Перейти к основному содержанию

00:07 24.03.2019

Кризис среднего возраста - не состоялся как отец, не состоялся в профессии… Депрессия, алкоголь, распад семьи. Что делать?

19.02.2019 10:58:25

Слушать: http://radonezh.ru/radio/2019/01/30/21-00 

Прот. Федор: - Начать сегодняшний разговор мне бы хотелось со слов о великом святом, память которого мы сегодня праздновали – преподобном Антонии Великом. Родоначальнике, эталоне и образце для монашествующих на все века истории Церкви до наших дней, и я думаю, навсегда. Преподобный Антоний Великий стал таковым, потому что его жизнь – это удивительная иллюстрация к словам преподобного Серафима Саровского, который говорил, что святые от нас отличаются только решимостью. В юности будущий Антоний услышал в приходском храме, куда ходил, как Господь говорит богатому юноше, услышал чтение Евангельское: Если хочешь следовать за Мной, раздай все и иди за Мной. Этого оказалось достаточно, чтобы он все раздал, оставил преданное для своей сестры, к этому времени они с сестрой осиротели, и ушел в монастырь и, действительно, проложил дорогу для сотен тысяч монашествующих 4, 5, 6 века. Вплоть до арабского, исламского, нашествия на Северную Африку в 7 веке – это были территории, возделанные тысячами подвижников, которые оставили огромное духовное наследие очень важное для нас. Не надо думать, что труды святых отцов преподобных исключительное значение имеют для монашествующих. Нет. Они имеют значение для каждого из нас. Труды аввы Антония, его слова, наставления, назидания очень многие сохранены бережно в памяти потомков, записаны. И не только труды, но и многие эпизоды из его жизни. Дело в том, что древнее монашество до нас еще дошло в так называемой патериковой, то есть отеческой литературе – рассказах об отцах. Это творения Руфина, Мосха «Луг духовный», Лавсаик, это Достопамятные сказания о древних подвижниках, это Древний Патерик. И многие, многие другие. И вот среди огромного корпуса рассказов об авве Антонии есть один совершенно удивительный. Однажды к нему за наставлением пришли опытные монашествующие, руководители общин, монастырей, которые собирались, иногда могли себе такое позволить, чтобы пойти, сами учащие и наставляющие, получить наставления и поучиться у своего аввы, который их когда-то призвал в пустыню. Вот они пришли к нему, сели вокруг него для назидательной беседы, и он задал им вопрос: какая самая главная добродетель монаха? По очереди от младшего к старшему, как это принято было всегда в Древности, чтобы не смущать младших, стали раздаваться мнения. Кто-то говорил кротость, кто-то говорил смирение, кто-то говорил постничество, кто-то говорил бдение, кто-то говорил труд, а авва Антоний сказал: «Братия, вы каждый сказали очень важную вещь, но самое главное добродетель монаха – это рассудительность». Я думаю, что мы вполне себе можем сказать, что главное добродетель, по мнению аввы Антония, и для каждого из нас – это рассудительность. Подумать об этом, посмотреть: а где в моей жизни рассудительность? Не бывает ли такого, что я пытаюсь, не думая, следовать Господу, не постигая его волю, не размышляя о ней, не погружаясь в ее изучение. И посмотреть: есть ли у нас вообще эта рассудительность или нет. Довольно редкое качество. Еще хотел бы сказать, что сейчас вот уже вечерняя служба прошла, мы в нашем храме служили вечерню, она посвящена другому святому, который тоже носит имя Великий – Кирилл и Афанасий Александрийские. Так вот Афанасий Александрийский, тоже Афанасий Великий, составил жизнеописание Антония Великого. Это древний памятник, 4 века, сохранился, его можно найти. Он многократно переведен и издан. Совершенно удивительный труд. Вот я всем рекомендую его прочитать. Он не такой большой. Все, что можно было собрать, авва Афанасий собрал с любовью, бережно об Антонии Великом. Интересно, что там есть рассказ еще об одном святом, память которого была в понедельник, о Павле Фивейском, к которому за наставлениями ходил авва Антоний. И вот этот рассказ и есть в жизнеописании Антония Великого. Таким образом, в эти несколько дней сходятся память людей, которые друг друга знали. И Афанасий о двух предыдущих, о Павле Фивейском, об Антонии Великом, написал в житии Антония Великого. Всем очень советую почитать этот глубокий очень, назидательный памятник.

Вопрос: - Сейчас слышал в эфире, что у нас смертность превышает рождаемость. Как же поднимать в стране рождаемость и воспитывать патриотизм, куда мы катимся?

