Братство "Радонеж" Группа СМИ «Радонеж» Контакты

Аналитика

Все материалы

Исаакиевский собор необходимо передать Церкви

11.01.2017 17:49

Диакон Владимир Василик

В Санкт-Петербурге последних лет царствования Петра I было четыре собора: Петропавловский, Троицкий, Успения Богородицы и св. Исаакия Далматского. Причем и первый, и последующие Исаакиевские храмы самым тесным образом были связаны с российскими императорами и российской государственностью.

Уже в первой Исаакиевской церкви 19 февраля 1712 года состоялось венчание Петра Алексеевича и Екатерины Алексеевны (будущей императрицы Екатерины I). А с 1723 года царь подписал специальный указ, предписывающий чинам Адмиралтейства и морякам Балтийского флота принимать присягу только в этом храме.

О службах во втором Исаакиевском соборе достоверных сведений не сохранилось, известно только, что 6 августа 1717 года его заложил сам Петр Алексеевич в присутствии высоких духовных и государственных сановников.

Третий Исаакиевский храм был заложен 8 августа 1768 года по проекту Антонио Ринальди. Деньги на его возведение были отпущены, но строительство под руководством Ринальди и архитектора А. Виста шло очень медленно. Завершил затянувшуюся стройку архитектор Винченцо Бренна, и 30 мая 1802 года митрополит Амвросий в Высочайшем присутствии императора Александра I освятил собор, который при этом был передан из придворного в епархиальное ведомство. Скульптурное убранство этого храма исполнили К. Альбани, П. П. Соколов и И. Шварц, лепное — Бернаскони, образа — Гуалтьери и А. И. Иванов, роспись — Ф. Д. Данилов. Позже в нем проводились памятные большие богослужения в честь 100-летия основания Санкт-Петербурга, а также празднования всеобщего мира в Европе 10 июля 1814 года.

На следующие полтора десятилетия Исаакиевский собор становится главным столичным храмом, и остается им до тех пор, пока во время пасхального богослужения не произошло то, о чем сообщал в своем донесении протоиерей храма М. Соколов высокопреосвященному Амвросию: «Сего 9-го апреля ... после херувимской песни, отсыревшая в сводах штукатурка упала на правый клирос, не причинив никому вреда, и падением своим сделала сильный удар и в народе содрогание, да притом нами еще усмотрено во внутренности церкви во многих местах от сырости повреждение штукатурки».

Высочайшим распоряжением создается комиссия из архитекторов Стасова, Соколова и Беретти, которая приходит к заключению о необходимости капитальных переделок. Преосвященный Владимир, викарий санкт-петербургский, приказывает прекратить богослужения в соборе, а престол, иконостас, образа и утварь перенести для хранения в Никольский собор. Священнослужителям Исаакиевского храма предложено священнодействия отправлять и церковные суммы хранить в церкви Сената, чередуясь с местным причтом.

Но местные служители не допустили Исаакиевский причт до постоянного богослужения в своей церкви. Тогда преосвященный велел причту Исаакиевского собора отправлять службу в верхней церкви Никольского собора, а сам ходатайствовал перед обер-прокурором Святейшего Синода князем Голицыным найти в Адмиралтействе место для устроения за счет казны особой церкви для прихожан строящегося Исаакиевского собора.

Возражений от морского министра де Траверзе не последовало, и вскоре в Адмиралтействе был устроен новый храм Св. Спиридона Тримифунтского с приделом во имя Св. Исаакия Далматского. Таким образом, с устроением этой церкви причт Исаакиевского собора получил возможность беспрепятственно отправлять богослужения и все христианские требы для своих прихожан.

Сразу же после воцарения императору Николаю I пришлось решать многочисленные проблемы, унаследованные им от своего венценосного брата. Не последнее место в их числе занимало возведение нового Исаакиевского кафедрального собора. Царь регулярно выслушивал отчеты о его строительстве, сам вносил дельные предложения, как в техническом, так и в художественном плане. Немалая заслуга императора и в том, что работы продвигались достаточно быстро. Они обошлись российской казне в немыслимую по тем временам сумму — в более чем 23 000 000 рублей серебром.

