Перейти к основному содержанию

03:53 22.07.2018

Цивилизационный разлом, или когда историческое просвещение бессильно.

28.07.2017 06:46:02

Нет в наше время более бесполезного занятия, чем спор с адептом советской идеи о личности государя Николая II, о деяниях и эпохе последнего русского царя. С первой минуты разговора на оппонента грудой вываливаются мемы, которыми в сознании советского человека маркировано николаевское царствование: «Ходынка», «Кровавое воскресенье», «Цусима», «галстуки Столыпина», «Ленский расстрел», «Распутин» — а поверх ставятся хэштеги «кровавый слабак» и «безвольная тряпка». Далее, если разговор по каким-то причинам еще продолжается, идут вариации на темы «неграмотные рабочие и крестьяне, как мухи, умирали от голода и отсутствия медицины» и «отсталая аграрная страна не могла выиграть войну».

Все попытки контраргументирования, разъяснения насчет реформ, индустриализации, социальной политики эпохи Николая II и т. д. не имеют смысла, поскольку мемы-мифы работают как черные дыры, поглощая и делая невидимой любую информацию, противоречащую базовой картинке из советской школы. Тем более абсолютно невозможен разговор о том, что в основу своей политики, и внутренней, и внешней, Николай II положил нравственные принципы и идеалы христианства.

Государь Николай Александрович — та историческая фигура, на которой четче всего виден этот разлом, не политический, не идеологический, даже не столько чисто мировоззренческий, сколько цивилизационный — самый глубокий из разломов, какой только может существовать в человеческом мире. Постсоветский русский мир расколот на две антагонистичные цивилизации — христианского традиционализма и язычества. Причем цивилизация христианского традиционализма включает в себя и ту часть социума, которая, являясь невоцерковленной, продолжает основывать свои этические принципы на христианских ценностях. Костяк второй, языческой цивилизации, составляют те, чьи представления о мире, в том числе этические, базируются на советской идеологической парадигме, а также «социально близкие» им неоязычники — националисты-родноверы.

Языческая цивилизация, завернутая в обертку советской и неосоветской идеологии, не была и не является постхристианской. В русском пространстве она существовала и существует параллельно цивилизации христианского традиционализма, и ее рождение в XX веке не связано напрямую с ослаблением православия, тем более что за последнюю четверть века православие вновь усилилось.

Однако нельзя сказать, что она имеет нерелигиозные корни, поскольку любая вообще мировая цивилизация формируется на религиозных (псевдорелигиозных) ценностях, ставит себя в отношения к религиозному (псевдорелигиозному) абсолюту. «Вопрос существования Бога это вечный вопрос, и от того, как люди на него отвечают, зависит формирование цивилизационного пространства. Все остальное — вторично» (патриарх Кирилл).

Специфика советской мировоззренческой парадигмы состояла в том, что борясь с христианством как конкурентом, она погружала, а точнее возвращала советских людей в глубокую дохристианскую архаику, из которой, как чертики из табакерки, выскакивали ожившие языческие архетипы.

Из этой архаики выпрыгнули и военный коммунизм с его первобытным натуральным хозяйственным обменом, и величание советских лидеров родоплеменным термином «вождь», и обожествление вождей с воздаянием им соответствующих почестей: жертвоприношения в их честь, пирамида-зиккурат с забальзамированными телами советских «фараонов». Красный террор, официально начатый после покушения на Ленина, с институтом заложничества и массовыми убийствами, был не чем иным, как ритуальными гекатомбами во имя Главного вождя. Л. Юзефович в книге о белом генерале А. Н. Пепеляеве, описывая суд над ним и его соратниками в январе 1924 г. (когда умер Ленин), замечает: в «истерической атмосфере тех дней» «жертвоприношение над гробом вождя многим казалось весьма желательным». Пепеляевцам, как и тысячам других, кто сидел в то время и ждал приговора, было чего опасаться. Ибо сознание язычников, пасуя перед фактом смерти, видит в ней проявление враждебных сил (как написал Л. Троцкий в статье на смерть Вождя, это «чудовищный произвол природы») и исполняется желания мести — либо намерения ублаготворить «чудовище» еще большим числом смертей.

К. Юнг, замечавший о нацистской Германии: «Целая нация воскрешает архаический символ и даже архаические религиозные церемонии… Человек прошлого, живший в мире архаических «коллективных представлений», снова приобрел влияние в видимой и до боли реальной жизни» — вполне мог бы адресовать эти слова и к «советской нации», впавшей в дремучее язычество. Пентаграмма не менее архаичный символ, чем свастика.

Коммунистические вожди строили свой СССР по типу древней восточной деспотии — с божеством в виде человека на троне, с массовым государственным рабовладением, с единой для всех религией/идеологией. И вовсе не случайно победу в схватке за советский трон одержал человек с восточным менталитетом, с восточным пониманием власти как силового подавления всего, что шевелится не в ту сторону, с восточной хитростью в глазах и в уме, требовавший себе восточного размаха почестей.

