Братство "Радонеж" Группа СМИ «Радонеж» Контакты

Аналитика

Все материалы

Беседа на Рождество Христово 2017 года. (Евхаристическое осмысление события).

12.01.2017 12:47

Алла Новикова-Строганова

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

                                                                           Рождество Твое, Христе Боже наш,
                                                                           возсия мирови свет разума:
                                                                           в нем бо звездам служащии
                                                                           звездою учахуся
                                                                          Тебе кланятися, Солнцу Правды,
                                                                           и Тебе ведети с высоты Востока.
                                                                           Господи, слава Тебе!
                                                                                                                (Тропарь Рождества Христова)

Тайна Рождества Христова — это тайна Божественной Любви! «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него» (Ин. 3, 16, 17). В этой беседе мы постараемся в свете Таинства Евхаристии (Причастия) взглянуть на эту тайну.

«Любовь Бога к миру велика и до того простерлась, что Он отдал не ангела, не пророка, но Сына Своего, и притом Единородного (1 Ин. 4, 9). Если бы Он отдал и ангела, то и это дело было бы не мало. Почему? Потому, что ангел — верный и покорный Его служитель, а мы — враги и отступники. Теперь же, когда отдал Сына, какое превосходство любви показал Он?! Опять, если бы Он имел много сыновей и отдал одного, то и это было бы очень великое дело. А теперь Он отдал Единородного. Можно ли же достойно воспеть Его благость?!»[1]

Казалось бы, привычные слова: «возлюбил Бог мир», но какой мир возлюбил Создатель? Мир, восставший против своего Владыки и Суверена! Позже апостол Павел изречет: «Ибо Христос, когда еще мы были немощны, в определенное время умер за нечестивых. Ибо едва ли кто умрет за праведника…» (Рим. 5, 6, 7).

Это и есть тайна непостижимой Божественной Любви. Те, которые заслужили гнев Бога, пользуются Его благосклонностью; заслужившие проклятия наслаждаются Его благословениями. И Сын Божий сходит в этот мир не для того, «чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него».

Христос рождается в этот мир как «Отроча младо — предвечный Бог», дабы Своим умалением (κένωσις — опустошение, истощение) во младенчестве постыдить и опрокинуть нашу взрослость во грехе. Для этой же цели Он и рождается в Вифлеемской пещере в величии самоуничижения, для того чтобы «обогатились» мы «Его нищетою» (2 Кор. 8, 9). «И родила Сына Своего Первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице» (Лк. 2, 7).

«Полагается в яслях, быть может, для того, чтобы от начала научить нас смирению, а быть может, и для того, чтобы символически показать, что Он явился в мир сей — место, обитаемое нами, уподобившимися неразумным скотам (Пс. 48, 13. 21). Ибо как ясли принадлежат скотам, так и мир сей — нам. Итак, мир — ясли, а мы — неразумные животные; а чтобы искупить нас от неразумия, для этого Он и явился здесь»[2].

То есть Он с самого начала и предлагает Себя в снедь, пищу для этого мира, для того чтобы, преодолев скотское начало во Христе и со Христом, мы смогли бы подняться из состояния чад гнева (собственного животного бытия) в состояние чад Божиих — через насыщение Его Телом и Кровью. Позже Он Сам засвидетельствует о Себе: «Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира» (Ин. 6, 51). И в этом смысле Христово Рождество — как некая «проскомидия», приуготовляющая нас к Мессианскому пиру (Божественной Литургии). И в литургической Чаше мы и ныне очами веры созерцаем Сына Божия, предлагаемого нам в снедь ради преложения животного начала в человечестве в божественное начало по усыновлению нас через Сына Божия — Богу Отцу по благодати: «…и сие не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился» (Еф. 2, 8, 9). «Как от Божественной силы Его даровано нам все потребное для жизни и благочестия, через познание Призвавшего нас славою и благостию, которыми дарованы нам великие и драгоценные обетования, дабы вы через них соделались причастниками Божеского естества, удалившись от господствующего в мире растления похотью» (2Пет. 1, 3, 4).

«Ибо таким образом бываем и христоносцами, когда Тело и Кровь Его сообщится нашим членам. Так, по словам блаженного Петра, бываем причастниками Божеского естества. Некогда Христос, беседуя, говорил к иудеям: [если не будете есть Плоти и пить Крови Сына Человеческого], то не будете иметь в себе жизни (Ин. 6, 53)»[3];       

«Что мне добавить к этому, и должен ли я как бы на всем протяжении убеждать тебя, что Бог соделал человека причастником Божеского естества, как мы читаем в послании Петра? Потому справедливо кто-то сказал: родом Его мы и являемся. Ведь Он дал нам по родству Своему способность разумения, а именно — по родству природы, чтобы мы искали то Божественное, Которое находится рядом с каждым из нас, в Котором мы и живем, и существуем, и движемся (Деян. 17, 28)»[4].

