Перейти к основному содержанию

21:45 22.02.2019

"Вино для нас все - поэзия, философия, бытие"

27.01.2019 14:05:52

Слушать: http://radonezh.ru/radio/2019/01/12/22-00

Е.Никифоров: - Приветствую моего нового знакомого. Этот человек интересен мне по многим причинам. Известный бизнесмен, предприниматель Леван Васадзе.

Л. Васадзе: - Здравствуйте.

Е.Е.Никифоров: - То, что успешный бизнесмен в наших сложнейших экономических условиях - это плюс. Значит, выживаете. На фестивале православного кино «Радонеж» мы все угощались Вашим шампанским. Оно превосходное. Натуральное или газифицированное?

Л. Васадзе: - Абсолютно натуральное.

Е.Е.Никифоров: - Я почувствовал, потому что в натуральном шампанском пузырьки тоньше и скачут выше. Отсюда ощущение праздника, аромат. А так как наши документалисты - люди бедные и неиспорченные шампанским по утрам, то все были чрезвычайно рады.

Л. Васадзе: - И я  рад. Нас, грузин,  хлебом не корми, дай друзей угостить своим вином.

Е.Е.Никифоров: - А Вы его производите - в России или где?

Л. Васадзе: - В Грузии. На моей родине.

Е.Никифоров: - Где это примерно?

Л. Васадзе: - В пригороде Тбилиси, завод «Багратиони». Виноградники наши находятся под Мцхета и в Мухрани, тоже рядом с Тбилиси.

Е.Никифоров: - Такие знаменитые для всех слова!

Л. Васадзе: - У нас уникальное шампанское. Вообще шампанским можно называть только то, что делается в провинции Шампань, а то французы злятся. А все остальное ...

Е.Никифоров: - Да пусть себе злятся на здоровье. А мы будем пить ваше грузинское шампанское «Багратиони», которое ничем не уступает французскому. Понятно, что они ищут конкурентные преимущества, как защитить себя. Ну, вот,  коньяк есть коньяк. И называть коньяком бренди и другие коньячные напитки - не надо этой головной боли. Специально ездить за коньяком в провинцию Коньяк никто же из нас, ясное дело, не будет. Все принимают эту меру условности. Но производить такое вино - это же технология, а не только качество винограда, правильно?

Л. Васадзе: - Это полный цикл и еще что-то метафизическое. Во всем мире, если говорить об этом бизнесе, хотя для меня это не бизнес, а дело души и сердца, как для всякого грузина -  во всем мире шампанское делается в основном из французских сортов: Пино Нуар, Шардонне, Рислинг, Алиготе. В нашем же случае оно делается из аутентичных грузинских сортов. В Грузии, по милости Божией сохранилось около пятисот аутентичных сортов винограда, три тысячи было утеряно. Вы знаете, что большинство, в том числе западных, археологов считают, что именно Грузия, Южный склон Кавказа, и есть родина виноделия.  «Хвино» - это грузинское слово. Латинянам «х» было трудно выговаривать, и оно стало «вино» во всем мире. Мы часто говорим, что если бы оно изначально было «вино» -  расслабленные, ленивые грузины точно бы «х» туда не добавили, и оно так бы у нас и осталось – «вино». И один из Багратионов, в частности, Иоанн Багратион, будучи карьерным генералом Российской Империи, учась в Сорбонне, решил съездить в Шампань и изучить технологию производства шампанского у французов. Это был XIX век. А потом, уйдя в отставку, он приехал в Грузию и подобрал, а он был талантливым селекционером, четыре сорта грузинского винограда, по кислотности подходящего.  Повышенная кислотность нужна для производства шампанского. Два сорта он выбрал из сортов восточной Грузии Картли-Кахети и два сорта  - из западной.

Е.Никифоров: - Но это же достаточно сложный поиск, потому что Грузия -  страна жаркая и для вина  - для того вина, которое считается классическим (северные итальянские, немецкие белые, французские вина). Виноделие требует умеренного, не такого жаркого климата. На юге Италии или в Греции хороших вин очень мало, требуется особенная работа с ними, чтобы улучшить этот виноматериал. То – есть, князь знал толк.

