Братство "Радонеж" Группа СМИ «Радонеж» Контакты

Мониторинг СМИ

Все материалы

«Рождественские паремии как связь времен и заветов», протоиерей Олег Стеняев, «Православие.Ru»

06.01.2017 15:38

Паремия (греч. παροιμία – сказание) – элемент богослужения: фрагмент из книг Ветхого Завета, который торжественно прочитывается за богослужебными чинопоследованиями в традициях Православной и Католической Церквей.

Паремии, как правило, содержат в себе пророчества о празднуемом событии или хвалу святому, память которого совершается. Богослужебная книга, в которой собраны паремии, в Православии носит название «Паримейник» (иначе: «Паримийник»).

Возможно, что существует историческая связь между чтением паремий и чтениями синагогальных гафтара (ивр. ‏הַפְטָרָה‏‎) – отрывков из книг Пророков, завершающих публичное прочтение недельной главы Торы (Пятикнижия) в субботние и другие праздничные дни, включая торжественные службы постных дней. Таким образом провозглашалось единство ветхозаветного откровения в его разных частях (то, что мы теперь называем «параллельные тексты Библии»).

Чтение паремий в христианской традиции может восходить к самым древним временам, когда верующие собирались на всенощные богослужения, завершавшиеся совершением Литургии. Большая часть этих ночных бдений и заключалась в чтении библейских текстов: читались ветхозаветные Писания, а народ, сидя, слушал эти сказания (παροιμία). Книги в то время достаточно дорого стоили, и не всякая семья могла себе позволить их покупку, что и восполнялось публичными чтениями за богослужениями.

С другой стороны, чтением ветхозаветных паремий провозглашалось единство христианской Библии – книг Ветхого и Нового Заветов: «Исследуйте Писания, ибо вы думаете чрез них иметь жизнь вечную; а они свидетельствуют о Мне» (Ин. 5: 39); «И, начав от Моисея, из всех пророков изъяснял им сказанное о Нем во всем Писании» (Лк. 24: 27). Вот это словосочетание – «во всем Писании» – подчеркивало единство доминирующей темы всего библейского откровения, темы свидетельства о Господе Христе Иисусе. И если вспомнить, что Библией апостолов и первых христиан по преимуществу был Ветхий Завет (см.: Деян. 15: 21), тогда становится более понятным присутствие за богослужением текстов из ветхозаветных книг.

Новозаветные тексты значительный период времени собирались в единый свод (κανών). В лучшем случае, христиане Палестины могли иметь Евангелие от Матфея и послания Петра и Иакова (то, что непосредственно и было адресовано им). Подобно им, и христиане Рима могли иметь лишь Евангелие от Марка (по преданию, свидетельства о Христе апостола Петра, записанные Марком в Риме) и Послание к Римлянам апостола Павла.

Теперь, в преддверии Рождества Христова, попробуем рассмотреть особенности рождественских паремий.

В навечерие Рождества Христова на первой паремии читается отрывок из 1-й главы Книги Бытия, с 1-го по 13-й стихи, где описываются событии первых трех дней творения. Этот текст открывается словами: «В начале сотворил Бог…» С чем это могло быть связано?

В понимании древних христиан это вступление можно рассматривать как Первоевангелие.

«Что есть начало всего, если не Господь наш и Спаситель всех (1 Тим. 4: 10) Иисус Христос, рожденный прежде всякой твари (Кол. 1: 15)? Итак, в этом Начале, то есть в Своем Слове, сотворил Бог небо и землю. Так же и евангелист Иоанн говорит в первых стихах своего Евангелия: В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог… Все чрез Него начало быть и без Него ничто не начало быть (Ин. 1: 1, 3)»[1].

С другой стороны, во Христе весь мир, павший в Адаме, как бы творится заново. «Итак, кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло, теперь все новое» (2 Кор. 5: 17). То есть с Рождеством Христовым мы наблюдаем как бы начало нового дня и нового мира – Церкви Нового Завета! «По милости Господа мы не исчезли, ибо милосердие Его не истощилось (то есть при сотворении первого мира. прот. О.С.). Оно обновляется каждое утро (при совершении Литургии. прот. О.С.); велика верность Твоя!» (Плач. 3: 22–23).

