознанный религиозный взгляд на современную жизнь. Я считаю, что эти передачи необходимы, как священникам, так и всем людям. Надеюсь, что они, хоть минимально, но приблизят нас к спасению души. 

КАК ЦЕРКОВЬ БУДЕТ ВСЕГДА, ТАК И НАШЕ РАДИО 
Антонина Ариндаренко 
Я проработала на радиостанции «Радонеж» десять лет. И без преувеличения могу сказать, что это действительно мои лучшие годы. До этого я работала на радио в Омске, и мне там нравилось. Это было начало 90-х. Я открыла и вела религиозную программу. Мне без конца её зарубали и возвращали. Хотя, как я теперь понимаю, ничего особенно религиозного там и не было - обычные просветительские программы. Меня благословил на это архиепископ тогда ещё Омский и Тюменский Феодосий. В 1994 году архиереи еще не очень охотно шли на контакт с прессой, да и пресса их побаивалась. А он был из дальновидных таких владык: устраивал пресс-конференции, встречи с журналистами и как-то ненавязчиво нас воспитывал, образовывал - мы же в религиозном отношении практически ничего не знали. Он как-то привлекал к себе интеллигенцию и, благодаря тому, что он имел большой авторитет, нам как-то позволялось немножечко говорить. И уж когда было совсем плохо, я только его авторитетом и прикрывалась. А когда приезжали коллеги из Москвы и рассказывали, что есть такая православная радиостанция, я говорила, какие счастливые - они там работают, и им никто не мешает. Приехав в Москву, я начала слушать радио «Радонеж» и некоторое время не решалась туда придти. Думала, зачем я туда пойду, там такие люди (я же слышала, кто в эфире), мне там делать нечего. Но потом осмелилась. Позвонила Евгению Константиновичу и сказала, что я хотела бы у них работать, и он пригласил меня. Тогда мы ещё сидели в издательском отделе на Пироговке. Я захватила с собой несколько кассет со своими программами, оставила их ему и с трепетом стала ждать. Корреспондент - это вспомогательное дело, потому что я и тогда не считала и сейчас не считаю, что на религиозной радиостанции должен быть журналистский авторский эфир. Автор должен просто умирать в своём собеседнике, кто бы он ни был, тем более священник. От журналиста должна быть самая малость. А себя умалить бывает трудно, всегда бывают искушения что-то сказать, порассуждать, но потом понимаешь, что не нам, не нам, Господи, но имени Твоему. Думаю, что я больше получаю сама, чем отдаю радиостанции. И за это свою профессию, такую искусительную, трудную, я очень люблю и ни на что не променяю. Я просто понимаю, что, будучи обычным человеком, я не смогла бы общаться с такими замечательными людьми, а тут милость Божия. Ведь мы все об одном и том же радеем – о спасении своём. То, что волнует меня - волнует многих. И среди наших слушателей это находит отклик. Жалко, что я не имею возможности ездить в командировки. Работая на светском радио, я, конечно, поездила. Россия – это далеко не только Москва. А здесь эту возможность восполняешь тем, что на православных выставках встречаешься с людьми со всех регионов – это такое необозримое поле деятельности. И когда я начинаю говорить, они меня узнают по голосу и начинают благодарить. Я понимаю, что благодарить надо радио, но всё равно, конечно, душу греет. И тут понимаешь насколько важно то, что мы делаем. Многие мне говорили, что для них радио «Радонеж» – это замена церкви. Они там сидят где-то