Перейти к основному содержанию

19:25 15.08.2018

Либерализм политический и экономический в современной России

05.06.2018 15:06:21

Е.Никифоров: - Либерализм для современной патриотической общественности – символ чего-то изначально порочного, антинационального. Так ли это на самом деле?

Ю.Аганов: - Когда мы говорим об экономической политике, то необходимо различать три вещи. Идеология, которая в целом господствует в нашем обществе, общегосударственная политика и собственно экономическая политика. Эти три области общественного бытия так или иначе между собой взаимодействуют. Конечно, в основе основ находится идеология. Потому что именно она определяет, чем живет и дышит народ. Общегосударственная политика во многом основана на идеологии. Какова идеология нашей страны? Это конечно идеология большой военной империи, в самом лучшем смысле этого слова. Потому что империя - понятие изначально многонациональное, где на людей смотрят не по национальной принадлежности, а по их деловым достоинствам. И коль это так, то империя процветает, потому что никто не чувствует себя ущемленным. В отличие от мелко-националистических режимов, где только за то, что ты, например, русский, ты уже поражен в правах. Это то, что касается идеологии. Далее наша общегосударственная политика. Она состоит в том, объективно и по факту, что это политика суверенной демократии, которая борется за свою свободу и независимость с так называемыми странами евроатлантического сообщества или, назовем это так, со странами торговых, морских цивилизаций, если рассуждать в терминах геополитики. Так вот идеология нашей страны - это идеология в самом лучшем смысле этого слова, идеология военной империи, которая дает возможность всем народам, входящим в ее состав, процветать и чувствовать себя защищенными.

Е.Никифоров: - В независимости от, как Вы сказали, национальной принадлежности. То есть это царство справедливости, можно сказать.

Ю.Аганов: - Совершенно точно. Потому что если мы посмотрим на историю человечества, то наиболее успешными являлись те империи в те периоды своего бытия, когда никакого различия между национальностями не делалось. Например, Османская империя процветала в те периоды, когда в ее главе мог стать великим визирем представитель любой национальности. Им становились сербы, албанцы, представители любых народов, населявших эту империю. Соответственно в России никогда не делалось никаких различий между национальностями, и этим она всегда была и остается сильна.

Е.Никифоров: - Приглашали специалистов. Германцев. Не только заселяли  ими Поволжские земли, но приглашали специалистов для управления государством - на важнейшие должности.

Ю.Аганов: - Наша страна была привлекательна для людей других стран и культур. И этим мы и сильны. И наши оппоненты, зная это, между прочим, пытаются как раз на эту точку и давить. Но будем надеяться, что у них это никогда не выйдет. Это что касается общей идеологии. Теперь общеполитическое направление нашей страны. Это суверенная демократия, которая борется за свою свободу и независимость с евроатлантическим сообществом, а точнее с торговыми цивилизациями. Сейчас мы отстояли свою свободу, что выразилось в известном выступлении нашего президента. Из него стало ясно, что в военном отношении мы более не уязвимы.

Е.Никифоров: - Вы имеете в виду последнюю речь на инаугурации?

Ю.Аганов: - Его речь, когда он обратился к Федеральному собранию в марте этого года. Соответственно, осталось защитить независимость в смысле экономической независимости. Потому что свободу мы обеспечили, но нам теперь нужно сохранить экономическую независимость для того, чтобы не отстать от современной технологической цивилизации. Если мы отстанем, то потеряем способность защищаться.

Е.Никифоров: - Сейчас буквально на наших глазах американцы серьезно ограничили Китай, на который мы надеялись, что уж эта громадная глобальная сила - Китай, мощь его миллиардного народа, нас поддержит и защитит, и финансово, и технологически. А оказалось, что, тот самый производитель одних из лучших смартфонов, компания ZTE парализована, потому что США заподозрили эту компанию в том, что она работает с Ираном. Нарушение санкций. Перерезали финансирование. И у Китая остановилось это гигантское предприятие, которое влияет и работает по всему миру. Вот как здесь с независимостью? Мы понятно, встали в гордую позу и говорим, что независимы. А как приобрести эту экономическую независимость?