Л. Васадзе: - Князь знал толк. Он выбрал эти четыре сорта. Это сорта «Горулицвани», «цвани» по-грузински значит зеленый, и «Чинабули» в восточной Грузии. И еще два сорта. Он стал делать шампанское в Мухране. Он сам был Багратионом Мухранским. И в 1882 году на императорской выставке в Москве его шампанское выиграло золотую медаль. Поэтому наша компания так и называется.

Е.Никифоров: - А Вы каким образом оказались?

Л. Васадзе: - Был советский завод, который построили во время сталинского периода. Тоже интересная история. Молотов, будучи на переговорах с Риббентропом в Германии, был впечатлен известным немецким заводом Хенкель, в который Риббентроп его отвез на переговоры. И вернувшись в Москву, он рассказал об этом Сталину, но и как обычно решили обогнать и перегнать. И наш завод, который строили, был улучшенной версией завода Хенкель. В советское время делали один бренд - Советское шампанское. И Вилейский завод шампанских вин выпускал 15 % всей советской продукции. А уже после распада Советского Союза завод был приватизирован через аукцион, его купили американцы. Еще до этого он был назван «Багратиони 1882». И американцы продержали его в собственности около 10 лет, с 1996 по 2006 год. Честно говоря, не хочу никого обижать, но ничего особенного они с ним не сделали. И даже, я помню, туалеты для рабочих не отремонтировали. Потом мы, грузины, их выкупили, когда была возможность, забрали их обратно.

Е.Никифоров: - То есть Вы уже были состоятельным человеком. Вы не поднимались на этом заводе, наоборот -  вложили средства, которые были у Вас в компании и у Вас лично?

Л. Васадзе: - Да, очень известная поговорка на Уолл Стрит: «Как стать миллионером? - Надо стать миллиардером и заняться винным бизнесом, и станешь миллионером».

Е.Никифоров: - Мило! Мило как, однако, у них это звучит. Да собственно, не потому, что вино всех веселит и радует, когда оно на столе находится, и про вино всем интересно говорить. Для меня вино это напиток древнейший, библейский. Лоза сама не только символически несет христианский смысл, сама лоза впитывает своими корнями соки земли. Поэтому когда я бываю заграницей, я не хочу пить никаких других напитков, кроме home wine, домашнего вина, которое здесь сами произвели. Я прав или неправ?

Л. Васадзе: - Абсолютно. Для нас это кровь и сущность наша. Вино по своей структуре, своей метафизике вещь совершенно неописуемая, трепетная, духовная. В нашем случае это нечто, связанное напрямую и с нашим христианством. Потому что во время нашествия иноверцев на Грузию перекупить или заставить наши элиты можно было, а чтобы поменять народные обычаи, надо было поменять, в том числе, и наше отношение к вину. Поэтому грузинская история изобилует фактами, когда армия врага, заходя в Грузию до битвы с нами, заходила и массово вырубала наши виноградники. Во время так называемого Великого Турецкого нашествия, особенно после падения Константинополя, в грузинской воинской традиции развился обычай. Когда уже битвы наши были обречены, то есть воины, выходя на битву, знали, что не только все они погибнут, но скорее всего никого из них не удастся похоронить. Потому что их дети и жены в горах. Тогда они стали вешать себе на спину ветку виноградной лозы, символизируя веру в то, что во время битвы враг никогда не увидит спины  воина. И когда я устану его рубить и начну падать на Родину, свою родную землю - лоза нетронутая вернется в нее,  и мое тело облагородит эту землю. А враг думает, что он за спиной оставляет поле смерти. Он просто не знает, что он высадил еще один виноградник.

Е.Никифоров: - Как трогательно!

 Л. Васадзе: - Эта наша воинская психика. Кстати, в следующий раз, когда будете смотреть на сборную Грузии по регби, когда она играет -  вглядитесь в их регбийки на спине - над номером у них всегда выгравирована виноградная лоза. И все великие регбисты мира - от новозеландцев до англичан знают, что это тот дух, с которым им приходится бороться на регбийном поле. Поэтому вино для нас все - поэзия, философия, бытие. Я сейчас в своем домашнем погребе, где я делаю вино в квеври - глиняных чанах, закопанных в землю, и учусь у наших виноделов - поражаюсь глубине процессов, происходящих именно в виноделии этим нашим традиционным способом. Четко видно, что не то, что курить или ругаться нельзя в этом погребе. Несколько опытных виноделов, у которых есть свои погреба, мне советовали просто не заходить туда, если я в плохом настроении. Один из них, например, пользуясь современными техническими средствами, постоянно держит включенными грузинские церковные и мирские песнопения в своем погребе и честно считает, что от этого вино получается лучше.

