Перейти к основному содержанию

05:01 21.03.2019

Мы отказались от коммунистической идеи. Но взамен-то мы ничего не предложили! Вокруг чего консолидироваться?

03.01.2019 18:08:46

Евгений Данилов: -Сегодняшний разговор хотелось бы начать с радиопрезентации новой фундаментальной монографии Алексея Ивановича. Это книга очень важная. Ее название: «Состояние и долгосрочные военно-политические перспективы развития России в XXI веке». Легко ли Вам было, Алексей Иванович, работать над этой книгой? Это, наверное, плод  ряда лет? Вы один все это поднимали, или у Вас был коллектив?

Алексей Подберезкин: -Да, у нас коллектив работал последние пять лет над этой темой. Было выпущено десятка три-четыре книг, сотни статей, даны тысячи интервью и комментариев.  Эта книга стала частным  результатом исследования. 7 мая с.г. Путин поручил правительству  подготовить прогноз и планы развития России до 2024 года, т.е. на  свой  президентский срок. Эта история должна закончиться 1 октября с.г. Мы увидим, насколько эти планы могут быть выполнены, насколько они реалистичны – это другой вопрос.

Но очень важно, что  уже сейчас, готовя эти планы, мы должны четко себе представлять, в каких условиях будет развиваться Россия, какая будет военно-политическая обстановка в мире. Важно на этот вопрос ответить объективно, трезво, адекватно. Потому что у нас очень часто идет недооценка по многим позициям. От этого будет зависеть, какой сценарий будет предложен России. Либо это будет прежний сценарий, который был в последние годы. Достаточно стагнационный, т.е. когда, по существу, развитие страны остановилось. Либо мобилизационный, когда мы сможем сконцентрировать ресурсы, поставить цели, и, в общем, вернуть себе то место, которое мы должны занимать в мире – и по уровню социально-экономического развития, и по степени обеспечения своей безопасности.

-У меня такой вопрос к Вам, Алексей Иванович. Эта книга попадет к каким-то  высокопоставленным чиновникам? Они заглядывают в такие прогностические, футурологические труды? Вы как-то влияете на власть?

-Да, конечно, она попадет. Она будет у тех людей, которые готовят предложения для руководства страны. Да она уже попала. Мы все свои книги в формате pdf размещаем на нашем портале. И на сайте Центра. Хотя она и большая, в ней больше 1.600 страниц, кому интересно – может зайти на портал прочитать на портале vip-person или нашего Центра. За полтора месяца мы уже получили десяток рецензий, даже в журналах. На портале у нас стоят счетчики, ее просмотрело четыре с половиной тысячи человек. Это хорошая цифра, учитывая, что было лето, люди отдыхали, и мы не занимались рекламой. А в среднем читатели книгу просмотрели    в количестве 120-150 тысяч посещений за год.  Это хорошая аудитория, учитывая, что это - специальная литература для тех, кто интересуется военно-политической и международной проблематикой. В данном  случае – прогнозом и стратегическим планированием  развития России.

- У меня два вопроса. Первый – есть такая  точка зрения, что существует большая ложь, малая ложь и статистика. Можно ли доверять современной российской статистике?  В какой степени Ваши прогнозы основаны на статистических выкладках? Учитывая, что у нас экономика на одну- две трети в тени?

-Ну, делать-то нечего, другой статистики – как Сталин говорил: других писателей -   у нас НЭТ. Учитывая, что наше статуправление подчинено Министерству экономического развития -  при всем при том, границы искажений не беспредельны – ну, наверное, в какой-то мере представить можно. За прошлый год прирост ВВП у нас был 1,7%. Наверное, более реалистично было бы оценить как 0,9%. Все равно это плюс. Другое  дело, что у нас за последние  годы прироста и не было. Скорее - падение промышленного производства. Это было связано не только с санкциями, но и с управленческой недоработкой. Статистика показывает тенденции, но, конечно, никто  в эти цифры не верит.

Вот, сейчас говорят об инфляции в 4%. Так могут говорить только люди, которые не ходят в магазины. Это же совершенно очевидно!