Христианская цивилизация говорит: «Не в силе Бог, а в правде». Языческая утверждает: «Не в правде “бог”, а в силе».

Понятие права как силы и власти как насилия вошло в менталитет советских и неосоветских людей. В сознании коллективного советского «восточного человека» власть только тогда права, уважаема и не оспариваема, когда она не просто сильна, но владеет раздутым аппаратом насилия, когда в душе любого обывателя вместо «замшелого» страха Божия поселяется страх «карающей руки государства». Именно поэтому их кумиры — Сталин, Иван Грозный (исключительно времен опричнины) и Петр I (последний с оговорками — слишком «низкопоклонничал» перед Западом), а политический идеал — могучее, устрашающее всех и вся репрессивное государство.

Именно поэтому невозможен адекватный диалог с советским человеком о личности Николая II. Для почитателей советской власти и ревнителей советского проекта последний русский царь, во-первых, олицетворение чуждой им цивилизации христианского традиционализма. Хотя некоторые коммунисты и утверждают сегодня, что христианские заповеди и Нагорная проповедь — это почти то же самое, что «Моральный кодекс строителя коммунизма», на деле в своем отношении к носителям иного мировоззрения, иного цивилизационного кода они руководствуются отнюдь не заповедью «возлюби врага своего», а принципом «нетерпимости к врагам коммунизма» (11-й пункт «Морального кодекса»).

Во-вторых, Николай II категорически не соответствует их «восточным» представлениям о человеке власти. Этот самодержец — один из самых мягких государей Российской империи. Хотя ему и приходилось применять законное насилие против революционного террора и экстремизма, масштаб государственного насилия николаевской эпохи в разы меньше размаха беснования социалистов в начале XX века. А уж сопоставлять в цифрах и методах карательную политику Николая II и красный террор вкупе с советскими массовыми репрессиями — это было бы смешно, если б не было так грустно.

Используя в отношении Николая II ярлык «кровавый», советский человек не понимает, что его подсознательная претензия к этому царю не в том, что тот много лил крови, а как раз наоборот — в том, что в сравнении с советскими вождями он слишком мало лил крови. Не казнил «бояр», не репрессировал устроителей «Ходынки», не сажал на кол генералов, не сумевших разбить японцев, не устрашал тюрьмами либералов, не прижал к ногтю буржуазию, не навел жесткой рукой порядок в стране, чтобы население, стремительно увеличивавшееся в год на два миллиона, перестало теми же миллионами помирать с голоду, а рабочие и крестьяне, наконец обучившись в гимназиях грамоте, получили право избираться в Думу. Слишком вяло, без размаха царь бил немцев в Первую мировую, держал их у границ — вот если б пустил к Волге, а потом погнал обратно, тогда другое дело, был бы совсем иной масштаб народного героизма на фоне колоссальных людских потерь и руинированных городов. На эту же тему «мало казнил» работает и миф об «отречении» — слишком легко сдал власть пятой колонне, в результате чего развалил армию и государство, так что большевики просто-таки вынуждены были взять управление страной в свои ежовые рукавицы.

Историческое просвещение тут совершенно бессильно. Николай II в любом случае останется «врагом советской власти», носителем иных, христианских ценностей, к которому надлежит применять пункт 11 «Морального кодекса коммуниста».

Ситуацию может исправить только христианское просвещение и воцерковление. Однако и тут не все однозначно, поскольку советское язычество дало метастазы в теле цивилизации христианского традиционализма, породив страшную нелепость — «православных» сталинистов, сакрализовавших силу и насилие участников культа «ежовых рукавиц».

Комментарии

пт, 07/28/2017 - 09:20 :

Историческое просвещение тут совершенно бессильно... * Точно! * Ситуацию может исправить только христианское просвещение и воцерковление... * Но ведь 95% верующих находятся вне храмов! Школа - недоступна! * Задача четкая, но о каком реальном воцерковлении при таких условиях может идти речь? * Выход /ошибаюсь?/ один - умно и кратко просить Господа о помощи с привлечением /православных/ СМИ; аудитория мгновенно расширяется, а краткость прошения способствует сосредоточенности и осознанности. Я не вижу другого пути - мозги слишком рафинированы... Пример. В начале, конце, при переходе с темы на тему передач или сайтов осуществляются простейшие УМНЫЕ слова-действия, напоминающие о присутствии с нами Господа, типа: - А не забыли ли мы о Боге сейчас? /Именно сейчас! Забыли - простановите дальнейшее чтение; без Него все равно.../. Вот Он, здесь, с нами, рядом..: - ОТЧЕ НАШ, СПАСИ И ПОМИЛУЙ НАС... /1 мин./. Формирование неразрывного единства молитвенного состояния души и мыслеслов простейшей, доступной любому, искренней, осознанной молитвы душой в области сердца. Плюс молитвеенное единство людей с Богом и меж собою. * Сложные аргументы не помогут, Вы совершенно правы... Да и предубеждение... * А делать что-то надо - почему не опробовать простейшие действия - напоминание о Боге /грехе, смирении.../ миллионам людей посредством формирования сознания, единого с молитвой... * Более сложно - не потянем... * Может, при единой молитве многих Господь поможет? "Ибо знает Отец ваш..." * Нет? Ошибаюсь? * Работы-то немного, - а разговоры не действуют, уже ясно... Нет? Разрыв души и молитвы, исключение из молитвенного процесса внехрамовых христиан лишает молитву эффективности... Нет? Ошибаюсь? Конечно, думать надо... * Насчет публикации - как всегда; я не уверен...