То есть с момента Боговоплощения мы во Христе соделались, по определению святителя Григория Нисского, сродниками Богу, «не иначе как став сотелесником Ему (σύσσωμος αὐτῷ)». И теперь, Халкидонским определением, человеческое и божественное неразлучно, неизменно и нераздельно. То есть во Христе рождается и само наше новое бытие, народа Божия, соединенного евхаристически со своим Создателем.

«Евхаристически» — потому что в православном понимании спасение человеками не достигается («человекам это невозможно» — Мк. 10, 27), но принимается евхаристически, распознается и переживается («но не Богу, ибо все возможно Богу» — Там же)! 

Тогда и исполняется древнее пророчество: «и поставлю жилище Мое среди вас (то есть истинное Человечество Христа Иисуса. — О.С.), и душа Моя не возгнушается вами; и буду ходить среди вас и буду вашим Богом, а вы будете Моим народом» (Лев. 26, 11, 12); и еще: «Вот наступают дни, говорит Господь, когда Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый завет, не такой завет, какой Я заключил с отцами их в тот день, когда взял их за руку, чтобы вывести их из земли Египетской; тот завет Мой они нарушили, хотя Я оставался в союзе с ними, говорит Господь. Но вот завет, который Я заключу с домом Израилевым после тех дней, говорит Господь: вложу закон Мой во внутренность их и на сердцах их напишу его, и буду им Богом, а они будут Моим народом» (Иер. 31, 31-33).

В Рождаемом в Вифлееме — соединение Неба и Земли, Бога и Человека. И отныне мы не чужие, но свои Богу Отцу, евхаристически усыновленные Ему во Христе и со Христом.   

Небо і земля, Небо і земля,
Нині торжествують.
Ангели й люди, Ангели й люди
Весело празнують:

Христос родився, Бог воплотився
Ангели співають, Царіє вітають,
Поклін віддають, Пастиріє грають,
Чудо, чудо повідають.

Во Вифлеємі, во Вифлеємі
Весела новина!
Чистая Діва, Чистая Діва,
Породила Сина!

Христос родився, Бог воплотився
Ангели співають, Царіє вітають,
Поклін віддають, Пастиріє грають,
Чудо, чудо повідають.

І ми во плоти, і ми во плоти
Богу поклін даймо:
„Слава во вишніх, слава во вишніх"
Йому заспіваймо!

Христос родився, Бог воплотився
Ангели співають, Царіє вітають,
Поклін віддають, Пастиріє грають,
Чудо, чудо повідають[5].

Само наименование места рождения Христова: «Вифлеем» — глубоко символично и осмысливается только евхаристически. Еврейское слово «Вифлеем», на иврите — ‏בֵּית לֶחֶם‏‎, (Бейт-Лехем), буквально переводится как «Дом Хлеба». То есть Тот Хлеб Небесный, Который рождается в Вифлееме, литургический насыщал и насыщает всю церковную Эйкумену (Кафолическую Церковь).

Читаем: «Иисус же сказал им: истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день. Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем. Как послал Меня живый Отец, и Я живу Отцем, так и ядущий Меня жить будет Мною. Сей-то есть хлеб, сшедший с небес. Не так, как отцы ваши ели манну и умерли: ядущий хлеб сей жить будет вовек» (Ин. 6, 53-58).    

«Иудеи, услышав о вкушении плоти Господней, не верят; поэтому и произносят слово неверия «как»? Ибо когда входят в душу помыслы неверия, тогда сопривходит и слово «как»? Посему и Он, желая показать, что сие не невозможно, но и весьма необходимо, и что нельзя иначе иметь жизни, говорит: если не будете есть плоти, и прочее. Так и Никодим от неверия говорил: как может человек войти в утробу матери (Ин. 3, 4)? Посему, когда мы слышим, что, не вкушая плоти Сына, не можем иметь жизни, мы должны иметь несомненную веру при принятии Божественных Тайн, а не спрашивать: «как»? Ибо душевный человек, то есть следующий помыслам человеческим, душевным или естественным, не принимает сверхъестественного и духовного (1 Кор. 2, 14). Так и духовной пищи, плоти Господней, он не разумеет. Между тем не причащающиеся оной не будут иметь участия в жизни вечной как не принявшие Иисуса, Который есть истинная Жизнь. Ибо вкушаемое есть плоть не простого человека, но Бога, и могущая боготворить как соединенная с Божеством. Она есть истинно пища, поскольку удовлетворяет не на малое время, не портится, как преходящая пища, но способствует к вечной жизни. Подобным образом и питие крови Господней есть истинно питие, потому что утоляет жажду не на время, но пиющего охраняет от жажды и нужды навсегда, как и самарянке говорил Господь: пиющий воду, которую Я дам, не будет жаждать (Ин. 4, 14). Ибо кто чрез причащение Божественных Тайн получит благодать Святаго Духа, тот не будет, подобно неверующим, ощущать ни голода разумного, ни жажды»[6].