Следующая паремия в навечерие Рождества Христова – это чтение из 24-й главы Книги Чисел. Здесь рассказывается о таинственном языческом пророке Валааме, современнике Боговидца Моисея, который созерцает, проницая время и пространство, Вифлеемскую звезду: «Вижу Его, но ныне еще нет; зрю Его, но не близко. Восходит звезда от Иакова и восстает жезл от Израиля…» (Числ. 24: 17).

Указание на «жезл от Израиля» здесь перекликается с пророчеством о Христе самого Иакова (Израиля): «Не отойдет скипетр от Иуды и законодатель от чресл его, доколе не приидет Примиритель, и Ему покорность народов» (Быт. 49: 10). То есть Христос как новый Царь над наследием Иакова рождается в то время, когда скипетр (жезл), этот символ царской власти, был отнят от царственного дома патриарха Иуды и над иудеями оказался правитель, царь, который не принадлежал к царственному дому иудеев и не был даже евреем, – это Ирод I Великий, идумеянин по происхождению, сын Антипатра, римского прокуратора Иудеи.

В пророчестве Иакова также указывается на то, что Христос рождается в этот мир тогда, когда судебная власть – право выносить приговоры – будет отнята от иудеев («отойдет… и законодатель от чресл его»), что и исполнилось во дни земной жизни Христа Спасителя. Позже, когда иудеи вынесут смертный приговор Христу, им потребуется для его узаконения отправиться к прокуратору Понтию Пилату.

С другой стороны, нельзя не заметить, что созерцание языческим пророком Валаамом Вифлеемской звезды пророчески указывает нам на трех языческих волхвов, приведенных светом этой же звезды к месту Рождества Христова в Вифлеемской пещере: «Когда же Иисус родился в Вифлееме Иудейском во дни царя Ирода, пришли в Иерусалим волхвы с востока и говорят: где родившийся Царь Иудейский? ибо мы видели звезду Его на востоке и пришли поклониться Ему» (Мф. 2: 1–2).

Следующая паремия указывает на пророчество Михея, который предсказал о Христе: «И ты, Вифлеем-Ефрафа, мал ли ты между тысячами Иудиными? из тебя произойдет Мне Тот, Который должен быть Владыкою в Израиле и Которого происхождение из начала, от дней вечных» (Мих. 5: 2). Словосочетание «происхождение из начала, от дней вечных» говорит о Божественном происхождении Христа, Который Сам изрек о Себе: «Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, говорит Господь, Который есть и был и грядет, Вседержитель» (Откр. 1: 8); и еще: «Тогда сказали Ему: кто же Ты? Иисус сказал им: от начала Сущий, как и говорю вам» (Ин. 8: 25).

После пророчества из Книги Михея нам предлагается паремия, содержащая в себе пророчество о Христе из Книги пророка Исаии (11-я глава). В частности, мы здесь находим следующие слова: «И будет препоясанием чресл Его правда, и препоясанием бедр Его – истина. Тогда волк будет жить вместе с ягненком, и барс будет лежать вместе с козленком; и теленок, и молодой лев, и вол будут вместе, и малое дитя будет водить их. И корова будет пастись с медведицею, и детеныши их будут лежать вместе, и лев, как вол, будет есть солому. И младенец будет играть над норою аспида, и дитя протянет руку свою на гнездо змеи. Не будут делать зла и вреда на всей святой горе Моей, ибо земля будет наполнена ведением Господа, как воды наполняют море» (Ис. 11: 5–9).

По поводу этого мессианского (не только для христиан, но и для иудеев) текста идет дискуссия в течение столетий. Неужели во Христе мир дикой природы примирился и с человеческим родом, и внутри себя? Разве не наблюдаем мы в мире совершенно обратное?

