Братство "Радонеж" Группа СМИ «Радонеж» Контакты

Аналитика

Все материалы

Наталья Иртенина: Красные террористы на улицах городов

07.08.2017 10:59

Наталья Иртенина

  •  

О красном терроре знают все. Долгое время это было героической частью советской истории. Для кого-то она по сию пору героическая. Говоря «а», не многие решаются сказать «б»: террор осуществляют террористы. Их имена тоже всем известны.
В красную живодерню страна начала превращаться еще в 1917-м, с массового истребления офицерства самочинной большевистской властью на местах. Официально же советский террор был объявлен в конце лета 1918 г. Была концепция террора, были идеологи террора, были критерии отбора тех, кто подлежал террору, и были его организаторы. Последние часто совмещали организаторские функции с исполнительскими. То есть в прямом смысле слова являлись красными террористами.
Мы живем в странной ситуации. Страна, у которой в приоритете среди прочего — война с международным терроризмом, по привычке продолжает прославлять доморощенных террористов. Которые когда-то помогли большевистской власти взять верх в Гражданской войне, ликвидировав полтора-два миллиона несогласных. Едва ли не в каждом российском городе, а их у нас больше тысячи, можно найти улицу, да не одну, памятник или на худой конец мемориальную доску, увековечившие имя какого-нибудь деятеля, который известным способом устанавливал там советскую власть. Зачастую это были люди с наклонностями изуверов-садистов и психопаты.
Есть ядро крупных, «канонизированных» деятелей красного террора, чьими именами пестрят российские географические и топографические карты. Дзержинский, Менжинский, Урицкий, Свердлов, Антонов-Овсеенко, Бела Кун, Якир, Орджоникидзе, Блюхер, Тухачевский, Войков, Киров, Котовский, Гайдар, Кингисепп, Фабрициус, Атарбеков, Подвойский и др. К счастью, советская власть «канонизировала» далеко не всех. Даже в приведенном списке некоторые были убиты своими же в годы Большого террора и вычеркнуты из советских «святцев». Обычное дело — большие пауки в банке сожрали пауков помельче. Имен этих съеденных пауков могло бы не быть на улицах наших городов и весей, как нет имен Ягоды, Ежова, Берии и пр. Города и веси были бы чище. Но… хрущевская реабилитация придала репрессированным пламенным борцам ореол мученичества и статус невинных жертв. Они не нарушали «социалистическую законность», как Ягода, Ежов и Берия. Ибо «социалистическая законность» состоит в том, что убивать можно только классово и идейно чуждые массы населения, а кто на данный момент идейно чужд, укажут сверху. Но если позднее было сказано, что прежние указания идейно чужды «текущему моменту», тогда нарушил ее даже тот, кто просто выполнял распоряжения. В общем, нарушители определяются из будущего…
Стереть имена репрессированных рыцарей большевистской живодерни с улиц городов будет, наверное, даже сложнее, чем имена бойцов красно-террористического фронта, избежавших участи быть раздавленными своими. В глазах современного адепта советской идеи статус безвинно умученных является сугубым основанием для коммунистической «канонизации». Ну как же не содрогнуться при чтении письма старого большевика, верного ленинца, которого «без вины» мучают в застенке НКВД по личному приказу Берии: «Услышьте крик ужаса, не пройдите мимо, заступитесь, помогите уничтожить кошмар допросов, вскрыть ошибку… Умереть в советской тюрьме с клеймом презренного предателя и изменника Родины — что может быть страшнее для честного человека. Какой ужас! Беспредельная горечь и боль сжимают судорогой сердце. Нет, нет! Это не случится, не должно случиться, кричу я. И Партия, и Советское правительство, и нарком Л.П. Берия не допустят свершиться такой жестокости и непоправимой несправедливости…» Меж тем автор этого письма — первосортный душегуб, отправивший на тот свет десятки тысяч людей.
Его имя привел в своем знаменитом докладе «О культе личности» Н. С. Хрущев — как типичный пример произвола сталинских палачей, уничтожавших «цвет партии».
После реабилитации его именем назвали улицы в Москве, Архангельске, Ярославле, Вологде, Котласе. Хотели даже в его честь переименовать небольшой северный город. Написали о нем книги, мемуары.
Этот человек, точнее нелюдь — Михаил Сергеевич Кедров. Злые языки, впрочем, утверждают, что он — Моисей Цедербаум, но на то они и злые. И мемуары о нем писали не только соратники. Противоположная сторона тоже оставила свидетельства.
«В 1919 году Дзержинский отправил доктора М.С. Кедрова усмирять Север России. И здесь, в Архангельске, полупомешанный садист в роли начальника Особого отдела ВЧК дал волю своим кровавым инстинктам, обращая Север России к коммунизму» (Р. Гуль. «Дзержинский»).
«Большевистский комиссар Кедров казнил людей сотнями и даже тысячами. Свои жертвы коммунисты расстреливали, топили или забивали до смерти. Чувствуя, как шатается почва под ногами, они пытались укрепить свои позиции безудержным террором» (Питирим Сорокин. «Дальняя дорога»).
«Подтверждается известие, что в Архангельске комиссар ЧК Кедров, собрав до 1200 человек арестованных офицеров, партизан, интеллигентов и т.д., посадил их на баржу и вблизи Холмогор расстрелял из орудий и пулемётов» (пражская газета «Воля России», 1920)
