Братство "Радонеж" Группа СМИ «Радонеж» Контакты

Мониторинг СМИ

Все материалы

«Об атеистических нападках на почитание Новомучеников», священник Георгий Максимов, «Православие.Ru»

05.10.2017 12:53

Недавно мне попался на глаза ролик некоего Бориса Юлина, где он выражает свое мнение о Новомучениках и Исповедниках Церкви Русской. Этот человек взглядов коммунистических и атеистических, позиционирует себя как эксперт во многих областях истории, даже вот в… церковной истории, и пользуется немалой популярностью у определенной аудитории в интернете.

Почему вообще зашла речь на эту тему? Дело в том, что весной в центре Москвы, в Сретенском монастыре, был освящен только что построенный храм во имя Новомучеников и Исповедников Церкви Русской, на освящении был президент В.В. Путин и сказал речь, и это товарища Юлина (будем обращаться к нему, как ему приятнее, по-советски) очень огорчило, вот он по этому поводу и решил высказаться – открыть нам, как говорится, глаза на то, что же на самом деле представляет собой почитание Новомучеников и Исповедников Церкви Русской.

Лично на меня ролик произвел большое впечатление как демонстрация тотальной некомпетентности этого историка. Одиннадцать грубейших исторических ошибок всего за шесть минут – это своего рода достижение, так что давайте познакомимся с этим достижением поближе.

 

Ошибка первая

 

Б. Юлин говорит: «И вот теперь что из себя представляет тема новомучеников. Дело в том, что эту тему создала в свое время организация с такой занятной аббревиатурой РПЦЗ Русская Православная Церковь Зарубежом».

Нет, тема мучеников была «создана» еще до возникновения РПЦЗ, а именно 5 апреля 1918 года – в этот день Поместный Собор Русской Церкви принял решение «установить во всей России ежегодное молитвенное поминовение всех усопших в нынешнюю лютую годину гонений исповедников и мучеников». Так что эта тема была «создана» еще в РСФСР. А на закате СССР, в марте 1991 года, еще при руководящей роли Компартии в нашей стране, вышло постановление Священного Синода о возобновлении поминовения исповедников и мучеников, пострадавших за веру Христову, установленного Поместным Собором 1918 года.

 

Ошибка вторая

 

Б. Юлин говорит: «В девяностые годы у нас произошло объединение РПЦ и РПЦЗ».

На самом деле воссоединение Русской Православной Церкви и Русской Зарубежной Церкви состоялась не в 1990-е годы, а в 2007 году.

 

Ошибка третья

 

Б. Юлин говорит: «Хотя до этого они друг друга вполне себе успешно анафемствовали».

Правильно говорить: «анафематствовали». Но суть не в этом, а в том, что на самом деле ни Русская Зарубежная Церковь не анафематствовала соборно Русскую Православную Церковь Московского Патриархата, ни Русская Православная Церковь Московского Патриархата не анафематствовала соборно Русскую Зарубежную Церковь. Критика была? Была. А вот анафем не было.

 

Ошибка четвертая

 

Б. Юлин говорит: «Что такое новомученики? Это, по версии РПЦЗ, те люди, которые погибли в гонениях за веру. В житиях рассказывается о страшных пытках, которым подвергали большевики священнослужителей для того, чтобы добиться их отречения, рассказывается, как требовали, чтобы те отреклись от Бога. Хотя на самом деле зачем это большевикам, которые являлись атеистами?»

Зачем? Ну, может быть, для осуществления программы Коммунистической партии большевиков, принятой на VIII съезде, в которой одной из задач ставилось «полное отмирание религиозных предрассудков», для чего предписывалась организация самой широкой антирелигиозной пропаганды. Товарищ Юлин не в курсе, что в рамках этой антирелигиозной борьбы активно использовались рассказы бывших священников, снявших с себя сан? Они потом становились атеистическими лекторами, выступали по радио, печатались в газетах, книги свои издавали… Товарищ Юлин не знает об этом?

 

Ошибка пятая

 

Б. Юлин говорит: «Самое интересное, что стоит начать проверять то, что касалось новомучеников, то, что про них написано, и оказывается, что РПЦЗ банально придумывала все эти варианты с пытками, с гонениями и они не соответствуют действительности».

Вообще, конечно, чтобы всерьез отрицать гонения на религию и на верующих в СССР, надо быть очень своеобразным «историком». Впрочем, перед нами именно такой. Посмотрите на фото монахов Мгарского монастыря – мучеников, которых убили красноармейцы без суда и следствия.