в глубинке, иногда это бабушки, дедушки неподвижные уже, которые не могут выбраться на службу в какое-то село или город. И я не раз слышала, что, когда они слышат фрагменты службы или слушают какого-то архиерея или Патриарха, тем паче, то крестятся на радио. Представляете? Для них это возможность хоть как-нибудь поприсутствовать в церкви. Ну а уж когда прямой эфир, вопросы и ответы пастырей… Конечно это трудно переоценить. И это меня так согревает, что я готова работать и без денег, и не только я одна. Слава Богу, есть какая-то возможность заработать в другом месте, а здесь я готова ничего не получать. Как-то потрудиться для спасения своего и чуточку помочь другим. Светское радио я уже слушать не могу. Начинаю брюзжать и ругаться, когда они в эфире перебивают друг друга, почти не давая высказаться собеседнику. Я считаю, это просто непрофессионально. Мы понимаем, конечно, что далеки от совершенства. Трудно выживать православному радио, но всё равно даже при всех наших недостатках и немощах оно действительно греет душу. Хотя у нас тоже есть острые материалы. Наш слушатель очень чуткий: если мы немножко выбиваемся за нашу тональность, лексику, они нас сразу поправляют, появляются сразу возмущённые звонки. Это непосредственная связь со слушателями нам очень нужна. Хотя обычно они нас всегда хвалят. Находясь в этом потоке трудно судить, как мы меняемся. Однажды в газете «Радонеж» мы поместили анкету, где были перечислены наши авторы, названия рубрик, передач, и попросили выставить оценки и высказать свои пожелания. Но ничего у нас из этой затеи не получилось, потому что все наставили пятёрок, восклицательных знаков. И вместо пожелания они писали: слава Богу, что вы есть, и что бы были всегда. Ну это, конечно, не тот случай, который стимулирует к работе над собой. Тем не менее, хоть и не заслуженно, но приятно. Про «Радонеж» рассказать нельзя, в этом надо повариться. Главное достоинство радио: это рассказать своим слушателям о том, что произошло сегодня. Кто-то там напишет лучше, краше, но это будет завтра. Какие-то светские источники об этом тоже расскажут, но люди ждут нашей реакции: кого мы пригласим, как мы это объясним. А уже вечером едешь в метро усталая, голодная и думаешь: я столько выложилась ради этих двух часов, которые ушли в эфир, как камень в воду - бульк, а людям этим и дела нет. Я думаю, что никакие кризисы нас не уничтожат. Радио люди не перестанут слушать никогда, и книги всегда будут читать. Радио – это всегда доверительный разговор, это интонации. Может быть, мы иногда и не очень складно говорим, но что-то задевает сердце всё равно. Наши радиоприхожане нам многое прощают, потому что они чувствуют, что это не поддельно, что мы не читаем по бумажке, а говорим о том, что наболело. Мы никогда не имели спонсорской поддержки. Наша поддержка всегда была молитва людей и какие-то копеечки. Я иногда спускаюсь в холл к людям, которые приносят пожертвования и по 100 рублей несут, и по 500. Когда в очередной раз нам повышают арендную плату, и мы оказываемся на грани исчезновения, люди спрашивают: «Чем вам помочь? Мы будем подписи собирать, мы будем с ящиками стоять у метро, только что бы вы были». И это для нас самая главная поддержка. Поэтому я надеюсь, что как всегда будет Церковь, так всегда будет и радиостанция «Радонеж». Очень хочется в это верить. 