Апостол Павел писал о времени Рождества Христова: «но когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего [Единородного], Который родился от жены, подчинился закону, чтобы искупить подзаконных, дабы нам получить усыновление» (Гал. 4, 4, 5).

«Полнота времени» — указывает на тот определенный момент, когда и необходимо было родиться Христу Спасителю.

  1. Сын Божий рождается в этот мир, который находился в римском порабощении, чтобы указать нам на Свою миссию освободителя всего рода человеческого от рабства греха, дьявола и страха смерти. Беда Достопочтенный писал о Христе: «…соизволил принять плоть в такое время, чтобы вскоре после Своего рождения быть записанным при переписи кесаря и этим подчинить Себя неволе ради нашей свободы»[7].
  2. Христос рождается и тогда, когда на земле установилось единодержавие императора Августа и прекратились все войны. О чем Блаженный Иероним, комментируя пророка Исаию, пишет: «Взглянув на историю древности, мы обнаружим, что вплоть до двадцать восьмого года правления кесаря Августа по всему миру шли войны, и прекратились они тогда, когда родился Господь»[8], согласно сказанному: «…и перекуют мечи свои на орала, и копья свои — на серпы: не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать» (Ис. 2, 4). Позже апостол Павел, запишет о Христе: «Ибо Он есть мир наш, соделавший из обоих одно и разрушивший стоявшую посреди преграду, упразднив вражду Плотию Своею…» (Еф. 2, 14, 15).
  3. Привязка у евангелиста Луки Рождества Христова к единоправлению «кесаря Августа» (Лк. 2, 1) обусловлена тем, что и Христос является в этот мир для того, чтобы «рассеянных чад Божиих собрать воедино» (Ин. 11, 52), да «будет одно стадо и один Пастырь» (Ин. 10, 16); «Открыв нам тайну Своей воли по Своему благоволению, которое Он прежде положил в Нем, в устроении полноты времен, дабы все небесное и земное соединить под главою Христом» (Еф. 1, 9, 10).
  4. Рождается Он во дни царя Ирода («Великого») во исполнение пророчества патриарха Иакова: «Не отойдет скипетр от Иуды и законодатель от чресл его, доколе не приидет Примиритель, и Ему покорность народов» (Быт. 49, 10). Дело в том, что царь Ирод I не был евреем, он был идумеянин, и, таким образом, на нем буквально исполнилось пророчество, изреченное патриархом Иаковом в 1700- 1650 гг. до Рождества Христова, а записано Моисеем оно было около 1250 г. до Рождества Христова. Во дни Ирода точно отошел «скипетр от Иуды», царственного дома иудейских царей, «и законодатель от чресл его», так как иудеи были лишены возможности самостоятельно выносить смертный приговор, прибегая к вынужденному одобрению его со стороны римских прокураторов. Святитель Иоанн Златоуст писал: «Народом правили дурные еврейские цари, для исцеления посылались пророки. Ныне же, когда народ Божий подпал под власть дурного царя [чужеземца], родился Христос, поскольку для столь тяжкой и опасной болезни потребовался более искусный Исцелитель»[9].

И следующее — мы исследуем вопрос о том, почему в тайну Рождества Христова были посвящены немногие из человеков? Но прежде всего вспомним, что не каждый человек имеет право приступать к причащению Тела и Крови Рожденного в Вифлееме: «Посему, кто будет есть хлеб сей или пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней. Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей. Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем. Оттого многие из вас немощны и больны и немало умирает» (1Кор. 11, 27-30).    

«Что ты говоришь? Причина стольких благ, трапеза, источающая жизнь, становится осуждением? Не по своему естеству, говорит он, а по произволению приступающего. Как Его пришествие (то есть Рождество Христово. — О.С.), доставившее нам те великие и неизреченные блага, послужило к большему осуждению не принявших Его, так и эти тайны становятся средством большего наказания для недостойно причащающихся»[10].

То есть созерцание любой из тайн жизни Христа Спасителя, равно как и участие в любом из церковных Таинств, требует от нас собранного участия и сердечного рассуждения. Итак, почему доступ к Его Таинствам и тайнам жизни Христа открывается лишь для немногих?

