Братство "Радонеж" Группа СМИ «Радонеж» Контакты

Аналитика

Все материалы

Василий Анисимов: «Не надо по одной овце судить обо всем стаде»

09.07.2013 00:00

Василий Семенович Анисимов

- Василий, минуло три недели со времени похищения и возвращения монахинь Покровского монастыря, а официальной позиции Церкви по поводу этого преступления так и не последовало. Чем ты это объясняешь?

- Я уже это объяснял необычностью ситуации. То, что произошло, совершенно несовместимо с Церковью.

- По факту – уже совместимо, и совместимо с руководством Православной Церкви на Украине. Эти скандалы бросают тень на всю Церковь, посмотри сеть – «проворовались», «зажрались», «связались с бандитами» и т.д. и т.п. Молчание официального церковного Киева только подливает масла в огонь. Отец Андрей Кураев заявил о «жалкости» церковной журналистики, о ее киевском провале.

- Я все-таки думаю, что журналистика существует не для того, чтобы насыщать сеть пищей для пересудов. Никто ничего не скрывал. Монахинь похитили в ночь на субботу, а в воскресенье, понедельник мы дали комментарии. Они, правда, не выходили за рамки информации, которую распространили правоохранители. И не должны были выходить.

- Почему?

- Потому что речь шла о реальной угрозе жизни людей. Прошло, слава Богу, все удачно: похитителей вынудили отпустить узниц. Было бы, согласись, гораздо хуже, если бы в сети гуляло десять версий похищения, чего от нас добивались едва ли не все СМИ, а монахинь, похитителей, свидетелей искали бы до сих пор. Как ищут еще одну фигурантку этого «лексусного» дела – Наталью Панько, которая пропала три месяца назад без вести. Дай Бог, чтобы она была жива-здорова. Когда дело касается криминала, тем более «покушения на убийство», надо быть очень осторожными в засвечивании лиц и фактов, чтобы не навредить. Это знает всякий журналист, который занимался расследованиями. То, что монахини освобождены, – это как раз удача, а не провал.

Что касается «лексусомании», то – загляни в свой архив - мы ее с тобой обсуждали года два назад, и отец Андрей часть этого обсуждения на свой форум выставлял. Это те самые «лексусы». Журналистика поднимает вопросы, а не решает их. Проблема была озвучена, доведена до церковной общественности, священноначалия. Правда, в морально-нравственном аспекте, а не в криминальном, о котором тогда никто не знал.

- Теперь узнали. В этом деле вскрылись многие поразительные детали. Пострадавшим оказался и епископ-секретарь Александр (Драбинко), которого, как пишут, «кинули» на три миллиона долларов. Зачем молодому архиерею столько «лексусов» и откуда у него такие деньги? На днях в сети появился сюжет украинского телеканала с особняком Драбинко под Киевом. Он тоже стоит миллионы. Выяснилось, что и квартиру в Киеве он купил, и недешевую. Для чего все это монаху? Сеть переполнена его собственными снимками о посещении стран и континентов: самолеты, крутые гостиницы, рестораны, пиво пенное. Жизнь удалась! Не каждый бизнесмен, построивший заводы и фабрики, за пять лет так «поднимется». Архиерейство на Украине – это сверхприбыльное занятие?

- Господь с тобой! Не надо судить по одной овце обо всем стаде! Ты же одессит, посмотри на митрополита Агафангела. Великий архиерей, возродитель Православия, открыл сотни храмов, десятки монастырей, восстановил с нуля Преображенский собор-красавец, самый крупный в Украине, гордость Одессы, и не за столичные бюджетные деньги. Патриаршую резиденцию восстановил, Кучма в ней принимал президента Румынии, потому что более достойного места в городе не нашлось. Детский дом, лучший в Украине, построил и содержит. Екатерина Ющенко, когда была первой леди, его посетила и была потрясена. И знаменитую семинарию, кузницу кадров, содержит, и трудится неустанно, а живет в хижине, в монастыре. Я был у него несколько раз: кабинет, библиотека, столовая – больше ему ничего и не надо. И так у большинства архиереев старшего поколения, у которых я и сам бывал. Огромное количество свершенных дел  при скромности жизненных запросов.