ВСЕГДА ПРИХОЖУ СЮДА С РАДОСТЬЮ 
Нина Карташова, поэтесса 
Двадцать лет назад мы с Виктором Саулкиным начали на «Радонеже» одними из первых в стране развивать царскую тему. Для меня в этом было много личного. Родилась я на Урале в посёлке спецпереселенцев. Это Свердловская область, город Верхотурье. И я помню, как бабушка меня маленькую привозила к дому Ипатьевых. Он не был тогда снесён. Днём милиция не разрешала никаких сборов, но ночью 17 июля верующий народ поминал Государя всегда. Нас было немного, человек двадцать, и я, маленьким ребёнком, это запомнила и всегда почитала Государя. Я давно дружу с русской эмиграцией, живущей в Австралии, и поэтому моя первая книжечка вышла в Мельбурне. Оттуда мне прислали икону Царственных мучеников. Сразу, как я её получила, начались чудеса. Мне, по моим грехам, было наказание: я упала в прорубь, и у меня открылась хроническая пневмония. Я лежала в бреду, и вдруг, как будто очнулась и вижу: сидит напротив в кресле девочка в таких длинных одеждах, глаза большие, серые. Спрашиваю: кто это? Я, говорит, Мария. А меня знобило очень, и вдруг вижу: поверх одеяла я накрыта шинелью. Шинель с орлами. Это чудо было: явилась мне во сне царевна Мария. Это было 19 мая - на день ангела Государя. И она сказала, что день ангела её отца - это день Николая Чудотворца. Я этого не соображала, а она читала надо мной акафист Николаю Чудотворцу по тетрадочке. Вот в такой же тетрадочке, когда я много шалила, бабушка в наказание заставляла меня переписывать акафисты. Тогда же не было никакой литературы: ни богослужебной, ни молитвенной. После этого чуда никакой хронической пневмонии, слава Богу, у меня нет. Вот такое было со мной. И Виктор Саулкин, наверное, как-то почувствовал мое особое отношение к этой теме, и мы стали с ним делать цикл передач о Государе. Как же нас тогда ругали! Тогда же и в Церкви много было противников прославления Царственных мучеников. А народ откликался. Мы сделали объявление по «Радонежу», что в Доме Литераторов будет вечер, посвящённый памяти Государя. Народу пришло очень много. Даже сказали, что Карташова устроила в ЦДЛ Ходынку. А когда взрывали два раза памятники Клыкова, мы после этого собирали деньги. Я сама ходила по рядам с пакетиком и просила: кто сколько может. Это были 90-е годы. Кто монеточку одну даст, кто - побольше, и всё равно мы лепту какую-то внесли. И теперь в селе Тайнинское стоит третий памятник Государю. Я считаю, этот памятник лучший, и стоит он тоже благодаря «Радонежу». Потому что, как иначе мы соберём народ? А «Радонеж» слушают все. И ещё – сколько стало верующих, благодаря радиостанции «Радонеж»! Я знаю, какие были противостояния, даже некоторые батюшки не разрешали слушать. Ты лучше молись, ходи в церковь, стой у подсвечников, говорили бабушкам. А «Радонеж» такое утешение посылал и болящим, и тем, кто не может в церковь пойти, и новоначальных укреплял. Мне даже говорили, что когда радиостанция «Радонеж» работает, то цветы лучше растут. А лекции отца Олега Стеняева, например, раньше записывали на магнитофон и потом передавали из рук в руки. Сейчас-то они уже издаются. Так что «Радонеж» - это поистине народное радио. Очень хороши детские программы с отцом Артемием Владимировым. Какие замечательные вопросы задают дети! И какие хорошие ответы получают! А отца Димитрия Смирнова любит больше мужская аудитория, потому что у него есть и сарказм, и ирония. В 90-е годы мы, радиостанция «Радонеж» и газета «Русский вестник», прилагали много усилий для сближения с Зарубежной церковью. К нам уже тогда приезжали архиепископ Ньюйоркский и Манхеттенский Лавр и архиепископ Женевский Михаил. В течение 20 лет приезжают из Аргентины супруги Светлана и Владимир Беликовы. «Радонеж» не побоялся их принять, были очень интересные беседы. Гостем «Радонежа» из Австралии был и Шахматов Александр Васильевич – это певец и общественный деятель. То есть, когда не было еще официального воссоединения, наша народная дипломатия работала. Я думаю, что «Радонеж» - это народное радио ещё и потому, что существует на народные средства. Вижу, приходят бабушки, несут буквально десяточки. И, тем не менее, «Радонеж» как-то существует. Сейчас многие храмы имеют спонсоров: и строят, и купола золотят. Ну почему же для «Радонежа» не отчислить какие-то средства? Мы же для храмов новых прихожан готовим. Многие мои стихи впервые прозвучали на «Радонеже». В те времена зачастую и слово «Бог» писали с маленькой буквы. И, если многие журналы мне отказывали, то на «Радонеже» мне всегда давали возможность читать свои стихи, и они находили отклик. Не боялись давать говорить о Государе, когда это было везде запрещено. И все мои стихи, посвящённые Государю и царской семье, звучали у нас впервые в России на «Радонеже». Я в Австралию посылала записи, они со слезами это принимали. Особенно я благодарна радиостанции «Радонеж», что она всегда даёт нам возможность сделать объявление о вечерах в Славянском центре письменности и культуры в Черниговском переулке. Они тоже очень нужны. Одно дело, человек у себя дома слушает радио, смотрит телевизор, а другое дело, когда он идет в церковь или на вечер русской духовности и культуры. Ну, где нам ещё общаться? Только на приходе и только на таких мероприятиях. Стоит по «Радонежу» объявить, и всегда народу полон зал. Я часто бываю на разных радиостанциях, там ощущается обычная рабочая обстановка. На «Радонеж» приходишь, как в церковь. Здесь пахнет ладаном, здесь иконы, а люди такие замечательные. Я всегда с радостью сюда прихожу. 

