Перейти к основному содержанию

19:34 22.07.2018

Чья власть, того и гендер

03.05.2016 08:31:36

В недавно опубликованном интервью министр иностранных дел России Сергей Лавров сказал, помимо прочего, что “этот бизнес «как обычно», как его понимали на Западе, в Евросоюзе и НАТО, означал только одно: что мы всем должны и должны, прежде всего, стать такими же, как они. Если на Западе отношение, например, к правам человека эволюционирует в сторону вселенского попустительства и вседозволенности, то их не интересует, что это противоречит фундаментальным основам нашей культуры, которая базируется на православной религии – на христианстве”.

Эти слова вызвали, в определенных кругах, насмешки - какой мол, из Лаврова защитник веры, и какая из нынешней России цитадель христианства - но они очень важны именно с точки зрения профессиональной сферы Сергея Викторовича, политики. Способность сказать “нет, у нас свои цивилизационные основы, и мы их намерены держаться” – это важный аспект национального суверенитета.

Гендерная идеология в наши дни является инструментом власти. Примерно также, как в средние века – и, особенно, после Реформации – в качестве инструмента власти использовалась религия. Принцип Аугсбургского мира,“Чья власть, того и вера”, был вполне обратим – чья вера, того и власть. Утвердить свою власть над людьми можно было, принудив людей верить и молиться так, как скажет правитель. Это, конечно, могло иметь очень мало отношения к собственно, вере в Бога и богословским спорам как таковым – речь шла именно о власти. Во времена королевы Елизаветы Английской Папа Римский считал, что Елизавета – узурпаторша и еретичка, которой ни один добрый христианин не должен быть верен, а вот Архиепископ Кентерберийский, понятно, считал ровно наоборот, и быть католиком или англиканином означало, прежде всего, присягать различным центрам власти. Богословские рассуждения имели очень мало отношения к делу. Они превращались в символы лояльности той или другой стороне.

Идеологическое содержание, в принципе, может и отсутствовать – допустим, могущественный правитель N провозглашает, что носить, скажем, малиновую одежду есть признак доброго и справедливого человека, находящегося на правильной стороне истории, а носить одежды других цветов – гнусный обычай, выдающий злобных троглодитов, которым не место в цивилизованном обществе. Этими словами малиновая одежда из предмета нейтрального превращается в знак лояльности и повиновения правителю N, и в инструмент распространения его власти – те, кто напоказ облачаются в малиновое, признают именно за N право решать, кто тут добр и справедлив, и кто находится на правильной стороне истории, а к кому нужно принимать строгие меры, как к злобным троглодитам.

Этот механизм активно работает, например, в тоталитарных культах, где к людям предъявляют требования нарастающей оскорбительности и абсурдности – хотя они кажутся совершенно нелепыми, в них есть абсолютно прагматичный смысл. Приучаясь исполнять повеленное, люди начинают воспринимать лидера культа как повелителя, кого-то, кто устанавливает правила и от кого исходят законные приказы.

Когда Джо Байден говорит: “Меня не интересует, какая у вас культура”, когда, вероятно, будущий президент США, Хиллари Клинтон заявляет, что религиозные и культурные традиции вовсе не “оправдывают дискриминации” – это не просто изложение определенных взглядов на отношения полов, это попытка предписывать всему человечеству, что люди во всем мире должны считать правильным и как они должны себя вести. Это демонстрация притязаний на контроль – в данном случае, глобальный контроль – со стороны политической элиты, которую большинство населения земли вовсе не избирало. Люди, которые назначили себя никому не подсудными, никому не подконтрольными и не терпящими ни от кого возражений первосвященниками религии “прав человека” получили работающий инструмент для утверждения своей власти и подавления несогласных. Начиная с самих США и Запада в целом.

Представим себе, что я хочу нанять фотографа для съемок венчания в православной Церкви. Я обращаюсь к фотографу, который известен тем, что его убеждения не позволяют ему входить под своды православного храма. Он, скажем, убежденный атеист или сектант. Он, предсказуемо, отказывается. Я тащу его в суд, суд признает его виновным в дискриминации православных, приговаривает к огромному штрафу, и, фактически, пускает по миру. Легко представить себе, что в этом гипотетическом случае мы получили бы бурю возмущения, и никто бы не сомневался, что имеет место акт грубой идеологической диктатуры и принуждения.

Но когда идеологическое принуждение практикуется другими людьми – а именно в США мелких предпринимателей преследуют и разоряют за отказ участвовать в гей-мероприятиях – это подается как торжество прав человека. И даже терпимости и любви. Причем провозглашается, что весь мир просто обязан последовать примеру США.

Сейчас в США в центре препирательств оказывается “право” лиц, психологически относящих себя к противоположному полу (трансгендеров) пользоваться туалетами, раздевалками и душевыми своего “психологического” пола. То есть, мужчины, объявляющие себя женщинами, получают “право” входить в раздевалки и туалеты к настоящим, биологическим женщинам.

Консерваторы, естественно, шокированы и возмущены – мысль о том, чтобы пускать в женские раздевалки мужчин, да еще с явными психологическими проблемами, нравится не всем. Тут и соображения безопасности, и то соображение, что женщины, в конце концов, тоже имеют права – право на некоторую приватность, например.

Но право на приватность – ничто перед требованиями ЛГБТ движения, и любые возражение отметаются через очернение оппонентов – они мол, злобные “трансфобы”, которые имеют не больше прав быть выслушанными, чем Ку-Клукс-Клан с его требованиями расовой сегрегации.

Однако абсурдные и оскорбительные требования имеют важную функцию – обозначение того, кто тут хозяин. Мол, посторонний мужчина может зайти в женский туалет, где в это время находится твоя жена или дочь. Ты должен приветствовать это, иначе ты bigot и троглодит, и тебе создадут проблемы. Демонстративное принуждение к чему – то, что человек сочтет противным своим убеждениям, правам, достоинству, мировоззрению, вере, обязательствам – это важная демонстрация власти, способности ломать об колено всех и все.

И это также на международной арене – культура, традиция и вера народов должны быть сломаны об колено ради насаждения того, что узкий слой политической элиты Запада считает правильным. И тут самое время сказать – нет, так не пойдет. Вы не будете нами командовать. У нас есть собственная идентичность и традиции. И то, что Сергей Лавров это сказал – очень хорошо. 

Комментарии

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+