Что касается сетевой информации об архиереях, то, сам знаешь, она отнюдь не блещет достоверностью. Ее всякий раз надо проверять и подтверждать.

- Ну, а кто будет ее проверять и удостоверять? В Церкви молчат, светским СМИ доверия нет. К тому же епископ-секретарь вряд ли похож на овцу, скорее он – золотой теленок. Руководил строительством кафедрального собора, скандал на скандале: одна проверка выявила разворовывание на 16 миллионов, вторая на тридцать, и золото какое-то пропало. Сняли со строительства, не успели с тем воровством разобраться, он уже в «лексусное » дело вляпался, теперь вот похищение, особняки. И при всем этом он ордена получает и сам их вручает, по заграницам ездит, служит, священников рукополагает. Кто-то на Украине обращает внимание хотя бы на имиджевые потери, которые он приносит Церкви?

- Не только обращают, но и реагируют. Хищения на строительстве выявили не светские СМИ, а митрополит Павел и митрополит Софроний и доложили о них Священному Синоду. Сам Священный Синод осудил архиепископа Александра за хулу и интриганство, сняв его со многих должностей. Есть жесткий комментарий архиепископа Митрофана по этому поводу. Так что реакция всегда была. Я уверен, что и на этот инцидент она будет, когда, естественно, следствие завершится. Репутационные потери для Церкви, конечно, велики, потому что в нашей истории архиереев иногда преследовали, но по политическим мотивам. Это, может быть, первый случай, когда православный архиерей оказался втянутым в какую-то сугубо уголовно-бандитскую историю. С похитителями, вымогателями, насильниками старались все-таки не дружить. И монахинь, я думаю, со времен Батыя никто никогда не похищал. У меня был один священник, так он говорит: вы знаете, на приходе люди только об этом и спрашивают, а я даже не знаю, как и что толком им объяснить. И такая же ситуация, думаю, на тысячах других наших приходах, и все 80 наших архиереев, уверен, уже по пятьдесят раз всякому встречному и поперечному вынуждены были отвечать, кто, кого и для чего похитил. Как говорят в Одессе: оно кому-то нужно?

- Ты говоришь, что всю правду об этом деле мы узнаем по окончании следствия. Но оно может длиться сколько угодно и под покровом «тайны следствия» кануть в лету.

- Тайна следствия имеет свои параметры, содержательные, временные. Она не может служить прикрытием непрофессионализма, бездеятельности или, хуже того, коррупции следователей. Дело резонансное, и милиция, прокуратура должны информировать общественность о ходе его расследования, как и полагается в демократическом государстве. Надо не лениться тревожить их этими вопросами. Конечно, подозреваемые могут быть заинтересованы  в затягивании и в развале дела. Но у нас пока нет поводов не доверять правоохранителям. Впрочем, Синод может назначить свое административное расследование и расставить все точки в вопросах, которые касаются непосредственно Церкви. Это было бы и правильнее, чем ждать, когда прокуратура и суд расскажут нам, что, собственно, у нас произошло.

- А как Церковь оказалась втянутой в это «лексусное дело»?