Е.Никифоров: - Верю, верю совершено, потому что мало того, что мы причащаемся красным вином, это же тоже Таинство глубоко символично, и мы же верим, что это истинная Кровь Господня.

Л. Васадзе: - Так и есть.

Е.Никифоров: - Истинный хлеб, истинная плоть Господня.... Поэтому вот это Таинство самого материала крайне важно. И Вы верно сказали, когда ты причащаешься, а тебе говорят: ты не знаешь, с какой помойки это все приготовили, что за люди своими руками трогали это. Честно говоря, просто саднит сердце. А когда ты чувствуешь и знаешь, что покупаешь или тебе подарили, батюшки готовят Причастие из разного вина - с другими чувствами, с гораздо большей радостью подходишь к Чаше.

Л. Васадзе: - Не дай Боже мне услышать, что-то подобное для вина, пожертвованного на потир, это все происки лукавого, мне кажется, чтобы нас с вами смутить. Но почтенный старший наш товарищ, винодел, традиционный грузин, у которого виноградники в северо-западной части Грузии, там делается известная Хванчкара, мне рассказывал, что они там мистическим образом, когда он забирает маджари, то есть молодое вино из Рати в Тбилиси, где он живет, и он держит его у себя в подвале своей тбилисской квартиры. Ровно в тот день он каждый раз сверяется со своими виноградарями, когда выходит цветок весной на его винограднике – и  ровно в тот день вино начинает играть в его подвале. Каким-то образом оно знает про тот день, и ничто не может скрыть этого.

Е.Никифоров: - Деревья, цветы насекомые - не дураки какие-то, это все мыслящие создания, они просто длинно мыслят, длинно понимают, но вместе с тем, это все мир Божий, который сотворен мыслящим по-своему.

Л. Васадзе: - Мы со своей несчастной позитивистской наукой кичимся и знаем только толику того, что знали наши с вами предки. Да, стоит  посмотреть элементарный уклад жизни или взять процесс производства Ркацители в Кахетии. И послушать, сколько нужно знать тончайших операций, чтобы воспроизвести традицию производства Ркатители в квери. Это сложнейший процесс, состоящий из тысячи действий, которые не терпят ошибок. Потом,  когда посмотришь коим образом крестьянин-кахетинец или гуриец  своему лоботрясу-сыну это все передает -  то на нашем с вами языке невозможно представить, что вся полнота этого знания будет передана.   Что он не уронит эти мячики и не начнет терять, и уж тем паче -  из поколения в поколение, из века в век,  при всех наших невзгодах никакому логическому объяснению не подлежит сохранение традиций, и преумножение, и развитие. Как будто Дух Святой -   да не будет это воспринято как ересь -  действует сквозь эту традицию. Другого объяснения нет. Самое что ни на есть предание, что сохраняется. И качество человека, я с этим сталкивался не раз в процессе виноградарства, и виноделия, на глазах меняется, когда он соприкасается с этим процессом. Это никак не бизнес. Мне, наши умные ребята -  финансисты, пришли и сказали, что это ужасный бизнес, высаживать виноградники надо с нуля, тринадцать лет ждать окупаемости. С финансовой точки зрения, мол,  вам не надо этого делать. Но я сказал: братцы, я все понял, ровно поэтому мы и будем это все делать, что в Майкрософт эксель в ваших табличках ничего не получается. И ни секунды не жалею.

Е.Никифоров: - Замечательно. Я хотел задать вопрос о традициях. Грузия для нас, тех, кто бывал или хочет туда поехать, страна традиций. А традиции сейчас во всем мире вымываются. Например,  Япония -  это гигантская операционная, чистейшая, где такие же чистенькие, вымытые спиртом автобусы и троллейбусы. Даже на Украине перестают петь, что для меня то же, что вырубить лозу. Лишить украинца пения! Вспомним,  это было массово, когда с полей шли люди и все пели. Уставшие, пока они шли домой, полной грудью пели свои чудесные песни, кажется, они уже отдохнули и приходили отдохнувшие к себе домой. Сейчас такого не встретишь, даже на западной Украине. Теряются традиции в Греции. Они тоже плачутся, говорят, что все эти Ашаны высосали всю нашу кровь. Есть даже настроение вернуться обратно в полуархаическую деревенскую свою жизнь. В Грузии эти процессы есть, естественно, но насколько они там быстры? Сохраняются ли они сознательно или все же приходится помогать?