Ю.Аганов: - Как раз мы видим здесь проявление того, как экономическая политика вступает в противоречие с общеполитическим курсом. Потому что экономическая политика современных глобальных стран, как это декларировалось долгое время, направлена на участие в глобальном рынке. А получается, что его нет. Как только экономическое участие в глобальном рынке начинает противоречить общеполитическому направлению той или иной страны, то сразу же этот экономический глобализм прекращается. И поэтому мы и имеем это соотношение - идеология определяет направление народной жизни, а общеполитическое направление страны связано во многом с ее геополитическим положением. Если вспомнить, как Наполеон говорил, что география это приговор. И экономическая политика это всего-навсего тот инструментарий хозяйственной жизни, который доступен с учетом того, насколько страна защищена в военном отношении.

Е.Никифоров: - То есть все эти разговоры - про глобализм, свободу ВТО, общие рамки и общие законы, перетекания капиталов, производств, рабочей силы, все это заговаривание зубов на самом деле. Как бы Моська не лаяла, слона-то не остановишь. Слон остается слоном. Захочется ему, и никакой ВТО ему не помеха, никакие международные договоры ему не закон, все становится зыбким, особенно вся система международных экономических отношений просто превращается, как сказал посол Стегний у нас здесь в студии, в какое-то желе. Не на что опереться, негде стать на что-то твердое, основательное.

Ю.Аганов: - Экономика в настоящее время стала всего лишь одним из инструментов гибридного противостояния. Против нашей страны, необходимо понимать, ведется гибридная война. Она ведется постоянно, непрерывно и экономическая политика наших оппонентов является всего лишь одним из средств подавления нашей силы. Поэтому если мы будем считать, что все происходит как прежде, то это не так. Если говорить «буржуинским» языком, возникла некая новая нормальность, в рамках которой действуют те же правила, что действовали в период классического международного права, когда действовали альянсы государств и право силы. Конечно же, международное право имеет огромное значение. И наша страна этим справедливо пользуется. Потому что мы после 90-х годов находимся в слабом положении. И мы здесь воспользовались опытом нашей дипломатии и нашего дипломатического корпуса, нашего чиновничества, чтобы в слабом положении защитить страну. Если мы вспомним опыт Франции, то когда французская империя потерпела поражение после наполеоновских войн, то Талейран, который был тогда министром иностранных дел уже королевской Франции, на Венском конгрессе взял на вооружение принцип легитимизма. Таким образом, исходя из морального посыла, ему удалось отстоять интересы своей страны. Поэтому совершенно неудивительно, что находясь в слабом положении, мы взяли легитимный принцип за основу. Правда сегодня он существует уже в видоизмененном виде.

Е.Никифоров: - А что это за принцип?

Ю.Аганов: - Легитимизм есть право суверена на законном основании управлять своей страной.

Е.Никифоров: - Казалось бы, это же естественно и нормально. Вот что такое демократия? Мы в своей стране вольны, относительно, конечно, но все-таки избирать своего президента. Со всеми оплошностями выборной системы, но всё-таки самим избирать кого-то и самим устанавливать правила для собственной жизни. И ведь Америка как она обижена, что мы якобы в их демократических выборах какое-то участие там приняли, они возмущаются страшно. И вместе с тем совершенно откровенно вмешиваются в наши, то есть не дают нам суверенно существовать. Почему это происходит? Это очевидное противоречие, а говоря языком нравственным - лицемерие.

Ю.Аганов: - Избирает Господь того человека, который руководит страной, а народ всего лишь выражает свою поддержку. Святитель Николай Сербский в своем слове о законе говорил, что историческая судьба народа зависит от того, насколько народ идет в русле воли Божией. Если народ не хочет поддерживать того, кого Господь поставил во главе страны, то простите, его судьба обременяется этим. И сказано: не злословь начальствующего в народе твоем. Поэтому выборы это процедура, мы ее уважаем, но понимаем, что Господь, а не народ определяет того, кто будет стоять во главе.

