Перейти к основному содержанию

10:43 16.12.2018

Сим победиши. Программа игумена Саввы Молчанова

Сим победиши. Программа игумена Саввы Молчанова

Эту рубрику по традиции ведет заместитель председателя Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами игумен Савва Молчанов. Отец Савва предлагает нам вспомнить, как в прежние времена с крестом и молитвой шли на брань русские воины. О том, как воодушевляло их, вело вперед православное военное духовенство. 1. Господи сил, с нами буди! Дорогие братья и сестры! Перелистаем страницы прошлого и убедимся - наша армия была православной. Даже в условиях суровых военных будней воины готовились к радостной встрече Воскресения Христова. Вот как описывает говенье на позициях в Первую мировую войну один из военных священников: "День ото дня становится все теплее и теплее, солнышко ярче светит, ласково веет южный ветерок, быстро тает снег. Вот и наступила уже и масленица. Не успеем оглянуться, как пройдет и время Великого Поста, время покаяния, время говенья. И приходится задумываться над вопросом, где и как могли бы отговеться наши воины? На позициях? Неудобно. Нет подходящего помещения, да и опасно, того и гляди, обстреляет неприятельская артиллерия. Храмов вблизи не было. Отвезти же солдатиков подальше от позиций нельзя - бой идет каждый день, не прекращаясь. Оставить говенье, отнять у наших воинов последнее утешение было бы жестоко. Оставался единственный выход - устроить самим храм. По возможности вместительный, так как нужно поскорее закончить с говеньем, пока полк занимает позиции на одном месте. После долгих поисков мы остановились на мысли приспособить под храм сарай для склада хлеба. Этот сарай был вместительный, но имел только одну крышу. С этим быстро справились - стены уставили соснами, елями. Из хвойных деревьев установили перегородку для алтаря, своего рода Иконостас с Царскими и Боковыми вратами. Между деревьями повесили иконы. Часть икон нам пожертвовали местные жители. Против ожидания, получился у нас прекрасный храм. Зелень красиво оттеняла иконы, в особенности вечером, при зажженных свечах. Радостно было смотреть на дружную работу наших солдатиков. Украсив храм, солдатики устроили несколько аналоев или подсвечников из стреляных гильз. «Русский костел» назвали наш храм окрестные крестьяне, не без любопытства осматривая его. Наступил Пост, вот уже явились и наши богомольцы с позиций. С какими просветленными лицами входили в храм, истово осеняя себя крестным знамением! Ведь более двух месяцев они не были в храме, а молились на открытом воздухе. Началось богослужение. Слышатся с детства знакомые напевы "Господи сил, с нами буди". Вот дивные слова молитвы "Господи, Владыка живота моего". В чувстве глубокого смирения повторяют солдатики за священником слова покаяния. Мысли далеко унеслись от боя, от позиций, на душе тихий покой. С каким глубоким религиозным подъемом приступали солдаты к исповеди! Кто знает, может быть, для кого-то это последняя в жизни исповедь? Ведь смерть так близко. Шли к аналою и православные, и католики. И теми и другими руководило желание облегчить свою душу покаянием. Вот наступил величайший миг приобщения Святых Христовых Тайн. С благоговением, с радостью шли воины к Чаше. Эта святая великая минута никогда не изгладится из памяти. Много было причастников в этот день. Более двух тысяч. Чувствовалась усталость. Но наградой служило сознание, что воины получили величайшую небесную радость и утешение. Не блистал наш храм золотом и украшениями, не спасал нас от холода. Подчас ветер задувал и свечи. Не богат был удобствами, но богат тем благодатным утешением, той отрадой, которую он дал своим богомольцам. Помолились солдатики и с чувством радости и твердой надежды на Божию помощь возвратились на свои позиции. Помоги им Господи. Февраль 1915 года. Священник Василий Сукачев". 2. С крестом - на поле брани Пример доблести и геройства показывали на поле брани не только военные. Множество подвигов совершили представители армейского духовенства. А много ли мы знаем о них? Вот одно из повествований. Как и все остальные, оно основано на подлинных документах: "К протопресвитеру военного и морского духовенства поступили реляции командира пятого Финляндского стрелкового полка о боевых подвигах боевого священника Михаила Семенова. 27 августа в бою при деревне N отец Михаил, имея на груди дароносицу со Святыми Дарами, все время находился на передовых позициях под жестоким шрапнельным и ружейным огнем. Здесь он лично перевязывал раненых, отправляя их затем на перевязочный пункт, спокойно напутствовал и причащал тяжело раненых. По окончании боя отец Михаил ночью совершил погребение здесь же на передовых позициях убитых в бою. 17 сентября в бою отец Михаил был контужен. Но, несмотря на это, лично вынес из-под огня тяжело раненного и доставил его на перевязочный пункт, где причастил всех раненых, напутствовал умирающих и похоронил убитых. 