Братство "Радонеж" Группа СМИ «Радонеж» Контакты

Аналитика

Все материалы

Куда уходят люди

16.12.2015 13:38

Священник Олег Булычев

Истинная жизнь наша не здесь, а там, где назначен день собрания всей твари; и гроб не есть смерть души бессмертной.
                                                                                                                 Прп. Георгий Затворник Задонский

Удивительное явление, к которому мы привыкли и воспринимаем, как нечто само собой разумеющееся,  это будто бы бесконечное множество людей, наполняющих Землю. Притом, что каждый человек уникален, являет собою всегда новое качество, какой-то свой отдельный мир,  и умножающееся на Земле с геометрической прогрессией количество людей никак не влияет на непохожесть одного человека на другого. В этом проявляется могущество творческой силы Божией.

В этом множестве людей, еще живущих на Земле  и уже покинувших ее, есть какая-то духовная тайна. Ведь за всю свою земную жизнь человек способен узнать всего лишь небольшой круг людей. Он не нуждается в общении с миллиардами людей, населяющих планету, да даже с тысячью. Или эти миллиарды предназначены для бесконечности вечной жизни, когда силой Божией человек станет способным общаться на  пространстве вечности со всем непостижимым  множеством ликов ангельских и человеческих?

Хотя иногда кажется, что за таким множеством людей на Земле все чаще  в глазах самих людей обесценивается как сама личность отдельного человека, так и его жизнь. Если на уход из жизни людей, входящих в круг нашего общения, мы отзываемся переживаниями, то на информационный поток об ежедневных смертях незнакомых нам людей мы уже не обращаем особого внимания: ненадолго возбудимся, полюбопытствуем, и затем быстро забудем. Да даже уход из жизни людей нам знакомых ненадолго задерживается в нашей памяти. Одна смерть сменяется другой. Смерть стала неотъемлемой обыденностью нашей жизни.

Достойная удивления, она уже никого не удивляет  и не заставляет хотя бы на минуту оторваться от суеты и задуматься о бессмысленности такой жизни, в которой не находится места для мыслей о горнем. Такое ощущение, что, чем больше человечество стремится обойтись в своей жизни без Бога, тем чаще и трагичнее смерть являет свое присутствие в мире людей. Чем больше прельщается человечество собственными проектами, направленными на развитие своего земного благополучия, тем все чаще и с неизменным постоянством случаются техногенные катастрофы и природные катаклизмы с большим числом человеческих жертв, сотрясая мнимое величие человеческой цивилизации.

Мы не успеваем даже узнавать, как следует,  соседей, как они уже покидают наш земной мир. Ты хотел у соседа что-то узнать, расспросить его, пришел к нему, а его жена говорит, что этой ночью он уже умер.  Своим внезапным уходом он породил недоумение: зачем он был здесь, и куда ушел, если для него того мира никогда не существовало?  Никогда и ничем он не обнаруживал своего интереса к тому, что его ждет за гробом. За гробом для себя он ничего не видел, явление жизни он, как и большинство наших современников,  отождествлял с земным своим бытием.

При этом мы ведем себя часто так, будто смерть других людей нас не касается, это, мол, их личная забота. А у нас слишком много дел, мы очень заняты, чтобы еще тратить на переживания по этому поводу свое время: жизнь продолжается, мы сильные и здоровые, смерть посещает только слабые звенья. От этой преданности суете мира сего, может быть, и происходит  массовое бесчувствие со стороны людей к явлению смерти.

Замечено, что здравый взгляд на смерть встречается у людей, стремящихся жить по заповедям  истинного Владыки жизни и смерти – Бога. Люди же, не пускающие  Творца в свое сердце, никогда к ней не готовы. К чужим смертям они равнодушны, а если горе случается с их близкими, то ведут они себя часто растерянно или даже безумно, отчаиваясь и ропща на Бога, о котором они прежде не вспоминали. Перед явлением смерти они всегда беспомощны и безответны, не могут ни себе, ни близким объяснить тайну случившегося: куда и зачем ушел от них их близкий и родной, нередко еще толком не начавший жить, человек?