Храму придавалось большое значение. Когда предложили создать в Петербурге торговый порт-гавань для большегрузных судов, столь нужный для нарождающейся российской промышленности, царь его отклонил — деньги нужны были для завершения Исаакиевского собора.

Об особом внимании царствовавшего Дома к этому храму свидетельствует, прежде всего, факт его освящения и открытия, ставшего значительным событием в культурной жизни столицы и России.

Накануне освящения была опубликована Высочайше утвержденная «Церемония освящения Санкт-Петербургского кафедрального собора во имя святого Исаакия Далматского 30 мая 1858 года», в которой предусматривалось поочередное проведение обряда освящения трех соборных приделов: главный алтарь — 30 мая, приделы — 1 и 8 июня. Из Александро-Невской лавры в Казанский собор были доставлены святые мощи, и поставлены на главный престол, где в самый день освящения была совершена ранняя литургия до начала крестного хода.

В этот же день в 6 часов вечера после звона в большой колокол с обычным трезвоном, в Исаакиевском соборе перед главным престолом преосвященный митрополит Григорий с четырьмя архимандритами, двумя протоиереями и местными иереями совершили всенощное бдение по церковному уставу.

В церемонии открытия принимали участие 1200 певчих. Эффект, произведенный их пением, был поразителен для присутствующих.

Перед Царскими вратами был поставлен стол, покрытый скатертью, на котором находились ковчег, антиминс, священное Евангелие, напрестольный крест, св. потир, дискос, две тарелочки, лжица, копие, ковшечки, пелены, воздухи, вервь, две срачицы, две одежды на престол и жертвенник, гвозди, мыло, губы, платки для утирания уст, запоны, полотенца и ножи. Все это, покрытое пеленой, было обставлено четырьмя подсвечниками с зажженными свечами.

В алтаре, перед горним местом, был поставлен другой столик, покрытый пеленой, и на нем — св. миро, церковное вино, розовая вода в сосудах, стругец, кропило и четыре камня для прибивания доски престола.

В пятницу, 30 мая, в 8 утра начался перезвон к водосвятию перед главным алтарем, которое совершил один из архимандритов с четырьмя священниками и тремя диаконами. Духовник Их Императорских Величеств с местным придворным духовенством в крещенских ризах, при двух хоругвях, принесли для общего крестного хода из соборной церкви Зимнего дворца Св. мощи Иоанна Крестителя и св. икону Спасителя.

Наместник Александро-Невской лавры с иеромонахами, при двух хоругвях, принесли из Святейшего Синода для крестного хода крест с Животворящим Древом Господним и часть мощей св. апостола Андрея Первозванного.

Огромные толпы верующих присутствовали на церемонии освящения храма, соседние улицы и даже крыши ближайших домов были переполнены людьми. В великолепном кортеже проследовали к собору император Александр II и весь Двор. Вокруг храма были выстроены войска в полной парадной форме. Городское духовенство в белых с золотом одеяниях участвовало в крестном ходе от Исаакиевского собора до Казанского собора и обратно.

Церемония освящения храма началась в 9 часов утра 30 мая и завершилась около 4 часов пополудни. Исаакиевский собор был провозглашен кафедральным собором Русской Православной Церкви и оставался таким до обновленческого раскола в 1922 году.

Со времени своего освящения этот храм стал центром общегородских празднеств. В его стенах проводились торжественные богослужения в честь святых, тезоименитных членам царствующей фамилии, сопровождавшиеся крестными ходами и парадами гвардии. Особое воодушевление у горожан вызывали такие празднества, как годовщины Ништадтского мира, Полтавской и Чесменской викторий, и в те времена еще памятное «чудесное спасение Руси от нашествия Галлов и с ними двунадесяти языков» (Отечественная война 1812 года). Установленный в 1814 году, этот праздник отмечался 25 декабря.

Все торжества начинались или включали в себя богослужения и крестные ходы, сопровождались шествиями церковных, ведомственных, военных хоров и музыкантов.