Отвечая на это недоумение, блаженный Иероним писал: «Следует заметить и то, что не ягненок и козленок будут жить и лежать с барсом и волком, а волк и барс будут подражать невинности ягненка и козленка. И лев, прежде животное самое свирепое, и ягненок, и теленок будут жить вместе. Это мы постоянно видим в Церкви – что богатые и бедные живут вместе и управляются в Церкви малыми детьми, под коими мы разумеем апостолов и мужей апостольских, невежд словом, но не разумом. Когда они будут соединены между собою учением Господа, так что будут объединены и семейства их, тогда исполнится то, что детеныши их будут лежать вместе. И лев будет есть не мясо, а солому, то есть будет питаться простой пищей. И здесь нужно заметить, что не вол будет есть мясо, а лев будет есть солому.

Я полагаю, что в Священном Писании под соломой понимаются простые слова, а под пшеницею и внутренним зерном – смысл, находимый в букве. И часто случается, что люди века, не зная таинственного, питаются простым чтением Писаний. И дитя – младенчествующий (то есть простотой побеждающий. прот. О.С.) злобою – кладет руку в нору аспида – из одержимых демонами тел человеческих изгоняет демонов. Отнятый же от груди не питается молоком детства, а употребляет уже твердую пищу. Он кладет руку на пещеру василиска, то есть на жилище самого сатаны, и извлекает его оттуда. Поэтому и апостолам дана власть наступать на змей и скорпионов и на всякую силу вражию (Лк. 10: 19), и прежде ядовитые животные не будут причинять вреда и смерти тем, кто будет обитать в святой горе Божией, означающей Церковь, горе, о которой в Евангелии говорится: Не может укрыться город, стоящий на верху горы (Мф. 5: 14)»[2].

Следующая паремия содержит в себе пророчество Иеремии из Книги пророчества Варуха. Здесь содержится удивительное пророчество именно о Боге, Который, явившись на земле, начинает обитать «и обращаться между людьми»: «Сей есть Бог наш, и никто другой не сравнится с Ним. Он нашел все пути премудрости и даровал ее рабу Своему Иакову и возлюбленному Своему Израилю. После того Он явился на земле и обращался между людьми» (Вар. 3: 36–38). Как сильно эти слова перекликаются со следующим свидетельством о Христе: «И беспрекословно – великая благочестия тайна: Бог явился во плоти, оправдал Себя в Духе, показал Себя Ангелам, проповедан в народах, принят верою в мире, вознесся во славе» (1 Тим. 3: 16).

Следующая паремия являет нам удивительное пророчество из Книги пророка Даниила о Христе и Его Церкви: «Ты видел его, доколе камень не оторвался от горы без содействия рук, ударил в истукана, в железные и глиняные ноги его, и разбил их. Тогда все вместе раздробилось: железо, глина, медь, серебро и золото сделались как прах на летних гумнах, и ветер унес их, и следа не осталось от них; а камень, разбивший истукана, сделался великою горою и наполнил всю землю» (Дан. 2: 34–35).

Здесь говорится и о нерукосечном Рождестве Христовом («оторвался от горы без содействия рук»); о повсеместном прекращении идолопоклонства с распространением веры Христовой («камень… ударил в истукана, в железные и глиняные ноги его, и разбил их»); о повсеместном распространении Христовой Церкви («камень… сделался великою горою и наполнил всю землю»).

Две последующие паремии возвращают нас к пророчествам Исаии: «Ибо младенец родился нам – Сын дан нам; владычество на раменах Его, и нарекут имя Ему: Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира» (Ис. 9: 6). Это пророчество подчеркивает Божественное происхождение отроча млада и Превечного Бога. Названый младенцем («младенец родился нам») называется и Превечным Богом («Бог крепкий, Отец вечности»).

Здесь вполне уместно озадачить себя вопросом: почему Превечный Бог является в этот мир как «отроча младо», беспомощный Младенец, Которого Дева Мария «спеленала… и положила… в ясли, потому что не было им места в гостинице» (Лк. 2: 7)?

Возможно, это связано с тем, что мы слишком взрослые в своей греховности и пробить ее коросту нам более чем трудно. И только Бог, соделавшийся Младенцем («отроча младо»), Своим умалением (греч. κένωσις) может сокрушить и разрушить нашу взрослость во грехе, когда во дни Рождества Христова мы все начинаем чувствовать себя немного младенцами и детьми. «И сказал: истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное; итак, кто умалится, как это дитя (то есть Дитя. прот. О.С.), тот и больше в Царстве Небесном» (Мф. 18: 3–4).