ВОЗМОЖНОСТЬ ГОВОРИТЬ О РОССИИ 
Максим Емельянов-Лукьянченков, кандидат исторических наук, автор и ведущий исторической программы «Акценты», выпускающий редактор 
Слушаю «Радонеж» с самого начала работы радиостанции. По профессии я историк. Закончил истфак, защитился и постепенно стал востребован в различных передачах на радио и телевидении. Собственно, меня и в «Радонеж» приглашали как человека, умеющего со знанием дела рассказать об истории. Евгений Константинович Никифоров предложил работать редактором, но с акцентом на то, чтобы делать исторические передачи, рассказывать о прошлом России, о взаимоотношениях России и Европы. Но специфика радио «Радонеж» такова, что все, кто здесь работают, универсальны. Ведь сотрудников у нас не очень много. Финансовое положение диктует свои условия, хотя авторитет «Радонежа» среди православной аудитории весьма прочен. Я работаю на «Радонеже» почти три года, но впечатление такое, что прошло уже лет двадцать, потому что время здесь очень насыщено событиями. И, если я ожидал, что буду заниматься только исторической конкретикой, то вышло иначе – круг занятий и обязанностей оказался намного шире, но меня это не пугает. Даже наоборот. Ведь здесь я научился многому: записывать интервью на выезде, работать в студии, монтировать материал и делать из него конкретные передачи, вести круглые столы. Радио «Радонеж» мне многое дало именно в плане расширения профессиональных возможностей. Не имея журналистского образования, именно здесь я почувствовал себя журналистом и смог себя самореализовать как человека, которому есть, что сказать о русской истории, о России. Такова историческая программа «Акценты», автором и ведущим которой я являюсь с 2007 года. Ещё не работая на «Радонеже», я давно задумался о том, что хорошо бы опросить своих старших современников на темы, которые для меня важны. К сожалению, уже ушли из жизни такие люди, как скульптор Вячеслав Клыков или философ Александр Зиновьев. Ушли до того, как я смог бы их опросить. Но было и есть значительное количество людей, которых я глубоко уважаю, и мнения которых по этим проблемам безусловно ценны и не только для меня. Это писатели, художники, представители других профессий, которые являются настоящей русской элитой. Не по принципу денег и власти, а в первую очередь - интеллекта. Особенность передачи «Акценты» заключается в том, что на протяжении полутора часов, двое – ведущий и гость программы – беседуют о русской истории. От самого ее начала и по настоящее время. Даже иногда пытаемся заглянуть в будущее. Может показаться, что мы несёмся «галопом по европам», но на самом деле у меня существует чёткая схема, по которой человек рассказывает, что он думает о России, не растекаясь мыслью по древу, а освещая все ключевые моменты нашей истории. В этом мы отличаемся от других, столь популярных сегодня, исторических программ. Там речь идёт о какой-то конкретике. И нет таких передач, где бы в рамках одной беседы обсуждалось всё в хронологической последовательности. А у нас это даёт возможность радиослушателю понять совокупно: что же гость думает о России. То есть создается соборный взгляд, а не нарезка кусочками, которая так характерна для современных СМИ, после чего в голове у человека получается каша. А здесь в целом воспринимаешь своего собеседника. Это для меня очень важно. Радиостанция «Радонеж» подарила мне возможность дальнейшей самореализации как историка, возможность говорить о России, приглашать наших гениальных современников. Чтобы наша огромная аудитория знала всё самое главное о своей стране. 