Е.Никифоров: - Сейчас экономическая политика, о которой мы начали говорить, которая в американской интерпретации предполагает свободы абсолютнейшие для финансовых потоков, нас упрямо тянут к встраиванию в глобальную, а на деле в атлантическую, англо-саксонскую систему в качестве, как Вы сказали, побежденных.

Ю.Аганов: - Совершенно точно. Так называемая свобода и глобальная экономика - это свобода евроатлантический группы стран. Это глобальная экономика в рамках их сообщества, поэтому они всегда себя выдают за весь мир. Они говорят «мы, мировое сообщество». Но простите, уважаемые, вы только сообщество евро-атлантических стран, и некоторых тех, кто следует в их фарватере. Но если вы обратите внимание, те, кого принято называть либералами, не предлагают нам интегрироваться с экономикой Китая, с экономикой Ирана, потому что евро-атлантическое сообщество не считает их своими. Даже с той же Германией, потому что она уже страна континента и она не относится в чистом виде к категории стран торговой цивилизации, поэтому взаимодействие, согласно одной из доктрин, России с Китаем и Германией несет угрозу (в рамках торгового взаимодействия) оно несет угрозу торговым цивилизациям, цивилизациям моря.

Е.Никифоров: - Это красивая концепция, и она очень убедительна. Но что предлагает наша действующая экономическая элита? Одни - политику печатного станка, а другая - политику боязни бюджетного профицита. Чтобы денег было не очень много, иначе будет инфляция, она запустит механизмы нищеты, недовольства и нестабильности.

Ю.Аганов: - Если говорить об экономической политике как таковой, в чем ее основная проблема в стране? Если мы на секундочку побудем марксистами в предметном смысле объяснения экономической реальности, то каковы три основные слагающие производства, создания национального богатства? Это земля, в широком смысле природные ресурсы; это труд - человеческий капитал; и это денежный капитал. Что касается земли, природных ресурсов, слава Богу, мы награждены этим в излишке. Единственным ограничением является пока еще слабая в некоторых отношениях инфраструктура, потому что она препятствует доступу к тем же самым месторождениям. Но поэтому наш президент и поставил задачу ускоренного развития инфраструктуры в ближайшие годы. Что касается человеческого капитала, то здесь мы имеем талантливейшее, грамотнейшее, образованнейшее население, но ограничителем является демографическая проблема, известная всем. Однако главной проблемной точкой является доступность капитала, доступность финансов для субъектов экономической деятельности, для предпринимателей, в широком смысле для тех масс нашего талантливого, трудолюбивого народа, которые стремятся заниматься малым и средним предпринимательством.

Е.Никифоров: - И Солженицын говорил, что земства, развитие на местах, средний, малый бизнес - вот что спасет Россию. Франция - я знаю, что это страна меньше нашей в 32 раза, а вместе с тем ее бюджет больше нашего тоже в разы как минимум. И вот там ВВП формирует более 50% малый бизнес. Булочники, мясники. Странно. Не эти вот РЖД, или как у них ТЖВ - знаменитая транспортная сеть. Здесь я бы хотел, чтобы Вы мне разъяснили. Действительно, всем нужны деньги. Все говорят, что нам Штаты перережут финансирование, что они и делают успешно своими санкциями, не допускают к своим банкам, грозятся закрыть этот Фитч знаменитый.

Ю.Аганов: - Фитчем они пользуются, чтобы выдавать нам те или иные рейтинги и соответственно, существует точка зрения, которая считает, что эти рейтинги могут не всегда быть вполне справедливыми.

Е.Никифоров: - С одной стороны, у нас явный недостаток денег. Большущие проценты дают наши банки нашим предпринимателям, которые не могут их выдержать.

Ю.Аганов: - Которые превышают рентабельность основных отраслей экономики.