Особой красочностью отличалось участие в молебнах на Исаакиевской площади овеянных легендарной воинской славой гвардейских полков. Стройными рядами, под звуки серебряных труб и барабанов, конным или пешим строем стекались на площадь мужественные преображенцы, семеновцы, измайловцы, гусары, уланы, кавалергарды, кирасиры и егеря. Как правило, завершались воинские праздники фантастической по своей зрелищности феерией, салютами, иллюминацией на Неве, Мойке и Фонтанке.

Почитались в числе воинских праздников и «кавалерские». Особое значение придавалось дню прославления Св. благоверного великого князя Александра Невского, тезоименитого трем русским императорам. В этот день совершались многотысячные крестные ходы от Исаакиевского собора в Александро-Невскую лавру. Помимо городского духовенства, в процессии шествовали кавалеры главных российских орденов, и среди них кавалеры ордена Св. Александра Невского с образами своего небесного покровителя.

С 1862 года под влиянием Славянского комитета, объединившего многих столичных ученых, литераторов и деятелей искусств, интересовавшихся историей отечественной культуры и преемственностью ее традиций, утвердилось чествование памяти просветителей славян, Святых равноапостольных Кирилла и Мефодия. Отмечали это событие дважды в год: 14 февраля и 11 мая. После божественной литургии в кафедральном соборе во имя Св. Исаакия Далматского проводилось представительное торжественное собрание в Городской думе.

Ежегодно, 19 февраля, архиерейской службой в соборе праздновалась годовщина освобождения крестьян от крепостной зависимости.

С декабря 1896 года при храме начало действовать Исаакиевское православное братство, занимавшееся религиозно-нравственными беседами, благотворительностью, помощью неимущим, общественными столовыми для бедных и школами. Так, прихожанкой графиней Орловой-Давыдовой и графиней Воронцовой-Дашковой была учреждена школа для бедных девочек. Воронцова-Дашкова открыла также на Английской набережной убежище-мастерскую для обучения увечных воинов портновскому мастерству.

Приезжавшие в столицу иностранцы считали необходимым для себя побывать в Исаакиевском соборе. Его посещали царственные особы других государств, президенты, высшие духовные лица: восточные митрополиты, армянские католикосы, католические и англиканские епископы.

Находился собор в ведении управления церквей Двора, заведовавшего храмами Зимнего дворца и пригородных императорских резиденций. Штат собора насчитывал 80 человек, в том числе 12 звонарей и 17 человек причта: настоятель храма, ключарь, 3 священника, 1 протодиакон, 4 диакона, 5 псаломщиков, 2 пономаря.

Все богослужения велись в сопровождении хора, который имел право петь только в Исаакиевском соборе. Хор насчитывал 50 человек: 20 взрослых и 30 малолетних, в том числе 12 басов, 12 теноров, 12 альтов и 14 дискантов. Набирали певчих преимущественно на Украине — в Киевской, Полтавской, Черниговской губерниях, в основном из лиц духовного сословия. Каталог песнопений постоянно проверялся и утверждался Святейшим Синодом. Управлял хором директор придворной певческой капеллы Львов.

Большой популярностью в народе пользовался служивший в 1863–1905 годах в Исаакиевском соборе протодиакон В. Н. Малинин, обладавший феноменальным басом.

Во время служб в Исаакиевском соборе употреблялись предметы, выполненные из золота и серебра фабрикантами Никольсом и Плинке, а также в мастерских П. И. Сазикова и Ф. А. Верховцева. Для изготовления богослужебных предметов была использована первая добыча серебра Алагирских рудников, пожертвованная императором Николаем I.

Поэт О.Э.Мандельштам посвятил Исаакивскому собору трогательное стихотворение:

Люблю под сводами седыя тишины 
Молебнов, панихид блужданье 
И трогательный чин - ему же все должны - 
У Исаака отпеванье. 

Люблю священника неторопливый шаг, 
Широкий вынос плащаницы 
И в ветхом неводе Геннисаретский мрак 
Великопостныя седмицы. 

Ветхозаветный дым на теплых алтарях 
И иерея возглас сирый, 
Смиренник царственный - снег чистый на плечах 
И одичалые порфиры. 

Соборы вечные Софии и Петра,
Амбары воздуха и света, 
Зернохранилища вселенского добра 
И риги Новаго Завета. 