Прот. Федор: - Горькие слова. Горький вопрос. Действительно, нам все время кажется, что разговоры о демографических проблемах нас не касаются, что это где-то там, какие-то социологи выдумали – это не так. Это очень скоро все нас коснется. И вот простой пример: повышение пенсионного возраста. Оно происходит, потому что нет молодого поколения, которое включается в работу для того, чтобы спокойно и с легкостью кормить своих стариков. Это происходит, потому что уже несколько поколений, начиная с советского времени, идет развал семьи. Не почитаем деторождение, не считаем это трудом, работой благословенной, призванием, благословением Божиим. В советское время было сделано очень много для развала семьи, особенно первые десятилетия советской власти. Сейчас как бы вроде советской власти нет, а к развалу семьи подступают уже совершенно другие силы, которые пропагандируют разврат. Развращенному человеку семья не нужна – она ему мешает. И он не может быть хорошим семьянином, хорошим родителем. И все это приводит к тому, что, есть у пророка Осии, по-моему, это шестая глава, не помню, такие слова – он говорит, что у Ефрема, это одно из колен Израиля, как птица улетит слава чадородия, ни зачатия, ни рождения, ни кормления не будет. Деторождение перестало быть славой. Перестало почитаться. Стало обузой, которая отрывает людей от реализации в жизни. Женщина не хочет рожать детей. Муж не хочет содержать своих детей. Не хочет их заводить – он считает, что это ограничение для него. Перевернулось все сознание людей. Не понимают они, что, мы не понимаем, что главное богатство на земле – это люди, которые нас любят. Вот ребенок, который тебя любит – это самое большое, что у тебя может быть. Никакая реализация не может это компенсировать. Вот у нас есть в храме пожилой человек один, работает помощником старосты, который всю жизнь протрудился в храмах. И он рассказывает такую историю: у него есть родственник, который женат. Он доктор наук и жена у него доктор наук. Сейчас уже глубоко пожилые люди. И вот в 70-е годы, будучи перспективными молодыми студентами, или в 60-е, уже даже не могу посчитать, не знаю, они шли в большую науку. Их брали. Они решили, что они воздержатся от детей – не будет у них детей, и что они посвятят себя науке полностью. Так и получилось. Они достигли в советское время больших высот, потом, к несчастью, как и многие центры научные, их центр развалился, они оказались никому не нужны, в пожилом возрасте, без детей. И вот этот наш староста говорит, что больше получаса в их семье находится невозможно. Говорит: «Вылетаю оттуда как пробка». Там такой ужас висит в воздухе. Я вспоминаю слова Вольтера, которого мы не любим цитировать, как антихристианского такого мыслителя, но у него есть верные мысли, он был умный очень человек, он говорил: «Если к сорока годам дом человека не наполняется детскими голосами, он начинает наполнятся кошмарами». Бывает такое, что Господь не дает человеку семью, ребенка. Но если есть возможность и человек что-то предпочитает, то он выступает против замысла Божьего. И конечно, это обязательно выражается в тяготе, в скорби, в одиночестве, которое постигает его в пожилом возрасте и старости. Поэтому один из таких признаков, результатов – это, как раз, повышение пенсионного возраста.

Вопрос: - Семья – это орган религиозного воспитания?

Прот. Федор: - Наверное, вы правы. Наверное, главное, что мы должны воспитать в наших детях – это раскрыть им радость присутствия Бога в жизни человека и научить их любви. В общем-то, это – очень близкие задачи. Потому что если мы проповедуем Бога, который есть Любовь, по слову Иоанна Богослова, то если мы проповедуем такого Бога, а любовь не являем: кричим, раздражаемся, унижаем, не заботимся о детях, не общаемся с ними, не разговариваем с ними. Только требуем, требуем и ругаем, то мы их не сможем научить христианству. У нас ничего не получится. Мне кажется, что как раз главный опыт, помимо тому: трудолюбие, безопасности, каких-то учебных процессов, которые должны в голове человека за детство пройти и сформировать определенные навыки и умения, все-таки главная наука – это любовь. Умение служить, умение жертвовать, умение радоваться любимому человеку. И в этом смысле – да. Семья должна воспитывать и показывать, воспитывать и показывать – являть присутствие Божие. Потому что если ребенок видит, что папа не любит маму, мама не любит папу, все друг с другом как кошка с собакой живут – ну о чем тогда говорить? Тогда никакой проповеди не получится.

Вопрос: - Какие задачи религиозного воспитания? Какие в семье средства религиозного воспитания? Каковы проблемы каждого?

