Братство "Радонеж" Группа СМИ «Радонеж» Контакты

Мониторинг СМИ

Все материалы

Наталья Иртенина: «Триумф мятежного духа»

16.03.2017 11:14

В конце зимы 1917 года исполнилась, буквально говоря, «мечта вековая». Те, кто сто лет подпиливал ноги у русского трона, праздновали свою победу. От декабря 1825 года к февралю 1917-го они усердно тянули веревочку умственного блуда с идолами революции, чтобы наконец завязать на ней узелок свершившегося.

Все произошло стремительно и внезапно для всех. «Русь слиняла в два дня. Самое большое — в три», - писал В. В. Розанов. Монархия «пала на наших глазах с непостижимой легкостью», - говорил протоиерей Иоанн Восторгов. «Даже и для нас, репортеров, так сказать, профессиональных всезнаек, революция была как гром среди совершенно ясного неба», - свидетельствовал И. Л. Солоневич. В 1905-1907 вся империя два года захлебывалась бунтами — но трон устоял. В 1917-м чуть больше недели бесновался Петроград и еще менее того Москва — и Россия перестала быть царством. Отчего?

Разумеется, сегодня нужно тщательно изучать, анализировать те события, вскрывать механизмы думско-генеральского заговора и осуществленного его участниками государственного переворота, выяснять истину — было ли отречение Николая II и т.д. Извлекать уроки и делать выводы, обращенные к современности. Но можно взглянуть на все и с другой стороны.

В метафизической реальности, где на самом деле творится человеческая история — волею или попущением Божьим — 2 (15) марта 1917 года произошло не отречение и не свержение русского царя, а нечто иное.

Февралисты могли сколь угодно считать себя освободителями России, свергателями царя и самодержавия, вершителями истории. Революционные толпы рабочих, матросов и гарнизонных солдат Петрограда сколь угодно могли приписывать крушение монархии своему вооруженному бунту на улицах столицы. Однако в катастрофе русского царства все они стали лишь орудием, не имеющим силы разума для осмысления собственных действий.

Царь был отнят у взбунтовавшейся России свыше. Православное царство — слишком драгоценный сосуд, чтобы Вседержитель позволил ему упасть и разбиться. Христианские царства не падают — они забираются от разлившегося всюду греха подальше.

«Я дал тебе царя во гневе Моем, и отнял в негодовании Моем» (Ос. 13: 11) — сказано по другому поводу, про иное царство и иных царей, но смысл этих слов Творца и Промыслителя вечен и универсален.

Отнятие царства у России волей гораздо более высокой, чем воля февралистов, стало следствием тех обильных всходов, которые дало мятежное семя, посеянное в Империи за век до того. Закономерным итогом «мечты вековой», развратившей мало не весь народ сверху донизу духом бунта и революции.

В XVI веке высшую аристократию, разнообразное «княжье», окружавшее московского государя и мечтавшее подвинуть его, урвать кусочек власти для себя, усмирял первый русский царь. Вот почему «Я дал тебе царя во гневе Моем». В XVII-XIX столетиях частые бунты городских тяглецов, казаков и крестьян, шатавшие царство, тоже было кому усмирять.

Но усмирять дух революции, обуявший к началу XX века все сословия, не оставивший в ближнем окружении Николая II ни единого верного человека, было уже практически некому. Те, кто сохранял преданность государю и стоял за него до последней возможности, терялись на фоне общего безумия.

Мятежное безумие фрондировало великих князей, клеветало на царскую чету в салонах высокородной знати, помрачало ум генералам, верховодило в Думе, совращало духовенство, проникло в семинарии, соблазняло властью торгово-промышленных воротил, бастовало на фабриках и заводах, грабило и жгло помещичьи усадьбы, взрывало бомбами людей на улицах и в домах, накачивало пропагандой солдат.

Мятеж — древнейшая и любимейшая страсть человечества.

Когда народ научился мятежам, распробовал солоноватый, металлический вкус революции, его ничто не остановит. «И ни политическая экономия, ни союзы и собрания, ни Дума, ни свидания монархов — ничто не спасет от грядущего всеобщего крушения. Нельзя остановить или поправить по своему усмотрению сил уже приведенных в действие и спущенных в гущу человечества», - предупреждал в 1909 году духовный писатель М. А. Новоселов.