Л. Васадзе: - Знаете, Вы правы, традиции подвержены фронтальной трагической атаке на всем земном шаре. Я даже не знаю, что в Москве есть русского, когда ходишь иногда. Возникает ощущение унылого постмодерна. Но если вдуматься в этимологию латинского слова «традире» -  это значит «передавать». В русском переводе традиция - это предание. Это нечто, что я как сын своих родителей, получаю от них и передаю своим детям. И это не пассивный акт, скажу как ветеран -  регбист, не просто мяч взять и передать дальше, а это еще и обновленчество. Я получаю что-то от моих родителей, адаптирую это к моей сегодняшней жизни и передаю сыну или дочери, чтобы они, взяв это у меня, обновлялись. Поэтому традиция - не прошлое. Это и прошлое, и настоящее и будущее одновременно.

Е.Никифоров: - Как Вы в своей семье это осуществляете? Меня-то еще что поразило, кроме шампанского? Оно вкусное, но это десерт, а главное меня убедило, что Вы - молодой человек, а у Вас уже восемь детей. То есть, действительно, виноградная лоза, наполненная сочными ягодами. Как Вы управляетесь со всей Вашей семьей? Как действует этот процесс, который важен для Вас лично - процесс передачи традиций, национальных, семейных? Каким образом Вы это осуществляете?

Л. Васадзе: - Через сердце, через любовь. Мы с супругой так не планировали, мы росли в советский период. У меня одна сестричка, у нее один братик. Как у большинства из нас. А потом оказалось, что чем больше детей -  тем проще, тем больше спокойствия и счастья, тем меньше драм, трагедий и переживаний. И каким-то удивительным образом, это я теперь понимаю, почему, а тогда я этого не понимал - тем больше времени. Время  - это не физика, это метафизика. Естество времени совершенно необъяснимо. Жизнь одинокого человека пролетает, как один день. А для человека, утонувшего в любви родственников, жизнь пролетает тоже как один день, но как длинный день. Поэтому я думаю, что само сохранение народной традиции, будь то русская или грузинская, возможно только через сердце. Я никогда не могу детей заставить что-то сделать, что я сам не делаю без любви, смака, радости. А если так.. .Мы, например, вечером часто, когда возможно, садимся, я открываю книгу и начинаю читать «Витязя в тигровой шкуре» Шота Руставели. Громко. Не про себя. Никого заставлять ничего делать не надо. Видя, что папа с увлечением читает Руставели, мало того, что дети - школьники приходят, садятся рядом. Происходят чудеса - карапузы, которые только начали ходить, еще не разговаривают, бросают свои игрушки, приходят и, как заворожённые, слушают божественную поэзию. Я просто уверен, что они понимают в ней больше, чем я.

Е.Никифоров: - Абсолютно больше. Когда говорят: ползает под столом, ничего еще не понимает - неправда. Сказать не может, а все прекрасно понимает и на ус мотает.

Л. Васадзе: - Недавно приезжали наши русские друзья из Москвы, и мы провели эксперимент. Они там, школа моих друзей, приезжали поиграть в футбол с нашими, поучиться у нас, посмотреть, как мы живем. Мы с радостью их приняли. И обняли, и показывали. А у нас дома я вместо Руставели достал «Евгения Онегина» и стал им читать. Тот же эффект: русские дети замерли, заворожённо сидели вокруг дивана и с радостью слушали великого Пушкина. Думаю: слава Богу! Только так. Хотим традиций - давайте быть них, и тогда они передаются детям. А если я все прошляпил, и для меня это штамп, я ору, например, на моего ребенка, я думаю, что мои дети будут традиционны и нормальны ровно в той степени (а традиционный и  значит нормальный), насколько я их заражу.

Е.Никифоров: - Вы их как-то специально, как-то по-грузински воспитываете? Или у вас такая мягкая педагогика - своим примером?