пт, 07/28/2017 - 10:11 :

Мнение автора, конечно, интересно, но призывает к большой и серьезной полемике, а не шельмованию своих же сограждан по принципу "Если не с нами, то против нас!" Стоит ли так уж огульно плевать на собственных отцов и дедов, сумевших выстоять во Вторую Мировую и провести индустриализацию дейстаительно отсталой на начало ХХ века страны? Являясь по сути французом также, как и русским, проведшим большую часть жизни во Франции, отмечу некоторую предвзятость аргументов. Во-первых, не стоит сравнивать "зверя Апокалипсиса", большевизм, с русским царем по принципу "кто хуже". Это не просто инфантильно, а преступно. Большевики никогда не стеснялись трупов, но... и не рядились в святые. Говоря на холодную голову, отмечу, что, к сожалению, последний Государь был дезертир. Это тем более неприятно мне, как монархисту, но тем не менее, историческая правда. Еще ДО большевистского путча, по собственному желанию, не под дулом пистолета, он отрекается от престола в самый разгар Первой Мировой. Если крестьянин бежал с фронта, его расстреливали. Тем паче должно было покарать главнокомандующего и Главу Церкви (не забудем и об этом), который прешил удалиться на покой. Извините, но этот факт Вы ничем и никогда не сотрете и не объясните. Даже как мужчина и военный, принявший присягу,он обязан был сражаться за Родину. Так что довольно кликушества! Часть моей семьи сражалась в рядах Белой армии вплоть до эвакуации из Владивостока. Могу Вас заверить, что большинство военнослужащих той поры приняли смерть бывшего императора равнодушно. Не Россия отказалась от него - он отказался от России и бросил своих солдат и своих подданных. Тем самым он фактически деморализовал армию и предрешил позорный выход России из войны. А недобитая Германия очень быстро оправилась и утопила мир в крови новой бойни. Так на ком ответственность, госпожа Иртенина? И неужели Вы может сравнить подлое убийство, совершенное уголовниками над частным лицом и членами его семьи, с великим подвижничеством христианских мучеников?

пн, 07/31/2017 - 21:06 :

Как же надоела монархическая тема . И двойные стандарты. Вспомните крепостное право, особенно позорное в 18 -19 вв, когда мужика стало возможно продать, купить, распоряжаться его судьбой. Зато дворянину стало возможно оставить службу (при Петре 3) и жить полностью за счет труда крепостных. Позор такой монархии... Как-то о. Димитрий Смирнов, говоря о защите человека в царские времена привел в качестве примера Салтычиху. Вот, мол, пожаловался на нее народ, и получила по заслугам. Я поискала информацию и ужаснулась. Сколько времени тянулось, вернее, и не открывалось дело, и сколько душ успела она погубить после первых жалоб на нее. Да, и получила ли она по заслугам в этом мире, почитайте... И еще, если христианство - это монархия(или демократия, или еще какое-либо политическое устройство), то я не христианин, но я - христианин, потому что Христос - не об этом.

вт, 08/01/2017 - 22:53 :

Уважаемая, Елена, Вы одновременно правы и не правы. Монархия, не панацея от всех бед. Ее не стоит идеализировать, но не стоит ее и хулить. Мы читаем в Библии книгу Царств. И что мы в ней видим? А видим описание, царь такой-то был уродом, не ходил путями Божьими, поклонялся языческим богам. А вот царь такой-то ходил путями Божьми и делал угодное Господу. Царей было много. И коротко самое важное о верности Богу, сказано о каждом. И только о трех царях: Сауле, Давиде и Соломоне рассказано очень подробно. Если, в разрезе вопроса управления, мы зададимся вопросом, что лучше монархия или демократия и наложим на этот вопрос то, что нам открывает Библия, то мы увидим, что на деле все всегда зависело и будет зависеть от человека. Это человек и человеки делают ту или иную форму управления хорошей или плохой. И еще, ассоциировать Христианство с монархией, это исторически не совсем верно. Так, например в Японии, да и в Китае также правили императоры, но они отнюдь не были христианами. Так, что в этом Вы пожалуй правы.

пн, 08/07/2017 - 18:51 :

Александру: вы прибегаете к первой уловке Шопенгауэра. Отнюдь не все. Мои предки не были равнодушны ни к отречению, ни к смерти Императора. Удивительно, что его личность и по сю пору не терпит лицедейства: либо любишь, либо ненавидишь. Даже излюбленная игра в стрельбу из пушек по воробьям не радует.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+