- Люди, которые оперируют материалами официальной статотчетности…

- Ну, понимаете, можно даже и статистику сделать похожей на правду – считать что-то и не считать чего-то. Я могу взять одну группу товаров и подсчитать инфляцию. Например, по данной группе товаров  инфляция будет  2% . А если взять по другой группе –30%. После введения санкций - это вопрос важный, потому что я последние два месяца занимался анализом последствий санкций для России. Формально они повлияли на 1,5-2 %. Наша инфляция оценивалась в эти годы в 4-5-6%. Я ее оцениваю за последние три года в 30%.  А вообще-то  - 40%. Это неофициальная позиция, потому что официальная -7- 8%. Конечно, инфляция  была больше.

-Ко всем оценкам нужно подходить критически.

 - Мелкие детали на самом деле никому не важны. Когда с экрана телевизора какой-нибудь чиновник начинает считать доли процента – это выглядит смешно. Когда, скажем, министр в одежде на полтора миллиона долларов рассуждает в телевизоре о прибавке к пенсии в тысячу рублей – это выглядит, мягко говоря, цинично.

Ну, зачем делать такие глупости? Понятно, что человек, который говорит подобные вещи – неадекватен. А нам нужна адекватная оценка состояния. Потому что тогда из этой оценки  вырастет адекватный прогноз.

У нас есть опасные, приукрашенные тенденции, особенно в военно-политической сфере, и мне это категорически не нравится. Такая картинка: вот, мы сейчас в капусту порубаем всех наших супостатов и врагов – эта переоценка наших возможностей.

  - Как казак Кузьма Крючков…

-Да, в военно-политической области особенно важна трезвая оценка своих возможностей – не намерений, а возможностей. Если, предположим, у вас в Сирии находятся 120 ракет, готовых для перехвата – то по любым оценкам вы можете перехватить максимум 60  целей, потому что коэффициент там два к одному.  А если полетит не 60, а 120 крылатых ракет и ракет класса «воздух – земля» - у вас просто нечем будет перехватывать. Можно говорить как угодно -  но надо понимать, что все считают - и там, и у нас. И когда журналисты подобным образом начинают давать свои оценки -  еще хуже, когда политики – это выглядит крайне неубедительно.…

Вот, сейчас проводим учения, самые крупные с 1981 года. И они оказывают на Запад очень сильное политическое влияние. Потому, что греха таить, единственное, чего они боятся – это того, что мы сможем защитить нашу систему.

- Да, без ракетного щита у нас давно бы уже звучала английская речь.

-Война не так просто выглядит, как кажется. Со всей пролетарской ненавистью война современными средствами невозможна.  А если у вас будет частный военный конфликт – вы тоже будете наносить ядерные удары? Поэтому у нас должен быть широкий спектр вооруженных сил  -  должны быть средства ближнего перехвата – ПЗРК,   «Торы» с дальностью до 10 км, «Буки» - до 20 км, или, как в Сирии сейчас – «Печора», «Панцири» - и дальше там средней дальности, большой дальности - типа «С  300», «С – 400». Т.е., мы не можем сказать: вот, поставим на боевое дежурство «С-300» там,

«С -400», и  решим все проблемы. Ну, не решите. Так и здесь тоже – спектр вооруженных сил и способов их применения должен быть очень широк. Для нас не это сейчас важно. Для нас главное – ответить сейчас на этот вопрос однозначно. Вот что важно.

В какую сторону развиваются события? А события развиваются в крайне опасном направлении. Идет эскалация силового давления на Россию.

- Вы опережаете меня. Вопрос: «Что же будет с Родиной и с нами»? интересует не 100 -150 тысяч, а десятки миллионов адекватных людей, живущих в России.  В Вашей монографии есть несколько глав, где рассматриваются различные сценарии того, что с нами будет происходить. Какой из этих сценариев кажется Вам наиболее реалистичным, наиболее практически реализуемым?

- Ну, сейчас уже можно сказать, что какие - то наши прогнозы подтвердились.  Потому что осуществились первые сценарии, которые  были написаны еще пять лет назад.  Наиболее вероятный был выделен нами еще в 2014 году – это усиление военно-политической конфронтации и военно-политического противоборства.  Хотя мы еще в 2013-начале 2014 года  делали ошибки. Наша политическая элита считала почему – то, что мы живем в исключительно благоприятных международных условиях. Как никогда не жили.  И тогда наши споры, когда мы предупреждали о том, что будет – получили, к сожалению, свое подтверждение. Сценарий обострения международной обстановки развивается в самом плохом своем варианте: т. наз. политике военно  -   силового принуждения.  Если вы заметили –  каждый день происходит какая-то эскалация, какая-то провокация, какое-то действие,  направленное по очень широкому спектру целей: от православия, которое является главной ценностной  мишенью – до спортивных мероприятий или  участия в подготовке террористических банд. Которые откровенно  готовятся…..