Да испытаем же в эти Рождественские дни умаление (κένωσις) перед Умалившимся «нас ради человек и нашего ради спасения».

И последняя паремия в навечерие Рождества Христова, из Книги пророка Исаии, содержит в себе более чем известные слова: «Итак Сам Господь даст вам знамение: се, Дева[3] во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил» (Ис. 7: 14). На этом пророчестве мы более всего заострим наше внимание, обратившись к свидетельствам древних отцов и учителей Церкви.

Святитель Василий Великий писал: «Иудеи оспаривают издание Семидесяти (то есть Септуагинту. прот. О.С.), говоря, что в еврейском стоит не “дева”, а “отроковица”, между тем как отроковицей можно назвать цветущую возрастом, а не женщину неискусобрачную. Ответ им удобен и сам собой готов. Ежели знамение есть показание чего-либо чудного и отличного от общего обыкновения людей, то удивительно ли, чтобы одна из многих женщина, живущая с мужем, стала матерью отрока? И как бы рожденное от похоти плотския (ср.: 2 Пет. 2: 18) могло быть наименовано Еммануилом? Поэтому если даруемое есть знамение, то и рождение да будет необычайно. А если образ рождения Отрока обыкновенный, то не называй и знамением, не именуй и Еммануилом. Посему если рождающая не дева, то какое это знамение? И если рождение не божественнее, чем у прочих, то почему это – пришествие Еммануила?»[4].

Святитель Иоанн Златоуст, согласно с Василием, учил: «Если бы это была не дева, то не было бы и знамения. Знамение должно выходить из общего порядка вещей, превосходить обычный порядок природы, быть дивным и необыкновенным, так чтобы каждый из видящих и слышащих замечал это. Потому оно называется знамением, что заключает в себе нечто знаменательное, а знаменательным оно не было бы, если бы не выходило из общего порядка вещей. Так и здесь – если бы шла речь о жене, рождающей по закону природы, то для чего пророк назвал бы знамением то, что бывает ежедневно?»[5].

Согласно и святитель Максим Туринский в своих «Проповедях» писал: «Сам порядок Его рождения доказывает, что Он – истинно Господь. Дева зачала, не познав мужчину: Ее чрево наполнено без того, чтобы Ее коснулась какая-либо любовная ласка, и Ее непорочная материнская утроба приняла Дух Святой, Который носило в себе невинное тело и хранили его чистые члены. Созерцайте чудо Матери Господней! Она – Дева, когда зачала, Дева, когда рожала, Дева после рождения! Славная девственность и прекрасная плодовитость! Был рожден Тот, в Ком совершенство добродетели всего мира, и не было никакой скорби родовых мучений. Ее чрево освободилось, ребенок извлечен, но девственность все же не нарушена. Поистине, является подобающим то, что, когда Бог был рожден, ценность Ее целомудрия возросла и девственность не была нарушена появлением на свет Того, Кто пришел исцелить ущербное. И целомудрие тела не было повреждено Тем, через Которого в крещении была дана девственность нецеломудренным. Рожденный же Ребенок положен в ясли, и они стали первой колыбелью Бога. И Правитель Неба, Чьим местом обитания было девственное чрево, не считает эту скудость недостойной. Ясно, что Мария – достойное место пребывания для Христа не из-за свойства Ее тела, но из-за благодати Ее девства».

Блаженный Августин в трактате «О вере в вещи невидимые» писал: «Потому не следует вам сомневаться в том, что Дева рождает, если желаете вы веровать в то, что рождается Бог, не оставляющий управление миром и приходящий к людям во плоти, дарующий Матери плодовитость, но не лишающий Ее девической чистоты». А в своем «Граде Божием» Августин отмечает: «В доказательство Своей божественности Он совершил много чудес; о некоторых из них, насколько это представлялось достаточным для проповедания о Нем, повествует Евангельское писание. Первое из них то, что Он таким чудесным образом родился, а последнее – что со Своим, воскресшим из мертвых, телом вознесся на небо».