- Не Церковь, а благотворительный фонд или какая-то другая структура, которая, как я понял, как-то была связана с Покровским монастырем. В Синодальном отделе по благотворительности о ней никто не знает. У нас Церковь не имеет статуса юрлица, но его имеют приходы, коих 12 тысяч, монастыри, епархии и другие структурные подразделения Церкви. Они могут учреждать благотворительные организации или в них участвовать. Эти организации могут добиваться каких-то таможенных, налоговых льгот, особенно если их лоббируют высокие чиновники. Возможно, там была такая же схема, которую уже 20 лет широко практикуют псевдоцерковные организации, тот же анафематствованный Филарет-Денисенко. Когда создаются благотворительные фонды, организации, которые на самом деле занимаются коммерцией с «криминальным сокрытием доходов от налогообложения» и финансируют раскол. Я, скажем, об этом филаретовском спруте много писал, приводил документы финансовых проверок. Через филаретовские братства и благотворительные структуры под видом гуманитарки проходили бытовая техника, оборудование, металл и пр. на миллионы долларов. Это бизнес. Много раз открывали по филаретовским конторкам уголовные дела, вели расследования, но коррупция и мафия бессмертны, а для торжества законности не хватало политической воли.

- Переводили дело из криминального в политическое?

- Конечно. И дела прикрывали, по крайней мере, я не помню, чтобы что-то до суда доходило. В свое время знаменитая Ольга Колинько, заместитель Генерального прокурора, говорила мне, что у нас нет не одного крупного вора или расхитителя, которого бы не объявили патриотом Украины. И сам Филарет, кстати, лучший тому пример. Он украл многомиллиардную кассу УПЦ, об этом есть обращение Священного Синода и Архиерейского Собора УПЦ к власти и правоохранителям. Как вору, ему надо давать шесть лет с конфискацией, но коли он объявил себя патриотом и борцом с империей – дали орден, и не один.

-  Но это все дела давно минувших дней.

- Отчего же? Нынешняя власть заявила, что основа законности – неотвратимость наказания, когда бы преступление ни произошло. Вон Юлии Тимошенко нанизывают из давно минувших дней одно дело за другим, причем с реальными сроками. Она, что, меньший патриот, чем Филарет? Он сейчас пугает всех своей кончиной. Но очевидно, что Михаил Антонович рано засобирался в мир иной, его еще здесь ждут неотложные дела, в том числе и уголовные.

- Ты полагаешь,  этот «лексусный фонд» мог  работать по филаретовским лекалам?

- Ну, по чьим же еще? Задействованы и власть, и депутаты. Да и реакция соответственная. Чтобы хулу на Церковь возвести, Филарет и в поводах никогда не нуждался. А тут такой повод: москали похищают монахинь, отмывают мутные деньги в благотворительном фонде. Но вместо этого в расколе переполох: и анафема, и Зоря, и «собор» с заявлениями выступают. Дескать, похищение монахинь - это московская провокация с целью погубить патриота-секретаря, Блаженнейшего отправить в отставку, а УПЦ лишить автономии. Требуют от власти защитить их.

- Так озаботились судьбой УПЦ?

- Своей они озаботились. Филарет – тертый советский калач и прекрасно знает Николая Азарова, создателя налоговой системы в Украине, ныне премьер-министра. Ему только повод дай, и он прошерстит все псевдоцерковные благотворительные конторки, под чьим бы крылом они ни произрастали. Только рожки да ножки останутся. УПЦ-то не слишком пострадает, а вот слезами раскольников переполнятся реки вавилонские, и собственные бизнесмены поволокут Михаила Антоновича в какой-нибудь подвал спрашивать, где их деньги? Ведь когда болгарские власти своего самозванца-патриарха с подельниками выкорчевывали, то были поражены: что ни раскольничий приход, то бизнес-центр. Филаретовство того же поля ягода. Вот они и пытаются криминальное перевести в политическое даже в чужой парафии.

- А что власти мешало до сих пор такие проверки провести?

- Думаю, руки не доходили: то к чемпионату по футболу готовились, то к выборам, то дороги латали, теперь вот в ассоциацию с Евросоюзом из последних сил рвемся. К тому же Филарет не случайно напичкивает руководство раскола политиками и депутатами. Это политическое крышевание. Чтобы его фирмам, коммерческому банку, зарубежным активам ничего не угрожало. Как только правоохранители пытаются прощупать филаретовский криминальный бизнес, начинаются истерические вопли: по указке Москвы хотят уничтожить независимую национальную церковь, многострадальную душу украинского народа, и ее данного Богом жертвенного основателя, великого патриота, чекиста-гэкачеписта Филарета!

