Братство "Радонеж" Группа СМИ «Радонеж» Контакты

Аналитика

Все материалы

Рождение пафоса из духа конформизма

20.04.2017 12:02

Сергей Львович Худиев

На днях в Алеппо произошел страшный теракт — злодеи взорвали машину, начиненную взрывчаткой, рядом с автобусами, на которых вывозили беженцев из двух шиитских деревень, окруженных противниками Асада. Погибли, как минимум, 126 гражданских лиц, 80 из них — дети. Шиизм — одно из направлений Ислама, сирийские шииты поддерживают Асада. Беженцев вывозили сторонники Асада по соглашению, достигнутому между ними и их противниками, «умеренными повстанцами». Но кто-то — по всей видимости, из среды «умеренных повстанцев», решил их убить. Учитывая хаос и безначалие в среде повстанцев, это, скорее всего, не акт вероломства — договаривались одни, теракт устроили другие.

Но бросается в глаза реакция мирового сообщества — вернее, ее крайняя вялость, если не сказать, отсутствие. Как с негодованием пишет комментатор британской Independent Роберт Фиск, «Десятки детей были убиты в Сирии в эти выходные, но где же Президент США, оплакивающий, как «прекрасны» они были, не говоря уже о каких-то действиях с его стороны? Где осуждение со стороны Европейского Союза и Великобритании? Запад должен был бы реагировать с одинаковым возмущением, когда жертвами терроризма становятся Шииты. Или нам и дела нет?… Некоторые погибшие сирийские дети важны, я думаю. Другие убитые сирийские дети не имеют никакого значения. Одно массовое убийство в Сирии две недели назад вызвало праведное негодование наших лидеров. Бойня в Сирии в эти выходные унесла жизни даже большего числа детей и младенцев — но те, кто провозглашают себя хранителями наших моральных ценностей предпочли промолчать».

Тот же Фиск объясняет очевидную причину этого — в газовой атаке двухнедельной давности обвинили «кровожадного диктатора» Башара Асада, и, верны эти обвинения или нет (много кто выражает сомнения), они хорошо вписывались в западную политику в регионе. Злодеяние, совершенное против сторонников Асада (и их детей) как-то сложно повесить на «кровожадного диктатора». Хуже того, осторожно говоря, серьезное подозрение падает на тех самых «умеренных повстанцев», благородных борцов за свободу, которым Запад всегда выражал горячее сочувствие.

ВВС даже осторожно намекает, что Асад сам взорвал своих сторонников, чтобы бросить тень на «умеренную оппозицию».

Фиск пишет о западной реакции на происшедшее как о «Матери всех лицемеров», видимо, по аналогии с «Матерью всех бомб», которую недавно использовали в Афганистане. Однако нравственное негодование редко помогает понять, что происходит. Каким образом картина мира, создаваемая наиболее влиятельными западными СМИ, mainstream media, как их называют, оказывается настолько тупо-пропагандистской?

Совершенно очевидно, что они не контролируются из одного центра и не получают четких инструкций, подобно тому, как это делалось в тоталитарных государствах. В медиа-пространстве представлены самые разные, в том числе, резко критические по отношению к политике элиты точки зрения. Альтернативные взгляды не подавляются — но успешно маргинализируются. Аудитория сайтов, выражающих альтернативную точку зрения, будет несравнимо меньше, о людях, которые работают для них, будут говорить как о фриках или вражеских наймитах. Они есть, им не затыкают рта, не сажают в тюрьму — но они успешно выдавлены на периферию общественного внимания. Как это происходит?

Благодаря двум естественным и почти стихийным феноменам. В не-тоталитарных государствах, где не существует государственной монополии на СМИ (в условиях работающего интернета полная монополия неосуществима) складывается свободный рынок пропаганды, не столько по приказу сверху, сколько по запросу снизу. Вернее, мы имеем дело с взаимодействием запросов сверху и снизу, действием почти безличных законов Медиа.

Люди не подвергаются воздействию пропаганды принудительно, потому что государство обрезало все другие каналы информации — напротив, они сами выбирают то, что хотят смотреть и слушать. А люди — такова уж психология — хотят верить, что все время находились на правильной стороне истории, сочувствовали хорошим и ненавидели плохих, и размывание этого повествования — мол, и наши друзья не такие уж хорошие, и наши враги не такие уж плохие — вызывает острый психологический дискомфорт.

Люди переключаются на другой канал, перестают ходить на разочаровавший их сайт, отписываются от огорчивших их источников в социальных сетях. В условиях свободного рынка это полная катастрофа для источника, который посмел огорчить свою аудиторию. Поэтому любые медиа испытывают огромное давление снизу — они должны нравиться своей аудитории.

А для этого их картина мера должна быть эмоционально последовательной — они не должны попадать в эмоциональную противофазу со своими зрителями. И они не должны слишком усложнять свое послание. Если вчера они показали народ, восстающий против жестокого диктатора в поисках свободы и достоинства, славных парней и девушек, которые полностью разделяют наши ценности, то сегодня им трудно показать, что славные (и такие умеренные) повстанцы оказались мрачными головорезами, а жестокий диктатор, на их фоне, оплотом цивилизации. Рядовые телезрители не поймут.