«После большевистского переворота Кедров и Пластинина («боевая подруга» Кедрова. – Н.И.) оказались на Севере России в Архангельске и Вологде. И он, и она — в качестве буквально диких палачей, которых и сейчас население вспоминает, бледнея. В Вологде оба жили в вагонах, около станции. В вагонах же происходили и допросы, и около них — расстрелы при допросах» (Е. Д. Кускова. «Женщины-палачи»).
«Конечно, я видел знаменитый вагон Кедрова, стоявший на запасном пути у вокзала, где Кедров творил суд и расправу. Я не видел лично расстрелов, сам в кедровских подвалах не сидел. Но весь город дышал тяжело. Его горло было сдавлено» (В. Шаламов. «Четвертая Вологда»).
Он и в самом деле был доктор. Безумный врач, на время Гражданской войны сделавший своей специализацией массовые убийства людей ради победы советской власти.
В 1919 году поезд этого карателя колесил по всей стране, от Петрограда до Томска, от Вологды до Прикаспия. Везде Кедров устраивал одно и то же — облавы, массовые аресты, пытки, расстрелы, включая подростков обоего пола. Но особенно развить таланты маньяка-душегуба ему удалось на Севере.
Первый раз он превратил Архангельск в человекобойню летом 1918-го, укрепляя там шатавшуюся советскую власть. Дело он, впрочем, провалил. С августа на полтора года Русский Север стал «белым». Повторно Кедров объявился в Архангельске весной 1920-го в качестве главы комиссии «по расследованию злодеяний интервентов».
Как он проводил «расследование», передают строки письма некоего «сочувствующего идейному социализму Степанова», адресованного лично Ленину: «Известно ли Вам о творимых безобразиях на Севере, которые как раз дают обратные результаты в укреплении социалистического строя. Совершённые же преступления на Севере Вашим уполномоченным Михаилом Кедровым… останутся вековым памятником и укором в истории советского строительства. Таковой памятник неизбежно будет воздвигнут на острове Ельники в верстах семидесяти от города Архангельска, где зверски расстреляны привезенные на баржах из Холмогорского лагеря, Москвы и Кубани беззащитные люди, свыше семи тысяч граждан, из пулемётов, голодных, истерзанных, большинство из которых люди образованные, могущие принести своему отечеству в строительстве лишь пользу… Известно ли Вам, что в самом городе Архангельске красный террор стушевал все бывшие насилия белых. Мхи, уложившие в 1918—1919 годах человек двести с небольшим, теперь уложили и укладывают десятками раз больше...»
Мхи — болотистое место на окраине тогдашнего Архангельска. Вначале при красных расстреливали в основном там, по 60—70 человек в день. Офицеров, «буржуазию», интеллигенцию, крестьян, мужчин, женщин, подростков. Потом Кедров ввел новацию — людей партиями сажали на баржи, отвозили к Холмогорам, вверх по Двине, и расстреливали из пулеметов на безлюдных островках. По свидетельствам местных жителей, под Холмогорами было убито в 1920—21 годах более десяти тысяч человек. Не только северян. Очень скоро туда стали массово свозить деникинцев, врангелевцев, казаков (поверивших в советскую «амнистию»), участников антисоветских восстаний.
Лагерями смерти стали северные монастыри — Холмогорский, Пертоминский, Соловецкий, закрытые лично Кедровым и им же обращенные в главные тюрьмы Совдепии тех лет. Людей там вгоняли в землю голодом и холодом. Но у Холмогорского — особая «слава». Из сообщения главы архангельской ЧК в Москву: «холмогорский лагерь был организован КЕДРОВЫМ, повторяю КЕДРОВЫМ, секретно исключительно для массовой ликвидации белого офицерства, подчинен был ему... Заключенных там не было и привозились лишь для ликвидации». В режиме тотального уничтожения людей этот «лагерь» работал ровно год.
В ноябре 1920-го Кедров покинул Север. Работа была организована, дело поставлено на поток. Его наследники высоко несли знамя «кедровщины». В 1921—1922 годах там продолжали «разгружать» лагеря, расстреливая сотнями в день, на суше или на море, чтобы не копать могилы. Иногда просто топили баржи с людьми в устье Северной Двины. Свидетельства оставляли и местные жители, и те, кому удалось бежать из лагерей и из «социалистического отечества».
Тема переименования улицы Кедрова в Архангельске поднималась в местной прессе еще в годы перестройки. «Что может быть противоестественнее улицы имени карателя Кедрова в Архангельске? Разве что проспект Батыя в Рязани...» Но воз и ныне там. «Можно назвать и в честь Гитлера, других преступников. Думаю, что наступят времена, и улицы, названные в честь палачей, мы переименуем», — сказал в 2015 году митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил.
Лучше всего сделали в Вологде — там давно убрали фамилию красного террориста с одной из набережных. Ну а Москва, похоже, и вовсе не знает, кто такой доктор Кедров, чье имя подарено улице в районе метро «Академическая».
Привидение красного террора никак не хочет убираться в преисподнюю.

Наталья Иртенина



Оригинал: https://rusorel.info/krasnye-terroristy-na-ulicax-gorodov/

Другие статьи автора

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]