Братство "Радонеж" Группа СМИ «Радонеж» Контакты

Аналитика

Все материалы

Липкие цепи

27.10.2012 00:00

Сергей Белозерский

Споры вокруг нового законопроекта об ограничении курения высветили ряд проблем, общих для всего рода людского, но приобретающих особую остроту у нас. Правительство говорит о том, что курение приносит огромный вред здоровью народа, сокращает жизни и возлагает тяжкое бремя на систему здравоохранения.  Согласно данным, которые были приведены в видеоблоге Дмитрия Медведева, ежегодно от причин, связанных с табакокурением, умирают около 400 000 человек.

Граждане, со своей стороны, возмущаются попытками стеснить их свободу и причинить им неудобства. В самом деле, курят у нас очень много — выйдя на улицу, постоянно видишь мальчиков, девочек, молодых мам, мусолящих сигареты. Понятно, что на попытки забрать у них сигареты люди будут реагировать разраженно. Один довольно известный журналист даже написал, что запрещать ему курить в поезде — значит подвергать его пытке. Более того, люди, которых пытаются стеснить в их привычке, возмущаются этим как попыткой выставить их гражданами второго сорта — причём риторика тут начинает напоминать риторику борцов за права гомосексуалистов — мол, курильщики (как и «геи») это особая порода людей, которая не должна подвергаться дискриминации. Аналогия видна в ещё одном отношении — оба образа жизни крайне разрушительны для здоровья.

Проблема курения — как и проблема алкоголизма и абортов, двух других язв нашего общества, носит не только политический или экономический, но и мировоззренческий, духовный характер. Самым очевидным свидетельством реальности первородного греха, глубокой порчи, поразившей весь человеческий род, является готовность людей действовать не просто против своих интересов, а против своей жизни. Люди превосходно знают — не на уровне веры, а на уровне многократно подверженных научных данных, что табак — как и спиртное — ведёт к смерти, причём нередко мучительной смерти. Но они раз за разом избирают смерть, и с немалым раздражением и гневом реагируют на тех, кто пытается как-то сдержать их движение к пропасти.

Мысль, что люди сами могут позаботиться о своих интересах, что их желание и их благо совпадают, бывает верна часто — но не всегда. Это порождает ряд вопросов, лежащих на пересечении морали и политики. Должны ли мы уважать волю самоубийцы, который лезет в петлю, или мы обязаны, напротив, помешать ему? Что мы должны предпочесть — уважение к свободе людей распорядиться своими лёгкими, печенью, сердцем и другими органами, даже если они приводят их в негодность и обрекают себя на мучительную смерть? Или уважение к дару жизни, которое требует от нас помешать как убийству (которое творят табачные компании) так и самоубийству (которое творят потребители их продукции)?

В этой ситуации нам следует предпочесть жизнь — и вот каким причинам.

Во-первых, почти все (кроме нескольких либертарианских фанатиков) согласны, что в некоторых случаях государство может (и должно) вмешиваться, даже когда прямого насилия нет. Наркоман и наркоторговец, педофил и ребёнок могут общаться по доброй воле, но обязанность полиции — пресечь их общение. Никотин — легальный, но именно наркотик, вызывающий привыкание. То, что исторически ему удалось избежать запрета, который был в свое наложен на другие наркотики, есть результат его широчайшей распространённости. Эта же распространённость помешает избавиться от него полностью — но можно хотя бы сократить масштабы жертв и разрушений, ограничив возможности его продажи и потребления.

Во-вторых, человеческая свобода может быть стесняема как извне (принуждением со стороны других людей) так и изнутри (больной страстью к наркотику). Свобода человека, страдающего от химической зависимости, уже глубоко повреждена. Реклама табака, невозможность купить хлеба, не пройдя мимо сверкающего стенда с яркими, манящими пачками, повсеместный запах — все эти липкие цепи держат человека, который, в более благоприятных условиях и избавился бы от этой пагубы. Устранение (или, хотя бы, ослабление) этих цепей — долг общества по отношению к своим немощным членам.

В-третьих, даже признавая свободу самоубийства, мы не обязаны признавать свободу наживаться, поставляя людям орудия самоубийства. Если мы можем, несколько затруднив бизнес никотиновым баронам, спасти множество человеческих жизней, мы просто обязаны это сделать.

В-четвёртых, человек, порабощённый никотином, избирает бедствие не только для себя — но и для окружающих, табачным дымом дышат его (и чужие) дети, его соседи, его сослуживцы, его попутчики. Расходы, связанные с вредом, которое он наносит своем здоровью, также неизбежно ложатся на все общество.

Какое-то время назад верующему человеку, даже священнику, было незазорно курить — особенно это было распространено, как говорят, в Греции. Тогда воздействие табака на человеческое здоровье было мало известно; несколько десятилетий назад даже некоторые врачи — благонамеренные, но несведущие — назначали табак в качестве укрепляющего средства. Но теперь никто не может оправдаться своим неведением: курение разрушает жизнь и здоровье, поощрять его — значит нарушать заповедь «не убий».

Да, липкие цепи табака могут держать очень крепко — в том числе, в них могут попасть и православные христиане. Но освобождение от них начинается с признания очевидного — это злая пагуба, от которой надо избавляться. 

Все статьи

Другие статьи автора

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]