Л. Васадзе: - В каждой культуре, в нашей, в вашей великой и замечательной культуре, у всех есть свои инструменты, ноу хау. У нас есть супра - традиционное застолье. Это и философская, и поэтическая, и теологическая академия. Это и манера выражаться, и кодекс поведения -  в ней все. Начнем с того, что в любой супре, будь она застольем просто трех друзей, или свадьбой, или днем рождения, последовательность тостов совпадает с православными ектеньями. Тамада  - абсолютный тиран. Он не тот, кто предоставляет, как конферансье, слово всем, он абсолютный царь и бог, при нем все строятся. Но если он бездарный - то эта тирания превращается в муку, а если сердечный тамада  - застолье превращается в праздник для сотрапезников. Супра как инструмент -  отдельный вид искусства. Не последнюю роль играет даже среди тех малых, что бегают вокруг супры, вроде ничего не слушают, ничего не слышат. Например, у меня дома идет застолье, я тамада, мои друзья и жены их - мы сидим. А ребенок инфильтрируется, заражается всем этим и дальше, и, откуда ни возьмись -  получается спокойным, нормальным и хорошим. А если этого нет, то на чем строить? На грузинском или российском телевидении? Боже упаси!

Е.Никифоров: - Дай Бог, чтобы хоть радио «Радонеж», как камертончик, там где-то жужжало рядышком. Да, от детей просто избавляются, чтобы они не мешали. Сажают их у телевизора, и они эти мультики глазеют с утра до вечера. А кто эти мультики сочинил, каково их содержание -  родители не в состоянии просмотреть.

Л. Васадзе: - Очень интересный вопрос Вы затронули, что делать с этими мультиками. Я пришел к выводу, что бесполезно запрещать их  смотреть. То –есть, возникает дополнительная реклама в их мозгах. Запрещать смотреть телевизор современным детям непродуктивно. Они превращаются  тех, кто хочет ускользнуть от родителей, чтобы посмотреть телевизор. Поэтому мы должны быть оснащены и достаточно храбры, чтобы заявить: я в принципе могу побить по уровню интересности какое - нибудь ОРТ. Я, как родитель, вызываю товарища Эрнста на поединок. И если этого нет, то что там запрещать? А если есть, замечательно получается, что ребенок получает и Киркорова, и папу - и выбор тут очевиден.

Е.Никифоров: - Ну и слава Богу! А Грузины поют?

Л. Васадзе: - Мы что-то знаем о пении, скажем так. Нет грузина, который бы не пел. Я очень люблю украинскую традиционную песню. Но  в нашем фольклоре и нашем народном пении такая глубина, что она просто фонтанирует до сих пор. Все лучшее в современной грузинской музыке - это производное от нашей народной песни.

Е.Никифоров: - Там просто впадаешь в медитацию, как захватывает эта гармония, ты в ней находишься внутри. И не участвовать в ней духовно просто невозможно.

Л. Васадзе: - Японцы провели эксперимент, ввели грузинское многоголосье в перечень терапевтических рекомендаций в Токио. 20 любительских хоров грузинского многоголосья, и они лечат. В земледельческой традиции фантастическая глубина. Есть земледельческие песни для отдельных сезонов. Например, надури весенний, во время которых соседи собирались вместе и пропахивали поля друг друга. Возникало то, что позитивисты бы назвали синергией, то есть мы вместе поем и пропахиваем это поле. Устаем меньше, чем если бы каждый из нас пропахивал свое поле один. Два плюс два равняется десяти. И через песню надури мы пропахиваем всем селом гораздо быстрее, веселее, продуктивнее, чем если б мы были порознь. Военные песни - то  же самое. В летописях  записано, как грузинские  племена перед битвой пели многоголосные песни. И вы правы -  в постмодерне, в современном мире все это находится под атакой. Наверное, такой атаки в человеческой цивилизации никогда не было. Когда я был неофитом борьбы с бесовщиной и за традицию, я немного не то что уставал или унывал, но мне иногда казалось, что я по фамилии не Л. Васадзе, а Камикадзе, и никакого смысла в этой борьбе нет. А сейчас с колокольни этой пятнадцатилетней борьбы скажу, что я зря переживал. Вседержитель сердце видит, если в сердце хотя бы одного русского есть желание спасти традиционную Русь или одного картвела, Он нас не оставит. И эта наша с вами красивейшая традиция, как росток фиалки через бетон - обязательно прорастет и все победит. Было бы, для кого этому происходить. Я твердо уверен, что пока есть последний православный традиционный русский, любящий Россию - никакие бесы его не одолеют. Если один есть! А если больше...