-Идет холодная война, и….

- Нет – нет, это не холодная война.

- Да, по сравнению с 70-ми годами, произошли серьезные изменения.

- Тогда можно было говорить о войне холодной,  пока в ней не использовались   военно – силовые средства. А сейчас она уже  перешла в эту фазу. Вот, смотрите, если честно – почему мы оказались в Сирии? Мы там защищаем свои национальные интересы.

- Ну, это зона геополитических интересов России….

- Нет, это в-третьих. А во-первых- то, что Запад создал там базы по подготовке террористов. Терроризм – это следствие конкретной политики. Это люди, которые появляются в результате того, что их кто-то профинансировал, кто-то обучил. Это низшее звено  готовится месяц, а среднее и высшее надо готовить годами. Для этого нужны базы, нужны деньги. Нужна спецтехника. Вы ведь не поедете на базар и не купите там СИ - 4 -взрывчатку, или средства для  специальной передачи шифровок, или еще что-то. Это все инициируется, терроризм и экстремизм как таковой насаждается, и достаточно успешно. Опыт Украины показал нам то, что мы, к сожалению, недооцениваем: это долгосрочная стратегия США. Начата она была еще с 80-х годов, при коммунистах, и представляет собой превращение части русского народа в противника другой, большей части русского народа. Создание пятой колонны, базы для силовой  вооруженной борьбы.

Удалось это? К сожалению, удалось. Значительная часть украинцев воспринимает Россию и русских как врагов. Сейчас, в особенности с провокациями против православия, это действует гораздо сильнее, чем если разрушить железнодорожную сеть. Этим убивается некая общность:  твоего же  брата превращают во врага. Какая-то часть граждан Украины уже перепрограммирована. Это у американцев долгосрочная стратегия. Они спокойно к этому относятся: если что-то не удается сейчас – можно потом сделать. Надо понимать, что своих целей в отношении России они, к сожалению, добиваются.

-Алексей Иванович, у меня такой вопрос. Если вернуться в 70- е   годытогда была холодная война, пропаганда, работал пропагандистский аппарат у нас и у них, так же шли процессы  диссидентов, в 1979 г. – Афганистан, куда мы  ввели свои войска помогать дружественному режиму. Кончилось это очень печально, рухнул Советский Союз, во многом благодаря глупости и предательству тогдашних советских элит. Сегодня, на Ваш взгляд, в чем элементы сходства и различия?

- А на мой взгляд, сходства нет вообще. На тот момент было идеологическое противостояние коммунистов и, грубо говоря, империалистов. Сейчас такого идеологического противостояния нет. Сейчас – противостояние цивилизационное. Не столько России и Запада, сколько крупных цивилизаций, таких, как китайская, индийская, мусульманская.

Если мы выделим сейчас основные центры силы – то это будут локальные цивилизации, где России не видно. Это и будут цивилизации -  китайская, индийская, исламская,  насчитывающие полтора миллиарда человек.  Россия, с численностью 150 миллионов населения и 2% мирового ВВП, никак сюда не вписывается. Мы не в ряду великих держав, мы, к сожалению, вытеснены на периферию. И нас хотят добить. Добить нас можно только одним способом – лишить нас православной русской идентичности, окончательно ассимилировав нас с западной цивилизацией. Что сейчас и делается.

Цена вопроса до 2024 года: либо мы сможем удержаться, устоять. Либо – нет. Потому, что только военной силой мы сможем защитить свой суверенитет, но не сможем решить вопросраздела православных церквей. Военная сила никак нам не поможет в том, что американцы  создали против нас мощную коалицию, которая использует санкции.

Мы одни, а против нас - 60 государств. Наших союзников я выношу за скобки. В то время, о котором Вы говорили – была организация Варшавского договора, был СЭВ, а кроме того соотношение экономического потенциала было 1 к 5.