А эта фотография снята в Соловецком концлагере.

А теперь давайте вспомним письмо Владимира Ильича Ленина членам Политбюро от 19 марта 1922 года, в котором он пишет: «Нам во что бы то ни стало необходимо провести изъятие церковных ценностей самым решительным и самым быстрым образом… чем большее число представителей реакционного духовенства удастся по этому поводу расстрелять, тем лучше».

Как это выражалось на практике? Рассмотрим конкретный пример.

После того как большевистская власть начала в 1922 году кампанию по изъятию церковных ценностей, в московском храме Николы Явленного арестовали служившего там священника Василия Соколова (1868–1922). Его обвинили в том, что он «использовал религиозные предрассудки, призывая население обратиться к Богу и просить последнего смести с лица земли совершивших изъятие церковных ценностей», в данном случае – рабоче-крестьянскую власть, «подобно тому, как некогда Бог смел с лица земли древний Вавилон, и это выразилось в словах: “Дщи Вавилоня окаянная, блажен, кто имет и разбиет младенцы твоя о камень”»[1].

Эти слова – обычная часть уставного богослужебного пения, которое происходит каждый год в каждом храме во время каждого Великого поста. Но вот в 1922 году для советского суда они оказались словами, направленными против рабоче-крестьянской власти, и священника Василия Соколова расстреляли. Несмотря на его объяснения суду, что эта проповедь с цитированием слов песнопения не имела такого значения. Священника расстреляли за то, что он призывал верующих молиться Богу и цитировал при этом слова рядового церковного песнопения. Даже если бы он и впрямь понимал под «дочерью Вавилонской» советскую власть, то как ей могли бы повредить молитвы, если большевики не верили в Бога и, соответственно, в силу молитв к Нему?

Все это нам предлагают считать «придуманными гонениями».

 

Ошибка шестая

 

Б. Юлин говорит: «Самый известный, собственно, церковный деятель, который входит в список новомучеников это Патриарх Тихон, который был патриархом после Февральской революции. Вот он тоже новомученик, погибший от большевистских гонений. На самом деле человек умер в пожилом возрасте от сердечной недостаточности, что, в общем-то, и происходит сейчас с большинством граждан, которые достигают преклонного возраста».

Просто диву даешься: на кого рассчитывает товарищ Юлин? Ведь он же знает, что речь идет о соборе Новомучеников и Исповедников Российских, он же сам это говорит в начале своего ролика.

Разница между мучениками и исповедниками в том, что хотя и те, и другие пострадали за веру, но мучениками почитаются пострадавшие до смерти, а исповедниками – те, кто хотя и претерпел гонения, мучения и лишения, например был в тюрьме, в заключении, в ссылке, но не был убит за веру.

Патриарх Тихон прославлен как исповедник. Он претерпевал гонения от советской власти и находился под арестом больше года в 1922–1923 гг. За это и был прославлен как исповедник, но не как мученик, потому что он умер своей смертью. Это написано в любом его официальном церковном житии. Так зачем же Юлин заявляет, что будто бы христиане его считают мучеником, убитым большевиками, а потом опровергает то, что сам придумал?

 

Ошибка седьмая

 

Б. Юлин говорит: «Так вот, сейчас в Москве открыт храм тех людей, которых святыми объявила РПЦЗ».

Нет, этот храм был освящен в честь Новомучеников и Исповедников Российских, прославленных на Соборе Русской Православной Церкви Московского Патриархата в 2000 году, еще до соединения с РПЦЗ.

 

Ошибка восьмая

 

Б. Юлин говорит: «Там житиях) описывается, допустим, как отдельные новомученики погибали страшно в застенках, а потом при прочтении дела выясняется, что эти новомученики умерли в своей постели, например от рака. То есть о смерти доложил сосед, так сказать, провели вскрытие, оказалось: умер от рака. Ни в каких застенках не находился».

Известен лишь один такой случай – со святым Сильвестром (Ольшевским). Однако Юлин пишет во множественном числе, как будто это касается многих мучеников. Кроме того, ошибочную информацию об убийстве святого Сильвестра дал в конце 1990-х годов местный омский краевед, и РПЦЗ не имеет к этому ровным счетом никакого отношения, вопреки заявлениям Юлина. Наконец, стоит заметить, что архиепископа Сильвестра следует почитать не в чине мученика, а в чине исповедника, так как от большевиков он все-таки пострадал: имели место и арест, и изгнание.