Царь и царство были отняты у обессилевшего во грехе народа, который в массе своей уже неспособен был нести «иго благое, легкое». В молитве, которую читал русский царь при венчании на царство, он просил, чтобы «Господь Бог даровал ему, царю, способность управлять царством к пользе врученных его управлению людей и к славе Божией» (Пятницкий П.П. «Сказание о венчании Русских Царей и Императоров»). К пользе народа, врученного управлению Николая II, уже ничего нельзя было сделать. Ибо сказано «не мечите бисера перед свиньями». Большая часть русского народа, достигшего предела развращенности революционными мечтаниями, превращалась в стадо мечущихся, одержимых бесами свиней, которые уже нацелились прыгнуть с обрыва.

Подписывал Николай II отречение или была состряпана фальшивка — для метафизической сути событий не столь важно. Скорее всего, не подписывал, понимая, что отречение от трона — юридический абсурд, лишенный силы закона, а когда творится беззаконие, какое значение имеют подписи на бумагах? Но он спокойно принял свой новый статус монарха, отрешенного от власти, ибо знал, что «бремя всего народа сего» (Числ. 11:11) снимают с него не мятежники, а Господь, дающий царей и отбирающий. Отныне ему предстояло нести лишь свой личный крест. А «бремя всего народа», которое прежде нес царь, обрушилось на этот народ со скоростью лавы извергающегося вулкана.

Февраль стал триумфом мятежного духа в России. Выплывший из него Красный октябрь и дальнейшее — это уже триумф зверя, чей образ отпечатлелся во многих душах вместо образа Божия.

«Чрез посредство державных лиц Господь блюдет благо царств земных», - писал Иоанн Кронштадтский. Народ же, лишенный царства, становится наказанным народом. Полутысячелетняя держава (считая от Ивана III Великого) обрушилась меньше чем за год. Лев Тихомиров давно предупреждал: «…без монархии у нас лет десять неизбежна резня». Он ошибся. Шесть лет шла активная фаза резни. Затем еще 30 лет победившие в Гражданской войне резали тех,.. в ком видели или только подозревали мятежный дух.

Мятежный дух России споткнулся о большевиков. Большевики были посланы бунтующей массе русских — прежде всего русских —  в наказание, посрамление и поучение. С первых дней своей власти они стали натягивать на народ смирительную рубашку, учить повиновению властям. Вот тогда и начало приходить понимание, каким богатством — царством — владели и по собственной мятежной дури лишились. Православное царство по сравнению с царством большевистского зверя показалось раем.

Через несколько десятков лет православное царство, ссылавшее революционеров на комфортное поселение в Сибирь, большинством забылось, а в кровь и плоть вошла крепкая советская память: за любые проявления мятежа государство превращает человека в пыль.

70 лет коммунисты выбивали из отданного им в руки народа мятежный дух. Многое предсказавший К. Н. Леонтьев предвидел и это. «То, что теперь — крайняя революция, станет тогда охранением, орудием строгого принуждения, дисциплиной, отчасти даже и рабством... Социализм есть феодализм будущего...» «И как бы ни враждовали эти люди (социалисты. — Н. И.) против настоящих охранителей или против форм и приемов охранения, им неблагоприятного, но все существенные стороны охранительных учений им самим понадобятся. Им нужен будет страх, нужна будет дисциплина; им понадобятся предания покорности, привычка к повиновению».

Одна из причин массовых советских репрессий, кажущихся сейчас проявлением дикой идеи превращения человека в винтик машины государственного социализма, — коммунисты очень хорошо понимали, сколько в народе мятежного духа. Сами же они и приложили в свое время немало усилий для его взращивания. Поэтому когда современные наследники большевиков, апологеты коммунизма кричат, что репрессии касались исключительно антисоветской «пятой колонны» — это, конечно, бред, но как всякий шизофренический бред он строится на прочной внутренней логике.

Запредельную степень бунтарства российского общества начала XX века нам сейчас трудно вообразить. Мы хотим жить спокойно, без великих потрясений. В современной России от силы 2 % населения мечтают о революции — да и те готовы ли взяться за оружие?

 

А царство… Царство российское прикровенно сохраняется. Когда-нибудь оно вновь обретет земную плоть. Однако, «законного Государя, - как писал И. Ильин, - надо заслужить сердцем, волею и делами». Мало изжить грех мятежа, нужно избыть и все его последствия.

 

Сегодня.ру

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]