- В годы Великой Отечественной войны все средства производства были в руках государства, но нам удалось решить проблемы, перебазировав наши предприятия, военные и иные, на Восток, за Урал, и т.д. Мы смогли восстановить экономику. Сегодня мы сможем так же поступить, если начнется серьезный конфликт – а если все в частных руках, олигархи, которые не захотят ничего слушать?

- В том-то и дело, что нет. Советский Союз в свое время продемонстрировал совершенно уникальный опыт – я хочу напомнить, что против нас воевали не только гитлеровская Германия, но и союзники: румыны, финны, испанцы. Кстати говоря, и французы, которых мы почему-то всех записываем в Сопротивление, гораздо больше участвовали в эсэсовских дивизиях Германии, чем в Сопротивлении. Итальянские армии участвовали, и т.д.

Против нас воевала Европа. Кстати, в этом смысле та ситуация очень похожа на сегодняшнюю. Когда Европа в большей части оккупировала наши промышленные районы, и часть нашей промышленность была вывезена за Урал и в Западную Сибирь –  мы смогли за счет наших мобилизационных возможностей в 1943 году произвести столько же оружия, сколько гитлеровская Германия. В Нижнем Новгороде есть артиллерийский завод, который за время Второй мировой войны произвел столько же артиллерийских систем, сколько вся Европа! Но это было сделано при мобилизационной экономике и при мобилизации ресурсов всей нации.

Мы смогли выстоять потому, что смогли мобилизоваться. Создать такую героическую систему, которая привела к тому, что мы смогли в 1943 году произвести танки и самолеты не только лучше, но и больше.

- Перелом произошел, в том числе – в военной сфере экономики…

-Да,  вот сейчас этого нет. Мы, к сожалению, опять переоцениваем наши военно-экономические успехи. Вот,  «Алмаз - Антей» -  концерн, который прославился своими «Буками», «С-300», «С – 400», «С-500»  сейчас делают. Это уникальная организация. Я застал время, когда его приватизировали. И Санкт-Петербургские заводы раздербанили на казино. Остановил эту приватизацию Путин, точнее - его помощник Иванов. И дальше постепенно стали восстанавливать. В основном за счет собственных средств создали три новых завода.

 Я к чему это говорю? Как бы можно все это сделать, но не на широком фронте, как раньше, при Советском Союзе. А на относительно узком. Один пример приведу, чтобы было понятно.

В свое время приватизировали Брянский машиностроительный завод. Который производил уникальные тягачи. Настолько уникальные, что в этой области автомобилестроения  СССР опережал американцев лет на 15. Они сами это признавали. Завод приватизировали. Владелец не знал, что с этим заводом делать, и поступил очень просто:  продал все на металлолом. На заводе работало 28 тысяч человек. И все ушло в металлолом.

- Ну, это была общая работа против России, продуманная и совершенно четко спланированная.

- Я это к тому говорю, что адекватность оценки зависит от того, как Вы сейчас эту ситуацию видите. Я был недавно на этом заводе, некоторые цеха пришлось снести окончательно,  когда «Алмаз» - «Антей» выкупил за смешные деньги  и стал восстанавливать завод, потому что без тягачей невозможно. Нам сейчас нужно 50- 60 типов разных тягачей для разных систем оружия. А дело обстоит так. Заходишь в большой цех, три цеха –  делаются новые полы, заливают бетоном, еще в одном работают новые станки, производится продукция, собираются тягачи,  а еще  три цеха, где  стоит складированное оборудование и старые станки. То-есть, идет реконструкция, восстановление,  производство – и все в одном флаконе. А самое главное – возникает вопрос: было передовое технологическое производство. Кому потребовалось его взять его и уничтожить?

- Нашим врагам. Врагам России.

- Вот, наша экономика, к сожалению, сейчас  во многом такая и есть. Мы уничтожили практически все приборостроение. Об этом надо говорить. У нас нет приборостроения, и мы от этого очень страдаем. Мы уничтожили практически все станкостроение. У нас производство - сотни единиц станков, а нужно бы десятки тысяч. Мы зависим от импорта. Санкции для нас  в этом смысле –  это подарок Господа.

- Возможность восстановить свою экономику. Перестать быть мировой бензоколонкой.