А тут чужие «лексусы» могут протаранить их «Титаник». Скандал представляет для них реальную опасность, поэтому раскольники и вопят, что никакого похищения не было, монахини самопотерялись, самосвязались, самопохитились и т.д. Ерничанье, злорадство. Удивительно аморальное сообщество!

- Ты упомянул о стремлении в Евросоюз, а как Церковь к этому относится?

- Знаешь, Евросоюз тоже какая-то странная организация. Я помню, в 1990-е европейское сообщество требовало, чтобы Украина демократизировала религиозное законодательства, восстановила юридические, имущественные права Церкви, вернула экспроприированную атеистами собственность. Мы брали обязательства, которые, впрочем, не выполнили до сих пор. Теперь вот Украине дают «домашние задания», по-моему, из 65-пунктов, но об этой проблеме ни слуху ни духу. Главный гуманитарный вопрос – права сексуальных меньшинств. Представляешь, без антихристианского гомосексуального законодательства нам в Европу путь закрыт, а вот с тоталитарным религиозным – пожалуйста! Понять это невозможно.

- И что, Рада примет антихристианское законодательство?

- А куда денется, коли в Европу хочется? Продавят. Украина, знаешь ли, не Россия. Что касается стремления в Евросоюз, то опросы показывают, что страна разделена примерно поровну на сторонников и противников, несмотря на многолетнюю одностороннюю европропаганду. Парадокс заключается в том, что электорат нынешней власти состоит как раз из противников. Он за Таможенный союз с Россией, Белоруссией и Казахстаном. Но у нас давняя политическая традиция: обещать одно, а делать другое.

- По русскому языку, говорят, вообще провал?

- Ну, да. Колесниченко, один из лидеров фракции Партии регионов, заявляет, что у нас «тяжелейшая ситуация с русским языком». Будто при власти не Янукович, а Ющенко или какой-нибудь Тягнибок! При этом в программе Партии регионов, с которой Янукович победил на выборах, четко записано, что «русский язык – второй государственный».  Сегодня у Партии регионов вся полнота власти – и Президент, и парламент, и Кабмин. Они даже свою программу выполнять не хотят, не то, что пожелания трудящихся. И еще хотят быть европейскими лидерами!

- А что, европейские лидеры другие?

- Конечно. Меркель вот пообещала атомные станции закрыть – закрывает. Человек слова. У нас бы уже сто поводов нашли, чтобы этого не делать: кризис и прочее. Оланд дал обещание этот безумный закон по сексменьшинствам принять, полстраны против себя настроил, рейтинг уронил ниже некуда, но слово выполнил. И это, говорят, норма западных политиков. Наша же власть ведет себя так, будто свою же программу в глаза не видела и ни на одном митинге о русском языке ни словом не обмолвилась. Дмитрий Табачник придумал что-то нелепое для школ, типа «русский язык как второй иностранный по желанию». Видимо, тоже программу своей партии не читал.

- УПЦ тоже стала требовательнее относиться к власти. Митрополит Павел в «Известиях» выступил…

- Пора уже. Надо находить мужество говорить людям о насущных церковных проблемах, когда они находятся еще при власти, а не упрекать их, когда они уже на пенсии. Три с половиной года молчим. А вот через полтора года вдруг окажется нынешняя власть в оппозиции, сделает круглые глаза: что же вы пять лет не напоминали, ничего не требовали, мы же все эти годы с вами на одних богослужениях простояли! Время есть хоть что-то сделать из обещанного и по языку, и по Церкви.

- А Виктор Янукович реально может проиграть на выборах?

- Маловероятно. Он победит только потому, что достойных конкурентов у него нет, и уже вряд ли успеют появиться.

- Спасибо за беседу!

 

Все статьи

Другие статьи автора

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]