Не всегда просто приходится священнику на погребальных мероприятиях у людей нецерковных. Хочется этим людям помочь, донести до них утешившую бы их Истину. Но часто натыкаешься на стену неверия и непонимания с их стороны.

Казалось бы, действительно, надо только увидеть, что смерть это всего лишь краткий миг. Неужели этот миг способен перечеркнуть то удивительное чудо жизни, которое наш умерший близкий человек являл собой совсем недавно? Ведь до момента смерти своей он жил рядом с нами многие годы,   чему-то учился, работал, растил детей, был привязан к родным и друзьям, любил эту жизнь. И если это чудо его жизни было, и вдруг внезапно прекратилось, это не значит, что оно прекратилось  навсегда.

Если мы не удивляемся божественному чуду нашей собственной, такой яркой в своем разнообразии, жизни, то хотя бы на фоне смерти мы должны познать животворящую силу Божию. Тот, Кто эту жизнь нам даровал, способен ее вернуть нам в еще большем совершенстве. Ведь главная Истина в том, что смерть не может быть сильнее жизни. Даже, если распростертое пред нами тело соблазняет нас думать по-другому, не надо немощь своего ума делать мерилом познания и опираться на нее всегда и во всем.

К сожалению, люди часто формально воспринимают православный чин погребения умершего человека, не вслушиваются в слова его песнопений и читаемого Евангелия, которые приоткрывают нам завесу тайны будущей участи человека. Пытаешься донести до них мысль, что вот эти погребальные песнопения и молитвы над умершими поются и читаются уже многие сотни лет. В них заложен духовный опыт многих поколений христиан, их доверие своей Матери-Церкви. Конечно, многое из услышанного во время отпевания усопшего может повергнуть человека нецерковного в недоумение и нелегкое замешательство - воскресение мертвых, Страшный Суд, вечные муки грешников и вечное блаженство праведников – в обычной его жизни ничто ему не напоминает об этих истинах. Бывают случаи, когда некоторые люди еще и возмущаются по совершении погребального чина, что их вынудили слушать о вещах, к которым они привыкли относиться с саркастической усмешкой, относя их к бредням дремучих старух, обманутых попами-мошенниками.

Странно, что эти люди убожество своего неверия ставят выше опыта многих  миллионов людей прошлого, которые с этим чином провожали своих родных в последний путь, и ничто их не смущало в услышанных ими истинах христианских. Они сами надеялись в будущем стать причастниками той жизни, которую исповедуют погребальные песнопения. Ведь Церковь Христова истинность своего учения подтверждает  нравственной силой жизни многих своих святых и кровью тысяч мучеников, отдавших свои жизни за торжество Евангельской Истины; ее же противники своими пороками только объясняют  причину своего духовного невежества и неверия. За свое сомнительное мировоззрение они не готовы поступиться даже материальным достатком, не то, что отдать жизнь за него.

Многие в наше время, хороня своих мертвецов, считают их уже исчезнувшими, частицей небытия, попрощались с ними навсегда. Но тогда о ком мы молимся, кому испрашиваем у Бога прощения грехов, «милости Божией и Царства Небесного»? Если мы просим об усопшем, ходатайствуем за него перед Владыкой жизни, это ли не доказательство его бытия за гробом? Тому, кого нет, и уже не будет никогда (как некоторые думают), наши молитвы не нужны, он ни в чем не нуждается. Но то, что мы продолжаем молиться Богу за усопшего до 40-го дня после его смерти, и через год его поминаем, это доказывает только то, что этот умерший человек в этом действительно нуждается. А если он нуждается в этом, значит, он есть, он по-прежнему причастник бытия, по-прежнему себя осознает и  чувствует.