18 сентября в 12 часов дня противник стал сильно теснить левый фланг всего боевого расположения. В час дня батальон одного из полков, расположившийся в крайне левой позиции, не выдержал жестокого шрапнельного огня противника и стал поспешно оставлять позиции. Вид серьезность создавшегося положения, отец Михаил, надев епитрахиль, бросился вперед и остановил часть отступающих. Воспользовавшись этой остановкой, одна из рот полка быстро продвинулась вперед. А вслед за ней и дрогнувшие части пехоты вернулись на передовые позиции и блестяще выполнили возложенную на них боевую задачу. За время боев с 8 по 21 октября отец Михаил все свободное время от исполнения своих обязанностей на передовом перевязочном пункте, проводил на передовой позиции. Здесь он, не обращая внимания на огонь противника, выполнял свои пастырские обязанности. Во время боя 16 октября необходимо было доставить на передовые позиции патроны. Конюхи не решались проехать на позиции, так как дорога, проходившая около трех вест по открытому месту, обстреливалась в это время сильным огнем. Тогда отец Михаил смело повел все двуколки, чем и обеспечил общий успех стрелков». Вот еще один случай. Командир одного из полков действующей армии сообщил преосвященному епископу Холмскому о высоком подвиге мужестве священника Кремовского прихода Белограйского уезда Петра Рылова, совершавшего богослужения для войск под обстрелом неприятеля. «Я, - пишет командир полка, - сам был все время в церкви. И были моменты, когда становилось для нас, людей уже привычных, жутко, тогда, как снаряду летели все время через церковь и рвались перед храмом и за ним. Неприятель стал обстреливать это место из тяжелых орудий. Я, умиленный, мог только восторгаться, с каким спокойствием и молитвенным настроением отец Петр совершал службу. Полк весь выразил отцу Петру сердечную благодарность за свершение богослужения при таких исключительных обстоятельствах». Протопресвитеру военного духовенства было донесено о беспримерной храбрости священника одного из полков, находившихся на австро-германском театре военных действий. Во время одной из битв батальон, при котором находился этот священник, был окружен большим числом неприятеля. Тогда священник, подняв высоко крест, воскликнул: "Братья, умрем, не сдадимся! Христос приготовил обители в своем Светлом Царстве для душ тех, кому суждено пасть за святое дело". Солдаты, воодушевленные призывом священника, ударили в штыки и после трехчасового боя опрокинули неприятеля, нанеся ему громадные потери. Этот священник находится на передовых позициях, сопровождает свой полк верхом и под выстрелами неприятеля подает религиозные утешения опасно раненым. Другой священник города Полтавы, священник Преображенской церкви отец Иоанн Терлицкий, когда была объявлена мобилизация, изъявил сам желание поступить добровольцем-священником в действующую армию и отправился на войну вместе с одним из вновь сформированных полков. Полк этот в настоящее время получил громкую боевую известность. По рассказам раненых солдат этого полка, находящийся в одном из полтавских госпиталей отец Иоанн во время похода следует не с обозом, а вместе с полком. Перед боем отец Иоанн не ограничивается общим благословением войск, идущих в огонь. Но сам идет в окопы и благословляет каждого солдата отдельно, подвергаясь при этом явной опасности. Однажды, обходя позиции с крестом и в епитрахили, он был обстрелян оружейным огнем. К счастью, Бог сохранил невредимым батюшку. В одном из боев, в критический момент отец Иоанн с крестом в руках появился в линии огня и среди рвущихся шрапнелей, трескотни пулеметов и свиста пуль. Он смог настолько успешно воодушевить находившихся на позициях части трех полков, что последние уже, было, отчаявшиеся в успехе боя, ободрились, перешли в наступление и удержали за собой занятые важные позиции. За свою деятельность, которая два раза была отмечена в приказе по дивизии, отец Иоанн представлен к Кресту на Георгиевской ленте и еще к одной награде. 3. «С ним есьм в скорби…» Удивительно прекрасен священник, подавший в простоте и силе смиренный пример непоколебимой веры. 17 мая священник Гайворонского полка отец Иоаким Лещинский совершал молебен по просьбе нижних чинов, на паперти церкви о даровании Государю-императору победы. Во время провозглашения многолетия неприятельская шрапнель ударила в угол церкви в пяти шагах от батюшки, который со словами: «О, не бойтесь!» - провозгласил многолетие и докончил богослужение. Об этом пишет протоиерей Федор Ласкиев. А это из жизни иеромонаха Феликса. Подвиг отца Феликса относится к концу августа 1914 года, ко времени первого отступления нашей армии из Восточной Пруссии. И может быть, остался бы неизвестным и впредь вследствие необычной скромности героя. Он молчал о своих заслугах, и совершенно случайно рассказы очевидцев дошли до его благочинного, который, собрав сведения, рапортовал обо всем в особом донесении отцу протопресвитеру армии и флота Георгию Шавельскому. «29 августа 1914 года пехотному Куликовскому полку приказано было занять позицию в районе целого ряда озер. Полк окопался и засел в окопах. Тут же находился штаб полка и перевязочный