Е.Никифоров: - Совершенно верно. Но, с другой стороны, мы сейчас получаем за счет нефтегазовых доходов, предполагается, какой-то сумасшедший профицит, с гигантскими деньгами. И насколько боятся этих денег – что их не вкладывают в экономику, не дают предпринимателям, а наоборот, вкладывают в американские государственные бумаги, покупают валюту, доллары или евро, и оставляют золото  всё равно в Штатах храниться и неизвестно, отдадут ли они нам когда-то это или нет. В чем это противоречие? Как это разрешить?

Ю.Аганов: - Если сейчас верными окажутся прогнозы, что нефть пойдет к 100 и выше, то ту подушку, которая образуется, хорошо бы использовать для инвестиционного кредитования экономики. И здесь можно было бы отчасти решить проблему дороговизны капитала для наших предпринимателей, потому что эта проблема носит комплексный характер. Она состоит из трех частей. Во-первых, любой капитал характеризуется категориями надежности, ликвидности и доходности. Что касается надежности, то основная проблема состоит в том, что на сегодняшний день, и вот здесь вот многие государственники и либералы совпадают, в том, что недостаточно созданы простые, понятные правовые гарантии, для того, чтобы у малых и средних предпринимателей то, что они своим тяжелым трудом создали, не отнимали бы «по беспределу» и по несправедливости. И об этом говорит и наш президент. Он ставит задачу постоянно – защищать.

Е.Никифоров: - Сумасшедшие налоги, неподъемные, кадастровые. Вот как это всё - с одной стороны, ставится в президентской речи – прорыв, «увеличить в разы, улететь в космос, достигнуть Марса», а с другой стороны, у нас нет денег профинансировать малый бизнес.

Ю.Аганов: - Здесь мы подходим к основному противоречию между нашей экономической и общегосударственной политикой. Оно состоит в том, что наша общегосударственная политика направлена на защиту суверенитета страны, на обеспечение ее независимости от хищнических претензий других держав. Гегемонистских держав. Соответственно, для этого мы, весь наш народ, готов идти на те решения, которые связаны с защитой своего суверенитета. Но экономическая наша политика исходит из того, что мы боимся печатать деньги, потому что это связано с неким неверием в то, что в России массово возможны успешные проекты в различных многопрофильных отраслях экономики. Нас хотят свести к роли бензоколонки, чтобы встроиться в мировую экономику вот  на этих условиях.

Е.Никифоров: - Насколько справедливы эти опасения? Вот Вы бизнесмен со значительным уже опытом, топ-менеджер. Вы наблюдаете Ваших партнеров. Ну действительно мы неспособны, что ли?

Ю.Аганов: - У нас в стране абсолютно талантливые, добрейшие, трудолюбивые и образованный народ. И, между прочим, наши предприниматели готовы делать великолепные проекты в различных отраслях экономики. Нам не хватает дешевого капитала. Такого, который бы соответствовал рентабельности основных производственных отраслей экономики. Дело в том, что в России все в порядке с так называемыми маржинальными отраслями, то есть теми, где зарабатываются высокие доходы: нефтянка, оборонка, атомная отрасли и ряд других. Здесь у нас все в порядке. Слава Богу. Но весь наш большой народ в эти отрасли на работу не устроишь. И для всего остального большого народа нужны проекты, в которых люди могли бы иметь работу в избытке, - в сельском хозяйстве, в различных отраслях легкой промышленности и во многих во многих других. И не испытывать в этих отраслях недостатка финансов, потому что дорогой капитал там неприменим. Дело в том, что в этих отраслях, массово если брать, рентабельность, ну процентов 5. Чтобы они были рентабельны, конечный кредит нужен под 3%, но не больше. А сейчас у нас ключевая ставка 7%. Это действительно является достижением, потому что ранее было с 90-х годов, что эта ставка исчислялась сотней процентов, понятно, что это достижение. Но все же этого еще не достаточно. Поэтому нам необходимо раскручивать механизмы эмиссионного и инвестиционного кредитования экономики для того, чтобы массовые слои нашего предпринимательства, нашего народа, могли бы получать на свои проекты дешевые деньги, не больше чем под 3%.