А Беда Достопочтенный резонно уточняет в своих «Гомилиях на Евангелия»: «Имя Спасителя – “С нами Бог”, – возвещенное нам пророком, обозначает и ту, и другую природу Его единого лица. Кто прежде веков был рожден от Отца, есть Сам Бог, в полноте времен, стал человеком во чреве Матери и удостоил воспринять в единство Своей ипостаси хрупкость нашей природы, когда Слово стало плотию и обитало в нас (Ин. 1: 14), то очевидно, удивительно, что Он начал быть тем, чем являемся мы, и не перестал быть Тем, Кем Он был до этого, так восприняв нашу природу, что не потерял то, Чем прежде был раньше». Такое рассуждение имели и многие другие отцы и учителя Церкви.

Мессианские пророчества Ветхого Завета все в целом заслуживают особого внимания (см.: Ин. 5: 39; Лк. 24: 27).

Пророкам Божиим открывались тайны, связанные с жизнью грядущего в их дни Мессии (см.: 2 Пет. 1: 21). В момент этих прозрений они видели разные события, которые нашли свое исполнение во дни земной жизни Христа Спасителя. Таким образом Ветхий Завет приуготовлял еврейский народ к Пришествию Мессии. Апостол Павел писал: «Итак закон был для нас детоводителем ко Христу» (Гал. 3: 24)[6].

Итак, паремии центральной темой имеют Господа Иисуса Христа, подтверждая истины вечного Евангелия: «И увидел я другого Ангела, летящего по средине неба, который имел вечное Евангелие, чтобы благовествовать живущим на земле и всякому племени и колену, и языку и народу» (Откр. 14: 6).

 

[1] Ориген. Гомилии на Книгу Бытия. 1. 1.

[3] Некоторые мессианские пророчества подвергаются нападкам со стороны нехристиан, желающих истолковать их в своем духе. Так, например, рассматриваемый нами текст из пророка Исаии (Ис. 7: 14) подвергается пристальному филологическому анализу как со стороны христиан, так и со стороны представителей других религий. В интернете на сайте «Маханаим» размещена статья П. Полонского, озаглавленная «Евреи и христианство». В данной статье господин Полонский в частности уточняет по поводу христианского прочтения текста Ис. 7: 14 в сравнении его с текстом Притч. 30:19: «Таким образом, из самого смысла отрывка однозначно следует, что слово “алма” означает не девственницу. Вот почему никак нельзя перевести слово “алма” у Исаии как “Дева”: это очевидная ошибка в понимании еврейского текста либо же подтасовка». Но в этой же статье Полонский вынужден признать: «Проблема, однако, в том, что ивритское слово “алма”, которое употребляет Исаия, однокоренное с ивритскими словами “элем” – “юноша”, “отрок” (см.: Самуил I 17: 56) и “алумим” – “юность” (см.: Исаия 54: 4; Псалмы 89: 46)». Полонский предлагает слово «алма» перевести как «молодая женщина».

Обозначим вопрос: насколько слово «алма» свидетельствует о юности представительницы женского пола? Из сравнения с другими текстами Ветхого Завета можно вычленить доминирующий и – я бы даже сказал: единственный – смысл этого слова («алма»). В Книге Бытия 24: 43 это слово используется по отношению к Ревекке, будущей жене Исаака, еще до ее встречи с ним. В 16-м стихе этой же главы Ревекке дается следующая характеристика: «Девица была прекрасна видом, дева, которой не познал муж. Она сошла к источнику, наполнила кувшин свой и пошла вверх» (Быт. 24: 16). В Книге Исход 2: 8 это слово описывает сестру Моисея, Марьям, «которой тогда было девять лет и которая, конечно же, была девственницей» (Стерн Д. Комментарий к еврейскому Новому Завету. М., 2004. С. 32). Встречается слово «алма» и в Книге Песнь Песней: «От благовония мастей твоих имя твое – как разлитое миро; поэтому девицы любят тебя» (Песн. 1: 2). Известный иудейский комментатор Ветхого Завета РаШИ (רַשִׁ"י, акроним словосочетания «Рабейну Шломо Ицхаки»), стоявший отнюдь не на христианских позициях, так прокомментировал данный стих: «Девицы (“аламот”) – девственницы. Потому что Он уподоблен юноше, к которому питает любовь Его возлюбленная. А в иносказании девицы – это народы». Здесь РаШИ проводит смысловую параллель между «элем» – «юноша» и «аламот» – «юницы» и настаивает на том, что «аламот» означает «бтулот» (девственницы).