Вот когда Трамп вдарил томагавками по Сирии, Медиа были в восторге — потому что рядовым телезрителям, в Америке, в России и где угодно — нравится, когда от их имени смело бьют плохих парней, так чтобы Хрясь! Бу-бух! - и полетели клочки по закоулочкам. При этом входить в долгие объяснения, что Асад, конечно, ближневосточный диктатор, но все остальные варианты намного хуже, значит ломать телезрителю весь кайф. А телезритель этого не прощает. В условиях свободного рынка он просто выберет себе другой канал.

Таким образом, медиа, формируя свою картинку происходящего, в итоге оказываются ее заложниками. Телезритель не хочет чувствовать себя идиотом, который вчера испытывал праведное негодование на злодеев, и горячо сочувствовал борцам за свободу, а сегодня ему говорят, что борцы за свободу и сами злодеи. Картина мира, которую ему предлагают, должна быть морально последовательной. Злодеи должны оставаться злодеями, герои — героями, а телезритель всегда должен оставаться на правильной стороне истории.

Конечно, есть тенденция и к обратному — часть аудитории, все же, желает знать, что происходит на самом деле — но она гораздо слабее. Нельзя сказать, что медиа грубо лгут — они просто подают информацию через определенную систему фильтров и интерпретаций.

Второй фактор, который влияет на такое развитие событий — это обычный человеческий конформизм. Люди искренни в своих убеждениях, но они понимают, искренность в каких убеждениях помогает, а в каких — мешает карьере. Если вы станете критиковать умеренных повстанцев и выгораживать «кровожадного диктатора» Асада, это не поможет вашему продвижению по службе. Интересен, в этой связи феномен, когда отставники — бывшие дипломаты и военные — ведут речи, исполненные понимания и здравого смысла, так что мы, по эту сторону экрана, дивимся, как благотворно отставка действует на мозг. На самом деле так благотворно действует отсутствие необходимости приспосабливаться ради успешной службы. Тот же механизм действует и в медиа — люди склонны выдавать то, что от них ожидают работодатели и публика.

В реальности, видимо, нет каких-то таинственных кукловодов, которые предписывают людям во что верить, а во что нет, чем возмущаться до глубины души, а что игнорировать — процесс носит, во многом, стихийный характер. Конечно, политики, которые принимают решения, захвачены им в меньшей степени — но они, так или иначе, вынуждены с ним считаться.

Негодовать на лицемерие западных медиа тут вряд ли имеет смысл. Так уж устроены люди, что злодеяние, которое легко повесить на ненавистного врага, вызывает самое искреннее и горячее негодование, а злодеяние, которое на врага повесить нельзя, более того, которое, возможно, совершено друзьями и союзниками, такого негодования не вызывает. Люди не то, чтобы намеренно лицемерят — они искренне предаются негодованию в одних случаях, и также искренне сохраняют спокойствие в других — ну, очень жаль, ну не обстреливать же «умеренную оппозицию» томагавками теперь, в самом деле.

Само по себе злодеяние, каким бы ужасным оно ни было, не вызывает морального негодования — как тротил без детонатора. Детонатор — это чисто политический запрос на поднятие гнева масс в правильном направлении. Там где этого политического запроса нет, взрыва негодования не происходит. Пафосное негодование — включая негодование на западное лицемерие — довольно бестолковая эмоция.

Лучше смотреть на весь западный (и не только западный) моральный пафос как бы с некоей печальной холодностью. Люди не то, чтобы врут — они искренне привержены той картине реальности, которая им удобна.

Отложив же пафос, заламывание рук, и пламенные прокурорские речи по тому или другому адресу, стоит рационально оценить перспективы процесса. Гражданская война — это ад, там нет ангелов. Но она может иметь менее ужасный — или более ужасный исход. Пока мы видим, как Запад, не забывая восхвалять себя за свои высокие принципы, продвигает к власти «умеренную оппозицию», которая быть властью в принципе не может за отсутствием у нее какого-либо руководства, способного поддерживать монополию на насилие и обеспечивать исполнение своих гарантий. Кровавый теракт в Алеппо дает некоторое представление о грандиозной резне — шиитов, христиан, недостаточно правоверных суннитов и вообще всех подряд — которая будет неизбежным результатом свержения «кровожадного диктатора». Впрочем, мы уже знаем, как Запад будет реагировать на эту резню — никак.

Единственная государственность, которая есть на территории Сирии, это режим Башара Асада, и мы наблюдаем не конфликт между двумя соискателями власти в государстве, а между государством и хаосом. Асада обвиняют в химической атаке, потому что исходят из того, что он может отдавать приказы — и они будут исполняться. Кого обвинять в теракте в Алеппо — непонятно, потому что «умеренная оппозиция» — это хаос, где кто угодно убивает кого угодно по каким угодно мотивам, а все гарантии, договоры и соглашения не могут быть выполнены за отсутствием кого-либо, кто имел бы власть это обеспечить.

Таково, увы, реальное положение дел — а надрывный пафос про «кровожадного диктатора» это чисто медийное явление. 

Все статьи

Другие статьи автора

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]