Попробуем ответить на этот вопрос:

  1. Конечно, мы знаем, что Христос «…есть умилостивление за грехи наши (то есть уверовавших. — О.С.), и не только за наши, но и за грехи всего мира» (1Ин. 2, 2). Его искупительный подвиг был совершен прежде всего потому, что Он есть Тот, «Который хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1Тим. 2, 4). И мы знаем из Писания, что имя Его будет известно всему миру: «Ибо от востока солнца до запада велико будет имя Мое между народами, и на всяком месте будут приносить фимиам имени Моему, чистую жертву; велико будет имя Мое между народами, говорит Господь Саваоф» (Мал. 1, 11). Но в то же время, обращаясь к Своим ученикам, Он говорит: «Не бойся, малое стадо! ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство» (Лк. 12, 32); и еще: «…Я знаю, которых избрал…» (Ин. 13, 18).
  2. И в то же время, при Рождестве Христовом свидетелями чуда Его рождения оказались люди разных сословий. Блаженный Августин писал: «Пастухи были израильтянами, волхвы — язычниками. Первые были вблизи от Него, последние — вдалеке. Но те и другие вместе поспешили к Нему как к своему Основанию»[11]. Таким образом, в лице пастухов человеческая простота склонилась у ног Богомладенца, а в лице волхвов — человеческая мудрость.
  3. С другой стороны, Его обнаружили праведники, такие как Симеон Богоприи́мец (Лк. 2, 25-32) и пророчица Анна (Лк. 36-38), и грешные язычники-волхвы. Этим было обозначено, что Он является в этом мире как спаситель всех людей. Хотя в Евангелии от Матфея и сказано, что «Он спасет людей Своих от грехов их» (Мф. 1, 21), но, в понимании святых Отцов, Своими для Него являются все люди, когда-либо жившие и живущие на Земле. «Скажи им: живу Я, говорит Господь Бог: не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был. Обратитесь, обратитесь от злых путей ваших; для чего умирать вам…» (Иез. 33, 11); и еще: «Ибо Я не хочу смерти умирающего, говорит Господь Бог; но обратитесь, и живите!» (Иез. 18, 32). Блаженный Феофилакт пишет: «Здесь истолковывается, что значит слово «Иисус», именно — Спаситель, «ибо Он», сказано, «спасет людей Своих» — не только иудейский народ, но и языческий, который стремится уверовать и сделаться Его народом»[12]. Блаженный Августин согласно с Феофилактом пишет: «В простецких манерах пастухов преобладало невежество, а в суетных обрядах волхвов изобиловало нечестие. И все же Основание притягивало тех и других к Себе, поскольку Он пришел избрать немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и призвать не праведников, но грешников, дабы и сильный не возгордился, и слабый не отчаялся»[13].
  4. Избраны стать свидетелями Рождества Христова волхвы и по той причине, что пришли с Востока. Святитель Иоанн Златоуст наставляет: «Волхвы пришли с востока потому, что первому началу веры надлежало прибыть из земель, где зарождается день, поскольку вера — это свет души»[14]. Пришли на Запад — для того, чтобы в будущем народы Востока и Запада едиными устами прославили рожденного в Вифлееме Христа Спасителя. «Говорю же вам, что многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном» (Мф. 8, 11).

«Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф. 11, 28) — этот призыв Христа, обращенный ко всему человечеству, есть призыв ко спасению всех людей и каждого человека в отдельности. Сын Божий действительно принес полноту спасения на эту Землю: «…Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком» (Ин. 10, 10). Но воспользоваться даром вечной жизни со Христом и во Христе могут только те, которые ответят согласием на Его призыв: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас»! Сказавший о Себе: «…Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию» (Мф. 9, 13), призывая к Себе труждающихся и обремененных («Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные»), имеет в виду обремененных грехами и труждающихся на дьявола.

Христос, рождаемый в Вифлееме, и есть освободитель рода человеческого — от власти греха, дьявола и страха смерти!

«И Он призывает всех, а не только детей Израилевых, будучи Творцом и Господом всех. Труждающимися Он называет иудеев, которые не смогли понести иго закона (то есть впали во власть греха и тень смерти. — О.С.), а обремененными — идолопоклонников, поскольку они обременены дьяволом и отягчены множеством грехов»[15].

Далее мы исследуем вопрос о том, почему посвящение в тайну Рождества Христова для одних было  через явление Ангелов, а для других — посредством Вифлеемской Звезды?