Что мы видим, взирая на лицо лежащего во гробе человека? Перед нами удивительное произведение мысли его Творца: черты лица усопшего человека являют нам совершенство замысла Божьего о человеке!  Но посмеем ли мы обвинить Бога в том, что Его творение, пожираемое тлением, непрочно и недолговечно? Нет же, Бог не дитя, лепящее куличики и строящее замки из песка, и не надеющееся увидеть творения своих рук уже на следующий день. Еще в древности Он дал ответ подобным маловерам: «Заблуждаетесь, не зная Писаний, ни силы Божией; …Бог не есть Бог мертвых, но живых» (Мф. 22,29-32).

Да и не безумие ли это, когда человек не замечает бессмертия главного в нем, его души, проливая неутешные слезы по ее обветшавшей одежде – телу. Ведь тело потому и бесчувственно во гробе, что оно всего лишь одежда, дом души. Мы же не требуем от своих рубах и платьев, чтобы они  ходили и бегали  независимо от нашего участия. Обветшали они, и мы их снимаем и выбрасываем, не проливая по этому поводу горьких слез. Думается, всякий раз Ангелы Божии с недоумением взирают на наше поведение во время проводов наших усопших близких в «путь всея земли». Они ведь видят больше нашего. Если некоторые люди уже навсегда распрощались со своим родным покойником, то Ангелы видят совершенно другую картину: «Когда душа готовится быть насильно унесенной из тела страшными ангелами, она забывает всех родственников и знакомых и только заботится о том, как стать на предстоящем суде с ответом за суету и прегрешения несчастной плоти и получить прощение» (стихира из чинопоследования погребения мирян).

Тело наше живо деятельностью души, в нем пребывающей. Как человек использует  скафандр для погружения в водную стихию, так душа посредством тела и его инструментария способна пребывать на Земле и во всей полноте познавать чувственную  часть жизни человека.

И глядя на бездыханное тело, необходимо знать, что это грех породил смерть, разлучающую душу с телом и разрушающую последнее тленом. Но в том-то и сила Божия, что разлука их временна. Бог защитил свое творение, ибо не просто творит, но животворит, как вечный источник нескончаемой  жизни. Евангелие, читаемое на погребении усопшего человека, открывает нам эту великую тайну Божию: «Не дивитесь сему: ибо наступает время, в которое все, находящиеся  в гробах, услышат глас Сына Божия, и изыдут творившие добро в воскресение жизни, а делавшие зло в воскресение осуждения» (Ин. 5,28-29).

Люди нашего времени всерьез и очень увлеченно преданы земным заботам и радостям. Всем своим отношением к земной жизни они дают ей великую цену, ведут так себя, будто эта жизнь никогда не закончится, и никакой другой жизни им больше не надо. Как присутствие в этом мире Бога многие люди в упор не замечают, так и саму смерть, с младенчества нашего ходящую за нами по пятам как тень, сидящую с нами за обеденным столом и провожающую нас на сон грядущий, они как реальность не желают брать в расчет.

Хотя о своем приближении она нам напоминает довольно рано: сединой, огрубением кожи, морщинами на лице, болезнями и старческими немощами. Ее главная миссия напоминать людям о лучшей жизни. Потому что наше временное земное бытие все-таки не может называться «жизнью».

Само понятие «жизнь» подразумевает в себе ее главное свойство - вечность, нескончаемость. Но земная жизнь временна, достаточно быстро заканчивается смертью тела. Настоящая жизнь, чтобы соответствовать своему названию,  должна нести человеку полный достаток, даже изобилие в материальных благах. Но мы видим, что на Земле миллионы людей нищенствуют, а где-то целыми селеньями умирают от голода. При этом, всего лишь небольшой процент населения нашей планеты действительно изобилует, и это изобилие часто достигается им за счет ограбления большинства, или за счет мошенничества. Львиную долю своего времени люди вынуждены тратить на зарабатывание средств для более менее достойного существования; часто занимаются нелюбимым делом, чтобы прокормить семью, работая «в поте лица». Разве можно такое положение вещей назвать «настоящей жизнью»?