Прот. Федор: - Проблемы каждого трудно сказать, очень разные. Дети все разные. Вот у меня 8 человек детей. Вы знаете, все разные! Каждый идет своей дорогой и по отношению к Богу, и по отношению к нам, и развивается особым образом. И никогда ты не предугадаешь. Раскрываются какие-то таланты, кому-то что-то просто, а другому это очень сложно. Кому-то дано, а кому-то не дано. Поэтому все разные. Здесь о каждом ребенке надо отдельно говорить, но задача религиозного воспитания, я для себя сформулировал. Я уже сказал: мы должны нашим детям дать опыт жизни в пространстве согретом любовью. Согретом присутствием Божиим таким образом. Вот это главная задача. Чтобы он потом в своей семье отношения строил, дотягиваясь до этого же стандарта, чтобы он всегда вспоминал детство, как время, где он был окружен и напитан любовью. Поэтому на этом фундаменте вся жизнь чтобы его строилась. На этой уверенности. Какие средства? Средства – совместная молитва, труд, разговор, чтение Священного Писания, размышление над ним, объяснение ребенку Священного Писания, чтение житий святых, совместная молитва на богослужении, труд обязательно. Обязательно, чтобы ребенок трудился. Потому что Христос говорит: Сын Человеческий пришел, не чтобы Ему служили, но чтоб послужить. Поэтому христиане – это люди, которые служат. Наша вера, как говорит апостол Павел, действующая любовью. Мы должны этому ребенка научить. Что любовь действует любовью, она действует, она совершает дела.

Тел. звонок: - Как можно понять, что твоя молитва, она настолько искренняя, что ты, действительно, веришь, что по твоей молитве Господь может что-то управить и так далее? И как избежать, с другой стороны, такой самоуверенности что ли в свою молитву? И как-то можно практически распознать, где молитва собственно, а где акая профанация что ли? Иногда молишься, а не понятно вообще: то ли молишься, и, вообще, веришь ли в то, что допустим так и будет. И такой еще момент, что, действительно, мы призваны верить в то, что все по воле Божией для нас полезно, а есть же какая-то правильная, золотая середина?

Прот. Федор: - Вы знаете, иногда Господь в нашей жизни посылает, попускает такие обстоятельства, которые для нас очень тяжелы. И попускает их для того, чтобы в нас что-то изменилось. Этими обстоятельствами он нам ставит такую задачу. Например, человек женился на прекрасной девушке, и он счастлив, но вдруг у нее оказывается очень тяжелая по характеру мама. И обстоятельства складываются так, что теща живет с молодой семьей. И вот совершенно не будучи готов и не желая этого подвига, молодой муж оказывается перед необходимостью строить отношения с этой женщиной, которая ему неприятна. И вот в течение многих лет, постепенно возрастая (я вот много раз был свидетелем такого пути), от скандалов и неприятия, от желания все бросить и уехать куда-нибудь или снять комнату на другом конце города, за 10 за 15 лет оба эти человека дорастают до того, что они начинают очень друг друга любить. Но вот эта скорбь большая. Она вмешивается в воспитание детей. Для тещи зять – совершенно не понятный. И оба эти человека горячо молятся. Может быть, даже теща молится, чтобы дочь нашла кого-нибудь себе получше. Я не знаю. Но важно, что во время этой молитвы в них совершается перемена. И вот сама эта молитва, возможно, и была целью, вот этот молитвенный труд, для которого Господь послал эти обстоятельства. Поэтому мы никогда не можем молиться так, что: Господи, мне надо, чтобы обязательно вот это получилось и состоялось. Мы всегда говорим: да будет воля Твоя, а не моя. Потому что иногда мы просим каких-то вещей, которые нам не полезны или ропщем, тяжело нам бывает, не несем каких-то обстоятельств, молимся, чтобы они прекратились. Недавно мне рассказали случай про женщину, которая решила покататься с горки на надувном таком круге, на бублике, и подпрыгнула на кочке, и сломала позвоночник. Тяжелая ситуация очень, тяжелый перелом, она в больнице, семья в ужасе: как же так, как, Ты Господи, это допустил? Начинают обследовать, и вдруг оказывается, что там, рядом с позвоночником у нее злокачественная опухоль. Через некоторое время. Сначала думали, что это гематома, не обращают внимание: ну, попозже обследуем. Вдруг понимают, что это опухоль. То есть если бы этой беды не пришло, то неизвестно, была ли бы она жива, эта женщина. И вся семья, в результате она выздоравливает, благодарит Бога за этот перелом. Понимаете? А, конечно, как они молились? И может быть, боролись с ропотом. Поэтому это все очень сложно. Апостол Павел говорит, что терпение рождает искусство. Искусство чего? Искусство духовной жизни. Каждому из нас дается что-то терпеть, иногда очень долго. Тот же апостол Павел, мы знаем, как он терпел. Вот пакостник плоти, ангел сатанин – что это такое? Кто-то считает, что это болезнь глаз была, мы не знаем, что это. Причем он говорит: «Я трижды молил, чтобы Бог отнял от меня это» И этот человек, который исцелил тысячи людей, опоясание которого исцеляло. То есть фрагмент одежды, прикосновение к нему, исцеляло десятки, сотни людей. Ему Господь сказал: нет, ты будешь это нести. Сила моя в немощи совершается. Иногда Господь попускает это нам. Но в этой молитве с нами совершаются благие перемены – мы возрастаем. Вот это терпение, вот это настаивание в молитве, само предстояние Богу – оно действует на человека исцеляюще на нашу душу. Поэтому просить мы можем у Бога всего. Вот святитель Феофан Затворник, недавно мне попалось, он говорит: «Ты не думай, что просить выздоровление у Бога грешно». Нет. У Бога мы можем все просить, но просто Бог не всегда дает, потому что знает, что нам полезно, что не полезно. Но во время этой молитвы совершается наш путь – мы становимся ближе к Царствию Божию. А бывает такое, что, конечно, дерзновение, но это дерзновение у святых, как бы у нас это - дерзость обычно, которые вот прямо требуют от Бога. Как говорят, Иоанн Кронштадтский, святой, вставал на колени у постели умирающего и буквально, как очевидцы говорят, приставал к Богу просто: «Ты должен. Вот сделай и все». Мне очень нравится эпизод из жизни такого древнего святого, Акакия Мелетинского, у него в епархии, это в середине Малой Азии, это 4-го века святой, или 5-го, сейчас не помню уже, у него была жуткая засуха. А это значит, что люди умрут с голоду, кто-то будет продан в рабство – это трагедия. Хлеба так не купишь. Трагедия для людей. И они приходят к нему и говорят: «Владыка, ты молишься? Давай, трудись». Он собирает весь клир, всех желающих, выходит в поле, ставит престол, кладет хлеб для евхаристии, наливает в огромную чашу вино, воды, по уставу которая положена, не наливает. Начинает служить литургию. Доходит до момента перед евхаристическим каноном и начинает молиться: «Господи, вот мы нарушили устав апостольский, не налили воды, потому что ее нет. Дай воду». И стоит с воздетыми руками, молится пока не пошел дождь. Вот как иметь такое дерзновение? Это надо быть святым. Мы так не умеем. Поэтому просить у Бога мы можем и должны, но, наверное, в конце говорить: «Господи, не моя воля, но Твоя да будет». Тогда все нам будет полезно и все будет усвоено как бы Господь не продолжил наши жизни и наши испытания. Для всех святых отцов, разных эпох, критерием правильной молитвы является мирное, радостное устроение после нее. То есть если я молюсь не правильно, то после этого у меня туга на душе. Как вот отец Кирилл Павлов говорил: «туга», он такое слово употреблял. Тяжело. И совесть зазирает – тяжело на душе. А если после этого радость и мир, даже если не исполнилось, то о чем я просил, значит я молился правильно и Господь меня услышал. И вот что-то, что он промыслил обо мне, посылая вот эти обстоятельства для этой молитвы, оно случилось. Но мы еще должны знать, что все-таки молитва-прошение – это самая первая молитва, это самая простая. Ее нельзя назвать низкой, но это первая ступень молитвенного общения с Богом. Дальше идет благодарение, а выше хвала. То как молятся ангелы. И вот праведники, это люди которые вообще о своих обстоятельствах с Богом не разговаривали, они, может быть, молились о других людях, у кого горе было. А свое они сразу принимали – просто хвалили Бога и благодарили. И это, конечно, было и в радость и в счастье, такое молитвенное предстояние.

