Перейти к основному содержанию

16:51 23.10.2018

О попытках понравиться

19.11.2015 08:10:22

Громкие теракты последних дней оставили в тени новость, пришедшую из Верховной Рады Украины. Депутаты (с некоторым трудом) внесли антидискриминационную поправку в Кодекс законов о труде, которая предусматривает запрет «нарушения принципов равенства прав и возможностей, прямое или косвенное ограничение прав работников в зависимости от … гендерной идентичности и сексуальной ориентации».

Что меняют эти несколько слов? Очень много. Введение понятия «сексуальная ориентация» в законодательство предполагает определенную идеологию. Точно также, как термин «человек германской или родственной крови» в законах указывал на идеологию национал-социализма, «государство народной демократии» или «трудящиеся» — на идеологию коммунизма, понятие «сексуальной ориентации» указывает на гендерную идеологию. Любое понятие существует в контексте определенного мировоззрения — некоторые понятия вообще бессмысленны вне этого контекста. Вводя в законодательство термин, относящийся к определенной идеологии, Вы неизбежно вводите в него и смысловой контекст, в котором этот термин функционирует.

Понятие «сексуальной ориентации» существует в контексте идеологии, уже более ими менее хорошо известной. Она постулирует, что «существует непреодолимая биологическая детерминированность к предпочтению партнеров своего или чужого пола, и это такая же неотъемлемая и неизменная характеристика личности, как цвет кожи; мир четко делится на «геев» и «натуралов», и между ними существует непроходимая ни в ту, ни в другую сторону граница — «гей» не может стать «натуралом» или наоборот. Никакая пропаганда и никакое влияние не может побудить человека изменить свое поведение в ту или иную сторону — точно также, как человек не может изменить свой цвет кожи; рассматривать гомосексуальное поведение как неодобряемое, также нелепо и несправедливо, как порицать темнокожего человека за его цвет кожи или левшу за то, что он — левша».

Весь этот набор тезисов является чисто идеологическим — хотя он (как это обычно для идеологий) апеллирует к науке, никаких научных подтверждений за ним нет. Все попытки найти «гей-ген» не увенчались успехом, более того, исследования однояйцевых близнецов показали, что идентичный геном вовсе не обязательно предполагает идентичную «ориентацию», число людей, приписывающих себе «гомосексуальную ориентацию» сильно зависит от возраста — что было бы невозможно в случае чисто биологической, а не культурной природы явления, существует множество примеров изменения «ориентации» в обе стороны, в любом возрасте — просто, когда сорокалетний мужчина уходит от жены и детей в «геи» его объявляют «вышедшим из чулана», «переставшим скрываться», когда «гей» оставляет прежний образ жизни и вступает в брак, его стараются не замечать.

Употребление термина «сексуальная ориентация» вводит в законодательство идеологию, которая не имеет под собой реальной научной базы и является результатом действия лоббистских групп, прежде всего, в США. Это не просто небольшое расширение списка признаков, по которым человеку нельзя отказать в найме на работу — это подчинение определенной идеологической доктрине.

Украинский журналист (и протестантский проповедник) Руслан Кухарчук описывает это событие с понятным огорчением:

«Запомните эту цифру: 9 раз Гройсман ставил на голосование гомо-законопроект. Это — исторический парламентский гон. Я на своем веку околачивания в Раде не помню ни одного законопроекта, который в течение одного дня ставился на голосование 9 раз.

Документ сам по себе противен большинству депутатов. Но Порошенко и Гройсман, словно дрессировщики обезьянок, кнутом и пряником склоняли депутатов, словно дрессированных обезьянок, давить на зеленую кнопку. Девять раз. За один день. В высшем законодательном органе страны. Без единой минуты обсуждения. Просто насильно склоняли нажимать ЗА. И всё. Дожали. Нарушили все регламентные нормы и процедуры. Но "Европа" рукоплещет. Ибо в этом вопросе ей всегда наплевать на регламентные нормы и процедуры. Всегда и без исключений»

Что это означает? На практике там, где законы против «дискриминации гомосексуалистов» уже утвердились, в тех же США, например, они являются орудием подавления тех, кто не разделяет идеологической ортодоксии — то есть придерживается убеждений, согласно которым брак — это союз мужчины и женщины, а гомосексуализм — образ жизни, которому никто не обязан выказывать одобрения и поддержки. Разорительные штрафы для мелких предпринимателей, которые отказываются обслуживать гей-мероприятия; отстранение от работы служащего, который позволил себе частным образом высказывать христианские взгляды; удаление с поста гендиректора корпорации Mozilla человека за то, что когда-то он пожертвовал небольшие деньги политической группе, которая добивалась закрепления в законодательстве понятия о браке как о союзе мужчины и женщины — примеров много.