Е.Никифоров: - У нас в православных гимназиях -  я могу говорить про те, что учредил «Радонеж» -  три больших школы, им почти по 30 лет уже. Очень удачные школы. Это школы не для богатых, хотя там тоже приходится что-то платить, но это школы, которые как бы воспроизводят русскую интеллигенцию. Те же самые традиции. Там всюду лагеря, и они всюду поют. И мне кажется, что это совместное пение даже самых простых песен типа «Во поле березка стояла», вместе, сидя тихо, попели. У каждого свой мыслительный процесс в голове, что там этот ребеночек думает? Но происходит совместное действие. Кстати, про березку вспомнил. Говорили про лозу - это близко получается. Я был поражен, что березы вообще как отдельного растения нет. Береза - это роща, потому что вся корневая система там едина. И если где-то что-то там поломалось у одной, то восполняется через всю эту рощу.

Л. Васадзе: - Замечательно. Это аллегория нашего многоголосья, когда оно в течение всей песни, особенно если она гурийская -  растекается, рассыпается на фантастические индивидуальности, а есть гурийские песнопения в семь голосов, а не в три. И потом, несмотря на эту индивидуальность, каждая береза составляет одну гармоничную рощу.

Е.Никифоров: - Перешлите, мне, пожалуйста, парочку, чтобы проиллюстрировать.

Л. Васадзе: - У вас хлебом не корми -  дай русским послушать грузинские песни.

Е.Никифоров: - Чудесно. Вставим в программу.

Л. Васадзе: - С радостью. Мой друг  - председатель грузинского фольклорного центра, Георгий Донадзе. Он же основатель ансамбля, который после развала СССР один стал государственным. Называется «Басиани», его гастроли прописаны на пару лет вперед по всему миру. Он бывает пару раз в Москве и следующий раз, когда они здесь будут, я Вас приглашаю, пойдем вместе, послушаем. Это просто духовный акт. Восторг я описать не в состоянии с точки зрения лингвистики ни с моим русским, ни с мои грузинским.

Е.Никифоров: - Каково  состояние духовности в грузинском обществе? Тоже враг рода человеческого бьет, прежде всего, по сердцу? Каково  отношение к Церкви у молодежи? Храмы наполнены людьми? Есть ли потребность в христианстве у грузин? Или Грузия является пока неясным, неразвитым, еще не полностью высушенным пространством? Все-таки там влага духовности существует? Как дети реагируют? Есть ли в обществе потребность в Церкви, во Христе?

Л. Васадзе: - Молитвами нашего Святейшего и Блаженнейшего Патриарха Илии мы проходим потрясающий, беспрецедентный ренессанс духовности после советского периода. Его Святейшество был интронизирован в 1977 году. И во время интронизации ему задали вопрос: что делать? Потому что у нас было всего 4 епископа, 10 священников, 6 действующих храмов. И он ответил, что если один человек с чистой верой станет перед крестом - все возможно. Сегодня это сорок епископов, 1300 церквей, несколько сотен монастырей, все храмы Грузии в воскресенье битком набиты, в основном это молодежь с детьми. Туда невозможно попасть. И авторитет Церкви выше всякого другого института в Грузии, без сомнения. Все власти мира сего, приходя и уходя, борются с ней. Неважно, какая это политическая партия.

А потом когда их смывает волна, они просто приползают на коленях к Патриарху, просят прощения и прикидываются его друзьями. Нет ничего более сильного и впечатляющего, чем Грузинская Православная Церковь в современной Грузии. Это и ренессанс древних искусств, церковного песнопения, и древнего искусства перегородчатой эмали и грузинского зодчества. На мой взгляд, это единственная Грузия, которая не разрушается, но развивается. Она же последняя связь между Россией и Грузией. Несмотря на все происки бесов и на все ошибки с обеих сторон. Наши с вами Церкви дружат до сих пор. Слава Богу! При таком колоссальном процессе уже установлено, что в древнейшей грузинской Православной Церкви вы знаете, что просветительница Нино и Царь Амиран, и царица Нана приняли христианство как государственную религию в 327 году. Никогда не было, чтобы какой-нибудь Патриарх правил престолом так долго. Никогда не было, чтобы весь Священный Синод без исключения был рукоположен действующим Патриархом. И никогда не было, чтобы какой-либо другой Патриарх, приняв крест Патриарха, имел всего-то шесть церквей и довел духовную жизнь страны до такого состояния, как сегодня мы видим. Поэтому без всякого преувеличения - мы живем при величайшем из Патриархов.