 -Ой, не то слово! Мы закупали пять тысяч  видов образцов элементной базы для электроники, а сейчас две с половиной тысячи сами производим. Т.е. через колено мы сами налаживаем свое производство. Мы стали производить свои станки. Но самое главное – мы стали восстанавливать людей, школы научные, конструкторские. Которые с трудом удавалось сохранить. Вот, на том самом Алмаз» - «Антее»  работают люди 70-80 лет, их еще «лыжниками» называют.

- Да, потому, что не готовили молодежь. Система ПТУ была уничтожена….

- Да, вот в мы создали Научно-образовательный центр и стали последние 5-7-лет готовить кадры. А вообще, с точки зрения экономического развития мы в 2018 году вышли на уровень 1989 года.  З0 лет  -  где они?

- Все эти крушения, развалы закончились…

- Да, только важные две оговорки. Первая - по валу мы ВВП наполняем вместо станков бочками с нефтью, сейчас они по 80 долларов за баррель. Это очень хорошо, потому, что каждый доллар в цене барреля нам дает примерно миллиард долларов в казну. Ну, это ВВП такой дутый. И второе – за эти 30 лет наши друзья, противники и союзники – от Китая, Индии до США  - ушли очень далеко. Китай вообще создал в 10 раз большую экономику…

- «Азиатские тигры» поднялись, Сингапур там, и остальные…

-Совершенно верно. Малайзия развивалась последние 40 лет -

6-7% роста ВВП, или Пакистан, который из небольшой отсталой страны при  таких темпах роста превратился в промышленно-аграрную державу с населением 230 миллионов человек. Мир кардинально изменился…

- Я хотел бы, чтобы мы затронули очень важную тему. Вы участвовали  в создании целого ряда патриотических организаций: «Народно-патриотический союз России» и других, понимали, что эту холодную гражданскую войну нам надо останавливать. В 1917 году рухнула царская империя, в 1991 году – советская; есть у  нас апологеты и той, и этой империи. Но перед лицом общего врага надо как-то попробовать объединиться. Потому что враг страшный, желающий нашей погибели. Оцените Ваш путь в этом направлении. Удалось что-то сделать?

И почему мы никак не можем найти точки примирения? Понять, что прошлое пусть остается прошлым, но надо идти вперед, находить какие-то точки соприкосновения, стремиться к гражданскому миру и согласию, к чему нас и Господь призывает?

- Мы не смогли предложить адекватную, реалистично воспринимаемую народом и соответствующую нашим представлениям о системе ценностей национальную доктрину. Мы отказались –  или нас заставили отказаться - от коммунистической идеи в конце 80-х гг.  Но взамен-то мы ничего не предложили! Вокруг чего консолидироваться?

- «Грабь награбленное»?

- Сейчас, если взять военную область,  я не думаю, что Вы критически относитесь к лозунгу «За Родину, за Сталина», который, как говорят, был популярен в 1941-45 гг. в Красной армии. Но сейчас что, Абрамович ведь не будет на амбразуру бросаться! Поэтому Вы ответьте мне на вопрос: ради чего, какого государства мы вообще боремся?

Я помню это унылое время, когда в нас вбивали идеологию, мировоззренческие основы в конце 80-х гг., Яковлев вбивал эти «измы» - что спорить об «измах», не надо увлекаться этим делом, очень лукавая политика была. С тех пор мы на самом деле далеко не продвинулись. У Советского Союза был огромный плюс - он был идеологическим лидером в мире. Значительная часть мирового населения шла за его идеями.

Американцы свою идею  лидерства продвигают, свою систему ценностей.  А какую систему ценностей мы можем предложить сейчас? Вот Вы можете предсказать миру? Прагматизм – следует из слов Путина, которые сейчас прозвучали на Восточном форуме. Но это не идеология.  Исламская цивилизация, которая сейчас развивается очень бурно и очень быстро – а представьте ее с лозунгом прагматизма! Смешно, правда?

-Нас шатает из стороны в сторону…

-Нет-нет. Любое движение развивается вокруг  идеологии, организационных структур, каких-то ресурсов. У нас не было ни первого, ни второго, ни третьего. Когда мы создавали Русский народный собор с Патриархом (тогда он был митрополитом) Кириллом – тогда была идея как минимум обьяснить для нации значение Русской Православной церкви. Забывают наши начальники, когда стоят в храмах со свечками, что в 89-92г.г. были гонения на Русскую православную церковь, в том числе  - от власти. Не очень это было просто.