  1. Мы уже знаем, что Деве Марии, Симеону Богоприимцу[16], Обручнику Иосифу и Вифлеемским пастухам откровение о Христовом Рождестве было посредством Ангелов; а волхвам и Ироду идумеянину — посредством Вифлеемской Звезды. «Он (то есть Господь. — О.С.) твердыня; совершенны дела Его, и все пути Его праведны; Бог верен, и нет неправды [в Нем]; Он праведен и истинен» (Втор. 32, 4). То есть любое действие Господа Бога — осмысленное и праведное и наполнено подлинным смыслом.
  2. Ветхозаветные праведники знали, что даже Закон Моисеев был ниспослан при служении Ангелов. «Вы, которые приняли закон при служении Ангелов…» (Деян. 7, 53). То есть, как для евреев было привычно, что Божественное Откровение ниспосылалось им «при служении Ангелов», то и оказавшись на пороге Нового Завета, они могли ожидать нечто подобное.
  3. И напротив, язычники, пребывая в суеверии астрологии, имели навык предсказывать события по звездам. Блаженный Августин писал: «Ангелы обитают на небесах, а звезды их украшают, и потому посредством тех и других небеса славят Господа»[17]. «Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы…» (Рим. 1, 20). Согласно с чем и Златоуст писал: «Господь соблаговолил призвать их через посредство того, что было для них обычным»[18]. Святитель Василий Великий писал: «Но следует спросить, что означает то, что после рождения Искупителя в Иудее явился пастырям Ангел, а от Востока привел волхвов Ему на поклонение не Ангел, но звезда? Очевидно то, что иудеям, как имеющим разум, должно было проповедовать разумное существо, то есть Ангел; а язычники, как не имеющие разума, приводятся к познанию Господа не гласом, но знамениями. Поэтому и через Павла говорится: Пророчество для верующих, не для неверующих, знамения для неверующих, а не для верующих (1Кор. 14, 22). Следовательно, и тем даны пророчества, как верующим, а не как неверующим, и этим — знамения, как неверующим, а не как верующим. И замечательно, что нашего Искупителя, когда Он уже был в совершенном возрасте, тем же язычникам проповедуют апостолы, а о малолетнем и еще по устройству человеческого тела не говорящем возвещает язычникам звезда, потому что порядок разума требовал именно того, чтобы и проповедники говорящего (то есть «взрослого». — О.С.) уже Господа были известны нам также говорящими, а еще не говорящего (то есть Младенца. — О.С.) проповедовали немые стихии»[19].
  4. Была и еще одна причина. Блаженный Августин писал о Вифлеемской Звезде: «Аврааму было дано обетование бесчисленного потомства, которое имело произойти в силу не плотского воспроизводства, а плодородия веры (то есть по обетованию. — О.С.). Оно было сравнено с множеством звезд, что как будто бы указывало на небесное потомство»[20]. Следовательно, язычники, «которые обозначены звездами (то есть в ведении Авраама. — О.С.), были вдохновлены восхождением новой звезды»[21] к поиску Христа Спасителя, через Которого они стали новыми чадами Авраама. «И не все дети Авраама, которые от семени его (по плоти. — О.С.), но сказано: в Исааке наречется тебе семя. То есть не плотские дети суть дети Божии, но дети обетования (то есть по вере Авраама. — О.С.) признаются за семя» (Рим. 9, 7, 8).
  5. Сохранилось и древнее предание о том, что языческий пророк Валаам, предсказавший появление Вифлеемской Звезды (см. Числ. 24, 17), оставил это пророчество и своим соплеменником, которые ко дням Рождества Христова удалились на край Востока. Эти потомки Валаама, ожидая появления звезды, выбирали двенадцать благочестивых мужей, которые в известное время поднимались на вершину горы и вели обзор звезд с великим усердием. И однажды они и увидели звезду, а в ней — как бы образ младенца, над которым — знак креста. И якобы волхвы и входили в число этих двенадцати языческих мужей (Златоуст). Для нас эта версия, интересна тем, что в ней мы наблюдаем, как не только иудеи, но и языческие народы чаяли Рождества Христова — семьдесят седьмого, отстоящего от Адама Истинного Человека.
  6. Церковная икона Христова Рождества не оставляет сомнения, что под видом Вифлеемской Звезды волхвам сопутешествовал Ангел. Святитель Иоанн Златоуст учит: «Смотри, какой здесь прекрасный порядок! После того, как звезда оставила волхвов (то есть при их вхождении в землю евреев. — О.С.), их принимает иудейский народ и царь и они приводят пророка (Мф. 2, 5, 6), чтобы объяснить явление. А после пророка их опять принял Ангел (то есть под видом звезды: Мф. 2, 9. — О.С.) и всему научил, и они идут из Иерусалима в Вифлеем вслед за звездой, ибо звезда (то есть Звезда-Ангел. — О.С.) опять им сопутствовала. Отсюда ты можешь узнать, что эта звезда была не из числа обычных звезд, поскольку ни одна звезда не имеет такого свойства. И она не просто шла, но предшествовала им, ведя и направляя их средь бела дня. Но какая нужда, скажешь, была в звезде, когда место уже стало известным? Чтобы указать и Самого Младенца. Ибо иначе Его нельзя было узнать, поскольку ни дом не был известен, ни Мать Его не была славна и знаменита. Поэтому и нужна была звезда, которая бы стояла над тем местом. И потому, по их выходе из Иерусалима, она является им и останавливается не прежде, чем достигает яслей»[22].

Но еще ранее патриарха Иакова и языческого пророка Валаама созерцал время и значение Пришествия Христа Спасителя допотопный злодей, совершивший двойное убийство (собственного отца и родного сына).

«И сказал Ламех женам своим: Ада и Цилла! послушайте голоса моего; жены Ламеховы! внимайте словам моим: я убил мужа в язву мне и отрока в рану мне; если за Каина отмстится всемеро, то за Ламеха в семьдесят раз всемеро» (Быт. 4, 23, 24).