Вопрос: - Кризис среднего возраста - не состоялся как отец, не состоялся в профессии… Депрессия, алкоголь, распад семьи. Что делать?

Прот. Федор: - Да, то, что вы перечислили, это, конечно, беда. Мне кажется, вообще кризис переводится с греческого как суд, и это некоторый такой Божий взгляд на нашу жизнь. Такой оценивающий, который Он дает нам почувствовать. И вот то, что вы перечисляете, вы же не пишите, что жена ушла или там окружают подлецы на работе. Вы себе диагноз ставите: я не состоялся как отец, я увлекаюсь алкоголем, я не состоялся в профессиональном плане, измена, видимо ваша, распад семьи. То есть это суд над собой. Поэтому первое, конечно, что – это покаяние. Надо принести покаяние. И мы знаем, что Бог наш – есть Бог кающихся. Мы говорим, священники, каждый раз это в течение исповеди. И если мы каемся искренне, то Бог дает нам возможность жить заново. Иоанн Лествичник говорит: покаяние – это второе крещение. Господь прощает грехи и дает возможность жить заново. Желательно, конечно, восстановить семью. Попытаться. Хоть какие-то отношения построить с детьми, если вы пишите, что вы не состоялись как отец. Со смирением уже, без поучений, просто быть рядом, просто послужить. Что-то сделать, как-то помочь. Вот у меня есть знакомая семья священника, где матушка, то есть супруга священника, она росла без отца. И он появился в ее жизни, ушел, когда ей было там три года, пропал вообще, и появился, когда ей было лет 15-16. И вот входил в ее жизнь уже как старший друг. Помогал с внуками, то есть с ее детьми, как-то вот умел. У него был один большой недостаток – он был алкоголезависим, и это составляло определенную сложность. А во остальном он появился в ее жизни уже не как наставляющий, воспитывающий отец, понимая прекрасно, что он пропустил это время, но желая помочь. Что-то сделать по дому, как-то заняться детками. Насколько у него получалось, он это делал. Не все было хорошо, но он старался. Может быть, и вам тоже появиться и сказать, если вас там готовы принять, что: «Давайте, я что могу, то дам. Ну, не состоялся я в свое время». И если вы покаетесь, то Господь вам даст возможность, такое часто бывает, и профессионально состояться. Он поможет вам, может что-то другое совсем выведет, какой-то другой труд. Потому что вот это сгущение обстоятельств вокруг вас – это Божий промысел, понимаете? Когда вот человек живет только землей, Господь ему так раз – все горизонты загораживает – человеку приходится смотреть в небо, потому что со всех сторон стены. Все развалилось – надо вспоминать о Боге. А уже потом жизнь ваша вся может восстановиться.