При этом, я имею честь счастье и знать его, это человек совершенно неописуемой доброты, личного внимания к каждому из нас. Как это происходит, как его на всех нас хватает  - многие из нас могут рассказать, как он им спас жизнь, как повлиял лично на них. Я считаю это метафизическим событием. Думаю, что не только грузинам, но всем нам сильно повезло, что мы живем на планете земля. Не примите это за бахвальство грузина во времена Илии II. И он, кстати, очень любит русскую культуру, русских людей, много раз я был свидетелем его радостного общения, что с вашими сановниками, что с мирянами. И слава Богу.

Совершенно незаслуженный огромный подарок всем нам в его лице и в лице того духовенства, аскетического, строгого, которое у нас есть. Всякое бывает при таких масштабах событий. И по Паисию Афонскому  -  не надо быть мухой, а не пчелой, замечая только мусор и все плохое. Я часто говорю нашим сомневающимся: если ты в эпоху Илии только плохое видишь в Церкви -  то тебе уже ничто не поможет. Надо быть абсолютным слепым, чтобы не видеть того, что есть.

Е.Никифоров: - Уже сказали о том, что было много ошибок, обид и со стороны русских, и со стороны грузин. Мы не будем сейчас об этом говорить. Это бессмысленно, прежде всего потому, что все будут говорить, а вот вы, а вот ты.. И кто первый, и так далее... Хотелось бы сейчас знать, есть ли готовность принимать русских, входить в общение? Как было тогда, когда Грузия была всеобщая любимица всей России.

Л. Васадзе: - Не то, что готовность. У нас в этом году четыре миллиона русских к нам приезжают. Грузин не впускают в Россию без визы, а русским можно без визы в Грузию. У нас просто цунами. Грузинам запретили въезжать в Россию, представителям российской пятой колонны, которая якобы за российские интересы. А с 1999 года или 2000-го нам без визы сюда нельзя. И нам запрещено сюда ездить. Мне нет, но большинству- да. А в Грузию - пожалуйста. Шесть или семь рейсов каждый день. Нескончаемый поток машин.

Е.Никифоров: - Сколько в Грузии народу проживает?

Л. Васадзе: - 3,7 миллиона.

Е.Никифоров: - И 4 миллиона русских приезжает?

Л. Васадзе: - Да. Это без всякого преувеличения любимое место отдыха русских. Поэтому зачем спрашивать, есть ли готовность вас принимать? А есть ли у вас готовность нас принимать? При всей любви и дружбе между народами скажу с горечью, что всякий таджик или узбек может сюда приехать без визы, а вот православные грузины к вам не могут. Пытаемся понять, почему. Это глубинная тема. Просто бесы сторожат, чтобы мы с вами не помирились. Это при том, что каждый восьмой грузин выгнан из Абхазии, из Цхинвали. Каждый ребенок вам скажет, что это поддержала Россия. И, несмотря на это, русских приезжающих встречают с хлебом и солью, с любовью и братством.

Поэтому не то что возможно, но и нужно срочно, ноги в руки-  и мириться. Надо объединять Грузию, грузин впускать обратно в свои дома, в Абхазию и Цхинвали. Мы  с нашими братьями абхазами и осетинами сами помиримся, надо жить вместе в любви, в единой Грузии, которая не враждебна, а дружественна России. А не слушать эти антирусские телевидения, российское телевидение, которое в течение многих лет внушает русским, что грузины - враги, какой-то там Гамсахурдиа был фашистом, и грузины хотели перерезать свои национальные меньшинства, а добрые люди спасли их. Если бы это было так, тогда разрешите спросить, если мы такие бесы и фашисты, то почему мы  никогда в жизни никакие наши меньшинства не трогали? Не резали. У нас же живут все остальные! Поэтому я и говорю, это была бесовщина, не без ошибок с обеих сторон. Вы совершенно правы, что копаться, кто, что, как сделал - это невозможно. Надо понять, что так дальше нельзя. Если продолжить -  такие, как я, вымрут, а вырастет поколение, которое не говорит по-русски. А чего их обвинять в этом? Главный русский патриот, Владимир Вольфович Жириновский, обвиняет грузин, что они русский забыли. Владимир Вольфович, а вы же их не пускаете в Россию последние 18 лет! А как можно язык не забыть? Можно, конечно, по интернету его учить. Но просто запрет стоит. Надо кончать это дело и нам с вами надо мириться и жить в любви и счастье, дружеской атмосфере.