 

«Ламех не только не выжидает от другого обличения в том, что он впал в такой же или еще тягчайший грех, но, хотя никто не обвинял и не изобличал его, сам открывает о себе, рассказывает о своем поступке, излагает женам тяжесть греха… Признание в грехах весьма много способствует их исправлению»[23].

Здесь Златоуст хвалит Ламеха за открытое покаяние о содеянном. Но в чем же заключался этот грех и это преступление? По этому вопросу отцы разнятся.

Само уточнение, сделанное Ламехом: «отмстится… в семьдесят раз всемеро», создает нам некую проблему. Нечто подобное мы обнаруживаем в Евангелии от Матфея: «Тогда Петр приступил к Нему и сказал: Господи! сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? до семи ли раз? Иисус говорит ему: не говорю тебе: до семи раз, но до седмижды семидесяти раз» (Мф. 18, 21, 22).

Блаженный Августин предлагает следующее решение:

«Итак, что же значит до седмижды семидесяти раз? Слушайте, друзья мои, эту великую тайну, это удивительное таинство. Когда Господь крестился, святой евангелист Лука привел Его родословную: в каком порядке, какой последовательности и из какой ветви пришло поколение, в котором родился Иисус. Матфей начал с Авраама и дошел до Иосифа по нисходящей линии происхождения. Лука же начинает отсчет в обратном направлении по восходящей. Почему один идет по нисходящей, а другой по восходящей? Потому что Матфей выбрал то поколение, из которого Христос пришел к нам: он начинает считать с момента рождения Христа в нисходящем порядке. Лука начинает считать в обратном порядке, с момента крещения Христа. Это — момент начала восхождения, потому что он начинает отсчет по восходящей. Заметьте, он насчитывает семьдесят семь поколений (Лк. 3, 23-38)! С кого он начал считать? Будьте внимательны! Он начал считать от Христа до самого Адама, который согрешил первым и нас родил с узами греха. Лука дошел до Адама и насчитал семьдесят семь поколений всего — от Христа до Адама и от Адама до Христа. И если ни одно поколение не пропущено, то нет и никакой вины, которая осталась бы непрощенной. Итак, он насчитал семьдесят семь поколений — такое число упоминает Господь, повелевая нам прощать грехи; а считать начинает с момента крещения, когда все грехи отпускаются»[24].

То есть грех любого человека, начиная с Адама, семьдесят седьмого до Христа, включая и двойное убийство Ламеха, искуплен рожденным в Вифлееме Спасителем Христом Иисусом («ни одно поколение не пропущено… нет и никакой вины, которая осталась бы непрощенной»).

«Отмщение, которое надлежало Каину, было семикратным, но грех тот был содеян против человека, против его брата Авеля, которого он убил. Но за Ламеха назначено другое отмщение: в семьдесят раз всемеро, и такое отмщение, как мы считаем, установлено для несущих ответственность за страдания Господа. Но Господь через веру людей дарует прощение (и) за это преступление…»[25].

И похоже, что Ламех, этот допотопный преступник и злодей, через веру в грядущего Христа Спасителя, проницая Его подвиг через толщу тысячелетий, в открытом исповедании содеянных преступлений проявляет веру в Него как в своего личного Спасителя. «…Господу угодно было поразить Его (то есть Сына Своего. — О.С.), и Он предал Его мучению; когда же душа Его принесет жертву умилостивления, Он узрит потомство долговечное (то есть от первого человека до последнего. — О.С.), и воля Господня благоуспешно будет исполняться рукою Его (Христа. — О.С.). На подвиг души Своей Он будет смотреть с довольством; чрез познание Его Он, Праведник, Раб Мой, оправдает многих и грехи их на Себе понесет» (Ис. 53, 10, 11).

Говоря иначе, Голгофе предшествует Вифлеем, как евхаристическому канону Божественной Литургии предшествует проскомидия. «Но Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни; а мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом. Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились» (Ис. 53, 4, 5).

Приход языческих волхвов к Богомладенцу Христу пророчески был предвозвещен пророком Исаией: «И придут народы к свету твоему, и цари (то есть волхвы-цари. — О.С.) — к восходящему над тобою (Тобою, то есть Христом. — О.С.) сиянию» (Ис. 60, 3). И в этом смысле свет Вифлеемской Звезды — это действие и продукт призывающей благодати, которая касается каждого человека: независимо от его религии, национальности, социального положения, возраста и пола. Но волхвы (символизирующие собой также уверовавшие в Сына Божия народы) приходят ко Христу не с пустыми руками, принося ему дары: золото, ладан и смирну. «Спасенные народы будут ходить во свете его, и цари земные принесут в него славу и честь свою» (Откр. 21, 24). Неужели Младенец Христос нуждался тогда в подобном приношении?