 

Ошибка девятая

 

Б. Юлин говорит: «Но кроме того часть новомучеников действительно подвергалась преследованию со стороны советской власти за антисоветскую деятельность».

Да, в итоговых формулировках приговора часто использовались словосочетания «антисоветская деятельность» или «контрреволюционная пропаганда», однако, если посмотреть материалы следственных дел и собственно то, что именно инкриминировалось как таковое, мы увидим весьма интересные примеры. Вот, пожалуйста, судите сами.

Священномученик Матфей (Александров) был бессребреником и за требы денег не брал и вообще о деньгах говорил пренебрежительно. Когда его арестовали, то на основании этого обвинили, что он «в церкви ведет контрреволюционную пропаганду против советских денег и отказывается их брать»[2].

При аресте священномученика Илии (Бенеманского) ничего компрометирующего не обнаружили, но нашли 45 рублей мелкой серебряной монетой, и на основании этого обвинили священника в том, что «он умышленно придерживал у себя разменную серебряную монету, преследуя цель подрыва правильного денежного обращения»[3].

Вот как это? Имеет ли священник у себя деньги или отказывается от них – в любом случае это оказывается антисоветской деятельностью?

А вот какая «ужасная» антисоветская деятельность священномученика Константина (Некрасова): ему поставили в вину то, что он, отмечая в календаре числа по старому стилю, случайно поставил цифру «8» на фотографию Сталина, что было расценено как «враждебное отношение к советской власти и руководителям партии»[4]. И его за это расстреляли.

Преподобноисповедник Рафаил (Шейченко), говоря на проповеди о жизни преподобного Иоанна Дамаскина при дворе халифа, сказал, что «мы не можем представить себе той восточной древней роскоши, которой окружали себя… восточные правители». И эта фраза была поставлена ему в вину – следователь заявил: «В этой своей проповеди вы, сравнивая жизнь Иоанна с советской действительностью, высказывали клеветнические измышления на материальное благосостояние трудящихся в СССР»[5].

Мученика Иоанна Емельянова обвинили в том, что он «в контрреволюционных целях прославлял могилу умершего иеромонаха Аристоклия и организовал на нее паломничества»[6].

Да, конечно, это серьезная угроза для советской власти, когда один пожилой человек организовывает путешествие нескольких людей на могилу уже умершего иеромонаха Аристоклия. Да, тут, конечно, революция в опасности. И за эти вот паломничества человека приговорили к расстрелу.

У другого верующего – мученика Иоанна Малышева – при обыске во время ареста были найдены граммофон и 20 дореволюционных пластинок с церковными песнопениями, в том числе и с государственным гимном «Боже, царя храни». Выяснив, что он проигрывал эти пластинки, следователь на этом построил обвинение в «систематическом ведении контрреволюционной фашистской агитации»[7].

Ничего так, да? За пластинки получить пять лет лагерей?

Но пластинки эти были обнаружены при обыске, а значит, решение об аресте было принято до того, как их нашли. Так почему же было принято само решение об аресте? Причина та же, что и в упомянутом выше случае с монетами, которые нашли при обыске: потому что человек принадлежал к Церкви и вел церковную жизнь.

И вот еще пара примеров.

Священномученик митрополит Серафим (Чичагов) к моменту ареста был уже давно на покое, ему шел 82-й год, он был прикован к постели – так при аресте его вынесли на носилках и в машине «Скорой помощи» доставили в Таганскую тюрьму, а затем осудили и расстреляли[8]. И священномученик архиепископ Алексий (Бельковский) по болезни не мог самостоятельно передвигаться; ему было 95 лет, когда за ним пришли сотрудники НКВД и вынесли его на простыне[9].

Разве есть какая-либо рациональная необходимость в том, чтобы разыскивать и тащить в тюрьму давно отошедших от дел и доживающих последние дни больных стариков? Они не были правящими архиереями, нигде не выступали, ничего не издавали, не вели никакой публичной деятельности, а по причине телесной немощи даже не совершали богослужений. Какую угрозу они представляли для советской власти? Чем могли повредить ей?

Очевидно, что единственной причиной их преследования было то, что они принадлежали к числу служителей Церкви.

 

Ошибка десятая

 

Б. Юлин говорит: «РПЦЗ – это религиозная организация, которая сотрудничала с гитлеровской Германией, с Гитлером, которая благословляла поход Гитлера на СССР».

Действительно, во время войны некоторые священнослужители Русской Зарубежной Церкви высказывались в адрес Гитлера с разными похвальными речами, это было.