Не к вам влечется дух в годины тяжких бед, 
Сюда влачится по ступеням 
Широкопасмурным несчастья волчий след,
Ему ж вовеки не изменим. 

Зане свободен раб, преодолевший страх,
И сохранилось свыше меры 
В прохладных житницах, в глубоких закромах 
Зерно глубокой, полной веры. 

Весна 1921,

Спустя несколько лет после Октябрьской революции, оказавшись на грани финансового краха, советское правительство вынуждено было любой ценой найти средство для пополнения государственной казны. К тому же в 1921 году страну постигло стихийное бедствие — засуха и сопровождающий ее страшный голод, охвативший 34 российские губернии.

Одной из первых на народную беду откликнулась Православная Церковь. В храмах начался сбор пожертвований, поступали средства из-за рубежа. Разрешалось жертвовать драгоценные церковные предметы, не имеющие богослужебного употребления. Самое активное участие в этом принимали прихожане и причт Исаакиевского собора.

Но такое положение не устраивало новых «хозяев» России. Собранные церковные средства были реквизированы, забыты всякие договоры и компромиссы между Церковью и советской властью. Из храмов стали изымать священные богослужебные предметы. Это приводило к массовым конфликтам между верующими и властями.

Сейчас, по прошествии времени, можно с уверенностью предположить, что радело советское правительство не за своих умирающих от голода граждан, а преследовало иные цели.

Из письма В. И. Ленина от 19.03.1922 г., посвященного волнениям в Шуе: «Без беспощадного изъятия никакое хозяйственное средство, никакая государственная работа, никакое отстаивание своей позиции в Генуе совершенно не мыслимы. Далее процесс против Шуйских мятежников должен закончиться расстрелом очень большого числа реакционной буржуазии и духовенства».

В результате — разграбление храмов, тысячи и тысячи жертв, уничтожение российских святынь и культурных ценностей. Только в Петрограде было изъято из церквей более 3 пудов золота, 665 пудов 16 фунтов серебра, 1028 шт. бриллиантов и 366 шт. драгоценных камней. В том числе из Исаакиевского собора — около 3 пудов золота, 140 пудов серебра и около 800 драгоценных камней, т.е. большая часть изъятого в городских храмах.

Церковная утварь оценивалась исключительно на вес, поэтому большинство уникальных по художественной ценности предметов оказалось навсегда утраченным.

После процессов патриарха Тихона и петроградского митрополита Вениамина «тихоновская» Церковь была объявлена контрреволюционной, и две трети действующих православных храмов власти передали так называемым «обновленцам». В 1923 году в северной столице в руках обновленцев было 113 церквей из 123, и в том числе Исаакиевский собор, он оставался у них вплоть до своего закрытия как храма в июне 1928 года.

В его стенах в 1931 году был открыт антирелигиозный музей, спустя шесть лет поменявший свой профиль на историко-художественный.

Но все течет, все меняется, и 17 июня 1990 года, в воскресенье, в Исаакиевском соборе, некогда первом по своей значимости храме Русской Православной Церкви, вновь состоялось торжественное богослужение. Божественную литургию Св. Иоанна Златоуста здесь совершил Святейший патриарх Московский и всея Руси Алексий II.

По окончании богослужения, обращаясь к молящимся, Его Святейшество сказал: «Сегодняшняя служба показала, что Исаакиевский собор можно прекрасно использовать и как храм, и как музей... Ныне все поняли, что возрожденная нравственность позволит преодолеть бездуховность, поразившую общество, сделает нас милосердными, терпимыми друг к другу. Итак, будьте совершенны, как совершенен Отец наш Небесный. Тогда мы решим все проблемы, стоящие перед народом, Церковью и обществом нашим».

В настоящее время губернатор Санкт-Петербурга Г.С.Полтавченко поставил вопрос о передаче Исаакиевского собора Санкт-Петербургской Митрополии в рамках исполнения федерального закона № 327-ФЗ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности», определяющего «порядок безвозмездной передачи в собственность или безвозмездное пользование религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в федеральной собственности, собственности субъектов Российской Федерации или муниципальной собственности», принятого Государственной Думой 19 ноября 2010 года, одобренного Советом Федерации 24 ноября 2010 года, подписанного президентом РФ Д. А. Медведевым  30 ноября 2010 года. Буква этого закона недвусмысленна: следует передавать "недвижимое имущество…построенное для осуществления и (ИЛИ) обеспечения таких видов деятельности религиозных организаций, как совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, проведение молитвенных и религиозных собраний, обучение религии, профессиональное религиозное образование, монашеская жизнедеятельность, религиозное почитание (паломничество), в том числе здания для временного проживания паломников, а также движимое имущество религиозного назначения».