Вопрос: - Как вести себя женщине, если муж изменил и живет на две семьи: дети и там и здесь?

Прот. Федор: - Я считаю, что с этим жить невозможно. То есть если он не хочет расставаться с той семьей, надо разводиться. И Господь сказал, что не позволяю разводиться, кроме вины прелюбодеяния. То есть если попытаться понять слова Христа, то они обращены к пострадавшей стороне и пострадавшая сторона имеет позволение Господа развестись. Бывает такая ситуация, когда простить измену, вот это страшное предательство любви, невозможно. Бывают такие люди, которые это не могут простить. Бывают люди, которые это могут простить и жить с этим дальше, хотя такого сердечного сочетания, конечно, уже не будет никогда. Потому что предательство состоялось. Если человек один раз предал, то жена или муж пострадавший, он рассчитывает с горечью, что это может повториться. Но в вашей ситуации муж не просит прощения, он не кается. Сейчас это часто бывает, когда он даже настаивает на том, что может содержать две семьи, поэтому, будьте любезны, – терпите друг друга. И даже вот я сталкивался с человеком, который приезжал в патриархию, когда я дежурил в канонической комиссии, и требовал, чтобы ему дали разрешение венчаться со второй женой, не разводясь с первой. Он говорит: «Я – человек состоятельный, могу их содержать, и они готовы жить вместе. Дайте мне разрешение на венчание». Говорю: «Вы знаете, это невозможно в православной Церкви». Он говорит: «Вам надо меняться, вот у Иакова было две жены. Почему у вас этого нет. Что вы хотите? Чтобы я был святее Иакова, праотца?» Поэтому в вашей ситуации, я считаю, жить в такой лжи невозможно. Вы не воспитаете нормальных детей. Это все равно, что топить дом зимой при открытых дверях и окнах. Поэтому честнее и правильнее здесь будет, чтобы вы сами духовно не умерли. Знаете как: руку надо ампутировать, если на ней гангрена или вы умрете, так и здесь. А пусть он приходит и общается с детьми, там два раза в неделю.

Вопрос: - Кризис – это время переоценки ценностей? Духовный кризис как одна из граней кризиса среднего возраста. Может быть, этот кризис и есть время к расцвету духовному?