Конечно, не стоит ожидать, что с принятием этого закона нечто подобное начнется на Украине — для того, чтобы развернуть давление на инакомыслящих, нужны энергичные, мотивированные и, нередко, хорошо оплачиваемые гей-лоббисты, которые будут рыскать в поисках недружественных к геям лавочек, пытаться разместить в них заказы на обслуживание гей-мероприятий, и таскать их по судам за отказ. А также выслеживать, не засветился ли кто в порочащих его связях с про-семейным движением. Нужна высокоразвитая культура сутяжничества, нужны адвокаты, которые будут заинтересованы в таких судебных процессах, нужно благожелательное отношение СМИ и масс к гей-движению и т.д., каковые факторы на Украине совершенно отсутствуют.

Закон принят скорее в демонстрационных целях — смотрите, как сильно мы хотим в цивилизованный мир. Мы на все готовы. В качестве основного аргумента в пользу закона выдвигалось «а иначе нам не дадут безвизового режима». Впрочем, ценность безвизового режима не вполне очевидна — некоторые указывают на то, что даваемые им преимущества сомнительны, и, в любом случае, абсолютное большинство украинцев просто не сможет им воспользоваться по финансовым причинам. Безвизовый режим — это чисто символическое благо, которое едва ли улучшит чью-то жизнь в реальности. Депутаты принимают решение, означающее, на уровне законодательства, глубочайший пересмотр представлений о мире, о должном и недолжном, подчинение идеологии, которая означает разрыв с христианским наследием Украины и Европы — и все это не по поручению своих избирателей (которые и в страшном сне им этого не поручали) а по требованию иностранцев.

Это стоит заметить не для того, чтобы еще раз упрекнуть украинских депутатов, но чтобы обратить внимание на проблему, актуальную, в какой-то мере, и для России. Это восточноевропейский комплекс неполноценности. Глубоко укорененное восприятие своей собственной традиции как периферийной и неполноценной по отношению к «настоящей» Европе, мучительное желание понравиться и быть принятыми. Это заставляет людей продаваться даже не за деньги — а за чисто символические жесты одобрения.

Но еще более болезненный вопрос — кому продаваться? Являются ли люди, которые продавливают гендерную идеологию наследниками той самой Европы, «страны святых чудес», готических соборов, фресок Джотто и музыки Баха?

За последнее время Запад пережил хотя и бескровную, но революцию — и вопрос о том, в какой мере нынешняя западная, прежде всего, американская элита, является продолжателем западной культурной традиции, спорен. Еще недавно мысль о том, что христиан будут разорять или лишать должности за то, что они следуют традиционной христианской морали, и делать это по требованию идейных гомосексуалистов, показалась бы американцам и западноевропейцам полным бредом, антиутопией и явно натянутой страшилкой.

Те западные люди, которые сохраняют верность своего христианскому наследию, смотрят на такое развитие событий с глубокой печалью и тревогой, и, например, очень известный американский протестантский лидер Фрэнклин Грэм даже сравнивает власти России с властями США сильно не в пользу последних.

Поэтому украинские депутаты — и те, кто с ними — ищут одобрения даже не Запада как цивилизации,  а либеральных элит, которые многими на самом Западе воспринимаются могильщики Запада, а не продолжатели его славных традиций.

Европейская цивилизация вырастает из трех источников — Библейского Откровения, греческой философской и римской государственной традиции. Православный мир, который является наследником Восточной Римской Империи, разделяет эти источники с Западной Европой — и Северной Америкой. Мы не являемся периферией — мы являемся самостоятельной ветвью европейского мира.

У нас своя миссия и своя ответственность перед Богом — которая, в частности, состоит в  том, чтобы держаться Библейского Откровения под натиском враждебных ему сил. 

Комментарии

пт, 11/27/2015 - 06:29 :

Про восточноевропейский комплекс неполноценности - очень правильно. К сожалению, в России тоже этим многие страдают.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+