Но помимо правовых и социальных вопросов, здесь есть целый ряд проблем духовных, глубже - проблем нашего исторического выбора. Вспомним, под какими лозунгами шло образование современной России?  Один из наиболее популярных был связан с фильмом "Покаяние": "Эта дорога ведет к храму? Нет. Тогда зачем она нужна?"  Неужели мы об этом забыли?

На одном из фронтонов Исаакиевского собора написано: "Дом Мой дом молитвы наречется ". Эта цитата из Евангелия от Матфея (21. 13)  значит для нас прежде всего следующее - храм должен быть именно храмом, не музеем, не местом для развлечений.  Для нас это - путь к очевидности, к исцелению от подмен и заблуждений прошлого. 

Вспоминаются строки Анны Андреевны Ахматовой, написанные в страшные годы ежовщины:

"И вот наперекор тому,

Что смерть глядит в глаза,

Опять по слову твоему

Я голосую за.

За то, чтоб стала дверью дверь,

Замок опять замком,

Чтоб сердцем стал угрюмый зверь..."

Если мы хотим себя обезопасить от репрессий и беззаконий прошлого, то необходимо восстановить историческую справедливость - вернуть Церкви то, что некогда было беззаконно у нее похищено и отторгнуто - прежде всего храмы.

            И добавим. Евангельская цитата на  фронтоне  Исаакиевского собора восходит к пророчеству  Исаии, в котором говорится: "Дом Мой дом молитвы наречется для всех народов" (Исаия. 30. 15) . Исаакиевский собор действительно принадлежит всему человечеству, но это всечеловеческое призвание он может осуществлять только в христианском, только в православном контексте, в котором он и был построен, ибо он создан в конечном счете для Богочеловека и Всечеловека - Христа.  При недолжном использовании он становится по скорбному выражению Евангелия "вертепом разбойников", каковым он в особенности был в тридцатые годы, в качестве антирелигиозного музея.

             Храм должен исполнять свою сакральную функцию - быть местом молитвы, примирения Бога с человеком и человека с человеком, местом собирания народа Божия и народов России и шире - всего человечества. Исаакиевский собор - не только архитектурная доминанта, это еще и доминанта духовная, определявшая некогда и отчасти определяющая и ныне духовное измерение государства Российского, а может быть, и судьбы мира. По выражению замечательного русского писателя Серафима Ильича Четверухина,  без молитвы, без богослужения храм, - труп. Набальзамированный, но бездыханный.  Душа храма  - молитва. На наших глазах погибало немало храмов даже не от злобы, а от равнодушия, оттого, что в них не молились и за ними не присматривали.  Если мы хотим, чтобы Исаакий зажил полной жизнью, то его необходимо передать Церкви.

          И последнее. Некоторые из тех, кто ратуют за музейный статус Исаакиевского собора, и не скрывают особо, что их цель - не сбережение культурных ценностей, а борьба с религией и борьба с Православием. Этих Геростратов можно только пожалеть, потому что ничего, кроме борьбы, пафоса дискредитации и уничтожения у них за душой ничего нет. Был бы кому-нибудь известен Губельман-Ярославский, если бы он не был главой Союза Воинствующих Безбожников? Кстати, он умер с горя после роспуска Союза - жизнь потеряла для него смысл. Не случайно некоторые из них принадлежит к оппозиционным партиям типа "Яблока". Деятелям "болота" - тем самым, что хотели погрузить Россию в революционный хаос и охлократию несколько лет назад. Этим людям нужны великие потрясения. А нам нужна Великая Россия. С величественным ХРАМОМ - Исаакиевским собором.

Все статьи

Другие статьи автора

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: info@radonezh.ru