Е.Никифоров: - Вот наш экономический блок как раз и занимает другую позицию, насколько я понимаю. Его задача сундучить деньги, - как вкладывая понадежнее в фонды национального благосостояния и когда-то они сыграли хорошую роль в кризис, когда именно благодаря этим фондам мы остались на плаву, и в общем-то пенсии выплачиваем по крайней мере. То есть что-то хоть работало. Но сейчас эта политика продолжается, а она создает эту стабильность? Но роста-то, роста-то большого нет.

Ю.Аганов: - Мы не будем никого осуждать. Эта политика в свое время была вынужденной. Потому что если вспомнить 90-е годы - какая была инфляция, то тогда власти было не до того, чтобы думать о комплексном и сбалансированном развитии всех отраслей, а задача была просто получить деньги, чтобы заплатить пенсии и зарплаты бюджетникам. Поэтому действительно задача снижения инфляции была ключевой. И здесь эта компромиссная политика не печатать деньги в целях того, чтобы снизить инфляцию и создать для народа стабильность некую, она сыграла свою историческую роль. Мы смогли продержаться в период 90-х и нулевых годов, когда мы были еще слабы после известных событий. И поэтому эту политику осуждать не надо - она была вынужденной, компромиссной и свою роль историческую сыграла. Но сейчас это надо менять. Если в условиях того, когда американский, европейский и другие Центробанки по необходимости деньги печатают и вливают в свою экономику, а мы этого в необходимых объемах не делаем, опасаясь того, что это приведёт к раскрутке инфляции, то мы тем самым приводим к тому, что наше национальное богатство вымывается за счет валютных перетоков. Когда другие развитые страны, а мы, безусловно, относимся к категории развитых, пользуются инструментами валютно-денежной эмиссии, а мы этими инструментами в должной мере не пользуемся,  опасаясь по-старинке инфляции.

Е.Никифоров: - А в чем опасность инфляции?

Ю.Аганов: - Здесь вот начинается немного духовности. Вот представим себя на месте людей, которые руководят экономическим блоком. Уверен, все эти люди - патриоты. Но со своим взглядом, даже если они либералы, специфическим взглядом на то, как они понимают свою ответственность перед страной, что если напечатать избыточно денег, то все они выбросятся на валютный рынок, это приведет к скачку цен и к недовольству в народе. И вот мы начинали с чего – либералы-консерваторы, во многом это вопрос не соотношения либеральных и консервативных взглядов. Это вопрос просто бытовой психологии. Если жизненный опыт этого человека подсказывает, что все, что он видит вокруг в своей жизни, говорит, что ну опасно, ну не получится, ну нельзя, то тогда он, конечно, скажет, что давайте поосторожнее, не будем печатать, будем надеяться на то, что сейчас санкции скоро отменят, что все будет как прежде, что к нам придут довольные инвесторы и будут восторгаться нашими успехами, и мы заживем со всеми в мире. Но, к сожалению, так не будет. Геополитика толкает наших оппонентов на то, чтобы вводить против нас ограничительные меры и многие считают, что эти меры будут в перспективе только хуже и нам надо быть просто готовыми к этому. Может быть вообще полная блокада нашей экономики. Чтобы сломить нашу волю к суверенитету, к независимости, к следованию нашим культурным ценностям, ценностям нашего великого многонационального народа.

Е.Никифоров: - То есть вопрос не в том собственно либерал или консерватор, разделяя эти понятия в политике, экономике и идеологии?