Правда, не надо забывать, что эти священнослужители жили на территории Вермахта и сведения о том, как нацистская Германия ведет войну, могли получать только из нацистской пропаганды – все эти красивые картинки о том, что якобы немецких солдат встречают цветами и так далее. Никто из них не знал тогда о тех зверствах, которые совершают немецкие войска. Тем не менее, конечно, это не оправдывает их высказываний в поддержку Гитлера.

Однако ни Предстоятель Русской Зарубежной Церкви митрополит Анастасий, ни Архиерейский Собор Зарубежной Церкви в годы войны не высказывались однозначно в поддержку Гитлера.

Сам митрополит Анастасий заявлял, что Синод РПЦЗ «никогда не предписывал молитв о победах Гитлера и даже запрещал их, требуя, чтобы русские люди молились в это время только о спасении России»[10].

Кстати, в день, когда Германия напала на Советский Союз, к митрополиту Анастасию, который был тогда в уже оккупированном Белграде, пришло с обыском гестапо. Нацистское руководство не испытывало никакого доверия к руководству РПЦЗ и на протяжении почти всей войны фактически обеспечивало изоляцию митрополита Анастасия. Паства РПЦЗ в то время была преимущественно сосредоточена, во-первых, в Китае, во-вторых, в Западной Европе и, в-третьих, в Америке. Так вот, если на территориях, оккупированных Вермахтом, бывали люди из числа чад РПЦЗ, которые действительно выражали поддержку Гитлеру, то в других странах, свободных от нацистской оккупации, иерархи РПЦЗ высказывались совсем по-другому. Вот, например, слова архиепископа Виталия (Максименко), написанные им в 1944 году: «Мы усердно молились об избавлении нашего русского народа от нашествия супостатов… жестокий враг – германцы – уже почти изгнан русским воинством и оставляет землю русскую, хотя и разоренную…»[11].

Как неправдой будет сказать, что все советские военнопленные сотрудничали с гитлеровцами и переходили на их сторону, точно так же неправдой является говорить, что РПЦЗ в целом была на стороне Гитлера, поддерживала его, сотрудничала и т.д.

Б. Юлин говорит: «То есть это люди, которые сражались против нас во время Великой Отечественной войны».

На самом деле лишь мизерное количество чад РПЦЗ участвовало в боевых действиях против советской армии, поэтому предъявлять обвинение всей РПЦЗ – это просто говорить неправду.

 

Ошибка одиннадцатая

 

Б. Юлин говорит: «При этом часть из них объявлены были как раз таки новомучениками именно в те времена, когда эта организация сотрудничала с Гитлером».

Первая книга о новомучениках была издана РПЦЗ в 1949 году, а прославленны они были Русской Зарубежной Церковью в 1981 году. Так с каким Гитлером в то время могла сотрудничать РПЦЗ?

 

Кое-что похуже ошибки

 

Б. Юлин говорит: «После этого немного странно звучат слова (президента, сказанные на освящении храма. о. Г.М.), что мы должны помнить, “как хрупок гражданский мир, и сделать все зависящее от нас, чтобы не допустить расколов, для сохранения единства российской нации”. Видно, очередные выходки против нашего советского прошлого и подъем на щит тех, кто сотрудничал с Гитлером, являются необходимыми действиями для сохранения единства российской нации».

Товарищ Юлин создает впечатление, что вот сейчас из-за освящения храма в честь Новомучеников и Исповедников Российских единство в обществе будет жестоким образом нарушено. Однако это далеко не первый храм в Москве, который посвящен Новомученикам и Исповедникам Российским.

Первый храм с таким именем был построен в 1996 году на Бутовском полигоне, где было расстреляно в 1937–1938 годах порядка 940 священнослужителей.

Итак, уже 21 год прошел с момента освящения этого храма Новомучеников и Исповедников Российских в Москве. И что, сильно оказалось нарушено единство нашего общества? Да ни насколько оно не было из-за храма нарушено, и сейчас бы не было нарушено, если бы не появились такие разжигатели, как товарищ Юлин. Ведь дело не только в том, что он самоуверенно высказывается по вопросам, в которых чудовищно некомпетентен. Это, так сказать, полбеды.

Он целенаправленно разжигает ненависть, закладывая мысль: «В то время как мы так сильно чтим ветеранов Великой Отечественной войны, церковники, видишь ли, освящают храм в честь новомучеников Российских и тем самым поднимают на щит тех, кто сотрудничал с Гитлером!»