Дальше. Оппозиция прошла очень тяжелый путь. И, к сожалению, я,  как один из соучредителей  НПСР,  сталкивался со стремлением использовать вождей наших, нашу оппозицию в своих личных интересах. И все люди, которые участвовали –  готовы были объединяться, но чтобы при этом  они играли ведущую роль. Проблема 1996 года, победа Зюганова на выборах – она была абсолютно реалистична.

- Собственно, он и выиграл, но результаты подтасовали. Все это прекрасно знают.

- Мы создали «Народно – патриотический союз». Был такой, ныне покойный, очень мудрый  человек -  Виктор Ильич Зоркальцев, председатель исполкома. Он внес огромный вклад в продвижение в Госдуме законов о традиционных религиях. Два года пикеты стояли, чтобы протащить через Думу Закон. Который утвердил  представление о традиционных религиях.

Зюганов проиграл потому, что не захотел перейти от модели управления  через парткомы – к модели управления через объединенную коалицию. Ведь НПСР в то время начитывал сотни организаций, порядка пятисот. Формально это удалось, там и Клыков был, и Затулин. И многие - многие другие. Это была очень мощная организация.

У меня были две идеи. Одна была потом реализована Путиным – это создание Госсовета. Нужно было создать некий орган, который объединял бы представителей  различных политических сил и различных ветвей власти. Для оперативного принятия решений, для согласованных действий. Кстати, на выборах надо было идти коалицией, а не проталкивать вперед КПРФ.  У КПРФ, которая была самым мощным инструментом коалиции, были вполне эгоистические интересы: вот, вы работайте на нас, а мы дальше посмотрим…

- А почему они от идеологии не хотели отказаться? Старшее поколение уже ушло из жизни….

- Это непростой вопрос. Я был на съезде КПРФ, там с большим трудом прошел вопрос, что член партии может быть верующим.  Люди тяжело уходили от ортодоксального марксизма. КПРФ в своей основе были плохие секретари обкомов. Первые, самые ловкие, самые хитрые ушли в советскую власть, в бизнес, затем пришли вторые, на место вторых пришли третьи и стали первыми…И вот эти первые, которые остались и которые в 1991 году оказались вытесненными из власти - они вернулись и стали КПРФ. Их отодвинули, и Зюганов стал продвигать идею партии с коалицией. А кому хотелось быть подносчиком боеприпасов? Зюганов разогнал одну коалицию, потом появилась семигинская НПСР, через некоторое время – третья…Мне идея была близка, потому что сама по себе КПРФ идейно и организационно мало что собой представляет без союзников. Ресурсы КПРФ на выборах –  если посмотреть последние выборы – это 10-11%. Т.е. надо или власти наделать много глупостей, или хорошо поработать, чтобы получить результат. Вот, ограниченность этой поддержки 10-11 % на самом деле устраивает КПРФ; тем, кто сейчас сидит в кабинетах, достаточно того, что они получают.

Президентские выборы 1996 года не закончились. Они дальше вылились в выборы губернаторов 1996-97 гг. И вот здесь очень интересно. На выборах губернаторов победили 75-80%, при поддержке НПСР. Инициатива была полностью на стороне Народно-патриотического союза. И вот дальше -1998 год, дефолт, власть в растерянности, опять был уникальный шанс, когда НПСР мог бы прийти к власти. Но тогда надо было  сделать коалиционное правительство.  Не подбирать, скажем, начальников, министров - потому, что секретарь, он же  член президиума КПРФ, космонавт – как он может быть министром промышленности, если он в этом деле ничего не понимает?

-Ну, это беда России - номенклатурный принцип подбора кадров.

-Совершенно верно. Зюганов боялся от этого отказаться …..

-Боялся отказаться от идеологии.

-Ну, идеология здесь даже  не самое главное. Старая модель управления государством через политбюро или президиум – от нее Зюганов не смог отказаться. Если бы было создано коалиционное правительство, если бы было сказано об этом, если была бы высказана идея госсовета, где коммунисты сказали бы: мы участвуем, но не руководим всей страной….Боялись же. Ельцин себя активно вел не потому, что он был такой хороший, у него минимум поддержки был. У него и его сподвижников преступлений было столько, что его судить до сих пор надо. Не могли предложить другой альтернативы.