Ю.Аганов: - Я бы в политике эти понятия не применял. Я бы сказал так, что те люди, кто считают, что нам нужно интегрироваться в мировую экономику, и что именно это, по их патриотическому пониманию, принесет наибольшую пользу нашей стране, так вот их взгляд я бы назвал интеграционистским. Это евро-атлантические интеграционисты. Я их не упрекаю - они основывают свои взгляды на свое жизненном опыте, на своей психологии. Ну не верят они в то, что при нынешнем состоянии нашей страны, нашей правовой, правоохранительной, судебной системы возможно массовое предпринимательство в немаржинальных отраслях. То есть там, где маленькая прибыль. Они не верят, что возможна нормальная экономическая деятельность в отраслях, не связанных с нефтегазовым сектором и теми отраслями, где большие доходы. А те, кто верят в это, это прагматики, назовем их так. Прагматики -государственники, которые считают и понимают, что все равно санкции будут, они будут скорее всего навсегда, и надо жить  в этих новых условиях, и коль уж приток капиталов счастливых инвесторов из-за рубежа нам не светит, то давайте сами разработаем инвестплан, инвестпрограмму по отраслям экономики, и при помощи крупных банков будем эти деньги в экономику впрыскивать.

Е.Никифоров: - То есть в Советском Союзе был Госплан. Если говорить о патриотическом прагматизме, то это все ведет, конечно, к Госплану, когда хоть как-то направляется экономическая система, планируется заранее, государство вмешивается больше в экономику, направляет потоки и так далее. То есть это разница между прагматиками и прожектерами. Такой советский проект с одной стороны и либеральный глобальный проект, с другой стороны.

Ю.Аганов: - Экономика это вещь естественная. Она очень простая, потому что вытекает из естественных экономических потребностей, из менталитета и экономического поведения людей. Поэтому прожектерство, - мы не можем его, опять же, осуждать. Вот говорят: «советский проект», «либеральный проект», - потому что это была ломка той системы, которая росла естественно от почвы и внедрение чего-то, что соответствовало чьей-то доктрине. Мы не говорим, что советский проект был плох. Мы не говорим, что либеральный проект в своем чистом виде в экономике плох. Просто они не соответствуют реальным политическим условиям нашей страны или других стран. Сейчас даже сама глобальная система, даже евро-атлантическая уже рушится, когда американцы уже готовы ввести так называемые вторичные санкции против тех европейских компаний, который сотрудничают с Ираном, цинично полагая, что те, выбирая между американским рынком и иранским, конечно же, выберут американский. Здесь надо исходить из того, что нет здесь при определении экономической политики какой-то идеологии. Это просто, назовём так, поведенческая психология людей, которые считают, что будет лучше для нашей страны. Но мы придерживаемся той точки зрения, что лучше для нашей страны понимать, что география - это приговор и соответственно защищать нашу страну и нашу экономику теми средствами финансовой политики, которые нам доступны. Они доступны нашему Центральному банку. Не надо делать Госплан как некую командную систему. Но инвестиционный план развития основных отраслей, как меры стимулирования, - они должны быть в том плане, чтобы раздавать экономическим субъектам достаточное количество денег, чтобы экономика страны задышала. Чтобы малое предпринимательство было массовым. Чтобы средние предприятия были массовыми и получали бы возможность кредитоваться не более чем под три процента.

Е.Никифоров: - Знаете, я смотрю на своих близких: в деревне, соседей своих в Москве, знакомых предпринимателей, больших и маленьких - чертыхаются, простите за слово, все, потому что закрывается по триста тысяч малых и средних предприятий в год. Это просто же уничтожение экономики страны! Их уже не стригут, а бреют: они не в состоянии этого бремени налогового вынести. Нет, не дадим вам денег - украдете. Ну не дадите, ладно, но даже если украдут, так они хоть здесь останутся. А этот вывод гигантский  капиталов  из страны? Это уже не нефтяная труба, а денежная труба - все, что мы с вами зарабатываем, все качается каким-то сумасшедшим насосом на Запад.