Прот. Федор: - Вообще, вы знаете, кризис, напомню, переводится как суд, время испытания. Когда испытывается, судится человек. Посылаются обстоятельства, которые заставляют его поступить, принять какой-то очень сложный выбор. Поступить правильно или придать свои принципы. И в таком смысле – да. Кризис – это время, когда все переоценивается. Действительно. И кризисы сопровождают всех. И даже великих святых. Если внимательно читать Книгу Екклисиаста, всю ее прочитать, к сожалению, сейчас у меня нет текста перед собой, там есть такие слова о том, что, екклисиаст говорит: и возненавидел я все, чем я трудился под солнцем, что я сделал. Это был Соломон, екклисиаст – это был великий строитель, создатель огромного государства, строитель храма Божьего, огромного количества городов, армии, того, что мы сейчас называем государственной инфраструктурой, то есть гениальный был человек. И вдруг он увидел, что в этом нет никакой радости. Что все это все равно разрушится, все, что он построил, достанется не понятно кому. Кто будет этим управлять после него? И мы знаем, что после него царство разделилось пополам. И так и было, что Северную часть потом поглотила Ассирия, а Южную разрушил Вавилон. Уже через много лет, конечно, через столетия. Но, тем не менее, он предвидел, что все это развалится. И вот он ищет, вот видно. Это великий человек, мудрейший человек за историю человечества. Это святой, которого мы почитаем как святого. Несмотря на какие-то его ошибки все равно он рисуется у нас на иконах, в пророческом чине. Да это кризис. И надо сказать еще, потому что апостол Павел, он интересно говорит: мы ходим верою, а не знанием. Мы ходим верою, вот как ногами по земле, мы встаем на обстоятельства жизни верой. И верой мы ходим всю жизнь. Это не так, что мы уверовали 25 лет назад или 10 лет назад и эта вера никогда не впадет в полосу кризиса – впадет. И это будут вызовы Божии для того, чтобы мы заново очистили от всей накипи, от всех примесей, от всей грязи наши с Ним отношения. Чтобы мы оставили самое главное. Это будет тяжело и это будет неоднократно за нашу жизнь, когда мы должны поступить по вере. Когда, вы знаете, недавно разговаривал с одним нашим прихожанином, он говорит, что «вера мне мешает жить. Мне тяжело по ней поступать, потому что проще и результативнее поступить не по вере, а так как все. Мне она, - говорит,- мешает». Но результат-то непонятен. Не то, что я точно знаю, что я поступлю по заповеди, и Господь мне пошлет такие обстоятельства, что все проблемы решатся. Нет. Мы можем пострадать, когда поступаем по вере. Мы можем потерять очень многое, когда поступаем по вере и по правде Божией, по заповедям Божиим. Это и есть ходить верою. Да, и это есть кризис. Потому что в это время мы проходим испытание: а что для нас важнее – поступить по вере или нет. Ну вот, случай, очень простой из жизни случай: семья, прожили 20 лет вместе, уже дети выросли, там или 25 лет, отношения приелись, какие-то сложности в характерах обозначились. И вдруг на стороне появляется моложе и красивее, как это обычно бывает. Сатана, он всегда по одному шаблону работает. Кризис в семье – сразу есть кто-то, кто, кажется, даст больше, лучше и счастливее тебе в твоей жизни. И человек, он испытывается: поступит он по вере или нет. Пойдет он? Он может сказать: все так делают и я так сделаю. Действительно, все вокруг так делают. Но ты веруешь? Тебе Господь дал жену, ты хранишь ей верность? И это время, когда человек начинает думать: а что такое мой брак? Он был только для того, чтобы детей родить и воспитать? Или это человек, с которым я за руку вместе на Суд Божий престану и в Царствие Божие войду. А если это так, до чего я довел наши отношения? Где та любовь, которая должна была углубляться и углубляться от года к году? Почему холодно стало в наших отношениях? И он начинает в этом направлении копать. Что делать? Кстати, в житии, которое мы сегодня упоминали, Антония Великого, написанного Афанасием Великим, есть эпизод: там рассказывается о гонениях. И рассказывается о безымянном одном мученике, христианине молодом, который исповедовал себя верующим во Христа. И язычники, зная, что христиане в отличие от современных христиан, очень борются за свое целомудрие и хранят его, они хотели его осквернить, они его связали, уложили на кровать, и заплатили блуднице, чтобы она осквернила его. У него руки, ноги связаны – он ничего не может сделать. Он откусил язык и плюнул ей в лицо с кровью. Она в ужасе убежала. Его тогда отпустили. Знаете, вот человеку настолько было важно, это реальная история, мы не знаем только имя этого святого, как раз в житии Антония Великого, я помню, это рассказывается, ему было настолько важно сохранить заповеди Божии, что он предпочел остаться калекой на всю жизнь. То есть он никогда не смог говорить уже нормально. Может быть, поэтому он и семью не создал, но вот это был кризис страшный для него, понимаете? Конечно, мы надеемся, что Господь нас через такие тяжкие испытания не будет проводить, мученические. Мы слабые люди. Но это тоже, в нашей жизни любой кризис - это испытание. Господь как бы спрашивает: сыночек, а что для тебя главное? Вот ты вот говоришь, что ты веруешь, давай проверим. Ты сам-то проверь. Действительно это так? Ты сам в себя загляни честно. Беспощадно себя оцени. 

Вопрос: - Как пережить измену?

Прот. Федор: - Конечно, это страшное предательство и такого сочетания сердец уже никогда не будет. Хотя, действительно, через покаяние супруга, семья может быть восстановлена. Если он кается. А если нет, то тогда надо расходиться. Ну вот, недавно одна прихожанка мне рассказывала, что муж ее неверующий. Он говорит: «Я тебя обеспечиваю – сиди, молчи. Мне не хватает одной женщины. Я буду изменять дальше. Или терпи – или давай разведемся». Она плачет и пришла: «Что делать?» Ну, в этой ситуации христианин, конечно, не может позволить себе жить в такой семье.

Вопрос: - Вы говорили, что в вашей жизни большую роль сыграл отец Кирилл Павлов. Какие наставления в семейной жизни запомнились вам?