Как это сделать? Вот есть, слава Богу, Церковь, православные патриоты, любящие друг друга и культуру друг друга с обеих сторон. Вот если я сейчас вслушаюсь в рассказы бесов, кто начал кого первым обижать... Да, мы народ темпераментный. Когда СССР разваливалось, мы, наверное, кричали громче всех. Но разве грузины развалили СССР? Я помню, что в Беловежской Пуще были три лидера, и ни один из них не был грузином. И соответственно это миф, созданный телевидением и товарищами Гусинским, Березовским с определённой целью. В первую очередь против России. Хочешь ослабить Россию - сделай так, чтобы она воевала со своими ближайшими соседями, а те, кто хотят ее ослабить, будут ее соседей защищать от нее. Кстати, эти конфликты раздувались до кровопролитных масштабов именно тогда, когда в Москве везде сидели доброжелательные советники из Вашингтона. И в деловых структурах. Как победители в холодной войне. И помогали своими советами.

Е.Никифоров: - Внешнее управление, как сейчас на Украине.

Л. Васадзе: - Да, и ровно тогда все эти конфликты и были взорваны. Думаю, это неслучайно. Я считаю, что это огромный, титанический, исторический процесс. Это не вина кого-то из нас. Это наследие. И если мы хотим -  а мы хотим, мира любви и дружбы -  то мы должны это разруливать не копаясь в том, кто больше ошибся. И если мне кто скажет, что ошиблась только одна сторона, мне не о чем с ним говорить. Если кто-то скажет, что мы все ошиблись, мы понимаем, что этими ошибками воспользовались хитрющие наши с вами враги, тогда нечего меряться, кто больше кому навредил. Ну, можем, конечно, но я не уверен, что это будет на руку кому-то из нас.

Е.Никифоров: - Исраэль Шамир, наш обозреватель, постоянный автор, мы с ним беседовали о сложнейших проблемах Ближнего Востока. Он как раз специалист по региону  Израиль, Сирия, Ирак. И я ему сказал: есть же все же история, ее важно знать. Важно помнить. А он ответил, что нет, важно забывать. Какие-то вещи лучше не помнить, забыть, или вспоминать тогда, когда это уже такая история, которая не доставляет никому никакой боли. Спасибо большое, дорогой Леван, я с радостью беседовал сегодня с Вами. Хотелось еще о многом поговорить, но в одной программе все не расскажешь. Я хотел, чтобы мы больше поговорили о церковной Грузии. Послушали, может, больше церковных песнопений. Предлагаю еще прийти.

Л. Васадзе: - С радостью, почту за честь. С вами радостно. Чувство такое, что я дома. У нас  с вами идентичные оси нравственности, и с точки зрения нравственных традиций, отличий никаких нет. И стыдно, что мы докатились до этого. Но молитвами наших общих святых мы выберемся из этого.

Е.Никифоров: - Дай Бог, чтобы Ваши чудные дети, кстати, у Вас мальчики, девочки?

Л. Васадзе: - Четыре сына и четыре дочери.

Е.Никифоров: - И здесь он удал! И здесь все правильно!

Л. Васадзе: - Это все к моей супруге!

Е.Никифоров: - Дай Бог, чтобы они возрастали в мудрости, понимании. Храни Господь. Предприниматель, общественный деятель Леван Васадзе сегодня был в студии радио «Радонеж» и рассказал, как живет Грузия. А живет она чудно, как я предполагаю. Не так давно я перечитывал книгу Парко Поло. А напомню, он путешественник, который путешествовал за триста лет до эпохи великих открытий. До Васко –де -  Гама, и так далее. Это XIII век, по-моему. И одно из самых поэтичных страниц он уделил Грузии.

Л. Васадзе: - Так и есть.

Е.Никифоров: - Он о многих странах пишет, хвалит, где-то укоряет. А здесь говорит: какая красивая страна, и какие красивые люди! Дай Бог, чтобы мы и дальше имели возможность ездить к вам в вашу красивую страну.

Л. Васадзе: - Наша дверь всегда открыта! Я бы закончил словами Евгения Евтушенко: «О Грузии забыв неосторожно, в России быть поэтом невозможно».

Е.Никифоров: - Аминь.              

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+