И действительно, в чем бы и заключалось знамение, если бы родила женщина? Знамение и заключается в том, что родила Дева. В еврейском языке в тексте Ис. 7: 4 говорится буквально: «Итак, Сам Господь даст вам знамение»; так вот это слово «знамение» (на иврите – «от») означает чудесное событие, прямо проистекающее от Бога. В.Ф. Марцинковский в частности уточняет: «Слово “Дева” стоит и в сирийском переводе (Пешито, II в. по Р.Х.), и у Иеронима (Вульгата, IV в. по Р.Х.). Характерно, что и евреи, переводившие Библию с еврейского языка на греческий в Александрии, так называемые 70 толковников (авторы Септуагинты во II веке до Р.Х.), передали еврейское слово “алма” посредством греческого слова “партэнос” – что значит “дева”».

Использование Полонским текста из Притч. 30: 19 совершенно неправомочно, так как здесь говорится не о сексуальном акте, но о соблазне его совершения: «пути мужчины к девице» (Притч. 30: 19), но не на девице. Слишком аллегорическое прочтение данного отрывка свидетельствует о натянутости иудейского восприятия слова «алма», здесь и будет более уместно сказать: «Это очевидная ошибка в понимании еврейского текста – либо же подтасовка». Кстати, слово «бтулот», которое иудеи противопоставляют слову «алма», не всегда означает обязательно девушку. Тому подтверждение – Иоил. 1: 18 и Втор. 22: 19. Так что современные иудеи путают современный еврейский язык с ивритом библейских времен. – Олег Стеняев, протоиерей. Беседы на Евангелие от Матфея. Рождество Христово.

[4] См.: Василий Великий, святитель. Толкование на пророка Исаию. Толкование на седьмую главу.

[6] Можно обратить внимание только на некоторые из пророческих предсказаний о Христе. Пророкам было открыто о грядущем Христе, что: Христос выйдет из Израиля (Числ. 24: 17–19); Христос произойдет от Авраама, Исаака, Иакова (Быт. 12: 3; 17: 19; Числ. 24: 17); Христос будет рожден во дни царя не из дома Иудина (Быт. 49: 10–11); Христос будет рожден в Вифлееме (Мих. 5: 2); Христос родится от Девы (Ис. 7: 14); время Его Пришествия было точно определено (Дан. 9: 25); Пришествие Христа было возвещено Предтечей (Ис. 40: 3–5); Христос будет Богом, явленным во плоти (Ис. 9: 6); Он проведет Свое детство в Египте (Ос. 11: 1); Он будет страдать и совершит Искупление за грехи рода человеческого (Ис. 53: 4–5); Он въедет в Иерусалим на молодом осле, сыне подъяремной (Зах. 9: 9); Ему подадут желчь и уксус в Его агонии (Пс. 68: 22); ни одна из костей Его не переломится (Пс. 33:21); будут бросать жребий о Его одежде (Пс. 21: 19); Он произнесет в смертной агонии определенные слова (Пс. 21: 2); Он воскреснет из мертвых (Пс. 15: 10); Христа предаст «друг» (Пс. 40: 10); Он будет предан за тридцать сребреников (Зах. 11: 12); Он будет обвинен лжесвидетелями (Пс. 34: 11); на Него будут плевать и будут бить Его (Ис. 50: 6); Его возненавидят без причины (Пс. 34: 19); Его будут поносить и насмехаться над Ним (Пс. 21: 7–8) и т.д. В Ветхом Завете содержится более 300 пророчеств о Христе.

 

Протоиерей Олег Стеняев

3 января 2017 г.

 

http://www.pravoslavie.ru/99900.html

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]