Прот. Федор: - Будь ниже травы и тише воды, он говорил. И перед всеми смиряйся. И он говорил, что служить надо и всех мирить. Он говорил, что заповедь: блаженны миротворцы – это вот - прежде всего мирить в семье всех. Чтобы был мир вокруг тебя. А это надо через смирение. А запомнился он мне даже не какими-то словами, кстати, давайте я в этом случае напомню один знаменитый эпизод из жития аввы Антония, когда три инока предприняли очень долгое путешествие по Нилу, это жара, представляете себе, для того, чтобы получить от него наставления. Пришли к нему, двое из них задают вопросы, а третий все время молчит. И в конце уже этого длительного периода времени, которое авва им уделил, он спрашивает: «Брат, а ты что же молчишь? Такую дорогу предпринял». А он говорит: «Мне и видеть тебя, авва, огромное наставление». И вот я это читал, но я для себя это понимаю, потому что в жизни встречался с отцом Кириллом и отцом Иоанном Крестьянкиным. Действительно, вот ты заходишь к нему на исповедь, и как будто все вопросы уже решены. До того, как ты их задал. У тебя такой покой, у тебя такой мир. У тебя такая радость. Он так общался, вы знаете, это была такая ласка, вот старческая ласка к твоей душе. Такая милующая, такая исцеляющая. То есть как бы ты сталкивался с таким высоким стандартом христианского устроения духа, что просто уже говорить даже, в общем-то, ничего было не надо. И ты вылетал от него просто как на крыльях, из его келии.

Вопрос: - Как относиться к словам первая жена от Бога, вторая от людей, третья – от диавола?

Прот. Федор: - Вы знаете, первая жена от Бога. А остальное – это уже костыли хромому человеку. Что Бог сочетал - человек да не разлучает. И если человек хранит себя в целомудрии, совершает свой брак первый так, как положено, в уважении к своей жене, если это семья, то ее и надо хранить. А искушения снаружи – они все от сатаны. На самом деле все, что нужно постичь в женщине для мужчины – есть в одной женщине. И все что нужно почтить в мужчине для спасения женщине – есть в одном мужчине. Просто это требует большого труда. Один супруг. Причем не на всю жизнь даже, а на всю вечность. Это требует труда, большого очень труда. Потому что человек меняется, он растет. Я меняюсь, она меняется. Надо трудиться. Поэтому первая жена от Бога, а дальше даже не надо цитировать.

Тел. звонок: - У нас с мужем такая ситуация: мы венчаны, но не расписаны. Уже живем 20 лет. В начале, по легкомыслию, мы не расписались, так получилось, что повенчались. Это считается каким-то нарушением или отступлением?

Прот. Федор: - А сейчас-то вы, почему не можете расписаться?

Тел. звонок (продолжение): - Вы знаете, а нам это как-то совсем не нужно. Мы прекрасно живем. Мы об этом даже и не думаем. У нас все хорошо. Он мне предлагал, правда, но я как-то…

Прот. Федор: - Мне кажется, надо расписаться. Это не очень правильно. Понимаете? Детки есть у вас?

Тел. звонок (продолжение): - Нет. Но так получилось, что у меня от первого брака двое детей. Но они совершенно взрослые. А мы с ним уже 20 с лишним лет живем.

Прот. Федор: - Понимаете, брак это такие ступеньки. Вот верхняя ступенька – это венчание, и должно быть все на своих местах, мне кажется, что это тоже важно. Я, вот например, могу вам сказать, что несколько раз был свидетелем такого пугающего очень случая, когда муж и жена, даже с детьми, для решения каких-то мирских проблем, обычно связанных с квартирами, фиктивно разводились. Хотя любой священник против. Вот они развелись – прошло какое-то время, и семья распалась. Даже это психологически: отсутствие вот этого вот полного, который сейчас возможен, взятия ответственности, но может в вашей ситуации это не так, я чувствую, он является искушением. Как Дмитрий Донской – вот он перешел Дон, вот не сжег бы мосты – побежали бы. Как 140 лет бегали, так и побежали бы тоже 150. Сжег все – бежать некуда. Надо выигрывать или умирать. Брак – это так. Понимаете? Никаких больше мыслей – нет мостов сзади. Есть только – если я христианин, есть только малая семья, то есть моя семья, которая является малой церковью, и эти отношения я после смерти вместе с любимой женой принесу Богу и дам за них отчет. И они сохранятся, они будут другие, да. В Царствии Божием ни женятся, ни посягают, Господь говорит, но любовь-то пропасть не может. Любовь-то пребывает вовек, по слову апостола. Поэтому надо это сохранить.

Тел. звонок (продолжение): - То есть все равно нужно расписаться?

Прот. Федор: - Я бы посоветовал, да. Вообще, на самом деле, вы знаете, наверное, что сейчас Церковь не венчает без росписи, за исключением каких-то отдельных случаев, когда роспись невозможна. Такие бывают. Это уже на рассмотрение архиерея. Или духовника. Вы представьте, можно свадьбу сыграть. Представляете, радости сколько? Вы создаете….

Тел. звонок (продолжение): - У нас была уже…. (смеется)

Прот. Федор: - Сколько, 20 лет уже? Юбилей прошел?

Тел. звонок (продолжение): - 99 год. Да. Вот в этом году будет 29 августа – 20 лет.