Истинная жизнь должна быть источником непреходящего счастья для каждого человека. Но  что мы видим в земной жизни? Люди о счастье только грезят, толком сказать, что есть истинное счастье они не могут; за счастье принимают различные подделки под него или собственные фантазии, и этим удовольствуются. Но на Земле человек чаще печалится, чем радуется, большую часть своей жизни он   претерпевает скорби и  лишения.  И это все мы называем «жизнью»?

Недаром многие святые называли свое пребывание на Земле «юдолью плача», «местом ссылки» и «пребыванием на чужбине». Как писал преп. Георгий Затворник: «Сей мир – великая темница в сравнении с истинным небесным светом. Не напрасно убегали и скрывались в горы, в пещеры и в расселины камня те, которые почувствовали в сердцах сию тлеющуюся искру». Потому земное наше существование и недостойно называться высоким именем «жизнь». Ведь «жизнь» это одно из имен Божиих. Отсюда истинная жизнь непосредственно   связана с духовно-нравственным совершенством.

А может ли этим совершенством похвастаться наш земной мир? «Весь мир  лежит во зле» (1Ин. 5,19), - сказано было еще две тысячи лет назад. В наши же дни зло еще больше умножилось: люди не перестают убивать друг друга, насилие над слабыми и беззащитными часто остается не наказанным, воровство в почете, содомская скверна в наши дни подвергает невиданному гонению целомудрие и нравственную чистоту. Не то, что любви, даже справедливости, не дает права на существование земная жизнь человека. И всему этому причиной является то, что в основание своего земного благополучия люди полагают безбожие.

Нас окружает множество людей. Они все чем-то озабочены, куда-то устремлены. На их жизнедеятельности проступает печать забвения Бога. Все чаще возникает устойчивое ощущение, что Бог людям стал не нужен. Но вне Бога  человек не обретет настоящего вечного счастья, истинной нескончаемой жизни. Ведь источником счастья человеческого является благодать Божия. Об этом свидетельствуют святые Божии, вкусившие еще на земле этой небесной пищи и не захотевшие после этого прикасаться к чему-либо земному, каким бы это земное ни было выдающимся.

«Господи, хорошо нам здесь быть» (Мф. 17,4), - восклицал радостно апостол Петр, вкусивший благодати Царства Божия на горе Фавор от просиявшего светом божественным Господа Иисуса Христа. Он сразу потерял всякий интерес к земной действительности, предложив Господу остаться на горе вместе с пророками Моисеем и Ильей. Еще в земной жизни своей слышавший неизреченные райские глаголы (2Кор. 12,4) великий апостол Павел свидетельствует: «Для меня жизнь – Христос, и смерть – приобретение …все почитаю за сор, чтобы приобресть Христа» (Флп. 1,21;3,8) «не видел того глаз, не  слышало ухо, и не приходило то на сердце  человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1Кор. 2,9).

Уже через 18 столетий после апостолов об этом же наставлял одного инока преп. Серафим Саровский: "Ах, если бы ты знал, какая радость, какая сладость ожидает душу праведного на небеси, то ты решился бы во временной жизни переносить всякие скорби, гонения и клевету с благодарением. Если бы самая эта келия наша,  была полна червей, и если бы эти черви ели плоть нашу во всю временную жизнь, то со всяким желанием надобно бы на это согласиться, чтобы только не лишиться той небесной радости, какую уготовил Бог любящим Его».

Вот почему Иисус Христос начал свое земное служение со слов: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф. 4,17). Ведь Он пришел вернуть людям райское счастье: «Я пришел для того, чтоб имели жизнь и имели с избытком» (Ин. 10,10).

Но люди проходят мимо этого дара Христова, прельстившись временным как вечным. Они не любят Иисуса Христа. Если бы знали они, насколько бесприютна будет для них вечность без любви к Владыке вечности, отдали бы сейчас все свое самое дорогое в этой жизни ради приобретения этой любви. Еще есть время.

Все статьи

Другие статьи автора

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]