А давайте возьмем всего один пример из сонма Новомучеников и Исповедников Российских, в честь которых был освящен этот храм, а именно священноисповедника Луку (Войно-Ясенецкого).

Он был гениальным хирургом, затем, уже во время советской власти, принял священный сан, стал архиепископом и, как и подавляющее большинство архиереев Русской Православной Церкви, был арестован и брошен в тюрьму. И вот этот человек, которого советская власть лишила всего, которого советская власть безвинно осудила и отправила в заключение – по крайней мере, он сам был абсолютно уверен в том, что осужден безвинно, – так вот, когда этот человек узнаёт, что началась война, он пишет письмо Калинину, в котором просит перевести его в один из госпиталей для того, чтобы его мастерство хирурга послужило бы спасению жизней раненых солдат и офицеров. И в этом же письме он говорит, что после завершения войны он готов вернуться в заключение и отсидеть оставшийся ему срок.

Его действительно перевели в госпиталь, и на протяжении всех лет войны он трудился как хирург и спас жизнь и здоровье множеству солдат и офицеров. Мало того, он еще издал во время войны две книги по хирургии – чтобы и другие врачи могли бы более компетентно лечить раненых.

Хочется спросить атеистов: скажите, вот этот поступок священноисповедника Луки разве не заслуживает уважения? Такой человек достоин того, чтобы о нем помнили? В отличие от товарища Юлина, который только болтает про ветеранов и прикрывается их именем, священноисповедник Лука реально спас жизни многому множеству ветеранов и снискал их огромную благодарность. И не только их. Даже такой гонитель Церкви и атеист, как Иосиф Сталин, уважал этот поступок священноисповедника Луки и за это не только оставил его после войны на свободе, но и наградил своей премией – Сталинской премией 1-й степени.

Но это еще не конец истории, потому что священноисповедник Лука написал письмо Сталину, в котором просил большую часть его премии «употребить на помощь сиротам, жертвам фашистских извергов». И Сталин ему ответил: «Архиепископу Луке (Войно-Ясенецкому): примите мой привет и благодарность Правительства Союза Советских Социалистических Республик за вашу заботу о сиротах, жертвах фашистских извергов»[12].

И здесь, возвращаясь к словам «историка» Юлина, возникает интересный вопрос: ведь если, как говорит товарищ Юлин, почитание памяти Новомучеников и Исповедников Российских означает поднятие на щит тех, кто сотрудничал с Гитлером, как же быть с уважением и благодарностью, которые товарищ Сталин выразил одному из этих новомучеников и исповедников? Что же, получается, что он тоже «поднял на щит тех, кто сотрудничал с Гитлером»?

Товарищ Юлин в своем ролике показал себя как чудовищно некомпетентный, тенденциозный и ангажированный лжец. И очень жалко, что по таким роликам наши современники составляют впечатление о Новомучениках и Исповедниках земли Русской.

 

[1] Дамаскин (Орловский), игумен. Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Кн. 6. Тверь, 2002. С. 442–446; ГАРФ. Ф. 10035. Д. П536595; Д. 20865.

[3] Дамаскин (Орловский), иеромонах. Мученики, исповедники и подвижники благочестия Российской Православной Церкви ХХ столетия. Кн. 3. Тверь, 1999. С. 566–584, 619; Архив УФСБ по Тверской обл.. Арх. № 5261-С. Л. 24; Арх. № 21020-С. Л. 21–22.

[5] Дамаскин (Орловский), игумен. Жития мучеников и исповедников Оптиной Пустыни. Оптика Пустынь, 2014; Архив УФСБ России по Калужской обл. Д. П-13573. Л. 92.

[7] Дамаскин (Орловский), игумен. Мученики, исповедники и подвижники благочестия Российской Православной Церкви ХХ столетия. Кн. 7. С. 200–203; ГАРФ. Ф. 10035. Оп. 1. Д. П-74889.

[9] Дамаскин (Орловский), игумен. Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Кн. 5. Тверь, 2001. С. 20–25; РГИА. Ф. 831. Оп. 1. Ед. хр. 218. Л. 320.

[11] Там же.

[12] Лука (Войно-Ясенецкий), святитель. Я полюбил страдание (автобиография) // https://azbyka.ru/otechnik/Luka_Vojno-Jasenetskij/ja-poljubil-stradanie-avtobiografija/.

 

Священник Георгий Максимов

Книги священника Георгия Максимова в интернет-магазине "Сретение"

4 октября 2017 г.

 

http://www.pravoslavie.ru/106816.html

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]