«Хотя под золотом, ливаном (то есть ладаном. — О.С.) и смирной можно понять и другое. Ибо золото означает премудрость, по свидетельству Соломона, который говорит: Вожделенное сокровище почиет во устах мудрого (Притч 21, 20). Ливан выражает то, что он воспламеняет силу молитвы к Богу, по свидетельству псалмопевца, который говорит: Да направится молитва моя, как фимиам, пред лицо Твое (Пс. 140, 2). А смирна изображает умерщвление нашей плоти, поэтому святая Церковь говорит о своих подвижниках, сражающихся до смерти за Бога: С перстов моих мирра капала (Песн. 5, 5). Итак, родившемуся Царю мы приносим золото, если при взгляде на Него мы блестим ясностью высшей премудрости. Приносим ливан, если на алтаре сердца сжигаем плотские помыслы святыми молитвенными усилиями, чтобы можно было благоухать приятным для Бога желанием небесного. Приносим смирну, если воздержанием умерщвляем плотские пороки»[26].

Поспешим и мы принести в эти дни Рождества Христова дары Богомладенцу Иисусу: золото — чистоту нашей веры; ладан — усердие наших молитв; смирну — воздержание нашей плоти, готовность умерщвлять все нечистое, скверное и омертвелое в наших сердцах.

Святитель Григорий Великий, Папа Римский, настаивает на том, что предложенные волхвами дары соответствовали величию Христа-Царя, Иисуса-Бога и Истинного Человека: «Золото было предложено как великому Царю; ладан был предложен как Богу, поскольку его используют при богослужении; мирра, которая нужна для бальзамирования умерших, была предложена Ему как имеющему умереть ради спасения всех». Поэтому, свидетельствует Папа Григорий (Великий), нам преподано, что мы предлагаем золото, «которое означает мудрость, новорожденному Царю, если наша мудрость сияет пред Его очами». Мы приносим Богу ладан, «который означает молитвенный пыл, если наши постоянные молитвы возносят к Богу свой сладостный аромат». Мы предлагаем мирру, «которая означает умерщвление плоти, если умерщвляем дурные дела плоти, воздерживаясь от них»[27].

Да не придем и мы в эти праздничные дни ко Христу с пустыми руками, но почтим Младенца усердием веры, надежды и любви как Бога, Царя и Человека.

Христос рождается, славите! 

[1] Блаженный Феофилакт, Толкование на Евангелие от Матфея.

[2] Там же.

[3] Святитель Кирилл Иерусалимский, Мистагогические поучения 4.

[4] Святитель Амвросий Медиоланский, Послания 6.29.

[5] Русский перевод колядки:

Небо и земля, небо и земля

Ныне торжествуют,

Ангелы, люди, Ангелы, люди

Весело ликуют:

Христос родился,

Бог воплотился!

Ангелы поют,

Славу воздают.

Пастухи играют,

Пастыря встречают,

Чудо, чудо возвещают!

Во Вифлееме, во Вифлееме,

Радость наступила!

Чистая Дева, чистая Дева,

Сына породила!

Христос родился,

Бог воплотился!

Ангелы поют,

Славу воздают.

Пастухи играют,

Пастыря встречают,

Чудо, чудо возвещают!

[6] Блаженный Феофилакт, Толкование на Евангелие от Иоанна.

[7] Фома Аквинский, Сумма теологии. III. 7. 1.

[8] Там же.

[9] Свят. Иоанн Златоуст, Гомилии на Матфея.

[10] Иоанн Златоуст, Гомилия 28 на 1-е Послание к Коринфянам.

[11] Блаженный Августин, Слово на Богоявление.

[12] Блаженный Феофилакт, Толкование на Евангелие от Матфея.

[13] Блаженный Августин, Слово на Богоявление.

[14] Святитель Иоанн Златоуст, Беседы на Евангелие от Матфея.

[15] Кирилл Александрийский, Комментарии на Евангелие от Матфея.