НАМ ГОВОРЯТ: ТОЛЬКО НЕ ВЫКЛЮЧАЙТЕСЬ 
Таисия Козлова, сотрудник «Радонежа» по связям с общественностью 
Радио «Радонеж» я слушала с самого его открытия. Очень любила эту радиостанцию и всегда ждала начала ее передач. Однажды в своём храме я встретила Тамару Москвичёву (ныне мать Нонна), которая сказала, что на радио «Радонеж» требуется помощник, и пригласила меня. Я тогда очень боялась, что не справлюсь. Кроме своей основной работы в геологии, я ещё работала за свечным ящиком в Иерусалимском подворье. Так продолжалось почти полгода. А потом поняла, что не смогу так раздваиваться, и передо мною встал выбор. Я выбрала радио, где и пребываю уже 15 лет. Работать приходится практически во славу Божью. Когда ходишь в храм, понимаешь, что хочется как-то Богу послужить. А как – трудно понять. Господь каждого ведёт своим путём. Я принимаю пожертвования, а во время прямого эфира контролирую звонки и вижу, какие хорошие люди окружают радиостанцию. Сколько любви, тепла! Для меня большая радость, когда приходят бабушки, эти Божьи одуванчики. Многих из них теперь уже нет, и я, честно говоря, очень жалею, что у меня не было диктофона, чтобы записывать воспоминания этих старушек, которые рассказывали столько всяких чудес из своей жизни о промысле Божьем в их судьбе. До сих пор некоторые из них стоят у меня в глазах. Есть и молодые люди, которые находят нас через Интернет и начинают воцерковляться. Приходят и зрелые мужчины, для которых «Радонеж», как глоток живой воды. Звонки тоже разные бывают. Бывают, скажем так, какие-то вредительские, но чаще нас просят помолиться о близких, которые попали в какую-то трудную ситуацию. А потом проходит время, нам звонят и благодарят за молитвенную помощь в эфире. Работая здесь, я поняла, что наше радио для многих верующих - как ликбез на дому. Я вижу, как люди приходят к нам с благодарностью, плачут и говорят: мы без вас не можем, если не будет вашего радио, нам нечего будет слушать, только не выключайтесь. Знаю, что некоторые выкинули у себя телевизоры, не слушают другие радиостанции, а слушают только «Радонеж», ждут этих часов с 20-ти до 23-х, и живут от вечера до вечера. А духовный рост, он у всех разный. Лично мне «Радонеж» очень много даёт. Когда микрофон выключается, мы часто продолжаем разговор с нашими гостями. Например, вот уже на протяжении многих лет, бывая в Москве, к нам на эфир приходит владыка Игнатий, архиепископ Петропавловский и Камчатский, и мы принимаем его как старого друга. Вообще, на каждого батюшку свой слушатель, поэтому и вопросы бывают разные: и о духовной жизни, и просто - о жизни. Бывают и глупые, бывают и глубокие вопросы. Мы все очень любим детский эфир. После этого нам многие слушатели звонят в студию и просят переписать для них детский час. Они говорят, что дети задают такие глубокие вопросы, какие бы мы сами не задали. И, слушая детский эфир, мы получаем ответы на то, что нас волнует. 