пункт, при котором был отец иеромонах Феликс. В шесть часов утра началась орудийная, затем ружейная, пулеметная стрельба. В восемь командующий дивизией приказал полку перейти в наступление. Видя колебания солдат при исполнении трудной задачи, отец Феликс возгорелся духом, перекрестился, поцеловал Наперсный Крест, бывший у него на груди, вышел вперед и обратился к солдатам с такими словами: "Молодцы, вспомнимте присягу, которою вы клялись служить верой и правдой царю-батюшке и нашей дорогой родине. Не щадя живота своего до последней капли крови. Вот, я пойдут вперед, а вы за мной. И тотчас, повернувшись в сторону противника, направился вперед. Пример духовного пастыря, идущего на врага без оружия с одной верой упования на Бога увлек весь полк. Небольшая горсточка людей, которая была со священников, все упрашивала своего батюшку отойти назад. Но отец Феликс не ушел и оставался под прикрытием до 9 часов вечера. Мимо холмика, за которым был отец Феликс, проносили тяжелораненых. И некоторых из них он успел причастить. Когда полк был сменен, то люди, бывшие со своим священником, начали благодарить его за ободрение. «Зато, видно, Господь и сохранил нас», говорили они. По отзыву командира 172-го Лицкого полка, куда прикомандирован отец Феликс, этот иеромонах отличался всегда мужеством и храбростью. Неоднократно посещал нижних чинов в передовой линии под обстрелом противника. Он был представлен к орденам Святого Владимира четвертой степени и Святой Анны третьей степени. Частые появления отца Феликса в опасных местах создали ему популярность, любовь среди всех чинов полка. Не упуская ни воскресных, ни праздничных дней без богослужения, отец Феликс неустанно беседует с нижними чинами полка. И в особенно трудных обстоятельствах непременно идет в окопы и там то словом утешения, то молитвой успокаивает метущие души и много содействует полку в его боевых подвигах». 4. Пасха в окопах И еще одна очень интересная история. Как свидетельствуют военные историки, «наши передовые линии в конце Страстной недели почти вплотную приблизились к передовым австрийским окопам. В некоторых местах расстояние до неприятеля не превышало 200-300 шагов в одну сторону. В Великую субботу перед Пасхой, часам к 11-ти выстрелы почти замолкли. Но в конце 12-го ружейная трескотня стала постепенно усиливаться и вскоре дошла до таких размеров, каких не было и в течение всего последнего времени. Несмотря на стрельбу, настроение в окопах стало повышенным. Все христосовались, поздравляли друг друга с Праздником. К третьему часу из штаба приехал батюшка. Раньше всего он пошел в офицерскую землянку, освятил там хлеб и с трудом добытые яйца, похристосовался с офицерами. Затем с Христом в руке и пением «Христос Воскресе из мертвых» пошел к окопам. Сзади него шли офицеры, а за ними несли подарки и угощения, которые тут же раздавались. И среди ночной стрельбы под частым дождем, прерываемым свистом пуль и одиночными ответными выстрелами, раздался сначала тихо, только с одного конца окопов гимн Воскресшему Христу. Вот его подхватывают дальше, дальше, голосов становится все больше, звуки ширятся, льются, делается светло, радостно. Лица солдат веселеют, глаза смотрят как-то особенно. Чувствует порыв глубокой веры и готовность полного самопожертвования. Некоторые даже плачут. Но только что звуки молитвы понеслись мощно со всех концов позиций, как с австрийской стороны затрещали пулеметы, защелкали частые ружейные выстрелы, и на окопы полетел настоящий град пуль. Священник сразу остановился, затем быстро выскочил за окопы, крикнул: «Не, не стреляйте!» и скрылся в темноте. Солдаты повысовывались из окопов, криком умоляли батюшку вернуться, но он ничего не отвечал. Прошло несколько томительных минут. Затем вдруг точно по команде прекратилась стрельба из австрийских окопов. Стало тихо. Все были уверены, что наш добрый пастырь, симпатичный батюшка погиб. Но вдруг из темноты чуть слышно снова долетели звуки пасхального гимна «Христос Воскресе из мертвых». Еще несколько минут - и встреченный дружным "ура" священник спрыгивает в окоп. «Они мне поклялись сегодня не стрелять» - сказал он и больше не хотел рассказывать. Только уже к утру, обойдя всех солдат и сидя за чаем в офицерской землянке, он понемногу разговорился. Оказалось, что начатая австрийцами стрельба так его возмутила, что он решил их вразумить. И с этой целью, высоко подняв Крест, с пением «Христос Воскресе» он пошел к австрийским окопам. Чудом прошел больше половины расстояния. Затем австрийцы его заметили. По окопам разнеслись крики "Русский ксендз", и тут же стрельба прекратилась. Он вошел в австрийский окоп и начал стыдить за стрельбу. Добился вызова начальника участка и взял с него слово, что в эту ночь стрельбы больше не будет. После этого он уже спокойно вернулся к нам. И не страшно, батюшка, было идти? - спрашивали его. «Нет. Ведь я с крестом и пением славословия Господу шел» - отвечал он. И вот, благодаря батюшке, мы провели Пасхальную ночь прекрасно.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+