[16] Хотя о Симеоне сказано: «Ему было предсказано Духом Святым, что он не увидит смерти, доколе не увидит Христа Господня» (Лк. 2, 26). И Закон Божий был изречен Духом Святым (2Пет. 1, 21), но, как мы уже уточнили: «при служении Ангелов» (Деян. 7, 53). Сохранившееся древнее предание рассказывает о явлении Симеону Ангела: «Пра­вед­ный Си­ме­он Бо­го­при­и­мец был, по сви­де­тель­ству свя­то­го еван­ге­ли­ста Лу­ки, од­ним из из­бран­ни­ков Бо­жи­их, ожи­дав­ших уте­ше­ния Из­ра­иле­ва, и Дух Свя­той пре­бы­вал на нем (Лк. 2, 25). Ему бы­ло воз­ве­ще­но от Бо­га, что он не умрет до то­го вре­ме­ни, по­ка в мир не при­дет обе­щан­ный Мес­сия — Христос Гос­подь. Древ­ние ис­то­ри­ки со­об­ща­ют, что еги­пет­ский царь Пто­ле­мей II Фила­дельф (285–247 до Рож­де­ства Хри­сто­ва) по­же­лал по­пол­нить свою зна­ме­ни­тую Алек­сан­дрий­скую биб­лио­те­ку тек­ста­ми священных книг. Он при­гла­сил из Иеру­са­ли­ма книж­ни­ков. Си­нед­ри­он по­слал сво­их муд­ре­цов. Сре­ди 72 ученых, при­быв­ших в Алек­сан­дрию для пе­ре­во­да Свя­щен­но­го Пи­са­ния на гре­че­ский язык, был при­гла­шен и пра­вед­ный Си­ме­он. Пра­вед­ный Си­ме­он пе­ре­во­дил кни­гу про­ро­ка Ис­а­ии. Про­чтя в под­лин­ни­ке сло­ва «Се, Де­ва во чре­ве при­и­мет и ро­дит Сы­на» (Ис. 7, 14), он ре­шил, что сло­во «Де­ва» здесь упо­треб­ле­но оши­боч­но, вме­сто сло­ва «Же­на», и хо­тел ис­пра­вить текст. В этот мо­мент ему явил­ся Ан­гел и удер­жал его ру­ку, го­во­ря: «Имей ве­ру на­пи­сан­ным сло­вам, ты сам убе­дишь­ся, что они ис­пол­нят­ся, ибо не вку­сишь смер­ти, до­ко­ле не уви­дишь Хри­ста Гос­по­да, Ко­то­рый ро­дит­ся от Чи­стой и Пре­не­по­роч­ной Де­вы». С то­го дня пра­вед­ный Симеон стал ожи­дать При­ше­ствия обе­то­ван­но­го Мес­сии. И вот од­на­жды пра­вед­ный Си­ме­он, ве­до­мый Ду­хом Божиим, при­шел в Иеру­са­лим­ский Храм. Это бы­ло в тот са­мый день (со­ро­ко­вой по Рож­де­стве Хри­сто­вом), ко­гда Пре­чи­стая Де­ва Ма­рия и Ее Об­руч­ник Иосиф при­шли ту­да, чтобы со­вер­шить об­ряд, по­ло­жен­ный по иудей­ско­му за­ко­ну, — пред­ста­вить пред Гос­по­дом сво­е­го Бо­же­ствен­но­го Пер­вен­ца и при­не­сти по­ло­жен­ную жерт­ву. Как толь­ко пра­вед­ный Си­ме­он уви­дел при­шед­ших, Дух Свя­той от­крыл ему, что Бо­гом­ла­де­нец, Которо­го дер­жа­ла Пре­чи­стая Де­ва Ма­рия, и есть ожи­да­е­мый Мес­сия, Спа­си­тель ми­ра. Ста­рец при­нял на свои ру­ки Мла­ден­ца Хри­ста и про­из­нес свои про­ро­че­ские сло­ва: «Ныне от­пу­ща­е­ши ра­ба Тво­е­го, Вла­ды­ко, по глаго­лу Тво­е­му, с ми­ром, ибо ви­де­ли очи мои спа­се­ние Твое, ко­то­рое Ты уго­то­вал пред ли­цем всех лю­дей. Свет к про­све­ще­нию языч­ни­ков и сла­ву лю­дей Тво­их Из­ра­и­ля». Он бла­го­сло­вил Пре­чи­стую Де­ву и праведного Иоси­фа и, об­ра­ща­ясь к Бо­го­ро­ди­це, ска­зал: «Се, ле­жит Сей на па­де­ние и на вос­ста­ние мно­гих в Из­ра­и­ле и в пред­мет пре­ре­ка­ний, — и Те­бе Са­мой ору­жие прой­дет ду­шу, — да от­кро­ют­ся по­мыш­ле­ния многих сер­дец» (Лк. 2, 22-35)… О свя­том и пра­вед­ном Си­меоне Бо­го­при­им­це из­вест­но, что он скон­чал­ся, про­жив 360 лет. В VI ве­ке свя­тые мо­щи его бы­ли пе­ре­не­се­ны в Кон­стан­ти­но­поль» (Житие праведного Симеона Богоприимца).

[17] Блаженный Августин, Слово на Богоявление.

[18] Святитель Иоанн Златоуст, Беседы на Евангелие от Матфея.

[19] Григорий Великий, Сорок гомилий на Евангелия.

[20] Блаженный Августин, Слово на Богоявление.

[21] Там же.

[22] Иоанн Златоуст, Гомилии на Евангелие от Матерея.

[23] Святитель Иоанн Златоуст, Беседы на Книгу Бытия.

[24] Блаженный Августин, Проповеди 83.5.

[25] Иларий Пиктавийский, Комментарий на Евангелие от Матфея 18.10.

[26] Григорий Великий, Сорок гомилий на Евангелия.  

[27] Hom. X in Evang.

Другие статьи автора

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]