ПОНИМАЕМ ДРУГ ДРУГА БЕЗ СЛОВ 
Галина Малинина, звукорежиссёр 
Получилось так, что радиостанция «Радонеж» сама пришла к нам в Государственный дом радиовещания и звукозаписи. Я работала тогда звукооператором на средних волнах. Нас вызвал к себе начальник и сказал, что у нас теперь будет православное вещание, мы будем работать на православной радиостанции, и к нам батюшки будут приходить. На пятом этаже выделили студию, и мы стали ждать. Ну а я ждала особенно, потому что это совпало с моим воцерковлением, и мне хотелось как можно больше узнать о православии. До этого я просто приходила в церковь, чтобы поставить свечи, послушать песнопения, и ещё мне нравилось приводить свою маленькую девочку. Но много чего в церковной жизни я еще не понимала. И как раз радиостанция открыла для меня школу веры, возможность православного образования. Постепенно, общаясь с нашими священниками, я стала расти духовно. Сейчас у меня и дочка, и внуки ходят в храм. И даже зять стал православным. При этом происходило и становление самой радиостанции, потому что люди пришли не радийные и не очень-то знали, как профессионально работать. Дело в том, что все они имели гуманитарное образование, разбирались во многих вещах, но не знали, как всё это донести до слушателя, как передачи собирать, как их монтировать. Редакторов надо было обучать работе на радио. А это определённая специфика. И постепенно мы вместе научились делать передачи. Я обучала людей правильно читать, правильно работать с микрофоном, даже правильно дышать. Сейчас мы настолько хорошо друг друга знаем, что понимаем всё без слов. Наша студия располагается в одной комнате: здесь и микрофон, и пульт. За микрофоном сидят ведущий и наши гости, и мы можем общаться только жестами, иначе всё будет слышно в эфире. Даже по выражению моего лица они понимают, какие там проблемы. Когда я стала носить очки, многие стали меня просить: «Галя, сними очки, мы тебя не видим». Я очень стараюсь, чтобы и батюшкам, и нашим гостям было комфортно работать, чтобы они чувствовали себя, как дома. Ведь наша работа и в этом состоит. Ну а мне эта работа дала очень много. Ведь зачастую священники отвечают в эфире на те же самые вопросы, которые волнуют и меня. Получается и воспитательный и познавательный процесс. Как-то, помню, отец Амвросий (Юрасов) в своей радиопроповеди говорил, что с мужем не надо спорить, женщина должна вести себя смиренно. И вот возвращаюсь я с эфира домой и думаю: постница из меня никакая – то что-нибудь нарушу, то со сковородочки стяну что-нибудь вкусненькое, и правило иногда на ходу читаю. Ну что же ничего из меня не получается?! Дай, хоть, попробую действительно, с мужем не спорить. Это-то я могу! Будет он мне говорить: я хочу так вот сделать. А я ему буду говорить: да, милый, делай, как ты хочешь. И вскоре получилось так, что мой любимый муж не стал со мной спорить ни о чём, и сам стал говорить: «Ну, Галя, пожалуйста, сделаем так, как ты хочешь». И так во всем. Нам теперь не из-за чего даже спорить, настолько мы стали близки и милы друг другу. Теперь мне легче стало жить, и прощать стало легче. Я стала иначе вести себя и вне дома, научилась смирению. Но всё это благодаря радиостанции «Радонеж». Она даёт возможность воспитать в себе настоящего человека. Мне кажется, что здесь мои братья и сёстры. Вот, в храм когда приходишь, кажется, что здесь все свои, потому что стоишь, молишься, и как-то приятно на душе. И так же приятно и хорошо приходить на радио «Радонеж». 

МОГУ НАЗВАТЬ СЕБЯ СЧАСТЛИВОЙ 
Валерия Амплеева, помощник редактора 
На радио «Радонеж» я пришла в 1997 году. Тогда главным редактором был Алексей Рогожин. С ним и с Евгением Никифоровым мы познакомились в Свято-Введенском монастыре - у нас общий духовник архимандрит Амвросий Юрасов. С этого знакомства и началась моя жизнь на «Радонеже». К тому времени я закончила ГИТИС и только в общих чертах представляла себе, как работает радиостанция. В эту новую и интересную профессию меня посвятили Валентина Питерская, Ирина Моисеева, Таисия Козлова, Галина Малинина, Сергей Герасимов, который тогда был редактором. Теперь моя должность официально называется «помощник редактора». Но дело не в названии, а в причастности к нашему общему делу. Могу назвать себя счастливым человеком, ведь я встретила столько замечательных людей, авторов и гостей нашей радиостанции. Сотрудников у нас не очень много, а потому возникает ощущение второго дома в редакции. Наверное, так и должно быть у счастливого человека - с удовольствием идти на работу, и с радостью возвращаться к семье. 