Ю.Аганов: - Будем реалистами - капитал утекает в связи с тем, что существует проблема надежности инвестиций. Но значит ли это, что надо сложить ручки? Нет. Поэтому необходимо пользоваться теми инструментами в тех условиях внешнего давления на нашу страну, которые доступны нашим финансовым властям. Это простые инструменты. Во-первых, те сверхдоходы нефтяные, которые сейчас предполагаются, не покупать на них американские облигации, а сделать копилку из которой создать инвестфонд для поддержки основных отраслей экономики страны под небольшой процент. Распределять эти средства через коммерческие банки. Вот здесь роль коммерческих банков, кстати, будет очень положительной. Я имею в виду тех добросовестных банкиров, те добросовестные банки, которые хотели бы заниматься действительно развитием экономики. Тогда бы банки сыграли свою роль именно как центры отраслевых компетенций, как те, кто разбираются в отраслях и могут помочь нашим предпринимателям малого и среднего бизнеса не принимать ошибочных инвестиционных решений. И при взаимодействии банковского и предпринимательского сектора экономика нашей страны задышит. А второе, что надо сделать, заняться эмиссионным кредитованием экономики, поскольку интеграционистская концепция сейчас по факту не работает и капиталы к нам не идут - это запрещено санкциями, которые ввели против нас наши оппоненты (или партнеры). Но раз уж это запрещено, то давайте воспользуемся доступным нам инструментарием. Это не должно привести к разгону инфляции по нескольким причинам. Во-первых, эти деньги надо давать через систему коммерческих банков. Они принимают на себя эти риски и сами кровно заинтересованы в том, чтобы не давать на пустые проекты.

Е.Никифоров: - Мне кажется, сегодня мы выяснили очень важные вещи. Что некоторые идеологические ярлыки, которые навешиваются на определенных людей и группы, на правительство, просто не соответствуют содержанию.

Ю.Аганов: - Да вообще не надо ни на кого ярлыки навешивать.

Е.Никифоров: - Будем считать, что в правительстве не все разбойники, хотя да, мы подозреваем, что что-то не то, что где-то недосказали нам, не договаривают, что есть какая-то пятая колонна, которая отрабатывает не наши национальные интересы, что наши деньги утекают сознательно для обеспечения частных интересов отдельных лиц или групп. Все это есть. Но с Ваших слов я понял одно. Что это не консерваторы и не либералы, а это имеет другое название.

Ю.Аганов: - Это наша терминология, которую мы здесь предложили.

Е.Никифоров: - Терминология не отражает сути дела.

Ю.Аганов: - Если мы будем просто говорить ярлыками консерваторы и либералы, то это не отражает тех реалий принятия экономических решений, которые существуют.

Е.Никифоров: - Но мне с другой стороны очень бы хотелось, чтобы новое правительство, дай Бог, начало действовать. Чтобы экономика задышала. Экономика это же наша жизнедеятельность.

Ю.Аганов: - Воспроизводство наших семей, нашей жизни. Проблема в том, что нам хорошо рассуждать, а когда на тебе лежит реальная ответственность за принятие решения, то понятно, что ты в той или иной мере идешь на компромисс. И это вопрос, как говорится, не на нашу зарплату. Но понятно, что нам хотелось бы, чтобы это вынужденное противоречие между нашей суверенной политический линией и нашей пока еще настроенностью, на то, что капитал придет к нам из-за рубежа, чтобы это противоречие было в ближайшее время решено. Путем использования доступных нам суверенных финансовых инструментов.

Слушать: http://radonezh.ru/radio/2018/05/17/21-15

Комментарии

пн, 06/25/2018 - 22:23 :

Великолепное интервью! Все высказанные мысли - по-хорошему ответственные. Только позволю себе высказать предположение, что враждебность Евросоюза к нам не определяется "морским характером" входящих в него стран. Руководство сухопутной Германии не менее враждебно к нам, чем руководство морской Великобритании, которая к тому же покидаерт ЕС. Думаю, враждебность СЕГОДНЯШНЕГО Запада объясняется госпощдством там очередной неверной радикальной идеологии. Ю.Аганов совершенно правильно упомянул Талейрана и легитимизм, но ведь почему европу пришлось успокаивать легитимизмом? Потому что в 1791-1814 гг. в Европе господствовали радикальные идеологии, не признававшие никакого былого права - сначала республиканская идеология, а потом выросший из нее наполеоновский империализм.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Простите, это проверка, что вы человек, а не робот.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру» Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

-
+