- Хотелось бы затронуть  ситуацию с пенсионной реформой.

- Если есть какая-то проблема - ее можно решать по существу, либо по-монетаристски. Т.е. чисто финансовыми методами. Сократить количество людей, получающих пенсии. Можно было решать по существу, у нас как минимум 15% населения – это 10-11 миллионов человек – вообще не работают! И не хотят работать. Еще 5-6% - это официально зарегистрированные безработные. У нас 2-3 миллиона лишних охранников болтаются по всей стране. Т.е. трудовых ресурсов на самом деле очень много. Причем это самое ценное, что может быть – человеческий потенциал. Подготовить летчика палубной авиации стоит в 5-6 раз дороже,  чем космонавта. В Германии подготовка летчика оценивается в 5 миллионов евро.

Вот эти ресурсы людей опытных – их игнорируют.

- Хотя за 50 – самые профессионалы и есть.

- А их  выгоняют, от них стараются избавиться. Запрет по возрасту. Возрастная дискриминация.

-Т.е., способов решить эту проблему много, если захотеть.

Теперь с точки зрения финансов. Вот  я свой опыт могу Вам рассказать. Я 50 лет работаю, у меня непрерывный стаж- 50 лет и 1 месяц.  Причем уходил в отпуска крайне редко, работал всегда на двух-трех работах. Отчислял я на себя в Пенсионный фонд много. Я уже на себя заработал – и на себя, и на того парня, и на своих детей, и на внуков.

- А где они, эти миллионы?

-Пропали. Потратили.

-Давайте, может, аудит проведем независимый.

-Разворовали…

-Посадки же должны быть!

-У нас система воровская, вот, как она сложилась – так она и есть. И все усилия Путина малоэффективны, потому  что была создана система управления с помощью воровства. Людей назначают – министров, губернаторов – а опыт работы где он приобретал? Кем? Финансовым директором. Неважно, чем он потом будет заниматься.

- В общем, менеджер какой-нибудь.

-Да-да-да.

-И здесь та же самая ситуация. Но главная проблема в другом. Если вы хотите компенсировать сокращение рабочей силы – делайте так, как во всем мире: повышайте производительность труда.

Путин в указе 2012 года велел повысить производительность труда на 5%. Никто это постановление не выполнил. За исключением оборонки: там «Алмаз-Антей» повышал каждый год на 15%. Но в других-то областях этот указ не был выполнен. Мы не повышаем свою производительность труда. Если Вы возьмете некоторые развитые страны – то увидите, что некоторые заводы там давно роботизированы. Там работают в три смены, и один человек на весь цех.  Вы хотите по какому пути пойти – по экстенсивному? Хотите людей пожилого возраста заставить неизвестно чем заниматься?

Ну, и наконец, самая главная ложь – люди просто не доживают до пенсии. Вы судите по Центральному округу города Москвы, где люди доживают до 80 лет – это одна история. А Вы возьмите какой-нибудь район Тулы, где мужчины живут 55 лет. И как он будет до пенсии доживать – до 65 лет?

-Ну, он нагрузку с Пенсионного фонда своей смертью снимет.

- Понимаете, Евгений, правда заключается в том, что у нас с 1989 года началось падение прироста населения. С 1991 года у нас начался обвал. В некоторые годы он достигал 850 тысяч человек – Вы это можете себе представить? Это геноцид, это вымирание нации. Вот сейчас, с помощью разных программ этот обвал удалось остановить, и даже два-три года мы имеем некоторый символический прирост на 15 тысяч человек. У нас нация-то вырождается. Так вы работайте, чтобы у нас срок жизни был, как в Японии – 83 – 85 лет.

- Да, грустная тема. Хочется к ней вернуться в нашей следующей беседе, которая, как мы надеемся, будет в самое ближайшее время.

Будем надеяться на Господа, будем помогать людям слабым, бездомным, социально обделенным. К этому нас призывает Русская Православная церковь. Будем думать о спасении собственной души. Спасибо всем, кто был с нами, и да пребудет с нами Господь!

Напоминаю, что в студии   «Благовещение» выступал общественный деятель Алексей Иванович Подберезкин.

До свидания.

http://radonezh.ru/radio/2018/12/10/18-16

 

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+