Прот. Федор: - Ну что же вы? В августе? Соберите, это же красота, покажите фотографии, сделайте какой-нибудь фильм, о вашем венчании и распишитесь в этот день. Ну, красота же. Помоги, Господь, вам.

Вопрос: - Многие почему-то стесняются или не решаются подойти к священнику с волнующими их вопросами. Как с этим бороться?

Прот. Федор: - Да иногда и мы, священники, наш собрат ведет себя чрезмерно строго. Но вообще обычно священники – люди вменяемые, поэтому надо подходить разговаривать. Если большой разговор, то, наверное, просто надо подойти сказать: «Батюшка, у меня есть вопросы сложные о вере, когда вы можете мне уделить время?» Он вам скажет: «Подходите в такой-то день, там после молебна – у меня будет час. Мы с вами сядем на скамеечку и поговорим». И вы тогда эти вопросы зададите. Священники умеют разговаривать – не надо их бояться. Иногда им тоже хочется с людьми поговорить.

Тел. звонок: - Я крестился, когда мне не было двух лет, а потом я воцерковился в 31 год. И начал причащаться. И у меня такой вопрос: когда я крестился, всегда причащают или нет после, в младенчестве? Просто мне это очень интересно. Или я жил без причастия.

Прот. Федор: - Не всегда причащают. Вы знаете, иногда крещение совершается в отдельном помещении – в крестилке. И совершает его священник после того, как он уже совершил Божественную Литургию. И обычно в этой ситуации священник, чтобы как-то приблизить людей к церковной жизни говорит: «А в ближайшее воскресение принесите ребенка на причастие». И вот если ваши родители принесли, то да. А если не принесли, то нет. Понимаете? Это очень сложно сказать. Мы сейчас стараемся сразу причащать маленького ребеночка после крещения. Но я хочу сказать следующее: что если вам уже тридцать с чем-то лет, да, вы говорите? То есть вас крестили давно, тогда ведь не было таких дароносиц, герметично закрывающихся, где можно было оставить святую кровь. Поэтому младенцев не причащали. Если вот не Литургия. Это сейчас уже последние 15-20 лет они технически стали доступны всем нам. И мы можем причащать младенцев. Так что, возможно нет. Возможно вас не причащали.

Тел. звонок: - Мы знаем, что современные люди, вступая в брак, вступают уже порочными людьми, не сохранившими девственность. Как сказал Иисус Христос: два человека да будут вместе, одно единое целое. То что являет, допустим, таких людей, которые женятся нецеломудренно, и с первым мужем, тот с кем они нарушили свою девственность?

Прот. Федор: - Нет, конечно. Если этот человек не предполагался, не воспринимался как муж, то он и не муж. Это просто блудный сожитель был. К сожалению, за каждый грех приходится платить. Каждый грех несет в себе определенное разрушение души человека. И нецеломудрие до брака мстит, похищая брачное счастье у людей. Просто даже человек сравнивает со своими прошлыми пассиями. И там в какой-то момент начинает ему казаться, что что-то не так: а вот я бы женился на той, а с той было интересней. И это мешает человеку очень. Поэтому человеку целомудренному значительно легче Богу подарить счастье этому человеку. Понимаете? Потому что счастливая семейная жизнь – это дар Божий. Дар Божий дается в чистые руки. А блуд до брака – он ведет к скорбям. К скорбям в браке. Хотя в покаянии Бог может простить человеку все. Вы понимаете? Ведь он фарисеям говорил, что блудницы и мытари вперед вас идут в Царствие Божие. Имеется в виду профессиональные блудницы, раскаявшиеся. Понимаете? Они могут войти в Царствие Божие. Все это может быть перерождено. И дух целомудрия может быть восстановлен в человеке. Как он был восстановлен в Марии Египетской. Но трудом, скорбями, преданностью. У меня есть пример такой, у меня есть знакомый, мой школьный соученик, который вел после школы чрезвычайно разгульную жизнь, все институтское время. Чрезвычайно разгульную жизнь. Там чуть ли не ежедневно менялись у него подружки, а потом он в метро увидел девушку, познакомился с ней. Такая история, для взрослых. Напоследок расскажу. Познакомился. Она из другого города, приехала сюда поступать учиться, ей некуда было деваться, она согласилась поехать к нему домой. Он думал, что это очередная легкая победа. А она отказала ему. Сказала: «Я уйду тогда». Она такой наивный человек была, она его не поняла. Но так ему понравилась, что он, запала она ему в душу, и два с половиной года этот повеса жил с ней в однокомнатной квартире, маленькой, и простите за подробности, на одной кровати спал и не коснулся ее. Просто полюбил. И пришел к вере одновременно. Понимаете? Расписался, венчался. И создал прекрасную семью. То есть да, ему, наверное, было тяжело, но то, что он пришел к вере – это его укрепило.

Помоги нам всем Господь. Храни Господь всех.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+