ЗДЕСЬ ПОНИМАЕШЬ, КАК НАС МНОГО 
Светлана Усачёва, секретарь Православного Братства «Радонеж» 
Я пришла в «Радонеж» в 1996 году человеком, еще не воцерковлённым. И, конечно, попала сюда только милостью Божией. Кое-что я в то время слышала о «Радонеже», а однажды вслух высказала пожелание, что хотела бы там работать секретарём. Именно так это и прозвучало, но забылось, собственно говоря. И вдруг, не проходит и года, как мне поступает предложение работать в «Радонеже» именно секретарём! Я сразу честно созналась Евгению Константиновичу, что в церковь захожу только поставить свечку, не более того. И он таки меня взял, что сейчас для меня удивительно. Хотя, в принципе, ничего удивительного нет, потому что люди воцерковляются потихонечку, было бы желание. Все получают шанс: кто-то оседает, найдя здесь своё место, а кто-то отсеивается сам по себе. В первые месяцы работы, когда я ещё не совсем освоилась, Евгений Константинович попросил меня позвонить в Бельгию Чингизу Айтматову и договориться с ним об интервью. Когда моя мама, литератор, об этом узнала, она была на вершине счастья – большего для своей дочери она и пожелать не могла. Хотя, в секретарях меня не видела. А в основном, это обычная рутинная работа. Читатели звонят, слушатели звонят, особенно после интересных эфиров. Например, если что-то отец Дмитрий Смирнов скажет так, что всех проймёт. Радиослушатели разные бывают – кому кто нравится. Иногда звонят люди, которым просто нужно поскандалить, поэтому валерианка на столе всегда, как рабочий инструмент. Невозможно же ответить резкостью на резкость, потому что понимаешь, что ты представляешь Русскую Православную Церковь и стараешься помнить об этом всегда. Очень часто звонят, как в справочное бюро – «потому что «Радонеж» всё знает». И вот начинаешь копаться в какой-то литературе, в Интернете и выискивать нужную информацию. Иногда бывает загрузка такая, что просишь людей перезвонить позднее или на следующий день. Бывают и смешные звонки. Звонит как-то мужчина из Краснодарского края и говорит: «Я хочу найти православную жену!... Ну, а куда же мне обратиться? У вас же есть, наверно, женщины?» Я ему отвечаю, что у них в храме тоже, наверное, есть молодые женщины и девушки и советую обратиться к батюшке. Он отвечает: «Есть, но это всё не то, что мне надо». Иногда бывает даже интересно разговор поддержать, выяснить: так что же человеку надо, если он звонит в «Радонеж» по такому вопросу? Здесь интересно работать даже потому, что всегда знаешь, что, где происходит в Русской Православной Церкви. Все новости проходят через «Радонеж», ничего не упускается. И круг общения здесь очень широкий – это радио, это газета, это фестиваль, это, конечно, и православный мир: священники, владыки, учёные и просто интересные люди. Причем, это люди всё верующие, и понимаешь, как нас много. И много нас в любой сфере, не только работающих в религиозных организациях. Это литераторы, историки, художники, артисты. Когда попадаешь в обычный мир и начинаешь общаться с обычными людьми, вдруг выясняется, что ты знаешь много важного. Но в нашей повседневности этого не заметно: живёшь в этом и живёшь, кажется, что и весь мир в этом живёт. А мир-то живёт совсем по-другому, оказывается. И я замечаю это только раз в году, когда выезжаю куда-нибудь отдохнуть за стены нашего «Радонежского монастыря».

 

 

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]